Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Фрэнсис Дик. На полголовы впереди -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
озадачена, но слишком спешила, чтобы расспрашивать. - Да? Ну... хорошо. - Спасибо. Она кивнула и повернулась, чтобы идти заниматься пассажирами. Но тут из толпы вышел Джеймс Уинтерборн, по-прежнему в своей роли, и подошел к нам, чтобы переговорить с ней и заодно с Заком. - Это уж слишком, - пожаловался он. - Явился настоящий президент Жо- кейского клуба, черт бы его взял, и напутствует их собственной персоной. Я остался без работы. - Его мы пригласили раньше, - сказала Нелл. - Мы предложили это ему с самого начала, когда все еще не приняло таких грандиозных масштабов. В кон- це концов он, видимо, решил, что всетаки должен быть здесь. - Да, но... Как насчет моего гонорара? - Будет тебе гонорар, - покорно ответил Зак. - А пока иди обратно и развлекай публику - рассказывай всем, какое это будет замечательное путе- шествие. - Да я так и делал, - проворчал тот, но послушно отправился играть свою роль дальше. - Действительно, - сказала Нелл, нахмурившись, - кажется, мне нес- колько дней назад передавали, что президент будет, но я не догадалась, что речь идет о нем. Я не знала, про кого это, - мне оставили записку, пока ме- ня не было на месте: "Полковник приедет". Я не знакома ни с какими полков- никами. Разве президент - полковник? - Да, - сказал я. - Ну, ничего страшного. Пожалуй, пойду узнаю, не надо ли ему чего. И она как ни в чем не бывало поспешила к нему. Зак вздохнул: - Этот гонорар мог бы достаться мне. - Каким образом? - Ну, "Мерри и компания" выдают мне всю сумму, которая нужна на пос- тановку. Я нанимаю актеров и плачу им, а что останется - мое. Бывает, что остается не так уж много. В толпе вдруг послышались крики, все расступились в стороны. Зак и я инстинктивно подошли поближе - он впереди, я сзади. На полу был распростерт актер Рауль, а Донна и Пьер, склонившись над ним, помогали ему встать. Рауль вытер нос тыльной стороной ладони, и все увидели на его лице ярко-красную полосу. Мейвис Брикнелл громко возмути- лась: - Он ударил его! Он ударил его! Вон тот молодой человек ударил нашего тренера по лицу. Какое он имеет право сбивать его с ног? Она указывала на Шеридана Лорримора, который стоял к ней спиной. Я взглянул на Зака, ожидая разъяснений. - Этого в сценарии не было, - сказал он. Вмешалась Нелл и принялась улаживать дело. Слышно было, как Шеридан Лорримор в ярости кричит отцу: - Откуда, к дьяволу, я мог знать, что они разыгрывают это нарочно? Тот парень сам приставал! Я и дал ему как следует! Так ему и надо. Довел девушку до слез. И меня толкнул. Я этого не люблю. Его отец что-то тихо сказал. - Извиниться? - возмущенно воскликнул он. - Изви... Ну ладно. Извиня- юсь. Все? Мерсер отвел его подальше в сторону, и к публике понемногу вернулось хорошее настроение. Пьер, Донна и Рауль удостоились иронических комплимен- тов за яркость и правдоподобие исполнения, а Рауль, окруженный всеобщим со- чувствием, стоял, прижимая к носу платок и то и дело поглядывая на следы крови, оставшиеся на нем. Их было, кажется, не очень много. Зак выругался и сказал, что на самом деле Рауля должен был сбить с ног Пьер, и немного позже, так что теперь надо будет кое-что изменить. Я оставил его наедине с его проблемами, потому что приближалось время, когда, как сказал Эмиль, бригада должна занять места в поезде, и мне надо было вернуться в кафе. От морковных пирогов остались одни крошки, и кофейные чашки стояли пустые. На автобусе привезли конюхов, они сидели кучкой в джинсах и майках с надписью "Скаковой поезд". Эмиль посматривал на часы. Пришел еще кто-то из бригады и сообщил, что если верить компьютеру внизу, в дежурной комнате, то спецпоезд только что подали на посадку - выход 6-й, 7-й путь, как и предполагалось. - Bon [Хорошо (фр.)], - сказал с улыбкой Эмиль. - Ну, Томми, значит, ваша работа начинается. Все взялись за свои чемоданы и скорее беспорядочной толпой, чем тес- ной группой, направились туда, где собрались пассажиры. Приблизившись к ним, мы услышали, как настоящий президент Жокейского клуба провинции Онта- рио приветствует всех участников путешествия, и увидели, что Зак и осталь- ные актеры ждут поодаль, когда он кончит, чтобы продолжать представление. Актер Джимми стоял в коричневой форме служащих "Ви-Ай-Эй", Зак внимательно следил за происходящим, а Рикки, готовый изобразить эффектное кровопроли- тие, посматривал в маленькое зеркальце, хорошо ли хлещет "кровь" из раны у него на голове. Зак бросил взгляд на подошедшую бригаду, увидел меня и поднял большой палец. Президент под аплодисменты закончил свою речь. Зак подтолкнул Рикки, который сунул зеркальце в карман и приступил к весьма правдоподобному ис- полнению роли человека, который только что подвергся нападению. Досматривать сцену до конца Эмилю, бригаде и мне было некогда. Мы отошли и направились к 6-му выходу - это была, в сущности, лестница, веду- щая на нижний уровень, где располагались пути. Хотя дело уже шло к полудню, перрон был тускло освещен фонарями: высоко вверху сводчатое перекрытие пло- щадью в несколько гектаров защищало его от капризов канадского климата. Знаменитый поезд уже стоял там, издавая слабое шипение, - серебрис- тый, невероятно тяжелый, простиравшийся в обе стороны так далеко, что голо- ва и хвост терялись в полумраке. Еще в офисе "Мерри и компании" я узнал, что каждый вагон (обшитый толстыми некрашеными листами гофрированного вдоль, по горизонтали, алюминия) имеет в длину двадцать шесть метров. Всего было пятнадцать вагонов, включая вагон для лошадей, багажный и вагон Лорри- моров. Если считать еще и тепловоз, то поезд растянулся больше чем на четы- реста метров. "То есть на два фурлонга [Старинная английская мера длины (восьмая часть мили, то есть около двухсот метров), которой в Великобритании по тра- диции пользуются для измерения дистанций на скачках], это больше подходит к случаю, - мелькнула у меня шальная мысль. - Три раза туда и обратно вдоль поезда - вот и дистанция дерби, даже немного больше". К стенкам вагонов был прикреплен еще один длинный транспарант - копия того, что висел на вокзале, - напоминавший пассажирам, куда они отправляют- ся, на случай, если у кого-нибудь все еще оставались сомнения. Бригада на- чала расходиться по своим местам, и я вслед за Эмилем поднялся не в ва- гон-ресторан, а в один из спальных вагонов. Эмиль заглянул в записную книжку и засунул свою дорожную сумку на ба- гажную полку крохотного купе, а я по его указанию положил свою в соседнее купе. Он сказал, что я должен снять плащ и пиджак и повесить их на специ- альную вешалку. После этого он запер оба купе, и мы снова спустились на перрон. - На стоянке удобнее ходить по земле, - объяснил он со своей обычной педантичностью. Мы шли рядом с колесными тележками до тех пор, пока не по- казался хвост поезда, прошли вдоль вагонаресторана, поднялись в него через дверь в его заднем конце, и я оказался на месте своей новой работы. Специальный вагон-ресторан оправдывал свое название: красноголубой ковер, большие, мягкие стулья синей кожи, сверкающее полированное дерево и стеклянные панели с выгравированными на них птицами. По обе стороны во всю длину вагона шли окна с голубыми узорчатыми занавесками между ними и цвета- ми на кронштейнах наверху. При трехметровой ширине вагона вдоль каждой его стенки поместились по шесть прямоугольных столиков, разделенных широким проходом, и около каждого стояло по четыре стула - всего сорок восемь мест, как и было обещано. Все здесь ждало пассажиров, а пока в вагоне было тихо и пусто. - Идите сюда, - сказал Эмиль, ведя меня через все это великолепие в головной конец вагона. - Я покажу вам кухню. В длинной серебристой цельнометаллической кухне уже хозяйничали двое в белых брюках и куртках и высоких белых бумажных колпаках: крохотная жен- щина - шеф-повар из Монреаля и высокий худой молодой человек, отрекомендо- вавшийся Ангусом, - специальный шеф-повар из первоклассной обслуживающей фирмы, которая должна была обеспечивать это путешествие изысканной пищей, какую обычно в поездах не подают. Я с интересом отметил про себя, что оба шеф-повара, по-моему, испыты- вают друг к другу ледяное недружелюбие и четко разграничили подведомствен- ные им территории: каждый из них привык быть на кухне полным хозяином. Эмиль, который, вероятно, тоже это ощутил, заговорил с решительностью подлинного лидера. - Всю эту неделю, - сказал он мне, - командовать на кухне будет Ан- гус. Симона будет ему помогать. - На лице Ангуса выразилось облегчение, а на лице Симоны - недовольство. - Потому что Ангус и его фирма составляли меню и доставили продукты. - Он говорил так, словно вопрос решен оконча- тельно и бесповоротно, да так оно и было: всем стало ясно, что спорить больше не о чем. Эмиль объяснил мне, что в этом рейсе белье и столовые приборы предос- тавлены обслуживающей фирмой, и без дальнейших разговоров принялся показы- вать, во-первых, где что найти и, во-вторых, как надо накрывать столик. По- том он стал смотреть, как я накрываю второй столик, стираясь подражать его действиям. - Вы быстро схватываете, - с одобрением сказал он. - Немного попрак- тикуетесь, и никто не догадается, что вы не официант. Пока я практиковался примерно на половине столиков, два других офици- анта - настоящие, Оливер и Кейти, - накрывали остальные. Они с улыбкой поп- равляли меня, когда я делал что-то не так, и понемногу я втянулся в их ритм и старался как мог. Эмиль критическим взглядом окинул накрытые мной столики и сказал, что, пожалуй, не пройдет и недели, как я научусь складывать сал- фетки. Все заулыбались: по-видимому, мои салфетки уже были сложены как надо. Я почувствовал, что до нелепости доволен собой, и у меня на душе стало спо- койнее. За окнами проплыла красная фуражка носильщика, толкавшего тележку, полную багажа, а за ним проследовали Лорриморы. - Идет посадка, - сказал Эмиль. - Как только поезд отправится, все наши пассажиры придут сюда пить шампанское. Он принялся поспешно готовить бокалы и лед и показал мне, как оберты- вать салфеткой горлышко бутылки и как наливать, не капая на стол. Кажется, он забыл, что собирался разрешить мне подавать только воду. Снаружи доносились голоса, и поезд постепенно оживал. Высунувшись из задней двери вагона-ресторана, я поглядел вперед и увидел, что пассажиры садятся в спальные вагоны, а носильщики вносят за ними вещи. Несколько че- ловек сели и в вагон, который шел сразу за рестораном, - там находились три купе, бар, большая гостиная и второй этаж под стеклянной крышей. Все это, как я выяснил, называется салон-вагоном. Впереди, у прохода, через который толпой вливались на перрон пассажи- ры, Нелл исполняла свою роль, перевязывая Рикки, который вполне убедительно истекал кровью. Закончив свою маленькую сценку, она пошла к хвосту поезда, заглядывая в окна и как будто разыскивая кого-то, - как оказалось, меня. - Я хотела сообщить вам, - сказала она, - что главный кондуктор - он в поезде как капитан на корабле - знает, что вы вроде как наш охранник. Он согласился помогать вам во всем, что понадобится, и пропускать вас куда угодно по всему поезду, включая тепловоз, если разрешат машинисты, а он сказал, что они разрешат, когда он с ними поговорит. Скажите ему, что вы Томми, когда его увидите. Я с восхищением посмотрел на нее: - Вы просто великолепны. - Правда? - Она улыбнулась. - Билл Бодлер действительно спрашивал про вас. Я сказала, что вы здесь и уже сели в поезд. Это его, кажется, удовлет- ворило. Теперь я должна рассортировать всех пассажиров - они так и норовят влезть не в свои купе... Не успев закончить фразу, она исчезла в спальном вагоне впереди рес- торана. В том вагоне, где находилось купе Филмера. Перебраться на другое место, чтобы не стать его соседом, оказалось очень легко: как только меня понизили в ранге и причислили к обслуге, это произошло само собой. Как бы мне ни хотелось следить за ним, не сводя глаз, но если бы я по нескольку раз в день сталкивался с ним нос к носу в коридоре, мне вряд ли удалось бы остаться для него безымянным незнакомцем. Пассажиры начали собираться в вагоне-ресторане и усаживаться за сто- лики, хотя поезд еще не отошел от перрона. - Где нам сесть? - спросила Эмиля какая-то женщина с приятным лицом, и он ответил: - Где вам будет угодно, мадам. Сопровождавший ее мужчина потребовал двойного шотландского, со льдом, но Эмиль сказал ему, что алкогольные напитки будут подаваться только после отправления. Эмиль держался вежливо и предупредительно. Я смотрел на него и учился. В ресторан вошел Мерсер Лорримор, за ним - его жена, вид у которой был недовольный. - Где нам сесть? - спросил у меня Лорримор, и я ответил: - Где вам будет угодно, сэр, - точь-в-точь как Эмиль, чем вызвал у того мимолетную одобрительную усмешку. Мерсер и Бемби выбрали столик посередине вагона, и к ним вскоре при- соединился их мрачный отпрыск Шеридан, во всеуслышание заявивший: - Не понимаю, зачем нам сидеть тут, если у нас собственный вагон. И мать, и дочь, по-видимому, были того же мнения, но Мерсер улыбнул- ся, не разжимая губ, и неожиданно резко сказал: - Вы будете делать то, о чем я вас попрошу, иначе пеняйте на себя. Шеридан бросил на него злобный, но в то же время боязливый взгляд. Они разговаривали так, словно меня тут нет, и, в общем, так оно и бы- ло, потому что ко мне со всех сторон то и дело подходили пассажиры с одними и теми же вопросами. - Где вам будет угодно, мэм. Где вам будет угодно, сэр, - отвечал я. - К. сожалению, алкогольные напитки будут подаваться только после отправле- ния. Поезд тронулся неожиданно, без всяких свистков, гудков и суеты. Толь- ко что мы стояли, а в следующий момент уже плавно плыли вперед - почти пол- километра металла двинулись с места, словно скользя по поверхности шелка. Мы выехали из полутемного вокзала на яркое полуденное солнце, и тут из салон-вагона появилась Даффодил Квентин в своих солнечных кудряшках, озираясь, словно привыкла, что все тут же кидаются ей помочь. - Где мы сидим? - спросила она, глядя мимо меня, и я ответил: - Где вам будет угодно, мэм. Где вам больше понравится. Она отыскала два свободных стула неподалеку от Лорриморов и, усевшись на один, а на другой положив свою сумочку, дружелюбно сказала пожилой паре, уже сидевшей за столиком: - Я Даффодил Квентин. Правда, здесь замечательно? Они с готовностью согласились. Кто она такая, они уже знали: это та, чья лошадь вчера пришла первой. Между ними завязался оживленный разговор, такие же разговоры шли по всему ресторану. Времени на то, чтобы растопить лед, не понадобилось: если какой-то лед и оставался после вчерашних скачек, то последние остатки его растаяли на вокзале, все общество уже перезнакоми- лось и веселилось вовсю. Эмиль, стоявший около кухни, знаком подозвал меня к себе. Я вошел в маленький тамбур с раздаточным окошком, который отделял жаркую сверкающую кухню от мест для пассажиров. Слева этот тамбур выходил на кухню, а справа - в коридор, который вел в другие вагоны; сейчас по нему один за другим проходили опоздавшие пассажиры, пошатываясь от толчков поезда, который ус- корял ход. В раздаточном окошке Эмиль открывал бутылки шампанского. Оливер и Кейти все еще доставали из картонного ящика бокалы и расставляли их по ма- леньким подносам. - Не можете ли вы протереть эти грязные бокалы? - спросил меня Эмиль, указывая на поднос. - Это будет большая помощь. - Могу, только скажите, - ответил я. - Протрите бокалы. - Так-то лучше. Все рассмеялись. Я взял полотенце и принялся протирать высокие бока- лы. Из коридора появился Филмер, который прошел в ресторан, не взглянув в нашу сторону. Я увидел, что он направился к Даффодил, энергично махавшей ему рукой, и уселся на то место, которое она заняла для него, положив свою сумочку. К счастью, он оказался сидящим спиной ко мне. Хоть я и настроился на то, что буду находиться в близком соседстве с ним, но был все еще не совсем готов к этому, чего-то еще не хватало. Так не пойдет, подумал я. Хватит мне тряс- тись от страха - пора заняться ловлей преступника. Все места в ресторане были уже заняты, но люди все еще шли. Появивша- яся Нелл отнеслась к этому спокойно: - Так и должно было случиться. Ведь все актеры тут. Подавайте шампан- ское. С прижатой к груди папкой она прошла по вагону, отвечая на вопросы, кивая и улыбаясь, - ни дать ни взять учительница, наводящая порядок в клас- се. Эмиль протянул мне поднос с бокалами: - Ставьте по четыре на каждый столик. Остальные пойдут за вами и бу- дут наливать. Начните с дальнего конца и двигайтесь сюда. - Хорошо. Нести поднос с бокалами было бы, конечно, легче, если бы пол оставал- ся неподвижным, но я все же добрался до дальнего конца вагона, покачнувшись всего раз-другой, и доставил свою ношу, куда было велено. В дверях, которые вели из салон-вагона, стояли три или четыре человека, оставшиеся без мест, и в том числе актриса, игравшая Анжелику. Я и им предложил по бокалу. Анже- лика взяла бокал и продолжала приставать ко всем окружающим со своими жало- бами на то, как подвел ее Стив и как на него никогда нельзя положиться. Все, кто стоял вокруг, уже начали от нее заметно сторониться и поджимать губы, давая понять, что сыты по горло, - это была подлинная дань ее актер- скому таланту. Оливер, следуя за мной, предлагал им утешение в бокалах, покрытых изнутри золотистыми пузырьками. С большой опаской я подошел к столику, где сидели Филмер и Даффодил, и, стараясь не смотреть на них, поставил на скатерть в ряд последние четыре бокала. И тут Филмер сказал: - Где-то я вас уже видел. ГЛАВА 7 Не меньше пятидесяти умозаключений пронеслись у меня в голове, одно ужаснее другого. Ведь я был так уверен, что он меня не узнает! Какая глу- пость, какая самонадеянность! - Наверное, в Европе, когда мы были в Лондоне, на торжественном ужине накануне открытия дерби, - сказала пожилая женщина. - Мы тогда сидели за первым столом... Нас пригласил туда этот чудный человек - несчастный Эзра Гидеон. Я отошел, мысленно возблагодарив небо, если там есть кому меня услы- шать. Филмер даже не взглянул на меня, не говоря уж о том, чтобы меня уз- нать. Когда я наконец осмелился на него посмотреть, он сидел ко мне спиной, лицом к своим соседям по столику, и Даффодил тоже. Но в любом случае в мыслях у Филмера, наверное, должна была царить немалая сумятица. Он, человек, на котором лежала самая прямая ответствен- ность за самоубийство Гидеона, оказался теперь за одним столом с его друзь- ями. Смутился он хоть чуть-чуть или нет (вероятнее всего, нет), однако это- го, наверное, было достаточно, чтобы он не обращал внимания на официантов. Я принес еще бокалы и поставил несколько из них перед Лорриморами, которые казались оазисом молчания посреди оживленно болтающей публики и на меня даже не взглянули. В этот момент я окончательно убедился, что избрал для себя самую правильную роль и могу играть ее до бесконечности. Когда все были обслужены, на пассажиров бурей обрушился Закследова- тель и разыграл вторую сцену представления, подробно рассказав о попытке похищения одной из лошадей и

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования