Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Фрэнсис Дик. На полголовы впереди -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
- Так что благодарю вас, - сказал я от души. - И спасибо, не надо. Он кивнул и больше к этой теме не возвращался: предложение было по-честному сделано и по-деловому отклонено. Все, что он мог бы мне запла- тить, пошло бы из его собственного кармана, и согласиться я никак не мог. - Да! - сказал он, вдруг что-то вспомнив. - Нелл просила меня пере- дать вам вот это. - Он полез в карман и вытащил запечатанный конверт, кото- рый протянул мне. На нем было написано: "Нелл Ричмонд" и еще - "Фотографии, не сгибать". - Благодарю, - сказал я с облегчением. - Я уже начал думать, что оно не дошло. Я вскрыл конверт и обнаружил там только три одинаковые фотографии без всякой записки. Фотографии были четкие, хорошего качества и черно-белые, потому что в свой бинокль-камеру я обычно заряжал сверхчувствительную плен- ку с высоким разрешением. Человек, снятый с верхней точки, смотрел вверх и в сторону, куда-то чуть ниже объектива, так что глаза его были видны плохо, но костлявые торчащие скулы, тонкий нос, глубокие глазные впадины, углова- тую челюсть и залысины на висках можно было узнать с первого взгляда. Я дал одну из фотографий Заку, который с любопытством вгляделся в нее. - Кто это? - спросил он. - В этом-то весь вопрос. Кто это? Вы не видели его в поезде? Он еще раз посмотрел на фотографию, на которой были видны, кроме го- ловы, еще шея и плечи - меховой воротник теплой куртки поверх какого-то свитера и клетчатой рубашки с расстегнутым воротом. - Крутой парень, - сказал Зак. - Он что, агитатор из воинствующего профсоюза? Я встрепенулся: - Почему вы так решили? - Не знаю. Вид у него такой. Сплошное напряжение и агрессия. Я бы дал ему как раз такую роль. - И сами вот так сыграли бы агитатора из профсоюза? - Конечно. - Он усмехнулся. - Если бы в сценарии попался такой персо- наж, который везде мутит воду. - Он покачал головой. - Нет, я не видел его в поезде, да и вообще, насколько могу сказать, нигде не видел. Наверное, он из болельщиков? - Точно не знаю, но он был на станции Тандер-Бей и на скачках в Вин- нипеге. - Проводники спальных вагонов должны знать. Я кивнул: - Спрошу их. - А зачем он вам нужен? - Чтобы не мутил воду. Он с улыбкой протянул мне фотографию. - Характерный типаж, - сказал он, кивнув. Он побрел спать, а на сле- дующее утро я пораньше позвонил миссис Бодлер, голос которой звучал так, словно она всегда просыпается с первыми петухами, и попросил ее передать Биллу, что фотографии доставлены благополучно. - А, хорошо, - радостно сказала она. - Вам передали мое сообщение с цифрами? - Да, большое вам спасибо. - Вэл звонил об этом из Лондона, и голос у него был очень довольный. Он сказал, что с проделками Шеридана Лорримора в Кембридже ему повезло меньше. Никто ничего не говорит. Он думает, что им заткнули рот пожертвова- нием на строительство нового библиотечного корпуса для колледжа, где учился Шеридан. До чего же безнравственны бывают эти ученые! И еще Билл просил пе- редать вам, что они ходили с той фотографией по виннипегским конюшням, но никто этого человека не знает, знают только, что он приходил туда и разыс- кивал Ленни Хиггса. Билл говорит, что он собирается расспросить всех лошад- ников провинции Онтарио, каких только сможет разыскать, и, может быть, на- печатает ее в скаковых газетах от побережья до побережья. - Замечательно. - Билл хочет знать, под какой фамилией вы в поезде. Я ответил не сразу, она сразу же это заметила и с явной обидой спро- сила: - Вы нам не доверяете? - Конечно, доверяю. Но в поезде есть люди, которым я не доверяю. - Ах, вот оно что. - Вы правильно сделали, что адресовали конверт Нелл. - Ну, тогда хорошо. - Как вы себя чувствуете? - Успехов вам, молодой человек. И она положила трубку. Я с огорчением услышал гудки. Не надо было об этом спрашивать. Я все понимал, но совсем не спросить было бы как-то невежливо. Погруженный в мысли о ней, я оделся потеплее, надвинул пониже свою мохнатую шляпу, застегнул доверху "молнию" на куртке, спустился по запасной лестнице и отыскал незаметный выход наружу, чтобы не столкнуться с кем-ни- будь из пассажиров, которые направлялись на завтрак. Мне удалось найти себе удобный наблюдательный пункт, откуда были хорошо видны двери отеля, потом я немного побродил вокруг и вернулся на то же место незадолго до того време- ни, когда была назначена посадка в автобус, отправлявшийся в Банф на про- гулку. Под курткой на шее у меня висел бинокль - на случай, если я не смогу подобраться поближе, но от автостоянки, где я стоял, прислонившись к капоту пустого запертого автомобиля в надежде, что меня можно принять за человека, который ждет своего шофера, было совсем недалеко до дверей, и бинокль ока- зался не нужен. Подъехал большой ультрасовременный автобус с темными стеклами и встал очень удобно - так, что мне было видно, кто выходит из отеля и садится в него. Водитель отправился в отель доложить о своем прибытии. Вскоре появи- лась Нелл в теплой куртке, брюках и высоких сапогах и с улыбкой загнала свою паству в автобус. По-видимому, покататься решило большинство пассажи- ров. Но не все. Филмер так и не показался. Я изо всех сил старался внушить ему на расстоянии, чтобы он вышел, оставив свой портфель, и уехал на нес- колько часов - тогда я смогу придумать какой-нибудь способ проникнуть к не- му в номер без особого риска. Но ничего не получилось. Очевидно, Джулиус Аполлон не пожелал ни гулять по леднику, ни прокатиться по канатной дороге и твердо решил остаться дома. Мерсер, Бемби и Шеридан вышли из отеля вместе, очень мало похожие на веселую дружную семью, и уселись в большой автомобиль с шофером, который поджидал их и немедленно укатил. Занте с ними не было. И в автобусе ее не было. Роза и Кит Янг сели туда без нее. Я сделал вывод, что она снова дуется. Нелл, записав что-то в своей папке и взглянув на часы, решила, что больше никто ехать не собирается. Она вошла в автобус, закрыла дверь, и он тронулся. ГЛАВА 15 Я отправился гулять по горам пешком, размышляя о тех подарках, кото- рые преподнесла мне судьба. Ленни Хиггс. Комбинация, открывшая кодовый замок портфеля. Дружба с Нелл. Миссис Бодлер. Подвернувшаяся возможность принять участие в сочинении сценария для Зака. Как раз о последнем я главным образом и думал, шагая по тропе вокруг маленького озера, и план сценария, который начал у меня складываться, имел прямое отношение к концу моего разговора с Биллом Бодлером, немало меня обеспокоившему. Согласившись подыскать подменного конюха для Лорентайдского Ледника, Билл сказал, что попробовал поговорить с Мерсером Лорримором на ипподроме "Ассинибойя-Даунз", но особых успехов не добился. - О чем поговорить? - спросил я. - О нашем объекте. Я был поражен, когда узнал, какую тесную дружбу он завел с Лорриморами. Я попытался отвести Мерсера Лорримора в сторону и на- помнить ему о судебном процессе, но он меня оборвал. Сказал, что раз чело- века признали невиновным, это значит, что делу конец. По-видимому, он обо всех хорошего мнения - что весьма похвально, но неразумно. - Бас Билла от огорчения стал еще гуще. - Вы же знаете, наш объект может быть неотразимо обаятельным, если захочет, а он, безусловно, поставил себе такую задачу. Он добился того, что бедная Даффодил Квентин практически плясала под его дуд- ку, и хотел бы я знать, что она думает о нем сейчас. Здесь, в горах, у меня снова звучали в ушах его слова: "Весьма пох- вально, но неразумно". Мерсер - из тех, кто видит хорошее там, где ничего хорошего нет. Он жаждет иметь хорошего сына и будет расплачиваться всю жизнь, потому что этому не бывать. Тропа шла вокруг озера, то в гору, то под гору. Местами ее окружал густой сосновый лес, местами с нее открывался захватывающий вид на молчали- вые пики-великаны, вздымающиеся вверх, или на темно-бирюзовую гладь воды в идеально круглых берегах внизу. Ночью прошел дождь, и под утренним солнцем все сверкало, словно свежевымытое, а на вершинах гор тот же дождь выпал в виде снега, и ледник казался белее, чище и ближе, чем вчера. С ледяных пиков лился вниз поток холодного воздуха, но солнце, под- нявшееся на небе так высоко, как только возможно в эту осеннюю пору, все еще грело достаточно сильно, чтобы прогулка доставляла удовольствие, и, когда я дошел до скамейки, откуда открывался потрясающий вид на озеро, отель и поднимавшуюся за ним гору, я решил устроить привал и посидеть. Смахнув с сиденья несколько дождевых капель, я развалился на скамейке, су- нув руки в карманы, и продолжал не спеша размышлять о Филмере, поглядывая на пейзаж, похожий на открытку. Отсюда мне были видны фигурки людей, гуляющих по берегу в саду отеля, и я лениво подумал, не достать ли бинокль, чтобы посмотреть, нет ли среди них Джулиуса Аполлона. Но что толку, если он и там? Не станет же он зани- маться каким-нибудь преступным делом прямо перед множеством выходящих на озеро окон "Шато". Кто-то тихими шагами вышел по тропе из-под деревьев и остановился, глядя на озеро. Какая-то женщина. Я без особого любопытства разглядывал ее со спины - джинсы, голубая парка, белые кроссовки, белая шерстяная шапочка с двумя алыми помпонами. Но тут она обернулась, и я увидел, что это Занте Лорримор. Видно было, что она огорчилась, обнаружив, что скамейка уже занята. - Можно я тут присяду? - спросила она. - Это далеко, у меня ноги ус- тали. - Конечно, - ответил я, встал и смахнул дождевые капли с остальной части скамейки, чтобы ей было сухо сидеть. - Спасибо. Она с неловкостью подростка плюхнулась на скамейку, а я снова сел на свое место, в полуметре от нее. Она нахмурилась. - Я вас где-то видела? Вы с поезда? - Да, мисс, - ответил я, понимая, что отрицать бессмысленно: она сно- ва увидит меня в вагоне-ресторане и сможет разглядеть еще лучше. - Я из поездной бригады. - А! - Она машинально хотела тут же встать, но через секунду переду- мала, потому что слишком устала. - Вы один из официантов? - произнесла она медленно, сохраняя подобающую дистанцию. - Да, мисс Лорримор. - Тот, который сказал мне, что надо платить за кока-колу? - Да, извините. Она пожала плечами, глядя вниз, на озеро. - Наверное, все это совершенно исключительное зрелище, - сказала она недовольным тоном, - только на самом деле я ничего, кроме скуки, не чув- ствую. У нее были густые, почти прямые каштановые волосы, волной спускавши- еся на плечи, прекрасная чистая кожа и восхитительные брови. Когда она вы- растет, станет красавицей, подумал я, если только эта угрюмая складка в уголках рта не испортит ей не только лицо, но и всю жизнь. - Иногда мне хочется быть бедной, как вы, - сказала она. - Тогда все было бы просто. - Она взглянула на меня. - Наверное, вы думаете, что я не- нормальная, раз так говорю. - Она умолкла. - Моя мать сказала бы, что я во- обще не должна с вами разговаривать. Я сделал такое движение, словно собирался встать, и вежливо сказал: - Если вы желаете, я уйду. - Нет, не надо, - возразила она с таким жаром, что даже сама удиви- лась. - Я хочу сказать... Больше здесь поговорить не с кем. Я хочу ска- зать... Ну ладно. - Я вас понимаю, - сказал я. - Да? - Она смутилась. - Вообще-то я собиралась поехать на автобусе. Мои родители думают, что я уехала. Я должна была ехать вместе с Розой... с миссис Янг и мистером Янгом. Но он... - Она уже было почти умолкла, но ее снова охватило детское желание выговориться, которое заставило ее забыть об осторожности. - Он никогда не бывает со мной так же ласков, как она. По-мо- ему, я ему надоела. Кит - правда, дурацкое имя? На самом деле его зовут Китли. Роза сказала, что это городишко где-то в Англии, где его родители провели медовый месяц. Альберт Китли Янг, вот как его полное имя. Роза ста- ла звать его Кит, когда они познакомились, потому что ей показалось, что это ему больше подходит, только он ничуть не похож на кита - кит, понима- ете, такой мягкий и уютный, а он жесткий и недобрый. - Она замолчала и пог- лядела вниз, в сторону отеля. - Почему все эти японцы отправляются в медо- вый месяц вместе, целой толпой? - Не знаю, - ответил я. - А потом, может быть, дадут своим детишкам имя Лейк-Луиз. - Бывает и хуже. - А как вас зовут? - спросила она. - Томми, мисс Лорримор. Она ничего на это не сказала. Со мной она чувствовала себя немного неловко, потому что постоянно помнила, кто я такой. Но прежде всего ей хо- телось выговориться. - Вы знаете моего брата Шеридана? - спросила она. Я кивнул. - Все его заскоки - оттого, что он слишком богат. Он считает, что лучше всех, потому что богаче всех. - Она помолчала. - Что вы по этому по- воду думаете? Это прозвучало как вызов и в то же время как отчаянная мольба, и я ответил ей совершенно искренне: - Я думаю, это очень трудно - когда в такие молодые годы оказываешься настолько богатым. - Правда? - удивилась она. - Но ведь все хотят быть богатыми. - Когда можешь получить все, чего хочешь, легко забыть, что значит в чем-то нуждаться. И если имеешь все, чего хочешь, никогда не научишься бе- режливости. Но она пропустила это мимо ушей: - Зачем учиться бережливости? Моя бабушка оставила мне миллионы. И Шеридану тоже. Наверное, вы считаете, что это ужасно. А он считает, что заслушивает этого. Считает, что может делать все, что угодно, потому что богат. - Если вы думаете, что это так ужасно, - сказал я, - вы можете их раздать. - А вы бы это сделали? - Нет, - с сожалением признался я. - Ну вот. - Но часть я бы раздал. - У меня есть опекуны, они не разрешат. Я слегка улыбнулся. У меня тоже был Клемент Корнборо. Опекуны, как однажды торжественно сообщил он мне, существуют для того, чтобы сохранять и приумножать состояние и не позволять : его транжирить, поэтому - нет, он не даст разрешения пятнадцатилетнему мальчику содержать ферму для списанных скаковых лошадей. - Почему вы думаете, что быть богатым трудно? - спросила она. - Это легко. - Вы только что сказали, что, будь вы бедны, вам было бы проще жить, - осторожно ответил я. - Ну, может быть, и сказала. Наверное, я не то имела в виду. Или не совсем то. Я не знаю, что я имела в виду. Почему трудно быть богатым? - Слишком много искушений. Слишком много возможностей сбиться с пути. - Вы хотите сказать - наркотики? - Что угодно. Слишком много пар туфель. Слишком высокое мнение о се- бе. Она поджала ноги под себя и обхватила коленки руками, глядя на меня поверх них. - Никто не поверит, что у нас с вами был такой разговор. - Она помол- чала. - Вы хотели бы стать богатым? Это был вопрос, ответить на который я не мог. Избегая прямого ответа, я вполне искренне сказал: - Ну, я бы не хотел ходить голодным. - Мой отец говорит, - заявила она, - что человек не становится лучше оттого, что он богаче, - человек становится богаче оттого, что он лучше. - Неплохо сказано. - Он всегда говорит что-нибудь в таком роде. Иногда я его совсем не понимаю. - Похоже, что ваш брат Шеридан, - сказал я осторожно, - не так уж счастлив. - Счастлив! - презрительно отозвалась она. - Он никогда не бывает счастлив. За всю его жизнь я почти не видела, чтобы он был счастлив. Разве что тогда, когда над кем-нибудь смеется. Наверное, когда он над кем-то сме- ется, он счастлив, - неуверенно сказала она. - Только он всех презирает, поэтому над всеми и смеется. Мне очень жаль, что я не люблю Шеридана. Я хо- тела бы иметь потрясающего брата, который заботился бы обо мне, и мы с ним могли бы ходить во всякие места. Вот было бы весело. Только не с Шериданом, конечно, потому что это наверняка кончилось бы скандалом. Он ужасно себя ведет в этом путешествии. Гораздо хуже, чем обычно. Я хочу сказать, что мне за него стыдно. Она нахмурилась: эти мысли не доставляли ей никакого удовольствия. - Кто-то мне говорил, - сказал я, старательно скрывая жгучее любопыт- ство, - что у Шеридана были какие-то неприятности в Англии. - Какие-то неприятности? Я не должна вам этого говорить, но ему бы не миновать сесть в тюрьму, только они сняли обвинение. Я думаю, отец от них откупился... Вот почему Шеридан сейчас делает все, что говорят родители, - они пригрозили, что стоит ему только пикнуть, как они дадут делу ход. - А они еще могли бы дать делу ход? - как будто между прочим спросил я. - Что такое срок давности? - Это предельный срок, - сказал я, - по истечении которого человека нельзя судить за нарушение закона. - Это в Англии? - Да. - Вы ведь англичанин, да? - Да. - Он сказал: "Берегитесь, срок давности истечет еще очень не скоро". - Кто сказал? - По-моему, это был адвокат. Что он имел в виду? Что Шеридан все еще... все еще... - Может быть осужден? Она кивнула. - И так будет всегда? - Может быть, долго. - Лет двадцать? По ее тону было ясно, что для нее это невообразимо долгое время. - Если совершено что-то серьезное. - Я не знаю, что он там сделал, - в отчаянии сказала она, - я только знаю, что это испортило нам все лето. Безнадежно испортило. И мне сейчас надо бы ходить в школу, но они заставили меня отправиться на этом поезде, потому что не хотели оставлять меня дома одну. Ну, не совсем одну - одну, если не считать прислуги. Это из-за моей двоюродной сестры Сьюзен Лорримор, ей семнадцать, - летом она сбежала с сыном их шофера, и они поженились, и в семье было просто настоящее землетрясение! А я понимаю, почему она это сде- лала, - они все время оставляли ее одну в этом огромном доме, а сами уезжа- ли в Европу, и ей было скучно до безумия, и к тому же этот сын их шофера - умница и отличный парень, и она прислала мне открытку, где говорится, что она ни о чем не жалеет. Моя мать до смерти боится, как бы я не сбежала с каким-нибудь... Она внезапно замолчала, испуганно взглянула на меня и вскочила со скамейки: - Я совсем забыла. Я забыла, что вы... - Это ничего, - сказал я, тоже вставая. - Правда, ничего. - Наверное, я слишком много болтаю. - Она была смущена и встревожена. - Вы не... - Нет. Ни слова, никому. - Кит говорил, что мне надо бы придерживать язык, - сказала она с обидой. - Он не знает, каково это - жить как в склепе, когда все злятся друг на друга, а папа старается улыбаться. - У нее перехватило дыхание. - Что бы вы сделали на моем месте? - спросила она. - Сделайте так, чтобы ваш отец смеялся. Это ее озадачило. - Вы хотите сказать... сделать его счастливым? - Ему нужна ваша любовь, - сказал я и указал на тропу, которая вела к отелю. - Если хотите идти первой, я некоторое время пережду. - Давайте пойдем вместе, - сказала она. - Нет, лучше не надо. Обуреваемая противоречивыми чувствами, в которых я вряд ли помог ей разобраться, она нерешительно пошла по тропинке и, раза два оглянувшись. скрылась за поворотом, а я снова сел на скамейку, хотя уже становилось прохладно, поразмыслил о том, что она рассказала, и, как всегда, возблаго- дарил судьбу за то, что у меня была тетя Вив. Ничего особенно

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования