Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Фрэнсис Дик. На полголовы впереди -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
елости. Это было странное мимолетное впечатление, которое тут же исчезло. Пожилой проводник спального вагона дремал не раздеваясь. Он услужливо показал Даффодил верхнее место, где спала Занте, но толстые шерстяные зана- вески были плотно задернуты и застегнуты, и, когда Даффодил тихо позвала девушку по имени, ответа не было. Проводник с оттенком отцовской заботли- вости сказал, что она крепко спит, он в этом не сомневается, потому что ви- дел, как она возвращалась из туалета в конце вагона и забиралась на свою койку. - Наверное, придется этим удовлетвориться, - сказала Даффодил, пожав плечами: в конце концов, это не ее проблема. - Тогда спокойной ночи и спа- сибо за помощь. Мы проводили ее глазами. Она шла, пошатываясь и держась за поручни: сверкающая высокая прическа, стройная фигура. Крепкий аромат мускуса долго еще висел в воздухе, словно воспоминание, после того как она скрылась. При виде этой роскошной женственности проводник погрузился в философскую задум- чивость, глубоко вздохнул и удалился в свое купе, а я пошел в следующий ва- гон, где находилась моя собственная койка. Дверь купе Джорджа Берли, через два купе от моего, была широко открыта, и я обнаружил, что он у себя - спит одетый, тихо похрапывая, в своем кресле. Как только я остановился около его двери, он вздрогнул и проснулся, словно разбуженный каким-то шестым чув- ством. - Что-то неладно, а? - спросил он. - Насколько я знаю, ничего. - А, это вы. - Извините, что разбудил. - Я не спал... Ну, только вздремнул немного. Я так привык. Всю жизнь на железной дороге, а? - Любовь до гроба? - спросил я. - Будьте уверены. - Он протер глаза и зевнул. - В прежние времена бы- ло немало целых железнодорожных династий. От отца к сыну, двоюродные братья, дядья... так оно и передавалось. Мой отец и дед были железнодорож- никами. А вот сыновья, а? Сидят за компьютерами в больших городах и тычут пальцами в клавиши. - Он усмехнулся. - И железными дорогами теперь управля- ют из кабинетов, а? Сидят в Монреале и командуют, а сами ни разу в жизни не слыхали, как гудит поезд ночью в прерии. Ничего этого не знают. В наше вре- мя большие шишки везде только летают, а? - Глаза его весело сверкнули. Всех, кто не принадлежит к числу железнодорожников, живущих на колесах, он, несомненно, считал глупцами. - Скажу вам честно - я надеюсь, что умру в по- езде. - До этого, пожалуй, еще далеко. - Ну, до Уайт-Ривер, во всяком случае, продержусь. Пожелав ему спокойной ночи, я пошел к себе в купе, где обнаружил, что проводник спального вагона уже опустил мою койку и положил на подушку шоко- ладный трюфель - все как полагается. Трюфель я тут же съел. Он был очень вкусный. Я снял свой желтый жилет на белой подкладке и повесил его на пле- чики, снял и туфли, но чувствовал себя почти как Джордж при исполнении обя- занностей, поэтому, погасив свет, лег поверх одеяла и стал смотреть, как проносятся мимо в темноте просторы Канады, а в небе уже который час бес- платным зрелищем мерцает северное сияние. Широкие горизонтальные полосы света медленно становились то ярче, то слабее, местами на фоне вечной не- бесной бездны появлялись и таяли таинственные яркие пятна. Картина была скорее мирная, чем возбуждающая, - неторопливая смена миражей, рассветов и закатов, которую созерцало еще племя тесаных камней, навевала ощущение соб- ственного ничтожества. Что такое Филмер и все его прегрешения перед лицом десяти тысяч лет? Но все, с чем мы имеем дело, - это сегодня и сейчас, се- годня и сейчас... так было всегда, во все времена, и всегда нужно было сра- жаться за благо и против зла. За добродетель, мораль, честь, порядок - мо- жете называть как хотите. Долгая, вечно возобновляющаяся битва. Сегодня и сейчас мы без всяких происшествий прибыли в УайтРивер. При свете станционных фонарей я увидел на перроне Джорджа - он направлялся к хвосту поезда. Очевидно, Лорриморы были все еще с нами, потому что вскоре он вернулся без всяких признаков спешки или тревоги, и через некоторое вре- мя поезд, как обычно, незаметно тронулся дальше на запад. Я поспал час-другой и был разбужен, когда еще не рассвело, тихим сту- ком в дверь моего купе. Оказалось, что это Эмиль, полностью одетый и немно- го смущенный. - Я не знал, надо ли вас будить. Если вы надстроены серьезно, то пора накрывать столы к завтраку. - Я настроен серьезно, - сказал я. Он улыбнулся с видимым удовлетворением: - Вчетвером это намного легче. Я сказал, что сейчас приду, и управился, включая умывание, бритье и приведение себя в порядок, минут за десять. Оливер и Кейти были уже там, бодрые и полные сил. На кухне стоял роскошный аромат свежевыпеченного хле- ба, и Ангус с царственной щедростью сказал, что посмотрит сквозь пальцы, если мы съедим по ломтикудругому булочки с изюмом или яблоки, запеченные с орехами. Симона же сурово предупредила, чтобы мы не трогали круассанов, а то не хватит. Все почти как в школе. Мы расставили приборы, налили в вазочки свежей воды, поставили в них цветы и аккуратно сложили розовые салфетки. К семи пятнадцати первые посе- тители уже набросились на бутерброды с ветчиной и яичницей, а я разливал чай и кофе, словно был рожден официантом. В семь тридцать, когда еще только рассвело, мы ненадолго остановились на маленьком полустанке, название которого - Шрайбер - было написано на стене буковками соответствущего размера. Глядя на крохотный городок, раски- нувшийся за окном, я подумал, что это отсюда вчера вечером разговаривал со мной и Джорджем диспетчер. Пока я глядел, на перроне появился Джордж, кото- рого встретил какой-то человек, вышедший из здания станции. Они некоторое время посовещались, потом Джордж вернулся в вагон, и поезд тихо тронулся дальше. Пейзажи по пути были великолепны. Все время, пока длился завтрак, по- езд шел вдоль северного берега Верхнего озера - так близко, что временами казалось, будто он висит над водой. Пассажиры охали и ахали. Ануины (Высо- кий Эвкалипт) сидели вместе с владельцами Флокати, хозяева Красного Жара - с супружеской парой, которая непрерывно говорила только о резвости своего Уордмастера, тоже ехавшего нашим поездом. Филмер пришел один, сел за свободный столик и заказал Оливеру, не взглянув на него, яйца и кофе. Вскоре появились супруги Янг и, улыбаясь Филмеру, как старому знакомому, подсели к нему. Я подумал, не вспомнил ли он тут же про Эзру Гидеона - их любимого друга, но его лицо не выражало ни- чего, кроме вежливости. Вразвалку вошла Занте, растрепанная, заспанная и во вчерашнем платье, и плюхнулась на пустой стул возле Филмера. Как ни странно, он не сделал ни малейшей попытки занять место для Даффодил, а вместо этого вслед за миссис Янг стал расспрашивать Занте, как она спала. Выяснилось, что она спала как убитая, хотя, похоже, ей было досадно, что она не может рассказать, как ее всю ночь мучили кошмары. Мистер Янг си- дел со скучным видом, как будто эта тема ему уже давно надоела, однако его жена без особых видимых усилий изображала сочувствие. Я с некоторым нетерпением ждал, когда появится Нелл, и наконец дож- дался. Она была в прямой черной юбке (час от часу не легче), строгой блузке кофейного цвета и скромных золотых сережках. Ее светлые волосы были зачеса- ны высоко и уложены в замысловатую косу, свисавшую вниз и закрепленную ши- рокой черепаховой заколкой, - выглядело это достойно и по-деловому, но от- нюдь не наводило на игривые мысли. Какие-то пока еще незнакомые мне люди тут же замахали ей, приглашая присоединиться к ним, что она и сделала, расточая во все стороны восхити- тельные улыбки, из которых одна-две достались и мне. Она сказала Кейти, что яйца есть не будет, а хотела бы кофе с круассанами, и вскоре я их ей при- нес, а она сидела, скромно потупив глаза и делая вид, что даже не догадыва- ется о моем существовании. Я поставил перед ней масло, джем и хлеб и налил ей кофе в чашку, а она сообщила соседям по столу, как приятно, что до само- го Ванкувера у них будут такие отборные официанты. Я знал, что все это игра, но все равно с радостью придушил бы ее на месте. Мне не нужно было, чтобы на меня обращали даже малейшее внимание. Уходя, я оглянулся и встретился с ней взглядом - глаза ее смеялись. Заметь я такой обмен взглядами между кемнибудь еще, это вызвало бы у меня самый живой интерес, и я подумал, что, того и гляди, забуду о деле, ради которого здесь нахожусь. Надо быть осторожнее. Обслуживать ее полагалось вообще не мне - я отобрал поднос у Кейти. Женщины погубят тебя, Тор, подумал я. Если не считать Занте, Мерсер был единственным из Лорриморов. кто вы- шел к завтраку, да и он не сел за столик, а попросил Эмиля отнести подносы в свой вагон, в столовую. Эмиль и Оливер доставили туда все, что требова- лось, хотя Эмиль, вернувшись, сказал, что хорошо бы это не повторилось за обедом и ужином, потому что на это уходит слишком много времени. Обслужива- ние с доставкой в купе было строго запрещено, но Лорриморам все старались по возможности идти навстречу и без особой необходимости не отказывать. Последней явилась Даффодил, безукоризненно причесанная - каждый локон на своем месте. Она села через проход от столика Филмера и супругов Янг и спросила, как Занте провела ночь. Похоже было, только членов семьи девушки, которая едва не погибла, это нимало не интересует. Занте принялась расска- зывать - я слышал, как она сказала, что за занавеской ей было уютно и сов- сем не страшно. Когда я в следующий раз медленно проходил мимо их столика, держа наготове кофейник, разговор у них снова шел о нашем путешествии - те- перь Занте говорила, что скачки - это, в сущности, страшная скучища и она вообще бы не поехала, если бы ее не заставил отец. - А как он вас заставил? - поинтересовался Филмер. - Ого! - Она вдруг встревожилась и постаралась увильнуть от прямого ответа. - Он и Шеридана тоже заставил. - Но зачем, если вы оба не хотели? - Это был голос Даффодил у меня за спиной. - Он говорит, что любит, когда мы у него на глазах. - В ее словах прозвучало некоторое недовольство и обида, но в то же время, как мне пока- залось, и трезвое признание, что отцу виднее. Судя по тому, как до сих пор вел себя Шеридан, находиться на глазах многострадального отца было для него безопаснее всего. О чем они говорили дальше, я не слышал, потому что пошел налить еще кофе Ануинам - здесь разговор шел о том, что Высокий Эвкалипт будет получше мерсеровского Премьера, которого должны привезти в Виннипег на машине. Вскоре в ресторан пришел Джордж Берли и о чем-то переговорил с Нелл, которая после этого, держа свою папку, как всегда, наготове, обошла все столики и повторила, что он сказал. - Мы будем стоять в Тандер-Бее дольше, чем предполагалось, потому что там будет проводиться расследование этой истории с отцепкой вагона Лорримо- ров. Мы простоим там часа полтора и не отправимся, пока не пропустим вперед себя "Канадца". Он пойдет впереди нас до самого Виннипега. - А как насчет обеда? - спросил мистер Янг. При всей своей худобе он обычно съедал, кроме своей порции, еще и половину порции жены. - Мы отправимся из Тандер-Бея примерно без четверти час, - ответила Нелл, - и сразу после этого будет обед. А перед Виннипегом у нас будет больше времени на ужин - не придется спешить и устраивать его слишком рано. Все складывается очень удачно. - Ее улыбка распространяла спокойствие и поддерживала праздничное настроение. - Вам будет приятно немного подольше размяться в Тандер-Бее, и к тому же кое-кто из вас сможет навестить своих лошадей. Владелец Красного Жара, по-видимому, большую часть времени проводив- ший за чтением путеводителя, сообщил мистеру и миссис - владельцам Уордмас- тера, которые слушали его с большим почтением, - что Тандер-Бей, один из крупнейших портов Канады, находится на западном конце судоходной линии, проходящей от залива Святого Лаврентия по Великим озерам, и его на самом деле надо бы называть так, как его зовут местные жители: Верховье Озер. От- сюда зерно, выращенное в прериях, отправляется водным путем по всему миру, сказал он. - Надо же, - сказала миссис "Уордмастер", которая была англичанкой. Я отошел от столика, где шла эта искрометная беседа, и помог Оливеру и Кейти прибраться на кухне. Без чего-то одиннадцать мы плавно остановились на станции, расположенной на полдороге через Канаду, где-то на боковом пу- ти, поодаль от зданий вокзала. Сразу же, как только поезд встал, к нему через два пути, отделявшие нас от вокзала, с решительным видом двинулись две группы людей, явно поджи- давшие нас: одни держали наготове фотоаппараты, другие - блокноты. Джордж спустился на перрон, чтобы встретить тех, кто с блокнотами, а остальные рассыпались цепью и принялись щелкать камерами. Один из людей с блокнотами поднялся в вагон-ресторан и предложил всем, кто накануне вечером видел ка- ких-нибудь подозрительных лиц или что-нибудь, что могло вызвать подозрения, выложить все начистоту, однако никто, конечно, ничего не видел, а если и видел, то ничего не сказал, потому что иначе сейчас об этом уже знал бы весь поезд. Следователь сказал, что попытает счастья с любителями пейзажей в са- лон-вагоне, - по-видимому, с тем же результатом, а потом, вероятно, отпра- вился к Лорриморам, которые, если не считать Занте, все еще оставались у себя. Потом он снова появился в вагонересторане, сопровождаемый кучкой лю- бопытных, и попросил разрешения поговорить с Занте, которая до тех пор си- дела бледная и тихая. Он легко опознал ее, потому что все тут же посмотрели в ее сторону. Филмер все еще сидел рядом с ней: после еды все пассажиры постоянно стара- лись подольше оставаться за столиками и болтать между собой, а не возвра- щаться в свои уединенные купе. Я думаю, что большинство из них все утро просидели либо в ресторане, либо в салоне. Миссис Янг, протянув руку через стол, ласково сжала кисть Занте, что- бы ее ободрить, и девушка, еще наполовину ребенок, содрогаясь от пережитого ужаса, пустилась в свои страшные воспоминания. - Нет, - сказала она, а все остальные молча внимательно слушали, - никто не предлагал мне идти в наш вагон... Мне просто надо было в туалет. И я могла... я... могла погибнуть. - Да... - Следователь, человек средних лет с пронзительным взглядом, держался сочувственно, но спокойно и говорил отчетливо, так что сейчас, когда поезд стоял, его было хорошо слышно во всех уголках ресторана. - На- ходился кто-нибудь в гостиной салон-вагона, когда вы через него проходили? - Там было много людей. - Голос Занте звучал намного тише. - Вы с ними знакомы? - Нет. То есть они едут с нами. Все, кто там был. Она заговорила немного громче, чтобы всем было слышно. Коекто кивнул головой. - Там не было никаких посторонних? - Нет. Миссис Янг, не только заботливая, но и неглупая, спросила: - Вы хотите сказать, что можно отцепить вагон, находясь в это время в поезде? Для этого необязательно находиться на земле? Следователь повернулся к ней, и все чуть подались вперед в ожидании его ответа. - Это возможно. Можно сделать это и на ходу поезда, поэтому мы и хо- тим знать, не было ли в салон-вагоне кого-нибудь, кого вы не знаете. Кого никто из вас не знает. Наступила долгая уважительная пауза: все поняли, о чем идет речь. Нелл сказала: - Я думаю, что теперь я уже знаю в лицо почти всех наших пассажиров. Я познакомилась со всеми в Торонто, когда распределяла их по спальным мес- там. Вчера вечером я не видела никого, кто был бы мне незнаком. - Уж не думаете ли вы, - спросила миссис Янг, безошибочно уловив на- мек, - что вагон отцепил кто-то из нас? - Мы будем разрабатывать все версии, - ответил следователь без всякой напыщенности. Он окинул взглядом окружавшие его встревоженные лица, и стро- гое выражение его лица смягчилось. - Вагон был намеренно отцеплен, - сказал он. - Но пока что, в предва- рительном порядке, мы считаем, что это был акт хулиганства, совершенный кем-то в Картье - на последней остановке перед тем, как мисс Лорримор обна- ружила, что вагон исчез. Однако мы должны выяснить, не находился ли сабо- тажник в поезде, - может быть, ктото из вас заметил что-нибудь неладное. Кто-то из задних рядов толпы сказал: - Я сидел в гостиной салон-вагона, когда там прошла Занте, и могу сказать вам, что в обратном направлении никто не проходил. Я хочу сказать - мы все знали, что за салон-вагоном находится только вагон Лорриморов. Если бы кто-нибудь, помимо Лорриморов, прошел туда и обратно... ну, мы бы заме- тили. Все снова закивали. Все, что касалось Лорриморов, не могло остаться незамеченным. Я наблюдал за этой сценой из кухонного конца вагона-рестора- на, стоя позади Эмиля, Кейти и Оливера. Мне были хорошо видны встревоженное лицо Занте и сидящий рядом с ней Филмер. Всем своим видом он как будто по- казывал, что понемногу теряет всякий интерес к расследованию: его тщательно причесанная голова была повернута к окну. Никакого напряжения в нем не чув- ствовалось. Когда он напрягался, у него как-то каменели мышцы шеи: я это заметил, когда следил за ним из толпы в день того короткого судебного раз- бирательства, и с тех пор видел это еще несколько раз, в том числе в Нот- тингеме. Когда Филмер напрягался, это было видно. И как раз в тот момент, когда я смотрел на него, его шея окаменела. Я выглянул в окно, чтобы посмотреть, что он там увидел, но там не бы- ло видно ничего особенного - только пассажиры-болельщики, спешившие из го- ловных вагонов к вокзалу, чтобы отправить домой по открытке. Филмер снова повернулся к Занте и следователю, и в этом его движении сквозило некоторое нетерпение, которое как будто передалось следователю: тот сказал, что, если кто-нибудь вспомнит какую-нибудь подробность, относящуюся к делу, как бы незначительна она ни была, он просит сообщить об этом ему или кому-нибудь из его коллег, а пока все свободны. Послышался всеобщий вздох - всамделишное расследование закончилось ничем. Я подумал, что Заку нелегко будет выдержать такую конкуренцию: вымы- сел покажется слишком бледным по сравнению с действительностью. При этой сцене Зак не присутствовал, не было здесь и никого из актеров. Большинство пассажиров отправились надевать пальто: на улице, по-ви- димому, было ветрено и холодно, но Филмер спустился на перрон через дверь в хвостовом конце вагона-ресторана, не надев ничего поверх своей безукориз- ненной сорочки и аристократической твидовой куртки. Он не пошел через пути к вокзалу, куда, хрустя по гравию, шагали остальные, а остановился в нере- шительности и потом не спеша, зигзагами направился вперед, в сторону тепло- воза. Я пошел в ту же сторону по вагонам, без труда держась вровень с ним. Сначала я подумал, что он всего-навсего отправился к себе в купе, но он ми- новал открытую дверь своего спального вагона, а потом и следующий вагон. Наверное, хочет проведать свою лошадь. Я продолжал идти за ним: это уже вошло у меня в привычку. У конца третьего вагона, сразу за купе Джорджа Берли, он остановился, потому что кто-то шел навстречу ему от здания вокзала. Это был какой-то вы- сокий костлявый человек в короткой теплой куртке с меховым воротником и се- дыми волосами, которые трепал ветер. Они встретились между окном Джорджа и открытой дверью вагона. Сначала они были настроены как будто довольно мирно, однако очень

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования