Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Акимов И.А. Легенда о малом гарнизоне -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
или моих братьев. Ты ответишь перед аллахом! - Я не убивал! - испугался Джимми. - Это все Лино! А я - чистый символ... - Месть! - ответил Абу, наводя пулемет на профессора преступного мира. Но спустить курок он не успел. Сзади появился Лино Труффино и выстрелил из пистолета с глушителем. Абу повалился ничком. - Молодец, Лино! Я повышу тебе зарпла... Лино прошел мимо Брэди, Аль-Гаруни вскочил и заметался по забегаловке. Выстрел! Обмякшее тело безжизненно повисло на турникете. - Мой мальчик! Спасибо, Лино! - лепетал Брэди, пятясь от Лино. Лино ухмыльнулся и поднял пистолет. - Что ты делаешь, негодяй?.. - Брэди повернулся и кинулся прочь, петляя, как заяц. Пуля настигла его у машины. Лино оглядел побоище, сунул пистолет под пиджак и сказал подбежавшему Сиду: - Теперь я - капо-ди-тутти-капи, глава всех глав! Сид радостно и подобострастно закивал. Глава 54 ВОЙНА НАЧИНАЕТСЯ ...- Вас понял! Выхожу на поиски! Все будет сделано!.. Только Матрене Никитишне привет передайте, ага?.. - Гектор Блейк торопливо закидал рацию землей. Стукнуло окно. - Доколе? - возопил в ночную тишь немощным голосом дюк Уинсборо. - До полной победы мировой револю... - Блейк не успел закончить мысль - дюк выпалил из двустволки. И на этот раз попал. Схватившись за задницу обеими руками, знаменитый разведчик сиганул в кусты. ... Человек в зипуне пулей пронесся по предрассветным улицам. Его путь лежал в полицейское управление Вавилона. * * * Джефф О'Брайен вошел в свой кабинет и онемел: бородатая личность в зипуне и картузе, орудуя ломиком, вскрывала секретный несгораемый шкап. - Что ты здесь делаешь, негодяй?? Я арестую тебя, молодчик!.. Зипун развернулся к Джеффу, прорычал недвусмысленную фразу "Фастен белтс, бэйби" - и выбросил комиссара в открытое окно. Джефф вспылил. Поднявшись с мостовой, он ринулся в управление, на ходу доставая связку наручников. Он ворвался в кабинет, миновав остолбеневших охранников. - Руки на стол! У тебя есть право молчать, но я заставлю тебя выложить все секреты Дремля! Бросок! С идиотским выражением на лице комиссар снова вылетел в окно. Из окна выпал сейф. Шмяк! Сейф вонзился углом в мостовую. Не успел Джефф подняться, как на него сверху спланировал зипун. - Стой, негодяй!.. Но зипун уже удалялся, унося на спине все секреты вавилонской полиции. Джефф ринулся в погоню. Следом, взвыв сиренами, стартовали полицейские автомобили. Зипун грохотал коваными сапогами о мостовую. Впереди показалась неразлучная троица галогенов. - Ой, дядя... - загнусил было Йод. Бац! Кованый сапожищи резидента протопали по худенькому тельцу Йода. Фтор и Бром успели отскочить. Завизжали покрышки автомобилей. Галогенов окружила туча полицейских. Связки наручников пошли в дело. - Ну, теперь-то вы попались, голубчики! - кровожадно ухмыльнулся Джефф О'Брайен. * * * Серж О'Коннор сидел под домашним арестом и смертельно скучал. Франсуаз приговорила его к пожизненному заключению. Она не давала ему читать газеты, смотреть телевизор, слушать радио. Сначала Серж буянил, метался по комнате, отказывался от пищи и грыз решетку. Потом впал в прострацию, сел у окна и целыми днями разглядывал клетчатое небо. Франсуаз за массивной железной дверью звенела ключами, заглядывала в глазок. За примерное поведение она вознаграждала Сержа добавочной порцией баланды. Однажды в наружную стену поскребли. Серж встал на табурет, привинченный к полу, дотянулся до окна и выглянул. Внизу стоял Алан Персиваль, в руках он держал передачу. - Спасибо, друг! - Серж высморкался, принимая тощий сверток. В оберточной бумаге оказались самовязаные шерстяные носки и томик Ричардсона. - Черт подери! - заорал Серж, когда Алан Персиваль под вечер появился снова. - На кой черт мне сдался ваш Ричардсон?? Подтираться?.. - Учитесь меланхолии, мой друг, - ответствовал Алан. - В вашем положении... Впрочем, извольте: я готов принести вам свежий нумер "Меланхолического собеседника"... - Благодарю! Беседуйте с ним сами! Лучше принесите мне криминальный раздел "Бабилония ивнинг"! Сэр Персиваль сбегал к ближайшему киоску и принес Сержу ворох вчерашних газет - свежие были раскуплены. Серж дождался ночи, когда его неумолимая тюремщица легла спать, затеплил огарок свечи и засел за чтение. Газеты были полны сообщений о многочисленных перестрелках в Вавилоне: после гибели главарей два враждующих клана мафии вступили на тропу войны. Серж перечел все газеты на три раза. Потом решил написать на волю и принялся лепить из мякиша чернильницу. Он писал молоком между газетных строк перьевой ручкой, с которой никогда не расставался. На рассвете он выбросил газету в окно. Раздалось шуршание: кто-то поднял газету. "На воле прочтут. Надо готовиться к побегу", - решил Серж. Весь день он изготавливал из матрацной ваты парик, накладные усы и бородку. Ночью алюминиевой ложкой он выскреб раствор между кирпичами, разобрал часть стены, высадил решетку. Загримировался и покинул негостеприимное жилище. Наутро ворвавшаяся в камеру Франсуаз прочла послание, накарябанное на штукатурке: "Франсуаз не любит Сержа! Серж уходит!" Франсуаз пустила по следу свору немецких овчарок. Овчарки тоже не вернулись. Глава 55 СНОВА ПРОМОКАШКИН Бандиты ждали. Ждали танкисты, прильнув к дальномерам. Ждала пехота, докуривая последние самокрутки. Послышался цокот множества копыт - в конце улицы показался отряд сарацин из клана Аль-Гаруни. С криком "ля-илля-ибн-алла!" бедуины атаковали редут. Ударили пушки, завизжала шрапнель. Теряя всадников и коней, бедуины отступили. Лино Труффино сидел на походном барабане и принимал донесения. - Боеприпасы на исходе, босс! - докладывал по рации Сид. - Я послал ребят по окрестным домам - собирать гвозди и вилки. - Не забудьте о металлических пуговицах, - строго предупредил Лино. - Из них тоже получается замечательная шрапнель. Стайка оборванных замурзанных ребятишек по ту сторону баррикады собирали дробины и гильзы. Прозвучали зурнаи. Новая атака. Вновь тяжело заворчала артиллерия. Туча вилок и гвоздей с вкраплениями металлических пуговиц смела атакующих. В сарацинских рядах возникло замешательство. "Еще немного продержаться, - думал Лино. - К нам прорвется бронедивизия Пита и двенадцатая армия Венка... Где же Венк??. Я возьму басурман в железные клещи...". Перед окопом появилась пропагандистская машина. На крыше фургона заскрежетал громкоговоритель: - Сдавайтесь, поганые агаряне! Не слушайте своих командиров! Переходите к нам! Мы обеспечим вам трехразовое питание, обмундирование, а самое главное - гарантируем жизнь! Все будут помилованы, за исключением муэдзинов! - Кяфиры, нечестивцы! - прокашлял динамик с другого конца улицы. - Всех вас посадим на кол! Всех возьмем в заложники!.. А с вашего главаря живьем сдерем кожу, натянем на барабан! До самого вечера бедуины не отваживались пойти на новый штурм. В течение ночи со стороны бедуинского лагеря доносился шум: лязгали гусеницы, ревели моторы. Но и утром атаки не было. "Что еще задумали эти негодяи? - мучительно размышлял Лино, сидя в танке. - Может быть, они получили подкрепление?" Под утро Лино вздремнул. Ему снились пальмы и древние стены освобожденного Иерусалима. Когда он очнулся и глянул в стереотрубу - ужаснулся: из тумана на баррикаду надвигалось что-то огромное, квадратное. Вот показался зипун, потом картуз, натянутый на уши... На плечах бородатый гигант нес здоровенный стальной шкап. "Террорист! Взрывчатку несет!" - догадался Лино и скомандовал: - Огонь из всех калибров! От дружного залпа стальной шкап развалился. Секретные полицейские бумаги рассыпались по мостовой. Зипун втянул голову в плечи и нырнул в ближайшую подворотню. - Как думаешь, Сид, - спросил Лино у своего верного помощника, - что еще придумают эти кочевники? - Еще один такой залп - и мы останемся без вилок и даже без пуговиц, - проворчал Сид, шмыгнул носом и мрачно подтянул сползавшие штаны. - Видимо, это была намеренная провокация... - в раздумьи проговорил Лино. - Негодяи хотят оставить нас без боеприпасов... Приказ: на провокации не отвечать! Беречь каждый патрон! - Слушаюсь, сэр! Из переулка выполз Промокашкин. Поглядел по сторонам, нагнулся, поднял рассыпанные секретные документы и стал их изучать. Изучив, он скатывал документы в трубочки и засовывал в огромный карман клетчатого пиджака. - Босс! Неизвестный, судя по виду - дремлевский турист -приближается к позициям! - донесли с передовой. - Когда приблизится - возьмите его без шума. Это лазутчик. Ничего не подозревавший Промокашкин полз прямо к окопам. Вот он поднял голову, увидел баррикаду. Сверкнули очки. Бледное лицо растянулось в подобие улыбки. - Батюшки! Баррикады! Красная Пресня! Революция!.. - срывалось с его синих губ. Над бруствером замаячила нечесанная голова Сида. - Эй! Ходи сюда! Туда не ходи - кирпич на башка упадет! Совсем мертвый будешь! Промокашкин кинулся к громиле, расставив руки для объятий: - Ура! Да здравствует пролетарская революция! Так держать, товарищи! Сид, попав в железные объятия туриста, был сбит с толку. А Промокашкин, троекратно расцеловав бандита, уже побежал по ходам сообщения, братался с гангстерами и плакал от счастья. - Товарищи! Родные вы мои!.. Пролетарии усих краин!.. Нам же нечего же терять, кроме своих же цепей!.. - он давился рыданиями. Глядя на него, мафиози тоже расчувствовались. Сид срочно связался с Лино и доложил обстановку. - Гоните его в три шеи! - перепугался Лино. - Он заслан гарунцами, чтобы разложить изнутри наше бандитское единство! - А может, того... - неуверенно сказал Сид. - Может, послушаем сначала? Он такое говорит!.. - Что-о? Препираться? - завопил Лино. - Я лишу тебя вознаграждения по итогам года! - Да иди ты со своими итогами! - огрызнулось радио. - Скоро все итоги нашими будут, общими. Понял? Послышался какой-то шум, потом в наушниках снова раздался голос Сида: - Товарищ Промокашкин говорит, что ты - наймит буржуазии! Он верно говорит! - А?.. - Лино выронил микрофон и ошалело уставился в пространство. Глава 56 ВАВИЛОНСКАЯ СМУТА Промокашкин взошел на крышу, где он провел в изгнании несколько дней, и заговорил. Он гремел как гром, как протопоп Аввакум. Динамики пропагандистских машин разносили его голос по улицам Вавилона. Собравшиеся внизу бандиты, а также высыпавшие из домов обыватели, слушали, разинув рты. - Все вы станете гражданами мировой республики! Все будете членами профсоюза! Все будет вашим! Мы отберем у кровавых богатеев награбленные богатства!.. На соседней крыше сидел, спрятавшись за трубу, Гектор Блейк. Он был на стреме. - А вас, - Промокашкин указал на плотные ряды гангстеров, -будет судить самый гуманный суд в мире! Вы станете борцами революции! Бандиты сморкались в платочки. - Вас никто и никогда не сможет бросить за решетку! В толпе послышались неразборчивые всхлипы: - Заботятся... Привечают... Ах, как о нас будут заботиться, братцы! В толпе появился оборванный, небритый Серж О'Коннор в полосатой робе, разорванной снизу овчарками. Он снял полосатую шапочку и задрал голову. Гектор Блейк напрягся. Промокашкин начал громить эксплуататоров. Его взгляд остановился на Серже. - Вот! - закричал он радостно. - Взгляните на этого несчастного! Его осудили на всю жизнь за горсть риса! Он работал всю жизнь, а плодами его труда насыщались кулаки и заводчики! Серж слегка попятился и пугливо огляделся. Он много дней пробирался из Халдей-сити, избегая больших дорог, шел лесами, питался лесными плодами, а иногда воровал у зажиточных курей и цыплят. - Война дворцам! - надрывался Промокашкин. - Мир хижинам! Раздуем мировой пожар! Серж вздрогнул. Его ноздри раздулись. "А ведь он того... правду говорит!" Серж почувствовал прилив радостного возбуждения. С криком "пропадай все!!" - он кинулся крушить первую попавшуюся продуктовую лавку. Мафиози устремились за ним. Закончив митинг, Промокашкин слез с крыши по пожарной лестнице. - Приведите ко мне этого человека! - приказал он. Сид бросился за Сержем. Смущаясь и робея, босоногий гигант с палкой экспроприированной колбасы в руках, явился пред светлые очи. - Вы сможете драться во имя победы революции? - испытующе посмотрел Промокашкин в глаза Сержа. - Жизнь положу!! - Это хорошо. Мы найдем вам достойное место в нашем светлом будущем! Серж О'Коннор остался при Промокашкине, исполняя обязанности связного и телохранителя. * * * И вот уже Вавилон забурлил. Повсюду вспыхивали стихийные стачки и митинги. Толпы стали громить полицейские участки. Промокашкин успевал повсюду. На "паккарде" он разъезжал с митинга на митинг, воодушевляя трудящихся на новые победы. Очень теплой оказалась встреча с узниками полицейского централа, освобожденными народом. Выступая перед грабителями и убийцами, Промокашкин в конце своей речи разбушевался до того, что сор-рвал с головы стоявшего рядом Гектора Блейка картуз и грякнул им оземь. - Даешь всемирный профсоюз!! Картуз имел потрясающий успех. Узники тут же ринулись крушить оплоты реакции - почты и телеграф. Откуда ни возьмись, явились галогены. Они были в черных анархистских шляпах, с черными шарфами вокруг немытых шей и в тельняшках, разорванных до пупа. Они объявили себя бакунинцами и решили отрицать любую власть. Галогены тащили огромный чемодан с динамитом и минировали все, попадавшиеся им по дороге, церкви, костелы, синагоги и мечети. Вечером в Вавилон прибыла Франсуаз. Она быстро сориентировалась в обстановке и, конспиративно повязав голову темным платочком работницы, отправилась на поиски Сержа. Сержа она отыскала на многолюдном митинге, посвященном освобождению женщин Востока. Промокашкин произносил речь с балкона особняка первой освобожденной женщины - мадам Лямур, которая, обнажив телеса, гарцевала под балконом на лошади. Серж маячил позади Промокашкина и зорко вглядывался в толпу, выискивая провокаторов и наемных убийц. Вдохновенная речь Промокашкина дошла до глубины сердца Франсуаз. После митинга, когда Промокашкин продирался сквозь толпу освобожденных женщин, норовивших расцеловать вождя, Франсуаз кинулась на шею Сержу. - Милый! Прости меня! Я все поняла! Давай бороться вместе! - Борьба потребует полной самоотдачи и жертв! - сурово ответил Серж, за ноги отдирая от Промокашкина особо любвеобильную освобожденку. - Я знаю! Я на все готова ради светлого будущего! "Так. Верхи не могут, низы не хотят... Или нет... Вершки и корешки... Или.. тьфу! И за что мне только ставили пятерки преподаватели обществоведения? Возмутительно!" - мрачно размышлял Промокашкин, усаживаясь в автомобиль. - Товарищ Бумажкин! - конспиративно обратился к нему Серж. -Это - Франсуаз, моя гражданская жена. Она готова к борьбе и созрела идейно. Подскажите, что ей делать в смысле задач текущего момента? - Нам нужна газета, чтобы доносить до людей правду, - сказал Промокашкин. - Сможете достать типографский шрифт? Он ласково взглянул на Франсуаз. "Совсем юная. Чистая и прекрасная, как наше общее дело... Но революция требует жертв!" - Смогу! - Франсуаз закусила губу. - Тогда действуйте, товарищ! - Промокашкин захлопнул дверцу. Серж вскочил на подножку, махнул на прощанье маузером. Автомобиль фыркнул и укатил. "Какой человек!" - восхищенно глядела вслед Франсуаз. Потом взяла себя в руки и нахмурилась. Надо во что бы то ни стало обмануть наймитов буржуазии и достать типографский шрифт! Глава 57 НАКАНУНЕ "Спишь, засранец? - спросил внутренний голос Джеффа О'Брайена. - А в городе-то крамола. Промокашкин интригу плетет, переворот замыслил, механизмов за людей принял...". Джефф подскочил в своем кресле, треснул кулаком по столу: - О'Нийли! Ко мне!.. Эхо раскатилось по пустынным коридорам полицейского управления (большинство сотрудников либо переметнулись на сторону Промокашкина, либо были взяты в заложники освобожденными женщинами и расстреляны массовидно): "Ний-ли! Ты где? Ний-ли! Ко мне!" О'Нийли как ошпаренный влетел в кабинет и увидел страшное: глаза шефа сверкали, ужасные проклятия срывались с сахарных уст. - Крамола... У, такут твою растакут!.. У-у, сицилия!" Через полчаса верные демократии полицейские окружали место очередного митинга. Митингующие спешно свернули повестку дня и стали разбегаться. Троих анархистов, однако, удалось схватить. Это были галогены. Джефф, довольно притопывая ножкой, читал протокол: "Изъято у негодяев: бонбов ручных - 152, пулеметов типа "Максим" - 13, ружо - одно. Писал реестр О. Нили". "Черт неграмотный!" - комиссар высморкался, потер руки, вынул из кармана самопишущий агрегат... Через час на стол министра полиции легла цидуля: "Пойманы мною три злодея. У оных реквизировано: бонбов ручных - 1500, пулеметов типа "максим горки" - 130, ружей - 10, пистолей разных - мульон. На допросе злодеи созналися, что были завербованы Ферапонтом Самовайровым, из Дремля, от коего получали задания и по 30 либровских рублей золотом в месяц. Писал О. Брайен, комиссар полиции округа нумер 1". Поверх документа министр начертал собственноручно: "Комиссара, О. Брайена, наградить. Злодеев, анархистов - казнить!" * * * Франсуаз в конспиративном платочке шла по улице. В руках она несла крынку молока. Шпики, торчавшие на каждом углу, тревожно заглядывали в крынку, понимающе кивали и беспрепятственно пропускали Франсуаз. Они не знали, подлые сатрапы, что на дне крынки лежал некомплектный типографский шрифт. Вот и окошко конспиративной квартиры. Франсуаз глянула вверх и замерла: на подоконнике стоял горшок с геранью. Это означало, что явка провалена. Франсуаз обернулась: в конце улицы выросли фигуры шпиков. Она посмотрела вперед - и там маячили переодетые жандармы. Выхода не было. Франсуаз приложилась к крынке и выдула ее содержимое. Крынку она кинула оземь. Крынка разлетелась на сто кусков. Шрифт надежно улегся в нижний сегмент железного желудка. Ее тут же окружили, вывернули руки. Часть шпиков бросились просеивать осколки крынки, другие с торжеством повели закованную в цепи революционерку в участок. * * * На площади Несогласия при большом стечении народа плотники споро рубили помост. Рядом прохаживался О'Нийли с огромным окровавленным топором в руках. Когда из каземата вывели галогенов и Франсуаз, по толпе прокатился шепоток: "Ишь, ведут антихристов... Политика... Интеллигенты, такут их растакут!.." Анархисты безутешно рыдали. Франсуаз поднялась на эшафот с гордо поднятой головой. Шепнула галогенам: "Выше голову, товарищи! Пусть беснуются тираны!" - Тетенька, - отвечали анархисты-бакунинцы, - да ить мы нечаянно! Мы не хотели! Палач накинул на головы всех троих черный мешок. Галогены изнутри завыли в голос. - Передайте товарищам, - ломким голосом крикнула Франсуаз в толпу, - Сид - провокатор! Он не Сид! Его настоящая фамилия -Бруно-Азеф-Булкин!.. Она помолчала, глядя в высокое синее небо, и вдруг запела. И разогнулись согнутые спины. Подняли головы угнетенные и затюканные, сжались мозолистые кулаки, а на площадь вдруг ворвалась яростная толпа освобожденных женщин. Размахивая лентами с надписью "Долой стыд!", освобожденки накинулись на сатрапов. С другой стороны площади неслась толпа психов с клистирными трубками наперевес. Психи вопили: "Даешь Гармонию!" Палачи позорно бежали. Галогены и Франсуаз свергли с себя пудовые цепи. На площадь вышел бывший граф Дебош. Он был в мятом фраке, лицо его опухло от многодневного пьянства. Сегодня он очнулся впервые после возвращения из Фармазонию и вышел проветрить голову. - Что это тут у вас творится? - спросил он у старушек, торговавших семечками. - Политику гоняют, батюшко! Дебош угостился семечками и глубокомысленно сказал: - Нельзя насилием сей бренный мир улучшить. Усугубить можно. И, продолжая угощаться семечками, побрел, спотыкаясь, прочь. Глава 58 СВЕРШИЛОСЬ! Дебош вернулся в отель. Глория еще не вставала. Лежа в огромной коммунальной кровати, она лениво курила пахитоску. - Мир обезумел, - доложил Дебош, облачаясь в халат. - По этому поводу надо выпить. Глория не реагировала. Взор ее был затуманен. Фарфоровое лицо дышало покоем и негой. Дебош вытянул из-

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования