Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Буковски Чарльз. Макулатура -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -
Чарльз Буковски. Макулатура Перевод В. Голышева Роман Источник: http://ch-bukowski.chat.ru/ Spell-checking, proof-reading: shoorah Плохой литературе посвящается 1 Я сидел в своем кабинете, аренда кончилась, и Маккелви уже начал процедуру выселения. Стояла адская жара, кондиционер не работал. По моему столу ползла муха. Я протянул руку и ладонью выключил ее из игры. Вытер руку о штанину, и тут зазвонил телефон. Я взял трубку. -- Да? -- Селина читали? -- спросил женский голос. Он звучал чувственно. У меня давно никого не было. Годы. -- Селин, -- сказал я. -- Хм-м. -- Я разыскиваю Селина, -- сказала она. -- Он мне нужен. Такой чувственный голос, меня прямо разбирало. -- Селин? -- сказал я. -- Дайте мне какие-нибудь сведения. Поговорите со мной, леди. Не молчите... -- Застегнитесь, -- сказала она. Я посмотрел на брюки. -- Как вы узнали? -- спросил я. -- Неважно. Мне нужен Селин. -- Он умер. -- Нет. Найдите мне его. Он мне нужен. -- А если я найду только кости? -- Нет, дурак, он жив! -- Где? -- В Голливуде. Я слышала, что он крутится возле книжного магазина Реда Колдовски. -- Так почему вы сами его не найдете? -- Во-первых, я должна быть уверена, что это в самом деле Селин. Я должна знать это наверняка. -- Но почему вы обратились ко мне? В городе сотни детективов. -- Вас рекомендовал Джон Бартон. -- А-а, Бартон, ну да. Послушайте. Мне нужен какой-нибудь аванс. И я должен встретиться с вами лично. -- Буду у вас через несколько минут, -- сказала она. Она повесила трубку. Я застегнул ширинку. И ждал. 2 Она вошла. То есть я хочу сказать -- это просто нечестно. Платье обтягивало ее так, что чуть не лопалось по швам. Перебирает с шоколадками. А каблуки такие высокие, что смахивают на ходульки. Она шла, как пьяный калека, ковыляла по комнате. Головокружительная роскошь тела. -- Садитесь, леди, -- сказал я. Она села и закинула ногу на ногу, черт-те куда, чуть не вышибла мне глаз. -- Приятно видеть вас, леди, -- сказал я. -- Пожалуйста, перестаньте пялиться. Ничего для себя нового вы не увидите. -- Тут вы не правы, леди. Можно узнать ваше имя? -- Леди Смерть. -- Леди Смерть? Вы из цирка? Из кино? -- Нет. -- Место рождения? -- Это несущественно. -- Год рождения? -- Не пытайтесь острить... -- Просто хочу получить какие-то сведения... Я как-то смешался, стал глядеть ей на ноги. Ноги для меня -- первое дело. Это первое, что я увидел, когда родился. Но тогда я пытался вылезти. С тех пор я стремлюсь в обратную сторону, но без большого успеха. Она щелкнула пальцами. -- Эй, очнитесь! -- А? -- Я поднял глаза. -- Речь о Селине. Помните? -- Ну конечно. Я разогнул скрепку и концом показал на нее. -- Хорошо бы чек в оплату за услуги. -- Конечно. -- Она улыбнулась: -- Сколько вы берете? -- Шесть долларов в час. Она вынула чековую книжку, что-то нацарапала там, вырвала чек и кинула мне. Он спланировал на стол. Я поднял его. Двести сорок долларов. Таких денег я не видел с тех пор, как угадал в экспрессе в Голливудском парке в 1988 году. -- Спасибо, леди... -- ...Смерть, -- сказала она. -- Да, -- сказал я. -- А теперь чуть-чуть подробнее об этом так называемом Селине. Вы что-то говорили про книжный магазин? -- Он околачивался в магазине Реда, листал книжки... спрашивал о Фолкнере, о Карсон Маккалерс, о Чарльзе Мэнсоне... -- Околачивается в книжном магазине? Хм... -- Да, -- сказала она, -- вы знаете Реда. Любит выгонять людей из магазина. Можете истратить там тысячу долларов, потом задержитесь на лишнюю минуту-другую, и Ред скажет: "А не убраться ли тебе к чертям?" Ред хороший человек, но с приветом. Короче говоря, он все время вышвыривает Селина. Селин идет в бар Муссо и сидит там грустный. Через день-два приходит снова, и все повторяется. -- Селин умер. Селин и Хемингуэй умерли тридцать два года назад. Один, и через день -- другой. -- Я знаю о Хемингуэе. Хемингуэй у меня. -- Вы уверены, что это был Хемингуэй? -- О, да. -- Так почему вы не уверены, что Селин в самом деле Селин? -- Не знаю. Какой-то у меня с ним затор. Никогда такого не было. Может, я слишком долго в этом бизнесе. И вот пришла к вам. Бартон вас хвалит. -- И вы полагаете, что настоящий Селин жив? Он вам нужен? -- Ужасно, малыш. -- Билейн. Ник Билейн. -- Хорошо. Билейн. Мне нужна определенность. Что это в самом деле Селин, а не какой-то недоделанный хотень. Слишком много их развелось. -- Мне ли не знать. -- Так приступайте. Мне нужен лучший писатель Франции. Я долго ждала. Она встала и вышла вон. Никогда в жизни я не видел такого зада. Не поддается описанию. Не поддается ничему. Не мешайте мне сейчас. Я хочу о нем подумать. 3 На другой день. Я отменил свое выступление перед Торговой палатой в Палм-Спрингс. Шел дождь. Потолок протекал. Дождь капал сквозь потолок -- ПЛЯМ, ПЛЯМ, ПЛЯМ, И ПЛЯМ, И ПЛЯМ, ПЛЯМ, ПЛЯМ, ПЛЯМ, И ПЛЯМ, И ПЛЯМ, ПЛЯМ, и ПЛЯМ, и ПЛЯМ, и ПЛЯМ, ПЛЯМ, ПЛЯМ, ПЛЯМ... Я согревался с помощью саке. Но как согревался? До нуля градусов. Вот мне 55 лет, а у меня нет горшка, чтобы подставить под капель. Отец предупреждал меня: кончишь тем, что будешь спускать в кулак на чьем-нибудь чужом крылечке в Арканзасе. Ну, время еще есть. Автобусы туда отправляются каждый день. Только у меня от них запор, и там всегда храпит какой-нибудь старпер с вонючей бородой. Пожалуй, лучше заняться Делом Селина. Селин ли Селин или кто-нибудь еще? Иногда мне казалось, что я не знаю даже, кто я такой. Ладно, я Ники Билейн. Но это не точно. Кто-нибудь заорет: "Эй, Гарри! Гарри Мартел!" И я скорее всего откликнусь: "Да, в чем дело?" В смысле -- я могу быть кем угодно, какая разница? Что в имени тебе моем? Жизнь -- странная штука, правда? В бейсбольную команду меня всегда включали последним -- знали, что могу запулить их паршивый мяч к чертовой матери в Денвер. Завистливые хорьки! Я был талантлив, и сейчас талантлив. Иногда я смотрел на свои руки и видел, что мог стать великим пианистом или еще кем-нибудь. И чем же занимались мои руки? Чесали яйца, выписывали чеки, завязывали h-c`*(, спускали воду в унитазе и т.д. Прошляпил я свои руки. И мозги. Я сидел под дождем. Зазвонил телефон. Я вытер его насухо просроченным извещением из Налогового управления, поднял трубку. -- Ник Билейн, -- сказал я. Или я Гарри Мартел? -- Это Джон Бартон, -- раздалось в трубке. -- Да, вы меня рекомендовали, спасибо. -- Я наблюдал за вами. У вас есть талант. Немного неотшлифованный, но в этом его прелесть. -- Приятно слышать. Дела идут плохо. -- Я наблюдал за вами. Все наладится, надо только потерпеть. -- Да. Чем могу служить, мистер Бартон? -- Я пытаюсь обнаружить Красного Воробья. -- Красного Воробья? Что еще за птица? -- Я уверен, что он существует. Просто надо его найти, я хочу, чтобы вы его нашли. -- Ниточки какие-нибудь есть? -- Нет, нет, но я уверен, что Красный Воробей где-то там. -- У этого Воробья есть имя, или как? -- В каком смысле? -- В смысле -- имя. Ну, Генри или Абнер. Или Селин? -- Нет, это просто Красный Воробей, и я не сомневаюсь, что вы можете его найти. Я в вас верю. -- Это будет стоить вам, мистер Бартон. -- Если найдете Красного Воробья, я буду платить вам сто долларов в месяц до конца жизни. -- Хм-м... Слушайте, а может, дадите все вперед -- чохом? -- Нет, Ник, вы спустите их на бегах. -- Хорошо, мистер Бартон, дайте мне ваш номер телефона, и я этим займусь. Бартон дал мне номер телефона и сказал: -- Я очень на вас надеюсь, Билейн. И повесил трубку. Так, дела пошли на лад. Но потолок протекал еще сильнее. Я стряхнул с себя несколько капель, врезал саке, скрутил сигаретку, зажег, вдохнул и закашлялся от дыма. Потом надел мой коричневый котелок, включил автоответчик, медленно подошел к двери, открыл ее... Там стоял Маккелви. У него была широченная грудь и плечи словно подбитые ватой. -- Твоя аренда кончилась, гнида! -- рявкнул он. -- Выметайся отсюда в жопу! Тут я обратил внимание на его брюхо. Оно напоминало мягкую гору дерьма, и кулак мой утонул в ней. Маккелви согнулся пополам, я встретил его лицо коленом. Он упал, откатился в сторону. Отвратное зрелище. Я подошел, вытащил его бумажник. Фотографии детей в порнографических позах. Не убить ли его, подумал я. Но вместо этого взял его кредитную карточку "Золотая Виза", пнул его в зад и спустился на лифте. Решил пойти в магазин Реда пешком. Когда я на машине, меня вечно штрафуют за неправильную парковку, а платные стоянки мне не по карману. Я шел к Реду в угнетенном настроении. Человек рождается, чтобы умереть. Что это значит? Болтаешься и ждешь. Ждешь маршрута А. Августовским вечером ждешь пару больших грудей в гостиничном номере Лас-Вегаса. Ждешь, когда заговорит рыба. Когда свистнет рак. Болтаешься. Ред был на месте. -- Тебе повезло, -- сказал он, -- разминулся с этим пьяницей Чинаски. Приходил тут, хвастался своей новой серией марок. -- Это ладно, -- сказал я. -- У тебя есть подписанный экземпляр "Когда я умирала" Фолкнера? -- Конечно. -- Сколько стоит? -- Две тысячи восемьсот долларов. -- Я подумаю... -- Прошу прощения, -- сказал Ред. Он повернулся к человеку, листавшему первое издание "Домой возврата нет". -- Пожалуйста, поставьте книгу в шкаф и убирайтесь к чертовой матери! Это был хрупкий человечек, весь согнутый. И одет в какой-то желтый резиновый костюм. Он поставил книгу в шкаф и прошел мимо нас к двери; глаза у него были на мокром месте. А дождь на улице перестал. Желтый резиновый костюм был ни к чему. Ред посмотрел на меня. -- Можешь представить, некоторые из них приходят сюда, облизывая мороженое! -- Могу представить себе кое-что похуже. Тут я заметил, что в магазине еще кто-то есть. Он стоял в глубине. Я, кажется, узнал его по фотографиям. Селин. Селин? Я медленно подошел к нему. Совсем близко. Уже мог разглядеть, что он читает. Томас Манн. "Волшебная гора". Он увидел меня. -- У этого парня проблема, -- сказал он, подняв книгу. -- Какая же? -- спросил я. -- Он считает скуку Искусством. Он поставил книгу на полку и стоял передо мной, похожий на Селина. Я посмотрел на него. -- Это поразительно, -- сказал я. -- Что? -- Я думал, вы умерли, -- сказал я. Он посмотрел на меня. -- Я думал, что вы тоже умерли, -- сказал он. Мы стояли и смотрели друг на друга. Потом я услышал Реда. -- ЭЙ, ТЫ! -- заорал он. -- УБИРАЙСЯ ОТСЮДА К ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ! Нас было только двое. -- Кому из нас убираться? -- спросил я. -- ТОМУ, КОТОРЫЙ ПОХОЖ НА СЕЛИНА! УБИРАЙСЯ ОТСЮДА К ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ! -- Но почему? -- спросил я. -- Я СРАЗУ ВИЖУ, КОГДА ОНИ НЕ СОБИРАЮТСЯ ПОКУПАТЬ! Селин, или кто он там, направился к выходу. Я за ним. Он пошел к бульвару, остановился у газетного киоска. Сколько помню, этот киоск стоял там всегда. Я вспомнил, как двадцать или тридцать лет назад подцепил там трех проституток. Я отвел их всех к себе домой, и одна дрочила моей собаке. Им это казалось забавным. Они были пьяные и на колесах. Потом одна проститутка пошла в ванную, упала там, разбила голову о край унитаза и все вокруг залила кровью. Я подтирал за ней большими мокрыми полотенцами. Потом уложил ее в постель, посидел с остальными, и наконец они ушли. Та, что в постели, пробыла еще четыре дня и четыре ночи, выпила все мое пиво и без конца говорила о своих двух детях в восточном Канзас-Сити. А этот человек -- Селин? -- стоял у киоска и читал журнал. Подойдя ближе, я разглядел, что это "Нью-Йоркер". Селин(?) положил его на место и посмотрел на меня. -- У них только одна проблема. -- Какая? -- Они просто не умеют писать. Ни один из них. Мимо проезжало пустое такси. -- ЭЙ, ТАКСИ! -- крикнул Селин. Такси притормозило, он подскочил к машине, задняя дверь открылась, и он влез. -- ЭЙ! -- закричал я. -- Я ХОТЕЛ У ВАС СПРОСИТЬ! Такси промчалось к Голливудскому бульвару. Селин высунулся из окна, показал мне средний палец. И уехал. Первый раз за десятки лет я повстречал в этих местах такси -- то есть незанятое, без пассажира. Ну, дождь перестал, но тоска не проходила. К тому же стало прохладно, и пахло так, как будто кто-то мокрый испортил воздух. Я втянул голову в плечи и отправился к Муссо. У меня была кредитная карточка "Золотая Виза". Я был жив. И кажется, даже стал ощущать себя Ники Билейном. Я стал напевать мотивчик Эрика Коутса: Ад таков, каким ты его устроишь. 4 Я посмотрел в словаре Вебстера. Селин, 1891 -- 1961. На дворе был 1993- й. Если он жив, значит, ему 102 года. Неудивительно, что ЛЕДИ СМЕРТЬ его разыскивает. А тот, в книжном магазине, выглядел на 40-50. Ну ясно. Он не Селин. Или &% он придумал, как победить процесс старения. Взять кинозвезд: они снимают кожу с зада и приживляют к лицу. На заду кожа морщится позже всего. Последние годы они дохаживают с ягодицами вместо лиц. Пошел бы на это Селин? Кому охота дожить до 102 лет? Только дураку. И с чего бы Селину захотелось жить так долго? Все это -- какое-то сумасшествие. Леди Смерть сумасшедшая. Я сумасшедший. Пилоты авиалайнеров сумасшедшие. Никогда не смотри на пилота. Поднимайся на борт и заказывай выпивку. Я понаблюдал, как трахаются две мухи, и решил позвонить Леди Смерти. Расстегнул ширинку и ждал ответа. -- Алло, -- послышался ее голос. -- М-м-м, -- сказал я. -- Что? А, это вы, Билейн. Как продвигается дело? -- Селин мертв. Он родился в 1891 году. -- Статистика мне известна, Билейн. Слушайте, я знаю, что он жив... где- то... и в книжном магазине мог быть он. Вы что-нибудь выяснили? Он мне нужен. Очень нужен. -- М-м-м... -- сказал я. -- Застегнитесь. -- А? -- Дурак, я сказала застегнись. -- А... Сейчас... -- Я должна определенно знать, есть он или нет его. Я вам сказала: у меня с ним не клеится. Психологический тормоз. Бартон рекомендовал вас, сказал, что вы один из лучших. -- А, да, кстати, я как раз сейчас работаю на Бартона. Пытаюсь разыскать Красного Воробья. Что вы об этом думаете? -- Слушайте, Билейн, распутайте историю с Селином, и я вам скажу, где Красный Воробей. -- В самом деле, леди? О, я бы для вас что угодно сделал! -- Ну например! -- Ну, убил бы моего любимого таракана, выпорол бы ремнем мать, если бы она была здесь... -- Хватит молоть! Я начинаю думать, что Бартон меня разыграл. Беритесь-ка лучше за дело. Или вы распутаете историю с Селином, или я за вами приду. -- Одну минутку, леди. Трубка у меня в руке молчала. Я положил ее на рычаг. Ох. За мной-то она явится без всяких тормозов. Меня ждала работа. Я поискал глазами: нет ли где мухи, чтобы убить. Дверь распахнулась, на пороге стоял Маккелви и большая слабоумная куча дерьма. Маккелви посмотрел на меня и кивнул на кучу. -- Это Томми. Томми смотрел на меня мутными глазками. -- Очень приятно, -- сказал он. Маккелви улыбнулся мне жуткой улыбкой. -- Так вот, Билейн, Томми здесь с одной целью, и эта цель -- медленно превратить вас в лепешку кровавого куриного говна. Так, Томми? -- Угу, -- сказал Томми. По виду он весил килограммов сто семьдесят. Ну, состричь на нем шерсть -- будет этак сто шестьдесят. Я любезно улыбнулся ему. -- Слушай, Томми, ты ведь меня не знаешь, правда? -- Угу. -- Так зачем тебе меня бить? -- Потому что мистер Маккелви так велел. -- Томми, а если мистер Маккелви велит тебе выпить твое пи-пи, ты выпьешь? -- Ты не путай моего парня! -- сказал Маккелви. -- Томми, а если мистер Маккелви велит тебе съесть мамино ка-ка, ты съешь мамино ка-ка? -- А? -- Заткнись, Билейн, здесь разговариваю я! Он повернулся к Томми. -- А ну-ка, разорви мне этого типа, как старую газету, разорви его в клочья и пусти к чертям по ветру, понял? -- Я понял, мистер Маккелви. -- Ну так чего ты ждешь, последней розы лета? Томми шагнул ко мне. Я вынул из ящика стола люгер и навел на (a/.+(-a*cn тушу. -- Стой, Томас, или сейчас тут будет больше красного, чем на всех футболках стенфордской команды! -- Э, -- сказал мистер Маккелви, -- откуда у тебя эта штука? -- Сыщик без машинки все равно что кот с презервативом. Или часы без стрелок. -- Билейн, -- сказал Маккелви, -- ты чушь порешь. -- Мне уже говорили. А теперь скажи своему парню "тпру", или я проделаю в нем такое окошко, что арбуз пройдет! -- Томми, -- сказал Маккелви, -- отойди назад и встань передо мной. Томми повиновался. Теперь надо было решить, что с ними делать. Это было непросто. В Оксфорде мне стипендию не платили. Биологию я проспал и в математике не отличался. Но до сих пор умудрялся остаться в живых. Кажется. А пока что я сдал себе некоего туза из некоей заряженной колоды. Ход был за мной. Сейчас или никогда. Приближался сентябрь. Вороны держали совет. Солнце исходило кровью. -- А ну-ка, Томми, -- сказал я, -- на четвереньки! Живо! Он посмотрел на меня так, как будто не очень хорошо слышал. Я холодно улыбнулся ему и щелкнул предохранителем. Томми был глуп, но не окончательно. Он упал на четвереньки, встряхнув весь 6-й этаж, как землетрясение в 5,9 балла. Мой фальшивый Дали упал на пол. Тот что с подтаявшими часами. Глыбясь как Большой Каньон, Томми глядел на меня снизу. -- А теперь, Томми, -- сказал я, -- ты будешь слоном, а Маккелви будет погонщиком! -- А? -- сказал Томми. Я посмотрел на Маккелви. -- Давай-давай! Залезай! -- Билейн, ты спятил? -- Как знать? Безумие относительно. Кто определяет норму? -- Я не знаю, -- сказал Маккелви. -- Залезай давай! -- Ладно, ладно. Но у меня никогда не было таких неприятностей с должниками. -- Залезай, жопа! Маккелви вскарабкался на Томми. Но свесить ноги ему было трудно. Он чуть вдоль не разорвался. -- Хорошо, -- сказал я. -- Теперь, Томми, ты слон, и ты повезешь Маккелви по коридору к лифту. Приступай! Томми пополз из кабинета. -- Билейн, -- сказал Маккелви, -- я тебе отплачу. Клянусь лобком моей матери! -- Залупись еще раз, Маккелви, и я заткну твой член в мусоропровод! Я открыл дверь, и Томми со своим погонщиком уполз из кабинета. Он пополз по коридору, а я, засовывая люгер в карман пиджака, нащупал там что-то -- скомканный листок. Я вынул его. Мои письменные ответы на экзамене, когда я пересдавал на водительские права. Все исчеркано красным. Я провалился. Я бросил бумажку за спину и последовал за моими друзьями. Мы подошли к лифту, и я нажал кнопку. Я стоял, напевая мотивчик из "Кармен". И вдруг вспомнил, как давным-давно прочел в газете о смерти Джимми Фоккса в номере какой-то загаженной гостиницы. Такой бейсболист -- и умер среди клопов. Подошел лифт

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования