Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Фрэнсис Дик. На полголовы впереди -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
то, что ему говорили. Не слишком на виду, но очень неплохие результаты. Поразительные результаты. Впрочем, это бывает, есть владельцы, которым постоянно везет. А потом тренер раскололся - он ду- мал, что мы вышли на него, чего на самом деле не было, мы и не думали, что он мошенник. Так или иначе, он все выложил, сказав, что у него нервы не вы- держали напряжения. Он сказал, что все лошади в этой конюшне, так сказать, взаимозаменяемые. Их выставляли на все скачки, где, как считали тренер и Хорфиц, они имели шанс выиграть. Трехлеток - на заезды для двухлеток, много раз побеждавших - на скачки для начинающих, и так далее. Хорфиц постоянно покупал и продавал лошадей, конюшня обновлялась каждую неделю, и помощники конюхов менялись как перчатки - ну, так обычно и бывает. Жокеев они нанима- ли самых разных. И никто ни о чем не догадывался. У Хорфица было несколько победителей, которые приносили ему крупные куши, но ни один букмекер ничего не заподозрил. Конюшня была маленькая, малоизвестная, понимаете? В газетах про нее никогда не писали. Потому что они не совались на большие скачки - только на второразрядные, на такие ипподромы, куда репортеры не ездят, но выиграть в тотализаторе там можно ничуть не меньше, чем на любых других. Все делалось тихо, но мы обнаружили, что Хорфиц сколотил буквально сотни тысяч - не только в тотализаторе, но и продажей своих победителей. Только он всегда продавал подлинных лошадей, тех, чьи клички были в программках, а не тех, которые выступали на самом деле. Тех он придерживал, и выпускал снова, и продавал тех, под чьим именем они выступали, и так далее. Все было очень хитроумно задумано. - Да уж, - согласился я: энергия и организаторские способности, вло- женные в это предприятие, произвели на меня впечатление. - Так вот, когда этот тренер раскололся, мы с его помощью расставили кое-какие ловушки и поймали Хорфица, можно сказать, с поличным. Он был ли- шен допуска пожизненно и поклялся убить своего тренера, но пока что этого не сделал. Тренера дисквалифицировали на три года и сделали ему строгое предупреждение, но два года назад он получил лицензию снова. Такая была до- говоренность. Так что сейчас он снова в деле, но мы всех его лошадей держим под микроскопом и каждый раз, когда они выступают, проверяем их паспорта. Теперь мы вообще стали гораздо чаще устраивать выборочные проверки паспор- тов, что вам, конечно, известно. Я кивнул. И тут Миллингтон буквально разинул рот. Увидев этот классический признак крайнего изумления, я спросил: - В чем дело? - Господи! - воскликнул он. - Как дело-то оборачивается! Представьте себе: Пол Шеклбери, тот помощник конюха, которого убили, - он же работал у прежнего тренера Хорфица! Я оставил Миллингтона погруженным в глубокое раздумье с новой кружкой пива - он ломал голову над тем, как это понять, что у прежнего тре-ера Хор- фица работал помощник конюха, которого убили, потому что он слишком много знал про Филмера. "Что такого знал Пол Шеклбери?" - в сотый раз повторял он про себя прежний риторический вопрос. И еще несколько вопросов, более све- жих: что было в том портфеле и зачем Хорфиц передал его Филмеру? - Займитесь тем потным посланцем, - посоветовал я, вставая, чтобы уй- ти. - Может быть, он расколется так же, как и тренер. Всякое бывает. - Возможно, - сказал Миллингтон. - И вот что. Тор... Берегите себя в этом поезде. "Все же в нем иногда пробуждается что-то человеческое", - подумал я. На следующий день я улетел в Оттаву и в аэропорту Хитроу, не устояв перед искушением, поменял свой билет экономического класса, где колени упи- раются в грудь, на первый класс, где можно растянуться во весь рост. Кроме того, в Оттаве я попросил таксиста, который вез меня в город из аэропорта, найти мне приличный отель; он окинул взглядом мой костюм и новый чемодан и сказал, что отель "Четыре времени года" должен мне подойти. Отель мне действительно вполне подошел. Мне дали небольшой уютный люкс, и я тут же позвонил Биллу Бодлеру по номеру, который мне сообщили в Лондоне. Он, к моему удивлению, сразу же взял трубку сам и сказал: да, он получил по телексу подтверждение, что я вылетел. У него был низкий бас, звучный даже по телефону, и мягкий канадский акцент. Он спросил, где я буду через час, и сказал, что зайдет ко мне погово- рить о нашем деле. Судя по тому, как осторожно он подбирал выражения, он был не один и явно не хотел, чтобы было понятно, о чем идет речь. Все точь-в-точь, как дома, подумал я с удовольствием, достал из чемодана кое-какие вещи, смыл в душе дорожную пыль и стал ждать дальнейших событий. За окном оранжевый осенний закат ненадолго залил мерцающим золотом зеленые медные кровли башенок, украшавших правительственные здания. Глядя на них, я подумал о том, как мне понравился этот прекрасный город в прошлый раз, когда я здесь побывал. Меня охватило ощущение безмятежного покоя и до- вольства, о котором я потом несколько раз вспоминал. Билл Бодлер пришел, когда небо уже потемнело и я включил свет. Удив- ленно подняв одну бровь, он оглядел номер: - Я рад, что старик Вэл оплатил вам номер, подобающий богатому моло- дому лошаднику. Я улыбнулся, но объяснять ничего не стал. Как только я открыл ему дверь, он, пожимая мне руку, окинул меня быстрым, пронизывающим взглядом человека, который привык мгновенно оценивать незнакомцев и этого от них ни- чуть не скрывает. Он был некрасив, но определенно симпатичен - крепкий муж- чина намного моложе генерала, лет сорока, с рыжеватыми волосами, светло-го- лубыми глазами и белой кожей, испещренной рубцами от давних угрей. Мне пришло в голову, что достаточно лишь один раз увидеть это лицо, чтобы его запомнить. На нем был темно-серый костюм, кремовая рубашка и красный галстук, который совершенно не шел к его волосам, и я подумал: либо он дальтоник, либо просто ему так нравится. Он сразу прошел в дальний угол гостиной, уселся в кресло радом с те- лефоном и взял трубку. - Отдел обслуживания? - произнес он. - Пожалуйста, пришлите сюда пос- корее бутылку водки и... э-э-э? Он взглянул на меня, вопросительно подняв брови. - Вина, - сказал я. - Красного. Лучше всего бордо. Билл Бодлер повторил мои слова, назвал предельную цену и положил трубку. - Можете сказать, чтобы стоимость выпивки включили в ваши дорожные расходы, я подпишу, - сказал он. - Вам ведь оплачивают расходы? - В Англии - да. - Ну, пусть оплачивают и здесь. Как вы рассчитываетесь в отелях? - По кредитной карточке. Своей собственной. - У вас так принято? Ну, неважно. Представьте мне все счета, когда их оплатите, и отчет о расходах, и мы с Вэлом это уладим. - Спасибо. Вэла хватит удар, подумал я, но потом решил, что, пожалуй, нет. Он заплатит мне ровно столько, сколько было условлено, тут надо отдать ему должное. - Садитесь, - сказал Билл Бодлер, и я сел в кресло напротив него, по- ложив ногу на ногу. От центрального отопления в номере было непривычно жар- ко, и я снял пиджак. Он некоторое время разглядывал меня, с видимым сомне- нием нахмурив лоб. - Сколько вам лет? - спросил он вдруг. - Двадцать девять. - Вэл сказал, что у вас большой опыт. Это был не совсем вопрос и не проявление недоверия. - Я проработал с ним три года. - Он сказал, что вы будете выглядеть как надо. Так оно и есть. - Впрочем, в его голосе прозвучало не столько удовлетворение, сколько недо- умение. - Вы так элегантны... Пожалуй, я ожидал чего-то другого. - Если бы вы увидели меня на дешевых местах на ипподроме, - ответил я, - вы бы тоже подумали, что я провел там всю жизнь. На его лице промелькнула едва заметная улыбка. - Ну хорошо. Допустим. Так вот, я принес вам множество разных бумаг. Он взглянул на большой конверт, который положил на стол радом с теле- фоном. - Все подробности про поезд и про кое-кого из тех, кто на нем поедет, и все про лошадей и про то, как они будут устроены. Это грандиозная затея. Всем пришлось немало потрудиться. И очень важно, чтобы все от начала до конца выглядело прилично, солидно и безупречно. Мы надеемся, что после это- го весь мир будет больше знать о канадском скаковом спорте. Хотя мы, конеч- но, попадем в мировую прессу в июне или июле, когда будем разыгрывать Приз королевы, но мы хотим привлечь больше лошадей из других стран. Мы хотим за- нять свое место на скаковой карте мира. Канада - огромная страна. Мы хотим играть по возможности важную роль в международном скаковом спорте. - Да, понимаю, - сказал я и после некоторого колебания спросил: -У вас этим занимается какая-то рекламная фирма? - Что? Почему вы об этом спросили? Да, занимается. А какое это имеет значение? - Да, в общем, никакого. Они отправляют в эту поездку своего предста- вителя? - Чтобы свести к минимуму нежелательные инциденты? Нет, если только не... - Он умолк и повторил про себя то, что только что сказал. - Черт, я уже перешел на их жаргон. Надо следить за собой. Это легче всего - повто- рять то, что они говорят. В дверь постучали, и появился сверхвежливый неторопливый официант, который знал, что в хо-лодильнике есть лед. Он не спеша откупорил вино, и Билл Бодлер, сдерживая нетерпение, сказал, что нальем мы сами. Когда офици- ант черепашьим шагом удалился, он жестом предложил мне налить себе самому, а в свой стакан со льдом щедро плеснул водки. Он предложил генералу, чтобы наша первая встреча состоялась здесь, в Оттаве, потому что у него здесь есть срочные дела. Они оба решили к тому же, что так будет легче сохранить встречу в тайне, потому что все остальные пассажиры поезда соберутся в Торонто. - Мы с вами, - сказал Билл Бодлер, отпив глоток водки, - летим в То- ронто завтра вечером разными рейсами, а до этого вы весь день будете изу- чать материалы, которые я вам принес, и задавать мне вопросы, если они воз- никнут. Я загляну к вам сюда в два часа - устроим последний инструктаж. - А потом я смогу связываться с вами без особых хлопот? - спросил я. - Я хотел бы иметь такую возможность. - Да, конечно. Я не поеду на этом поезде, что, разумеется, вам извес- тно, но я буду на скачках в Виннипеге и Ванкувере. И, естественно, в Торон- то. Я все написал, вы найдете это в конверте. Нам нет смысла о чем-то гово- рить, пока вы это не прочитали. - Хорошо. - Правда, есть одна неприятная новость, про которую там ничего нет, потому что я узнал об этом слишком поздно и не успел вписать. Похоже, что Филмер вошел в долю с одним из владельцев лошадей, которые поедут на этом поезде. Сделка была зарегистрирована сегодня, и мне только что сообщили о ней по телефону. Контрольная комиссия провинции Онтарио очень этим обеспо- коена, но мы ничего не можем поделать. Никаких нарушений не было. Покупать лошадей не имеют права только те, кто был осужден за такие преступления, как поджоги, мошенничество или запрещенные азартные игры, но Филмера ни за что такое не осуждали. - Какая лошадь? - спросил я. - Какая лошадь? Лорентайдский Ледник. Неплохая лошадь. Вы прочитаете про нее здесь. - Он кивком указал на конверт. - Проблема в том, что мы ус- тановили такое правило: входить в вагон для лошадей, чтобы посмотреть на них, имеют право только владельцы. Нельзя, чтобы там крутился кто угодно, - и из соображений безопасности, и чтобы не беспокоить лошадей. Мы считали, что у нас осталось единственное утешение - пусть Филмер и попадет на поезд, но доступа в этот вагон у него не будет. А теперь оказывается, что будет. - Неудачно получилось. - Просто возмутительно! - Он долил свой стакан, и по его резким дви- жениям было видно, в каком он бешенстве. - Ну почему этот проклятый жулик должен был обязательно сунуть сюда свой нахальный нос? Если он где-то появ- ляется, значит, дело нечисто. Все мы это знаем. Он что-то замышляет. Он нам все испортит. Он почти так и сказал напрямик. - Билл Бодлер взглянул на ме- ня и покачал головой. - Не обижайтесь, но как вы намереваетесь не дать ему этого сделать? - Зависит от того, что он собирается сделать. На его лице снова промелькнула та же едва заметная улыбка, что и раньше. - Ну да. Что ж, поживем - увидим. Вэл говорил: вы мало что упускаете. Будем надеяться, что он прав. Через некоторое время он ушел, а я с большим интересом вскрыл конверт и, углубившись в его содержимое, обнаружил, что это просто захватывающее чтение - с начала и до конца. Организация рейса "Великого трансконтинентального скакового поезда с таинственными приключениями", как значилось красными буквами на глянцевой золотой обложке проспекта, действительно потребовала гигантской работы. Ес- ли говорить вкратце, владельцам скаковых лошадей всего мира была преложена возможность участвовать в скачках в Торонто, переехать на поезде в Виннипег и участвовать в скачках там, провести двое суток в отеле высоко в Скалистых горах, а потом продолжить путешествие поездом до Ванкувера, где они снова смогут участвовать в скачках. Поезд вмещает одиннадцать лошадей и сорок во- семь пассажиров первого класса. В Торонто, Виннипеге и Ванкувере предусмотрены ночевки в лучших оте- лях. По заявкам пассажиров их будут обеспечивать транспортом от поезда в отель, оттуда на ипподром и обратно на поезд. Все путешествие начнется в субботу обедом на скачках в Торонто и закончится специальным заездом в Ван- кувере десять дней спустя. В поезде имеются специальные спальные вагоны, специальный вагон-рес- торан, два повара и большой запас хороших вин. Владельцы собственных желез- нодорожных вагонов могут в обычном порядке подать заявки, чтобы их прицепи- ли к поезду. По желанию пассажиров им будут предоставлены любые особые удобства, и кроме того, для их развлечения в дороге, во время движения и на стоянках, будет разыграно увлекательное детективное представление, и пассажирам будет предложено самим разгадать тайну сюжета. Прочитав этот пункт, я слегка поморщился: присматривать за Филмером и без того будет нелегко, а тут еще вокруг него будут твориться всякие вымыш- ленные злодейства. Мне вполне хватило бы и одного таинственного преступни- ка. Я стал читать дальше. В обычные программы ипподромов "Вудбайн" в То- ронто, "Ассинибойя-Даунз" в Виннипеге и Выставочного парка в Ванкувере включены специальные заезды. Они задуманы так, чтобы представлять возможно больший интерес для состоятельной публики. Для владельцев лошадей предус- мотрены богатые призы. На всех ипподромах владельцам лошадей и всем пасса- жирам поезда обеспечен прием по самому высшему разряду, включая обед с председателями правлений ипподромов. Предполагается, что вряд ли кто-нибудь из владельцев захочет три раза за такой короткий промежуток времени выставить на скачки одну и ту же ло- шадь, которая будет ехать на поезде. Любую из них разрешено заявить только в одном заезде. Но каждый владелец имеет право доставить для участия в скачках какую-нибудь другую свою лошадь в Торонто, Виннипег или Ванкувер наземным или воздушным транспортом. Все путешествие станет прекрасной уве- селительной поездкой для гостей, настоящим праздником канадского скакового спорта. После всех этих фанфар шла напечатанная мелким шрифтом информация. На каждую лошадь разрешается взять с собой одного конюха. Если владелец сочтет необходимым взять большее число сопровождающих, его просят сообщить об этом заранее. Конюхи и другие сопровождающие будут иметь в своем распоряжении отдельный спальный вагон и салон-ресторан, для них организуются развлечения по отдельной программе. В Торонто, Виннипеге и Ванкувере для лошадей забронированы места в конюшнях, и на всех трех ипподромах они будут иметь возможности для нор- мальной тренировки. Кроме того, на время поездки пассажиров в горы лошадей разместят в Калгари и также дадут им возможность тренироваться. Хорошему уходу за лошадьми придается первостепенное значение, и если в промежутке между предусмотренными стоянками потребуются услуги ветеринара, он будет немедленно доставлен к поезду вертолетом. Дальше я обнаружил в конверте карандашную записку от Билла Бодлера: "Все одиннадцать мест для лошадей были распроданы за две недели после пер- вого объявления в прессе. Все сорок восемь мест для пассажиров первого класса были распроданы за месяц. На участие в специальных заездах подано несколько десятков заявок. Это настоящий успех!" Дальше шел список на одиннадцать лошадей с указанием их прежних ре- зультатов, а за ним - список владельцев с указанием страны. Трое были из Англии (включая Филмера), один из Австралии, трое из Соединенных Штатов и пятеро из Канады (включая партнера Филмера). Владельцы лошадей со своими мужьями, женами, родственниками и друзь- ями заняли двадцать семь из сорока восьми пассажирских мест. Еще четыре места достались другим известным канадским лошадникам (против их фамилий стояли звездочки), и в конце списка пассажиров Билл Бодлер приписал каран- дашом: "Прекрасный отклик на наш призыв к владельцам лошадей поддержать этот проект!" В списке пассажиров я не обнаружил тренеров и действительно потом уз- нал, что они добираются до Виннипега и Ванкувера, как обычно, самолетом: вероятно, ехать поездом было бы слишком долго и дорого. Дальше в конверте лежала пачка реклам каждого из ипподромов, Канад- ской железнодорожной компании и всех четырех отелей - брошюрки на глянцевой бумаге, где расписывались их достоинства. И, наконец, толстая брошюра с хо- рошими цветными иллюстрациями, составленная туристической фирмой - органи- затором поездки, из которой следовало, что такая работа ей вполне по плечу, поскольку ей уже приходилось устраивать сафари в северные провинции, походы к полюсу и туры везде, куда только будет угодно клиентам. Кроме того, она занималась организацией развлечений - детективных представлений по вечерам, в выходные, на ходу поезда или на стоянках. По всему видно было, что там работают опытные специалисты. А для Великого трансконтинентального скакового поезда с таинственными приключениями они, как было там сказано, подготовили нечто особенное. "Зах- ватывающий детективный спектакль, от которого будет невозможно оторваться. Вы окажетесь в самой гуще событий. Вы сможете сами обнаружить нити, ведущие к раскрытию тайны. БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ!" О господи, подумал я недовольно. Но это было еще не все. Дальше сле- довал последний залп: "БЕРЕГИТЕСЬ! НЕ ВСЯКИЙ ЧЕЛОВЕК НА САМОМ ДЕЛЕ ТОТ, ЗА КОГО СЕБЯ ВЫДА- ЕТ!" ГЛАВА 4 - Как это можно поставить спектакль в поезде? - спросил я на следу- ющий день у Билла Бодлера. - Никак не думал, что из этого может что-то вый- ти. - В Канаде любят такие представления. Они сейчас в моде, - ответил он. - И потом, это не совсем обычный спектакль. Кое-кто из пассажиров ока- жется на самом деле актерами - они и будут разыгрывать сюжет. Я как-то был на обеде - вот на таком обеде с представлением, не так давно, и несколько гостей были актерами, и мы не успели оглянуться, как стали участниками со- бытий, как будто все происходило на самом деле. Просто поразительно. Я по- шел, потому что моей жене хотелось это увидеть. Никак не ожидал, что получу хоть сколько-нибудь удовольствия, но мне понравилось. - Кое-кто из пассажиров? - медленно повторил я. - А вы знаете, кто? - Нет, не знаю, - сказал он что-то уж слишком легкомысленным тоном, который

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования