Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Буковски Чарльз. Женщины -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  -
лся. В темной воде было странно. Я медленно опускался на дно бассейна. Во мне было 6 футов росту и 225 фунтов весу. Я ждал, когда коснусь дна и оттолкнусь ногами наверх. Да где же это дно? Вот оно, а кислород у меня почти кончился. Я оттолкнулся. Медленно пошел вверх. В конце концов, я вырвался на поверхность воды. - Смерть всем блядям, сжимающим передо мною ноги! - заорал я. Открылась дверь, и из квартиры в цоколе выбежал человек. Управляющий. - Эй, так поздно купаться не разрешается! Огни в бассейне не горят! Я подгреб к нему, дотянулся до бортика и посмотрел на него снизу. - Слушай, хуй моржовый, я выпиваю два бочонка пива в день, и я - профессиональный борец. По природе своей, я - добрая душа. Но я намереваюсь купаться и хочу, чтобы огни ЗАЖГЛИ! СЕЙЧАС ЖЕ! Прошу тебя только один раз! И отгреб. Огни зажглись. Бассейн ярко осветился. Как по волшебству. Я догреб до своей водки, снял ее с бортика и хорошенько присосался. Бутылка почти опорожнилась. Я опустил голову: Валери и Бобби плавали под водой кругами друг вокруг дружки. У них хорошо получалось, они были гибки и грациозны. Как странно, что все вокруг - моложе меня. С бассейном мы покончили. Я подошел к двери управляющего в мокрых трусах и постучал. Тот открыл. Мне он понравился. - Эй, кореш, можешь гасить свет. Я кончил купаться. Ты клевый, малыш, ты клевый. Мы пошли к себе. - Выпей с нами, - сказал Бобби. - Я знаю, что ты несчастен. Я зашел и пропустил два стаканчика. Валери сказала: - Слушай, Хэнк, все эти твои бабы! Ты ведь не можешь их всех ебать, ежу понятно. - Победа или смерть! - Отоспишься - пройдет, Хэнк. - Спокойной ночи, толпа, и спасибо.... Я вернулся в спальню. Сесилия распласталась на спине и храпела: - Гуззз, гуззз, гуззз.... Она мне показалась жирной. Я снял мокрые трусы, залез в постель. Потряс ее. - Сесилия, ты ХРАПИШЬ! - Ооох, ооох.... Прости.... - Ладно, Сесилия. Это совсем как замужем. Я тебя утром проучу, когда буду свеженький. 81 Меня разбудил звук. День еще не совсем наступил. По комнате двигалась Сесилия, одевалась. Я посмотрел на часы. - 5 утра. Что ты делаешь? - Я хочу посмотреть, как восходит солнце. Обожаю рассветы! - Не удивительно, что ты не пьешь. - Я вернусь. Можем позавтракать вместе. - В меня уже 40 лет завтраки не лезут. - Я пойду рассвет посмотрю, Хэнк. Я нашел закупоренную бутылку пива. Теплое. Я открыл ее, выпил. Потом уснул. В 10.30 в дверь постучали. - Войдите.... Там были Бобби, Валери и Сесилия. - Мы только что позавтракали вместе, - сообщил Бобби. - Теперь Сесилия хочет снять туфли и погулять по пляжу, - сказала Валери. - Я никогда раньше не видела Тихий Океан, Хэнк. Он так прекрасен! - Сейчас оденусь.... Мы пошли вдоль берега. Сесилия была счастлива. Когда накатывали волны и захлестывали ей босые ноги, она орала. - Толпа, вы идите вперед, - сказал я. - Я тут бар поищу. - Я с тобой пойду, - сказал Бобби. - А я присмотрю за Сесилией, - сказала Валери.... Мы нашли ближайший бар. Там оставалось только два свободных табурета. Мы сели. Бобби достался мужской, мне - женский. Мы заказали выпить. Женщине рядом со мной было лет 26-27. Что-то ее поистаскало - рот и глаза выглядели устало, - но, несмотря на это, она держалась. Волосы темные и ухоженные. В юбчонке, ноги - хорошие. Душой ее был топаз, видно по глазам. Я поставил свою ногу рядом с ее. Она не отодвинулась. Я опорожнил стакан. - Купите мне выпить, - попросил ее я. Она кивнула бармену. Тот подошел. - Водку-7 для джентльмена. - Спасибо.... - Бабетта. - Спасибо, Бабетта. Меня зовут Генри Чинаски, писатель-алкоголик. - Никогда не слыхала. - Аналогично. - Я держу лавку рядом с пляжем. Безделушки и дрянь всякая, в основном - дрянь. - Мы квиты. Я тоже пишу много дряни. - Если вы - такой плохой писатель, то почему не бросите? - Мне есть нужно, жить где-то и одеваться. Купите мне еще выпить. Бабетта кивнула бармену, и я получил новый стакан. Мы прижимались друг к другу ногами. - Я - крыса, - сообщил я ей, - у меня запоры и не стоит. - Насчет запоров - не знаю. Но то, что вы крыса - это точно, и у вас стоит. - Какой у вас номер телефона? Бабетта полезла в сумочку за ручкой. И тут зашли Сесилия и Валери. - О, - сказала Валери, - вот где эти мерзавцы. Я же тебе говорила. В ближайшем баре. Бабетта соскользнула с табуретки и вышла наружу. Я видел ее сквозь жалюзи на окнах. Она уходила прочь, по набережной, и у нее было тело. Гибкое, как ива. Оно качнулось на ветру и пропало из виду. 82 Сесилия сидела и смотрела, как мы пьем. Я видел, что противен ей. Ем мясо. У меня нет бога. Нравится ебаться. Природа меня не интересует. Я никогда не голосовал. Люблю войны. От открытого космоса мне скучно. От бейсбола скучно. От истории скучно. От зоопарков мне тоже скучно. - Хэнк, - сказала она, - я выйду ненадолго наружу. - А что там, снаружи? - Я люблю смотреть, как люди в бассейне купаются. Мне нравится, когда им хорошо. Сесилия встала и вышла. Валери рассмеялась. Бобби рассмеялся. - Ладно, значит, я ей в трусики не полезу. - А хочется? - спросил Бобби. - Тут оскорблен не столько мой позыв к сексу, сколько мое эго. - И о возрасте своем не забудь, - сказал Бобби. - Нет ничего хуже старой свиньи-шовиниста, - ответил я. Мы пили дальше молча. Через час или около того Сесилия вернулась. - Хэнк, я хочу уехать. - Куда? - В аэропорт. Я хочу улететь в Сан-Франциско. У меня все вещи - с собой. - Я-то не против. Но сюда нас привезли Валери и Бобби на своей машине. Может, им пока не хочется уезжать. - Мы отвезем ее в Л.А., - сказал Бобби. Мы уплатили по счету, сели в машину, Бобби - за руль, Валери - рядом, а Сесилия и я - назад. Сесилия отстранилась от меня, прижавшись к дверце, - как можно дальше. Бобби включил магнитофон. Музыка обрушилась на заднее сиденье волной. Боб Дилан. Валери протянула нам кропаль. Я дернул, потом попробовал передать его Сесилии. Та съежилась. Я вытянул руку и погладил ее по колену, сжал его. Она ее оттолкнула. - Эй, парни, ну, как вы там, сзади? - спросил Бобби. - Это любовь, - ответил я. Мы ехали час. - Вот аэропорт, - сказал Бобби. - У тебя еще два часа, - сказал я Сесилии. - Можем вернуться ко мне и подождать. - Все в порядке, - ответила та. - Я хочу пойти сейчас. - Но что же ты будешь делать два часа в аэропорту? - спросил я. - О, - сказала Сесилия, - я просто люблю аэропорты. Мы остановились перед терминалом. Я выпрыгнул, выгрузил ее багаж. Пока мы стояли вместе, Сесилия привстала на цыпочки и чмокнула меня в щеку. Я не стал ее провожать. 83 Я согласился читать на севере. Днем перед чтениями я сидел в номере Холидей-Инна и пил пиво с Джо Вашингтоном, организатором, местным поэтом Дадли Бэрри и его дружком Полом. Дадли недавно вышел из чулана и объявил, что он - гомик. Он нервничал, был жирен и амбициозен. И постоянно расхаживал взад-вперед. - Ты хорошо читать будешь? - Не знаю. - Ты привлекаешь к себе толпы народу. Господи, как тебе это удается? Они вокруг всего квартала в очередь выстроились. - Любят кровопускания. Дадли схватил Пола за ягодицы. - Я тебя вспорю и выпотрошу, малыш! А потом можешь вспороть меня! Джо Вашингтон стоял у окна. - Эй, гляди, вон Уильям Берроуз идет через дорогу. У него номер рядом с твоим. Он завтра вечером читает. Я подошел к окну. И впрямь Берроуз. Я отвернулся и открыл новое пиво. Мы сидели на третьем этаже. Берроуз поднялся по лестнице, прошел мимо моего окна, открыл свою дверь и скрылся внутри. - Хочешь с ним познакомиться? - спросил Джо. - Нет. - Я зайду к нему на минутку. - Давай. Дадли и Пол хватали друг друга за жопы. Дадли ржал, а Пол хихикал и заливался румянцем. - А чего бы вам, парни, наедине не разобраться? - Какой же он хорошенький, а? - спросил Дадли. - Обожаю мальчишечек! - Меня больше женский пол интересует. - Ты просто лучшего не знаешь. - Не твоя забота. - Джек Митчелл бегает с травести. Он о них стихи пишет. - Те хоть, по крайней мере, на баб похожи. - А некоторые даже лучше. Я молча пил дальше. Вернулся Джо Вашингтон. - Я сказал Берроузу, что ты в соседнем номере. Я сказал: Берроуз, Генри Чинаски - в соседнем номере. Он ответил: Ах вот как? Я спросил, не хочет ли он с тобой познакомиться. Он ответил: Нет. - В таких местах холодильники следует ставить, - сказал я. - Ебаное пиво греется. Я вышел поискать машину со льдом. Когдя я проходил мимо номера Берроуза, тот сидел в кресле у окна. Он взглянул на меня безразлично. Я нашел машину и вернулся со льдом, сложил его в раковину и засунул туда пиво. - Ты ведь не собираешься слишком надираться, - предостерег меня Джо. - Тогда точно языком ворочать не сможешь. - Да им надристать. Они одного хотят - меня распять. - 500 долларов за час работы? - спросил Дадли. - И ты называешь это распятием? - Ага. - Ну, ты и Христос! Дадли с Полом ушли, а Джо и я отправились в местную кофейню поесть и выпить. Нашли столик. Первым делом мы обнаружили, что незнакомые люди придвигают к нам стулья. Все мужики. Вот же говно. Сидело там и несколько хорошеньких девчонок, но они только смотрели и улыбались - или же не смотрели и не улыбались. Я прикинул, что те, которые не улыбались, ненавидели меня из-за моего отношения к женщинам. Ну их на хуй. Джек Митчелл там был и Майк Тафтс, оба поэты. Ни тот, ни другой ничем себе на жизнь не зарабатывали, несмотря на тот факт, что поэзия им ничего не приносила. Они существовали своей силой воли и подаяниями. Митчелл, при всем при том, был хорошим поэтом, ему просто не везло. Он заслуживал лучшего. Затем зашел Бласт Гримли, певец. Бласт был вечно пьян. Я ни разу не видел его трезвым. За столиком сидела еще пара каких-то людей, я их не знал. - Мистер Чинаски? Милая малютка в коротком зеленом платьице. - Да? - Вы не подпишите мне эту книгу? То была ранняя книга стихов - стихов, что я написал, работая на почте, Бегает По Комнате И Вокруг Меня. Я расписался, накарябал рисунок и передал обратно. - Ох, спасибо вам большое! Она ушла. Все эти сволочи, сидевшие вокруг, погубили мне такой шанс к действию. Вскоре на столе оказалось 4 или 5 графинов пива. Я заказал сэндвич. Мы пили 2 или 3 часа, затем я вернулся в номер. Закончил пиво из раковины и уснул. О самих чтениях почти ничего не помню, но на следующий день я проснулся в постели один. Джо Вашингтон постучался ко мне около 11 утра. - Эй, мужик, это было одно из самых лучших твоих чтений! - Правда что ли? Ты мне говно не вешаешь? - Не, самый сенокос. Вот чек. - Спасибо, Джо. - Ты уверен, что не хочешь встретиться с Берроузом? - Уверен. - Он сегодня вечером читает. Останешься послушать? - Мне в Лос-Анжелес надо вернуться, Джо. - А ты когда-нибудь слышал, как он читает? - Джо, я хочу принять душ и свалить отсюда. Ты отвезешь меня в аэропорт? - Конечно. Когда мы уходили, Берроуз сидел в кресле у окна. Он и виду не подал, что заметил меня. Я бросил на него взгляд и прошел мимо. Чек был со мной. Мне не терпелось попасть на бега.... 84 Я несколько месяцев переписывался с одной дамой из Сан-Франциско. Ее звали Лайза Уэстон, и она перебивалась уроками танцев, включая балет, у себя в студии. Ей было 32, один раз замужем, и все ее письма были длинными и безупречно отпечатанными на розовой бумаге. Писала она хорошо, разумно и очень мало преувеличивая. Я получал от ее писем удовольствие и отвечал на них. Лайза держалась в стороне от литературы, в стороне от так называемых великих вопросов. Она писала мне о маленьких обыкновенных происшествиях, но описывала их глубоко и с юмором. И вот так получилось: она написала, что собирается в Лос-Анжелес за танцевальными костюмами, и не хотел бы я встретиться с ней? Я ответил, что разумеется да, что она может остановиться у меня, но из-за нашей разницы в возрасте ей придется спать на кушетке, а мне - на кровати. Я вам позвоню, когда прилечу, написала она мне в ответ. Три или четыре дня спустя зазвонил телефон. Там была Лайза. - Я в городе, - сказала она. - Вы в аэропорту? Я вас заберу. - Я возьму такси. - Дороговато. - Так будет проще. - Что вы пьете? - Я много не пью. Поэтому - что хотите.... Я сел и стал ждать. Я всегда нервничаю в таких ситуациях. Когда они накатывают, мне уже и не хочется, чтоб они были. Лайза отмечала, что она хорошенькая, но никаких фотографий я не видел. Однажды я уже женился на женщине, пообещал жениться, не видев ее ни разу, по переписке. Та тоже писала интеллигентные письма, но мои 2-с-половиной года брака оказались катастрофой. Люди обычно намного лучше в письмах, чем в реальности. В этом смысле они очень похожи на поэтов. Я ходил по комнате. Потом услышал шаги по дорожке двора. Я подошел к жалюзи и выглянул в щелочку. Неплохо. Темные волосы, аккуратно одета - длинная юбка, закрывающая лодыжки. Она шла грациозно, высоко держа голову. Славный нос, обычный рот. Мне нравились женщины в платьях, они напоминали о былых днях. Она несла небольшую сумку. Постучала. Я открыл. - Заходите. Лайза поставила сумку на пол. - Садитесь. На ней было очень немного грима. Хорошенькая. Прическа стильная и короткая. Я передал ей водку-7, себе сделал тоже. Казалось, она спокойна. Лица ее слегка коснулось страданье - были у нее в жизни один-два трудных периода. У меня тоже. - Я завтра собираюсь за костюмами. В Лос-Анжелесе есть один магазин, очень необычный. - Мне нравится это платье на вас. Полностью закрытая женщина возбуждает, мне кажется. Конечно, трудно что-то сказать о ее фигуре, но судить всегда можно. - Вы такой, как я и думала. Вы совсем не боитесь. - Спасибо. - Вы мне кажетесь почти застенчивым. - Это мой третий стакан. - А что происходит после четвертого? - Ничего особенного. Я его выпиваю и жду пятого. Я вышел за газетой. Когда вернулся, Лайза поддернула свою длинную юбку чуть выше колен. Смотрелось здорово. Прекрасные колени, хорошие ноги. День (на самом деле - вечер) прояснялся. Из ее писем я знал, что она приверженец здоровой пищи, как Сесилия. Только она себя вела совсем не как Сесилия. Я сидел на другом конце кушетки и украдкой поглядывал на ее ноги. Я всегда был человеком ног. - У вас красивые ноги, - сказал я Лайзе. - Вам нравятся? Она поддернула юбку еще на дюйм. Просто безумие какое-то. Такие хорошие ноги возникают из-под всей этой ткани. Гораздо лучше, чем мини-юбки. После следующего стакана я придвинулся к ней поближе. - Вы должны приехать посмотреть мою танцевальную студию, - сказала она. - Я не могу танцевать. - Можете. Я вас научу. - Бесплатно? - Конечно. Хоть вы парень и большой, но на ногу очень легки. По тому, как вы ходите, я могу сказать, что вы смогли бы танцевать очень даже неплохо. - По рукам. Я буду спать на вашей кушетке. - У меня хорошая квартира, но там есть только водяная постель. - Ладно. - Только вы разрешите мне для вас готовить. Хорошую еду. - Нормально. - Я посмотрел на ее ноги. Затем поласкал одно колено. Поцеловал ее. Она ответила мне, как одинокая женщина. - Вы находите меня привлекательной? - спросила Лайза. - Да, конечно. Но больше всего мне нравится ваш стиль. В вас есть некая высокая тональность. - У вас хорошая строка, Чинаски. - Приходится. Мне почти 60. - Больше похоже на 40, Хэнк. - У вас тоже хорошая строка, Лайза. - Приходится. Мне 32. - Я рад, что не 22. - А я рада, что вам не 32. - Ночь сплошной радости, - сказал я. Мы оба попивали свои напитки. - Что вы думаете о женщинах? - спросила она. - Я не мыслитель. Все женщины разные. В основе своей они кажутся сочетанием лучшего и худшего - и волшебного, и ужасного. Я рад, что они существуют, тем не менее. - Как вы к ним относитесь? - Они ко мне - лучше, чем я к ним. - Думаете, так - честно? - Не честно, но так уж есть. - Вы не кривите душой. - Не вполне. - После того, как я завтра куплю костюмов, я хочу их примерить. И вы мне скажете, какой вам больше понравится. - Конечно. Но мне нравится длинный тип платьев. Класс. - Я всякие покупаю. - А я не покупаю одежды, пока старая не разлезется. - У вас другого рода расходы. - Лайза, я ложусь в постель после этого стакана, ладно? - Конечно. Я сложил ее постель в кучу на пол. - Одеял хватит? - Да. - Подушка нормальная? - Еще бы. Я допил, встал и запер входную дверь. - Я не вас запираю. Это чтоб безопаснее. - Мне безопасно.... Я зашел в спальню, выключил свет, разделся и залез под одеяло. - Вот видите, - крикнул я ей. - Я вас не изнасиловал. - О, - ответила она, - лучше б вы это сделали! Я не совсем поверил, но слышать приятно. Сыграл я довольно честно. Лайза задержится дольше, чем на одну ночь. Когда я проснулся, то услышал ее в ванной. Может, следовало ее вздрючить? Ну откуда человеку знать, что делать? В общем, решил я, лучше подождать, если можешь хоть чуть-чуть почувствовать личность. Если б я сразу возненавидел ее, то лучше было бы и выебать ее сразу, если же нет - то лучше подождать, потом выебать, а уже после - возненавидеть. Лайза вышла из ванной в красном платье средней длины. Хорошо сидело. В ней были стройность и класс. Она стояла перед моим зеркалом в спальне, играя волосами. - Хэнк, я поехала за костюмами. Ты оставайся в постели. Ты, наверное, болеешь после вчерашнего. - С чего это? Мы одинаково выпили. - Я слышала, как ты на кухне шурудил. Зачем ты еще прикладывался? - Боялся, наверное. - Ты? Боялся? Я думала, ты - здоровый, крутой, пьющий ебарь. - Я тебя что - подвел? - Нет. - Я боялся. Мое искусство - это мой страх. Я от него стартую. - Я поехала за костюмами, Хэнк. - Ты сердишься. Я тебя подвел. - Вовсе нет. Я вернусь. - Где этот магазин? - На 87-й Улице. - На 87-й? Боже милостивый, это же Уоттс! - У них самые лучшие костюмы на побережье. - Там же черные! - Ты что - против черных? - Я вообще против всех. - Я возьму такси. Вернусь через 3 часа. - Это что - твое представление о возмездии? - Я же сказала, что вернусь. Я свои вещи оставляю. - Ты никогда не вернешься. - Вернусь. Я умею собой управлять. - Ладно, но послушай... не бери такси. Я встал, нашел свои джинсы, нащупал ключи от машины. - Вот, возьми мой фольксваген. Номер ТРВ 469, возле самого дома стоит. Но полегче на сцепление жми, и вторая передача скопытилась, особенно если назад сдавать, скрежещет.... Она взяла ключи, а я снова улегся и натянул на себя простыню. Лайза склонилась надо мной. Я схватил ее, исцеловал ей всю шею. Изо рта у меня воняло. - Веселей давай, - сказала она. - Поверь. Сегодня вечером отпразднуем и устроим парад мод. - Я не дождусь. - Дождешься. - Серебристый ключик - от водительской дверцы. Золотистый - зажигание.... Она ушла в своем красном платье средней длины. Я слышал, как закрылась дверь. Огляделся. Чемодан ее по-прежнему стоял на месте. И на ковре лежали ее туфли. 85 Когда я проснулся, было полвторого дня. Я принял ванну, оделся, проверил почту. Письмо от молодого человека из Глендэйла. Дорогой мистер Чинаски: я - молодой писатель и, думаю, - хороший, очень хороший, но мои стихи мне постоянно возвращают. Как людям пробиться в эту игру? В чем секрет? Кого для этого нужно знать? Я очень сильно восхищаюсь вашей работой, и мне бы хотелось приехать и поговорить с вами. Я привезу пару

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования