Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Вампилов Александр. Утиная охота -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -
ойно... Возьми себя в руки!.. Ты можешь взять себя в руки? ЗИЛОВ (вдруг перестает сопротивляться). Могу... (Спокойно.) Я могу... Но теперь вы у меня ничего не получите. Ничего. (Неожиданно берет у Саяпина ружье и отступает на шаг.) Вон отсюда. Небольшая пауза. ОФИЦИАНТ (удивленно). Серьезно? ЗИЛОВ (спокойно). Уходите. ОФИЦИАНТ. Брось, старичок... ЗИЛОВ. Убирайтесь. Саяпин пятится к двери. Кузаков остается на месте. Он стоит перед Зиловым. За ним ближе к двери стоит официант. (Кузакову). Уходи. КУЗАКОВ. Не уйду. Я сказал тебе, что не уйду, пока... ЗИЛОВ. Уходи. КУЗАКОВ. Не уйду. ЗИЛОВ. Я буду стрелять. (Направляет стволы на Кузакова.) КУЗАКОВ. Стреляй. ОФИЦИАНТ. Ружье заряжено. ЗИЛОВ. Вот и прекрасно. Саяпин исчезает. ОФИЦИАНТ. Давай-ка. (Хватает Кузакова, выталкивает его за дверь.) Так будет лучше... А теперь опусти ружье. ЗИЛОВ. И ты убирайся. Мгновение они смотрят друг другу в глаза. Официант отступает к двери. Живо. Официант задержал появившегося в дверях Кузакова и исчез вместе с ним. Зилов некоторое время стоит неподвижно. Затем медленно опускает вниз правую руку с ружьем. С ружьем в руках идет по комнате. Подходит к постели и бросается на нее ничком. Вздрагивает. Еще раз. Вздрагивает чаще. Плачет он или смеется, понять невозможно, но его тело долго содрогается так, как это бывает при сильном смехе или плаче. Так проходит четверть минуты. Потом он лежит неподвижно. К этому времени дождь за окном прошел, синеет полоска неба, и крыша соседнего дома освещена неярким предвечерним солнцем. Раздается телефонный звонок. Он лежит неподвижно. Долго звонит телефон. Он лежит неподвижно. Звонки прекращаются. Звонки возобновляются. Он лежит не шевелясь. Звонки прекращаются. Он поднимается, и мы видим его спокойное лицо. Плакал он или смеялся - по его лицу мы так и не поймем. Он взял трубку, набрал номер. Говорит ровным, деловым, несколько даже приподнятым тоном. ЗИЛОВ. Дима?.. Это Зилов... Да... Извини, старик, я погорячился... Да, все прошло... Совершенно спокоен... Да, хочу на охоту... Выезжаешь?.. Прекрасно... Я готов... Да, сейчас выхожу. Занавес "ПРИМЕЧАНИЯ " Пьеса закончена в 1968 г. Впервые опубликована в альманахе "Ангара" (1970, э6). Признана вершиной творчества драматурга и одной из лучших пьес мирового репертуара. В то же время, или, быть может, именно поэтому, "Утиная охота" вызвала так много споров и толкований, что родилось понятие "загадка Вампилова". Более, чем к другим вампиловским пьесам, к этой была пристрастна цензура. Писатель Ефим Дорош, член редколлегии "Нового мира" времен А.Т. Твардовского, сообщал Вампилову об участи его пьесы в журнале: "Дорогой Саша! Меня не было в Москве, почему отвечаю Вам с таким опозданием. Лакшин пьесу прочитал, он того же мнения о ней, что и мы с Берзер, однако если мы считаем, что ее следует печатать, то он стоит на том, что "Новый мир"-де пьес не печатает. Впрочем, пьесу он мне не вернул, но отдал ее другому заместителю - Кондратовичу, этот, конечно, будет читать долго, вернее, держать ее у себя, поскольку это пьеса, т.е. нечто нашему журналу чуждое. Правда, я буду его поторапливать. Надежд у меня совсем мало, была бы это проза, я бы дал Твардовскому, а пьесу, боюсь, он не одобрит. Впрочем, подожду, что скажет Кондратович. Если у Вас возьмут "Сибирские огни" и Вам нужен мой отзыв, напишите, я сразу вышлю...". Публикация в "Новом мире" не состоялась. Писатель Марк Сергеев, в то время главный редактор альманаха "Ангара", вспоминает драматическую историю, связанную с первой публикацией пьесы: "Наша советская цензура долгие годы делала вид, будто ее не существует: рукописи не читала, но активно вмешивалась на стадии корректуры. Этим обстоятельством мы и воспользовались. "Утиная охота" была заслана в набор без привязки к какому-либо номеру - в запас (есть такой термин). Когда набор был готов, случилось везение, которое бывает лишь раз в жизни: главный цензор уехал в отпуск. Мы тут же поставили пьесу в номер. Волновались ужасно! Пропустят - не пропустят. Решили подстраховаться, но времени почти не оставалось. За ночь я написал предисловие. "Утиная охота" была напечатана (э 6 за 1970 г.) и ушла в жизнь. Неприятности начались сразу и вовсе не от тех людей, от которых этого можно было ожидать. Вернулся главный цензор, поздоровевший, более, чем всегда, благодушный. Остановил меня на улице и сказал: - Дело, конечно, сделано. Но вам с Вампиловым эту пьесу еще припомнят. Так оно и случилось. Главный герой "Утиной охоты" Зилов и вся мужская часть его компании, кроме официанта Димы, трудятся в некоем Бюро технической информации. Надо же было такому случиться, что в Иркутске в то время было всего лишь одно такое бюро, точно с таким же названием. И сотрудники этой замечательной организации закипели благородным возмущением, налились гневом и, дабы все знали, что они не Зиловы, не саяпины, не кушаки, нашли самый верный способ доказать, что они ангелы (не те, что нарисованы Вампиловым в другой пьесе). Лучшим средством обороны, как известно, является донос. Письмо возмущенных сотрудников Бюро технической информации было передано в обком, там заинтересовались этой отнюдь не технической информацией. Меня, как редактора альманаха и автора предисловия, пригласил Антипин (тогдашний третий секретарь Иркутского обкома КПСС. - Т.Г.). Он дал мне прочитать донос, потом мы поговорили. может быть, Антипину не хотелось раздувать дело, ведь это как бумеранг, разносишь других, а попадет самому - недосмотрел. Мы посмеялись. Жалобщикам было отвечено, что Вампилов не имел в виду Иркутск и, конкретно, тех людей, которые приняли пьесу на свой счет. Но ангелы из Бюро технической информации послали донос повыше - аж в ЦК КПСС! И на наше отчетно-выборное писательское собрание, его срок как раз приспел, явился гость из отдела культуры ЦК КПСС. Стало ясно, что противники "Утиной охоты" воспользуются этим. Однако разгрома не получилось - собрание встало на защиту Вампилова" (Звезда. 1997. э 8. С. 328). Даже после смерти Вампилова его пьеса вызывала неприятие у тех, от кого зависела ее дальнейшая судьба. Марк Сергеев в своих воспоминаниях рассказывает и о подготовке к изданию первого однотомника произведений Вампилова: "В октябре 1972 года однотомник был передан мною в Восточно-Сибирское издательство. Месяца через два или три меня вызвал к себе директор издательства и сказал: "Можно издать, но без "Утиной охоты"". Я понял, что невидимкой стоит за его спиной иркутская цензура. И принял неожиданное решение: забрал рукопись, написал бумагу директору издательства "Искусство" Тараканову. Причем, зная манеру цензуры, я подумал о том, что нужно обязательно послать неугодную пьесу "Утиная охота" в расклейке, чтобы издатели обратили внимание, что пьеса УЖЕ ВИДЕЛА СВЕТ. Прошло какое-то время, и мне позвонил наш главный цензор - Николай Григорьевич Козыдло: - Марк Давидович, скажи: как получилось, что в альманахе "Ангара" была напечатана "Утиная охота"? Я что-то не припоминаю, когда давал разрешение на печать. "Еще бы! - подумал я. - Вы и не можете этого помнить". Однако сказал: - Есть причина для этого звонка? - Да. Понимаешь, московская цензура остановила корректуру книги Вампилова, удивилась, что эта вещь опубликована, и позвонили... Я лихорадочно думал, как спасти положение? Если рассказать Николаю Григорьевичу правду - пьеса сгорит. И тут, как часто бывает в экстремальной ситуации, память мне подбросила один давний эпизод. Возникла однажды подобная сложность: иркутская цензура задержала повесть Валентина Распутина "Деньги для Марии", тоже в корректуре альманаха "Ангара". Назавтра я отправился в обком. ... Кончилось тем, что Антипин попросил свою секретаршу связать его с Н.Г. Козыдло, и разговор вышел такой: Козыдло: Слушаю вас, Евстафий Никитич. Антипин: Мы вот тут сидим с Марком Давидовичем и рассуждаем о повести Валентина Распутина "Деньги для Марии". У нас с Марком Давидовичем проблем нет! - И положил трубку. Уже через час корректура альманаха была возвращена в издательство с соответствующим штампом цензуры, и "Ангара" с повестью вышла в свет. ... я решил блефовать. - Вы помните, Николай Григорьевич, такой случай. Вам позвонил Евстафий Никитич и сказал: "Вот мы тут с Марком Давидовичем рассуждаем о пьесе "Утиная охота", и у нас с Марком Давидовичем никаких проблем нет!" - Помню, помню! - воскликнул Николай Григорьевич. И сообщил в Москву, что "Утиная охота" опубликована с благословения обкома. Надо сказать, что чиновники различных московских структур побаивались вступать в конфликт с местными обкомами, ведь секретари большинства из них были членами ЦК. Однотомник с крамольной пьесой был подписан к печати" (речь идет об "Избранном" А. Вампилова, вышедшем в изд-ве "Искусство" в 1975 г. - Т.Г.). В 1976 г. на совещании в Союзе писателей по поводу современного состояния драматургии тогдашний начальник Управления театров Министерства культуры СССР Г.А. Иванов так отозвался о лучшей пьесе Вампилова: "В Семипалатинске пьесу поставили и сняли. Когда нам два часа показывают законченного подонка, когда он измывается садистически, то выдержать это зритель отказывается, потому это произведение останется только литературным произведением... И только" (из архива участницы совещания, тогда заведующей литературной частью театра "Современник" Е.И. Котовой). Впервые "Утиная охота" увидела свет рампы в молдавском театре "Лучаферул" в 1976 г. (поставил спектакль В. Апостол). Спектакль шел на молдавском языке. По-русски герои Вампилова впервые заговорили на сцене Рижского театра русской драмы (режиссер А. Кац; 1976 г.). К пьесе обращались многие очень крупные театральные мастера. В Москве в 1979 г. поставили спектакли В. Андреев (в Театре им. М.Н. Ермоловой) и О. Ефремов (во МХАТе), собирался ставить Ю. Любимов (идея осталась неосуществленной). В 1979 г. по пьесе был поставлен фильм "Отпуск в сентябре" (режиссер В. Мельников, "Ленфильм"; премьера фильма состоялась летом 1987 г.). Роль Зилова сыграл О. Даль. В раннем варианте пьесы сцена прощания Зилова (здесь он - Рябов) и Галины и встречи с Ириной строилась иначе: "Солнечное летнее утро. Перрон. Рябов и Галина. В стороне сидит человек в черных очках. Рядом с ним на скамейке лежит гитара. ГАЛИНА. Ну вот... Спасибо, что проводил. РЯБОВ. Место внизу освободится в Красноярске. Не прозевай. Молчание. Смотри, как печет. А что будет днем?.. Будет дождь. Должен быть. ГАЛИНА. Ни какого дождя не будет. РЯБОВ. Почему ты так думаешь? ГАЛИНА. Твои прогнозы никогда не оправдывались. РЯБОВ. Ты права. Ничего нельзя знать заранее. Молчание. ГАЛИНА. Ну вот... Нам уже нечего сказать. Мы уже все сказали. Так? РЯБОВ. Да. За десять лет мы даже наговорили друг другу лишнего. ГАЛИНА. И все-таки. Ведь это как-никак - навсегда. Мог бы что-нибудь сказать. РЯБОВ. Желаю тебе всего хорошего. ГАЛИНА. Спасибо... Наверное, такие дела делаются вечером, на закате. Как ты думаешь? РЯБОВ. Не знаю. Поезда ходят утром и вечером. Молчание. ГАЛИНА. Если позвонит мама - ничего ей не говори. Я им напишу. РЯБОВ. Хорошо. Ты подала ему телеграмму? ГАЛИНА. Да. Вчера. Молчание. Ну вот... Вроде бы все... РЯБОВ. Да, все. Разводом займемся в сентябре, ничего? ГАЛИНА. Хорошо. Детей у нас нет. Нас разведут заочно. РЯБОВ. Да. Сейчас это просто. Молчание. ГОЛОС ДИКТОРА. Внимание! До отхода поезда номер сорок один остается две минуты. Пассажиры, займите свои места, а провожающие выйдите из вагонов. ГАЛИНА. Ну вот и все. ГОЛОС ДИКТОРА. Повторяю, до отхода поезда сорок один осталось две минуты. Галина делает к Рябову шаг и они обнимаются. ГАЛИНА. Прощай. (Плачет.) РЯБОВ. Напиши мне. Что и как - напиши... ГАЛИНА. Не забывай меня. РЯБОВ. Да. Галина быстро уходит. Рябов один. Шум уходящего поезда. Он идет по перрону, останавливается, смотрит на часы. Возвращается, подходит к скамейке. СЛЕПОЙ. Товарищ! Который час? РЯБОВ. Двадцать минут десятого. СЛЕПОЙ. Благодарю. Не найдется ли папироски? РЯБОВ. Возьмите. СЛЕПОЙ. Вот благодарю. (Закуривает, потом играет на гитаре.) Молчание. Слепой играет плясовую, подпевает невнятно. РЯБОВ Послушайте, спойте что-нибудь. СЛЕПОЙ. Сейчас?.. Рабочий день еще не начался. Придет электричка, вот тогда... РЯБОВ. Спойте. Я заплачу. (Дает ему деньги.) СЛЕПОЙ. Вам - что? Веселое, грустное, старинное или что-нибудь блатное? РЯБОВ. Не знаю. Все равно. Слепой перебирает струны, затем поет. СЛЕПОЙ. Любовь моя и радость, Зачем ты не со мной Тюремная ограда И сумрак гробовой. РЯБОВ. Простите. Что-нибудь другое, если можно. СЛЕПОЙ. Можно другое... (Берет пару аккордов, поет.) Всю ночь кричали петухи И шеями мотали.... Подходит? РЯБОВ. Извините, это совсем не подходит. Давайте-ка старинное. СЛЕПОЙ. Старинное... Старинное... (Поет.) Все васильки, васильки... РЯБОВ. Э, куда хватил... Ну ничего, ничего. Продолжайте. СЛЕПОЙ (поет). Все васильки,васильки, Много мелькает их в поле, Помню у самой реки Я собирал их для Оли. Низко головку наклонит, Милый, смотри, василек Твой поплывет, мой утонет... ГОЛОС ДИКТОРА. Внимание. Слепой играет. На первый путь прибывает пассажирский поезд номер десять. Поезд следует Москва-Хабаровск. Повторяю. На первый путь прибывает пассажирский поезд номер десять. СЛЕПОЙ (поет). Все васильки, васильки, Много мелькает их в поле, Помню, у самой реки Я собирал их для Оли. РЯБОВ. Да... Грустная история. Спасибо. (Поднимается.) Всего хорошего. Слепой ему кивает. Рябов уходит. Шум прибывающего поезда. Слепой продолжает наигрывать "Васильки". Через некоторое время появляются Рябов и Ирина.В руках у Рябова ее чемодан. ИРИНА. Минутку. (Останавливается у скамейки, снимает кофту, остается в легком платье.) Открой, пожалуйста, чемодан. Рябов поставил чемодан на скамейку, открыл его. Ирина сунула в чемодан кофту. Ну-с? Зачем ты меня вызвал? Что случилось? РЯБОВ. Что случилось? Захотел тебя увидеть. Вот и вызвал. Ты недовольна? ИРИНА. Я довольна. А моя сестра? Где она? РЯБОВ. Она уехала. ИРИНА. Куда? РЯБОВ. В Харьков. ИРИНА. В Харьков?.. Значит... РЯБОВ. Да, она уехала к нему. К тому самому. ИРИНА. Значит... в самом деле? РЯБОВ. Да. Она выходит замуж. СЛЕПОЙ (поднимается). Товарищ! Нет ли папироски? РЯБОВ. Пожалуйте. СЛЕПОЙ. Вот благодарю. (Уходит.) ИРИНА Когда она уехала? РЯБОВ. Пятнадцать минут назад. ИРИНА (не сразу). Ты ее провожал? РЯБОВ. Ну конечно... А чему ты удивляешься. Мы помирились. Мы расстались друзьями. ИРИНА. Представляю. РЯБОВ. Ты устала? ИРИНА (не сразу). Нет. Я отлично выспалась. РЯБОВ. Тогда, знаешь, мы сдадим чемодан и махнем куда-нибудь, а? В такую-то погоду - домой? Безумие, верно?.. ИРИНА (рассеянно). Да... Хороший денек... РЯБОВ. Последний летний день. Махнем за город, а? (Берет чемодан.) Идем. Подальше от этого пекла, в лес, к воде. Живей. Уходят. За городом. Большую часть сцены занимает внутренность недостроенного дома. Три стены, два оконных проема - прямо и справа - выходят в лес, слева проем дверной. Справа на переднем плане - несколько досок, уложенных одна на другую. За окном внезапно, на глазах, темнеет, слышится шум деревьев. Это ветер. Появляются Рябов и Ирина. РЯБОВ. Поздравляю... мы успели... ИРИНА (запыхавшись). Умираю... (Проходит.) Сердце выпрыгнет... вот-вот... (усаживается на доски) сейчас умру... РЯБОВ. Быстро ты выдохлась. Не стыдно в таком возрасте? ИРИНА Не-е, не стыдно. Ты тоже еле дышишь. РЯБОВ. Мне простительно. Мне сто лет. ИРИНА (у окна). О, как потемнело... А вот на горе, смотри, там еще солнце... Уходит... уходит... уходит... Все. Ушло. РЯБОВ. Я был уверен, что будет дождь. Так это не могло кончиться. ИРИНА (выглянула в двери). А здесь?.. Черным-черно. Сплошь. РЯБОВ. Сейчас врежет. ИРИНА. Три-четыре... Ну!.. Еще раз: три-четыре... нет, не хочет. Дождь стучит по крыше. Пошел! РЯБОВ (усаживается на доски). Ну вот... Теперь уже легче... Садись, дыши кислородом. ИРИНА. А он надолго? РЯБОВ. Не думаю. Это ливень. Он долго не продержится. ИРИНА. А если он никогда не кончится? РЯБОВ. Так не бывает. Никогда еще не было... Впрочем, однажды дождь лил сорок дней. Был такой случай... ИРИНА. Когда? РЯБОВ. Давненько... Да, это было неплохое мероприятие. Все затопило водой, все, к чертовой матери. Весь мир. Спаслась только одна семейка... Разве ты никогда об этом не слышала? ИРИНА. О чем? РЯБОВ. О потопе. ИРИНА. Ах, об этом. Да, я знаю: Ноев ковчег, гора Арарат и что там еще? РЯБОВ. Все. Потоп, ковчег и Арарат. Все для того, чтобы начинать сначала. Ты знаешь, мне это подходит. (Поднялся, подошел к окну.) Пусть льет сорок дней. Я не против. В настоящем издании восстановлена изъятая цензурой часть сцены третьего акта: после слов Кушака: "...крабы теперь большая редкость" до ремарки: "Появляется Ирина". По свидетельству вдовы писателя О.М. Вампиловой, после выхода "Ангары" с "Утиной охотой" А. Вампилов вписывал от руки этот диалог в многочисленные номера альманаха, чтобы сохранить полный вариант пьесы. Т. Глазкова

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования