Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Фрэнсис Дик. На полголовы впереди -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
помогли. - Всегда готов. - Сыграли свою сцену? - спросил он. Я кивнул: - Отлично получилось. Из купе вышел Филмер и позвал: - Эй, вы! Проводник двинулся к нему: - Да, сэр? Филмер что-то сказал ему - что именно, я не расслышал, шум поезда заглушил его голос, - и снова скрылся в купе. - Плохо себя чувствует, - сообщил проводник, направляясь в свое купе. - Попросил какого-нибудь лекарства, у него неладно с желудком. - А у вас есть что-нибудь такое? - От изжоги? Конечно, есть - что попроще. Я оставил его и вернулся в вагон-ресторан, где Эмиль встретил меня с недовольно поднятыми бровями и тут же сунул мне в руки поднос с множеством маленьких тарелок, на каждой из которых лежало по квадратику паштета из гу- синой печенки с ломтиком черного трюфеля сверху. - Куда вы пропали? - сказал он. - Вы нам нужны. Крекеры для паштета на столах. - Хорошо. Я пошел разносить закуску. Подойдя сразу к столику, где сидели вла- дельцы Красного Жара, я спросил миссис "Красный Жар", вернется ли мистер Филмер и надо ли поставить ли для него паштет. Она в некотором замешатель- стве ответила: - Он не сказал, вернется или нет. Он куда-то заспешил... даже насту- пил мне на ногу. - Оставьте паштет, - сказал мистер "Красный Жар". - Если не вернется, я сам его съем. Я с улыбкой поставил паштет на место, которое занимал Филмер, и пере- шел к столику Янгов, где Кит больше уже не говорил об Эзре Гидеоне, но был хмур и задумчив. Роза, беря у меня паштет, улыбнулась - она изо всех сил старалась, чтобы мрачное настроение мужа не испортило вечер Ануинам. Кейти отнесла паштет Лорриморам, которые сидели в угрюмом молчании, кроме Занте - я слышал, как она раздраженно сказала: "Господи, да ведь здесь же полагается веселиться!" Остальные пассажиры именно этим и занимались. Повсюду видны были ра- достные, улыбающиеся лица: эйфория, навеянная приятным путешествием, сбли- зила всех. Это был последний вечер, который им предстояло привести в поез- де, и они собрались провести его как следует. Нелл шла по проходу, раздавая сувениры: женщинам - серебряные брасле- ты из крохотных сверкающих железнодорожных вагончиков, мужчинам - ониксовые пресс-папье с инкрустацией в виде маленького локомотива. Прелестные подар- ки, которые у всех вызвали восхищение. Занте тут же надела браслет и забыла дуться. Мы с Эмилем принялись собирать разбросанную повсюду оберточную бума- гу. - Мисс Ричмонд могла бы подождать до конца ужина, - сказал Эмиль. Мы подали и убрали остальные блюда банкета: салат из желтых помидоров со свежим базиликом, шарики шербета с шампанским, жаркое из говяжьих ребры- шек с жюльеном из овощей и, наконец, яблочное безе с протертой малиной. Че- ловек шесть, включая Розу Янг, поинтересовались, как делается такое безе, и я пошел спросить у Ангуса. Вид у него был замученный и томный, но он любез- но объяснил: - Скажите им, что берется протертое яблочное пюре, сахар, взбитые сливки и взбитый белок. Смешать все в самую последнюю минуту. Очень просто. - Восхитительно, - сказала Роза, когда я передал ей эту информацию. - Будьте добры, пригласите сюда шеф-повара, чтобы мы могли его поздравить. Эмиль привел Ангуса и представил его под долго не смолкавшие аплодис- менты. Симона сидела на кухне и дулась. Роза Янг сказала, что нужно побла- годарить весь остальной персонал вагона-ресторана, которому все эти дни пришлось так много работать. Все захлопали в ладоши - это было в высшей степени трогательно. Я заметил, что Занте тоже аплодировала. Из этой девочки еще может что-то выйти. Ухитрившись встать рядом с Нелл, я тихо сказал ей на ухо: - Занте до смерти хочется повеселиться. Вы не могли бы прийти ей на помощь? - А что это с остальными Лорриморами? - спросила она, нахмурившись. - Может быть, Занте вам расскажет, если знает. Нелл пристально взглянула на меня: - И вы хотите, чтобы я рассказала вам? - Ну, раз вы спросили, - да, пожалуйста. - В один прекрасный день вы мне все объясните. - И очень скоро. Вместе со всеми я вернулся на кухню, чтобы помочь управиться с горами грязной посуды и доесть все, что осталось, хотя осталось не так уж много. Ангус извлек из шкафа бутылку шотландского виски и сделал большой глоток прямо из горлышка. Если не считать Симоны, которая куда-то исчезла, все на кухне были в прекрасном настроении. Я бы ни за что не согласился променять это даже на самое лучшее грибное место. Когда все было вымыто, вытерто и убрано, мы разошлись, оставив на кухне Ангуса, который, как ни трудно нам было поверить собственным глазам, принялся замешивать тесто для булочек к завтраку. Я немного постоял в там- буре, глядя, как вагон-ресторан понемногу пустеет: все перебирались в салон веселиться и слушать музыку. Лорриморы скрылись, ушли Нелл, Ануины и Янги. Я по привычке начал вместе с Оливером собирать грязные салфетки и скатерти и стелить чистые к завтраку. Вскоре Нелл вернулась и устало присела побли- зости от меня. - Не могу ручаться, - сказала она, - но Занте не знает, что такое стряслось с ее родителями. Она говорит - не может быть, чтобы это было из-за того, что Филмер говорил в салоне перед коктейлями: это какая-то глу- пость. - А она сказала, что он говорил? Нелл кивнула: - Сказала, что мистер Филмер попросил ее отца уступить ему Право Го- лоса, а отец ответил, что с этой лошадью ни за что не расстанется, и, как говорит Занте, оба при этом улыбались. Потом мистер Филмер, все еще улыба- ясь, сказал: "Нам придется еще немного поговорить о кошках". И все. Мистер Филмер отправился в ресторан. По словам Занте, она спросила отца, что хотел сказать мистер Филмер, и тот ответил: "Не приставай ко мне, дорогая". - Нелл в недоумении покачала головой. - Так или иначе, сейчас Занте веселится в салоне, а остальное семейство ушло к себе в вагон, а я еле жива от уста- лости, если хотите знать. - Так ложитесь спать. - Все актеры в салоне фотографируются, - сказала она, пропустив мимо ушей мое предложение как слишком легкомысленное. - Сегодня они были на вы- соте, правда? - Великолепно играли. - Кто-то расспрашивал Зака, какую лошадь пытались украсть на вокзале в Торонто и кто. - И что он сказал? - с интересом спросил я. Это была самая заметная из неувязок. - Он сказал, что в тот момент это показалось ему хорошей идеей. - Она рассмеялась. - Сказал, что им пришлось изменить сценарий, потому что актер, который должен был играть роль конокрада, сломал руку и не смог приехать. По-видимому, этим все удовлетворились. Им очень понравилось, как закончи- лось представление. Все наперебой целуют Донну и Мейвис. Мейвис надела свои драгоценности. - Она зевнула и задумчиво произнесла: - А мистер Филмер не ужинал, да? Пожалуй, надо мне пойти и посмотреть, как он себя чувствует. От этого я ее отговорил. Средства от изжоги прекрасно помогают, ска- зал я. А вот чем вылечить человека от душевной низости - вопрос совсем дру- гой. С его точки зрения, он сделал свой ход чуть раньше времени, подумал я. Если бы он еще не высказал свою угрозу, пьеса не оказала бы такого пот- рясающего действия ни на него, ни на Мерсера. Возможно, для Мерсера это, как я и рассчитывал, стало бы предостережением, заставило бы его задумать- ся; однако я никак не мог предполагать, что все случится именно так, хотя ухмылка Филмера и мрачное настроение Мерсера меня насторожили. Пожалуй, это к лучшему, что я не знал про тех кошек, когда сочинял эпизод с кражей дра- гоценностей. У меня появилось бы очень большое искушение нанести удар в са- мое больное место. Что-нибудь про истязание лошадей, например. - А что вы замышляете сейчас? - спросила Нелл. - У вас такой задумчи- вый вид. - Да ведь я вообще ничего такого не сделал. - Не уверена. Она встала. По случаю банкета на ней была черная блузка с широким стоячим воротом, расклешенная черная юбка и нитка жемчуга на шее. Ее свет- лые волосы, высоко зачесанные и заколотые гребнем, на этот раз были не зап- летены в косу, а свободно падали вниз. Я с острым беспокойством подумал, что мне очень не хочется с ней расставаться, что для меня это уже перестало быть игрой. Мы знакомы всего неделю и один день - разум подсказывал, что этого мало, инстинкт же твердил, что вполне достаточно. - Где вы остановитесь в Ванкувере? - спросил я. - В отеле "Четыре времени года", вместе со всеми пассажирами. Она чуть улыбнулась мне и отправилась веселиться. Оливер уже убрал все скатерти и стелил чистые - чтобы все выглядело прилично, сказал он. Я предоставил ему заканчивать и пошел через весь поезд, чтобы поговорить с Джорджем Берли. Когда я проходил мимо двери Филмера, она была закрыта. Проводник спального вагона сидел в своем купе с открытой дверью. Я заглянул к нему и спросил, как чувствует себя пассажир, который просил дать ему что-нибудь от изжоги. - Куда-то ходил недавно, а потом вернулся. Ничего не сказал, просто прошел мимо меня. Думаю, что с ним все в порядке. Я кивнул и пошел дальше. Джордж сидел у себя за столом, заваленным его бесконечными бумагами. - Заходите, - пригласил он, и я уселся на свое привычное место. - Я показывал ту фотографию, - сказал он. - Вы об этом хотели спро- сить? - Да. - Он определенно едет этим поездом. Фамилия - Джонсон, так написано в списке пассажиров. Его купе в самой голове поезда, и он сидит там почти все время. Питается в переднем салоне-ресторане, но приходит только на ужин, а? Как раз сейчас, когда я ходил к машинистам, он был там, а когда я шел об- ратно, его уже не было. Там говорят, что он за едой не засиживается. И ни- когда не приходит ни на завтрак, ни на обед. Никогда ни с кем не разговари- вает, а? - Мне это не нравится, - сказал я. Джордж усмехнулся: - Подождите, вы еще не слышали самого скверного. - А что самое скверное? - Мой заместитель - это проводник одного из тех, передних спальных вагонов - говорит, что уже встречал его раньше, а? - Где встречал? Не спуская с меня глаз, чтобы видеть, какбе впечатление это на меня произведет, Джордж сказал: - На железной дороге. - На... то есть это железнодорожник? - Он в этом не уверен. Говорит, что этот человек похож на одного про- водника багажного вагона, с которым он когда-то работал на перегоне от Мон- реаля до Торонто, давным-давно. Лет пятнадцать назад. Или двадцать. Гово- рит, что если это он, то он всегда был ужасно задиристый, никто его не лю- бил. Постоянно лез в драку. Лучше было ему не перечить. Но, может быть, это и не он. Этот старше. И он не помнит такой фамилии - Джонсон, хотя я думаю, что ее нетрудно забыть, слишком она обыкновенная. - А проводник багажного вагона может знать, как слить горючее из ба- ка? - спросил я. - И отцепить вагон Лорриморов? Глаза у Джорджа весело блеснули: - Проводники багажных вагонов постоянно ездят с поездами, а? И они не дураки. Они принимают мелкие грузы на остановках и следят за тем, чтобы по ошибке не выгрузили не тот багаж. А кто живет в поездах, тот знает, как они устроены. - А в нашем поезде есть проводник багажного вагона? - А как же! Но он не сидит все время в своем вагоне - во всяком слу- чае, когда поезд в пути. Он должен что-то есть, а? Но на станциях он всегда там, открывает вагон. Этот наш - не из самых лучших, имейте в виду. Старо- ват и толстоват. - Джордж усмехнулся. - Он говорит, что никогда не видел этого Джонсона, но он всегда работал на перегоне от Ванкувера до Банфа, ни до Торонто, ни до Монреаля не доезжал. - А этот проводник или ваш заместитель не разговаривал с Джонсоном? - Мой заместитель говорит, что Джонсон разговаривает только с един- ственным человеком - с одним из владельцев, который стучит к нему в дверь, когда идет навестить свою лошадь и проходит мимо его купе. Он был там се- годня вечером, совсем недавно, и у них произошла какая-то ссора в коридоре, около купе моего заместителя. - Джордж! Ваш заместитель слышал, из-за чего они ссорились? - Это важно, да? - спросил Джордж, сияя. - Возможно, очень важно. - Нет, не слышал. - Джордж с сожалением покачал головой. - Он гово- рит, что ему показалось, будто этот владелец говорил Джонсону, чтобы тот не делал чего-то такого, что Джонсон собирался сделать. Говорит, что они кри- чали друг на друга, только он не вслушивался, а? Ему было неинтересно. Так или иначе, этот владелец пошел обратно, в наш конец поезда, говорит он, и он слышал, как Джонсон сказал: "Как захочу, так и сделаю, черт возьми!", сказал очень громко, но он думает, что владелец этого не слышал, потому что уже ушел. - Не густо, - сказал я. - Сдвинуть поезд под уклон легче, чем потом его остановить, а? - Хм-м. - Это все, что я могу для вас сделать. - Ну хорошо, - сказал я. - Мы знаем, что он едет этим поездом, знаем, что его фамилия, возможно, Джонсон, а возможно, и нет, знаем, что он, воз- можно, железнодорожник, а возможно, и нет, и я точно знаю, что у него драч- ливый характер. Похоже, он все еще что-то замышляет, а что, нам неизвестно. Вы вполне уверены, что он не может проникнуть в вагон для лошадей без ведо- ма нашей дамочкидракона? - Ничего нельзя сказать наверняка. - А что, если вы попросите проводника багажного вагона посидеть там вместе с ней и с лошадьми? Джордж хитро склонил голову набок: - Если вы думаете, что она на это согласится... - Скажите ей, что это нужно ради безопасности лошадей, ведь так оно и есть. Он усмехнулся: - А почему бы и нет? - Он взглянул на часы. - Скоро Сайкемос. Я прой- ду туда по перрону, пока мы будем стоять. Стоянка там минуты три, может быть, пять. А потом нужно будет перевести часы еще на час назад. Ваша мисс Ричмонд не забыла всех предупредить? - Нет, не забыла. Я думаю, они все уже живут по тихоокеанскому време- ни. И дело идет к полуночи. В конце ужина мы на полчаса останавливались в маленьком городишке Ре- велсток, чтобы взять воду для вагонов. В Камлупсе - городе побольше - мы очень ненадолго остановимся в два часа ночи. Потом, в пять сорок, будет Норт-Бенд, а потом последний перегон до Ванкувера, куда мы должны прибыть в десять ноль пять утром в воскресенье - через неделю со дня отправления. Я еще сидел у Джорджа, когда поезд замедлил ход перед Сайкемосом. - Отсюда - правда, вы этого не увидите - дорога идет вдоль берега озера Шусуоп, - сказал он. - Поезд пойдет медленно. -Я бы не сказал, что через Скалистые горы он летел как ветер. Джордж благосклонно кивнул: - Пятьдесят, может быть, пятьдесят пять километров в час. Разве это мало, а? Вверх, вниз, по серпантинам. Впереди еще будут горы. Когда поезд остановился, он спрыгнул на землю и, хрустя гравием, по- шел в голову поезда, чтобы договориться с проводником багажного вагона. За окнами шел снег - крупные сухие хлопья ложились на уже заснеженную землю, предвещая наступление настоящей зимы. Джордж сказал, что теперь поезда поч- ти никогда не застревают в заносах. Я решил посмотреть, как идет веселье, но, по-видимому, большинство уже начало выдыхаться - не то что после скачек в Виннипеге. Гостиная в са- лон-вагоне была наполовину пуста. На втором, обзорном этаже вообще почти никого не было. Картежники, сидя без пиджаков, пересчитывали деньги. Актеры куда-то исчезли. Мне встретилась Нелл, которая шла вместе с Занте, провожая ее до спального места - до верхней полки за занавеской. - Спокойной ночи, - тихо сказала Нелл. - Приятных снов, - отозвался я. - Спокойной ночи, - сказала Занте. Я улыбнулся: - Спокойной ночи. Я проводил их взглядом. Когда они шли по коридору мимо бара, Нелл обернулась и после некоторого колебания помахала мне рукой. Занте тоже обернулась и помахала. Я помахал в ответ. Спешить не надо, подумал я. Спокойной ночи, и спешить не надо... Нет-нет, это звучит так: "Спешить не надо в эту ночь покоя". Странно, как может засесть в голове одна строчка из стихотворения. Это, кажется, Дилан Томас? "Спешить не надо в эту ночь покоя..." Потому что ночь покоя - это смерть. Поезд понемногу засыпал. Вряд ли так уж спокойно будет сегодня на ду- ше у Лорриморов, подумал я. И у отца, и у матери, и у сына. Не будет покоя и Филмеру, который уже знает от Джонсона, что бегство Ленни Хиггса лишило его возможности шантажировать Даффодил; который, вероятно, может только га- дать, как поведет себя Мерсер; который подозревает, что Кит Янг скоро выяс- нит, к кому перешли лошади Эзры Ги-деона; который понимает, что будет окру- жен всеобщим презрением. Я от всего сердца пожелал ему еще кое-чего помимо изжоги. Я пожелал ему мук совести, хотя как раз это было менее всего веро- ятно. Я побрел назад через весь поезд, мимо купе Джорджа, где никого не бы- ло, и растянулся у себя на койке не раздеваясь, оставив дверь открытой и свет включенным и собираясь не спать, а только отдохнуть. Естественно, я тут же заснул. Разбудил меня чей-то крик: "Джордж! Джордж!" Я вздрогнул, проснулся и посмотрел на часы. Проспал я недолго, не больше десяти минут, но, пока я спал, поезд успел остановиться. Это заставило меня поспешно вскочить. Поезд должен идти, до ближайшей остановки еще почти час. Я вышел в коридор и увидел пожилого человека в та- кой же форменной одежде компании "Ви-АйЭй", как и у Джорджа, - он заглянул в его купе, посмотрел на мою форму и встревоженно спросил: - Где Джордж? - Не знаю, - ответил я. - А что случилось? - У нас горит букса. - Он был сильно обеспокоен. - Джордж должен свя- заться по радио с диспетчером, чтобы остановили "Канадец". "Неужели опять?" - пронеслась у меня мысль. Я зашел в купе Джорджа вслед за железнодорожником, который сказал, что он его заместитель. - А вы не можете связаться сами? - спросил я. - Это делает главный кондуктор. Вероятно, он хоть и считался заместителем Джорджа, но оставался преж- де всего лишь проводником спального вагона. Я решил посмотреть, не смогу ли связаться с кем-нибудь сам, ведь Джордж, наверное, уже настроился на нужную волну, но, когда я включил передатчик, ничего не произошло, не было даже щелчка. И тут я увидел, почему он не работает. Рация была вся чем-то зали- та. А рядом стояла пустая чашка из-под кофе. В смятении я спросил замести- теля Джорджа: - А что значит - горит букса? - Ну, ось раскалилась, - сказал он. - Букса - это подшипник, в кото- ром вращается ось. Под конским вагоном одна букса раскалена докрасна. Нам нельзя ехать дальше, пока она не остынет и туда не зальют масла. - А сколько времени на это нужно? - Слишком много. Сейчас ее охлаждают снегом. -И тут до него дошло, что случилось с рацией. - Она вся мокрая... - Она не будет работать, - сказал я. Не будет работать и сотовый те- лефон - вокруг горы. - Как можно остановить "Канадец"? Должны же быть еще какие-нибудь способы, помимо радио! - Да, но... - До него постепенно начал доходить весь ужас положения. - Надо пойти назад по путям и расставить огни. - Огни? - Ну, фальшфейеры. Вы помоложе меня... придется идти вам - так будет быстрее. Он открыл шкафчик, висевший в купе, и вытащил три каких-то предмета, каждый сантиметров в тридцать длиной, с металлическим острием на конце и

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования