Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Васильев Борис. Картежник и бретер, игрок и дуэльянт -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -
о это нарушение правил, что, в конце концов, существуют же... А Раевский только вздохнул безнадежно: - Не трать пыл понапрасну, дуэлянт. Меня Пушкин уже уговорить умудрился. Замолчал я и в карету сел. А Пушкин довольно захихикал и от удовольствия руки потер. От мазанки моей до места встречи с Дороховым путь был неблизок. Скрасить его хотелось, да, признаться, одна мысль покоя мне не давала. Мыкался я с нею, мыкался да и спросил своего секунданта напрямую: - А вы знали, Раевский, что Урсул на самом деле и не Урсул вовсе? Пушкин живо ко мне оборотился: - Не Урсул? А кто же, коли не он? - Знал, - вдруг резко сказал Раевский. - Но настоящего имени его сказать не могу, слово дал. А вот историю некую... Историю, пожалуй, рассказать готов. - Расскажи, непременно расскажи, - завертелся на сиденье Александр Сергеевич: уж очень он в то утро вертлявым был, больше, чем обычно. - Люблю твои истории. - Тогда представьте себе, что некий молодой человек, хорошо образованный и отменно воспитанный, но из порядком обедневшей семьи, на последние деньги, семьей собранные, уезжает учиться в Санкт-Петербург. Успешно заканчивает в университете, возвращается домой и узнает, что местный господарь разорил его отца до нитки, жалкое именье их на себя отписал, а юную красавицу дочь арнауты этого господаря украли и в дом господина своего увезли. Несчастный отец от позора сего тут же и помер, а мать добровольно в заточение к тому господарю ушла, чтобы к дочери быть поближе и тем от возможных посягательств ее уберечь. А молодой человек отважен и пылок... Раевский неожиданно замолчал. - Ну же, ну! - в нетерпении потребовал Пушкин. - Почему ты замолчал? - Сочиняю, - сурово пояснил Раевский. - Это ты у нас песни свои слагаешь с мастерством соловьиным, а я так не могу. - Коль начал, так уж изволь продолжать. - Дальше слушайте, коли желание есть. Собирает тогда осиротевший и оскорбленный молодой человек этот отряд из арендаторов своих бывших, сильно обиженных на самоуправство господаря, и глухой осенней ночью поджигает отчий дом, отошедший ныне в чужие заграбастые руки. И пока арнауты господаря тушат пожар, врывается в господарский особняк, отбивает сестру с матушкой и увозит их в неизвестном направлении. Матушка его, правда, помирает вскорости, не снеся потрясений, а молодой человек объявляется вне закона. И, будучи знакомым с английскими балладами о благородном разбойнике Робине Гуде, решает повторить подвиги его в родной Молдавии. И начинает грабить богатых, щедро раздавая награбленное беднякам, скрываясь в промежутках сих подвигов под сенью густых дубрав. - Густых дубрав... - медленно повторил Пушкин. И вздохнул. - Вот, собственно, и вся история о некоем молодом человеке, - сказал Раевский. - Простите великодушно, что даром сочинительства не облагодетельствован в полной мере. - Славно, славно, - снова задумчиво протянул Пушкин. Приехали наконец. Дорохов еще не появился, но Раевский все же взял с Александра Сергеевича слово, что из кареты он не выйдет, а будет наблюдать в щелочку шторки. Только вылезли из кареты - Руфин Иванович пожаловал, а с ним секундант и доктор. Дорохов молча пожал Раевскому руку, холодно кивнул мне и пошел на поляну. Место нашего предстоящего боя осматривать. Что уж долго-то рассказывать. Раевский, как водится, нам помириться предложил, мы, как часто водится, отказались. Секундант Дорохова шпаги из кареты достал, мы с Руфином Ивановичем до рубах разделись, разобрали шпаги и стали на позиции. - До первой серьезной раны, господа! - крикнул Раевский. - А об этом уж позвольте мне судить, - холодно улыбнулся Дорохов. - Я - лицо оскорбленное. Подумал, искоса бросил на меня оценивающий взгляд и добавил неожиданно: - На перерывы, пожалуй, соглашусь. Через каждые полчаса, если то угодно противнику моему. И на меня выжидательно смотрит. А я усмехнулся да молча плечами пожал. Дали сигнал к поединку. Мы, как полагалось, отсалютовали секундантам и друг другу и - начали. ...Ах, сыны мои, никогда сил своих не переоценивайте. Две системы решений существуют: сложная и простая, а военным языком сказать, так стратегическая и тактическая. Сложная система прикидывает все возможные расклады событий будущих, храня цель, так сказать, задним умом. А простая всегда ищет наикратчайший путь для достижения цели, ни о чем ином и не помышляя. Но был я и молод, и глуп тогда, а потому ни о какой стратегии вообще не желал помышлять. За что и поплатился... Я шпагу всей ладонью держал, по-итальянски, легко и сильно выпады противника отбивая. Минут пятнадцать мы этак плясали друг перед другом, приноравливаясь да упругим звоном обмениваясь. Показалось мне, что понял я манеру боя соперника своего, поймал его на выпаде, ударом далеко шпагу отбив. И тут же применил мулине, помня совет Александра Сергеевича. Стал рисовать перед глазами противника восьмерку да и не закончил ее, неожиданно резко ударив по его шпаге вблизи эфеса. И - удалось, удалось!.. Шпага из рук его вывернулась, сверкнула в воздухе и упала в шаге от меня. Мне бы наступить на нее или отбросить ногою подальше, но гордость к горлу подступила. Отсалютовал я ему и сказал: - Возьмите свое оружие, Руфин Иванович. Странно глаза его блеснули. То колючими были, как два крыжовника, а тут вдруг - блеснули... - Благодарю, - сказал он сдавленным голосом. - Но пощады не ждите. ...А Пушкин потом, в карете, расцеловал меня... Дорохов поднял свою шпагу, занял позицию и вдруг с такой ослепляющей быстротой начал меня атаковать, что я уж ни о каком там мулине или рипосте и вспомнить не мог. В глазах рябило от блеска его клинка, и я только тем поглощен был, что с трудом отбивался да отступал. Не знаю, чем бы штурм его закончился тогда, если бы секунданты не за-орали хором, что - перерыв. Разошлись мы по разным концам и сели, отдуваясь. Тяжелая это работа - с боевой шпагой по поляне скакать. Уж на что я молодой да здоровый бычина - и то дыхание сбил... Раевский ко мне подошел. Улыбнулся: - Богу молись, Александр, на большого мастера попал. Но поступил очень порядочно, позволь руку твою пожать. Учти, у Дорохова сил мало осталось, а это означает, что сейчас он усилия утроит, чтобы с тобой разделаться. Коли продержишься до второго перерыва, считай, что победил. Легко сказать - коли продержишься... Не продержался я. Сперва было в атаку бросился, но он не только ловко ушел от нее, но и сам внезапно на атаку переключился. Столь бешеную, что я мгновениями и шпаги-то его не видел. Уж и отбивать выпады его не мог, а лишь отпрыгивал, тело свое унося. И - не унес. Увидел лезвие, хотел отбить, но лезвие вдруг ушло от моей шпаги. А когда сообразил, куда оно ушло, то и тут не увидел, а - почувствовал. В тело мое оно ушло. По счастью, правда, вскользь, по ребрам... Упал навзничь. Но шпаги из рук не выпустил. И второй, колющий удар, лежа отбил. Закричали тут секунданты наши: - Остановить бой! Врача!.. - Время еще не вышло, - улыбнулся Дорохов. - Коли признает себя побежденным и прощения у меня испросит, тогда... Тогда вскочил я. Вскочил и на противника помчался, как бык на тореадора. Кажется, даже заревел по-бычиному. И не шпагу его, а его самого, Дорохова, только и видел. Видел и пер на него, как в самом последнем бою на противника прут, ни о чем ином уж и не заботясь. Еще дважды он шпагой меня достал, но я и уколов-то не почувствовал тогда. Я ничего уже не чувствовал, но яростью своей ослепленной пробил-таки непробиваемую защиту его. Пробил и, падая уже, вонзил шпагу в его бедро... В себя пришел уже в карете, в трех местах перевязанный. И ведь отчетливо помню, что сознание не терял, даже Дорохову руку пожал, подойдя к нему по его просьбе. И на вопросы доктора отвечал, когда он меня перевязывал, и даже говорил что-то, а... ничего не помню. Не в себе был. А в себя вернулся в карете только. Голова моя на коленях Пушкина лежала, карету трясло, потому что кучер лошадей гнал, я боль ощутил и все начал соображать. - Молодец, Сашка, - улыбнулся Александр Сергеевич и поцеловал меня. - Это - за то, что шпагу вернул. А раны у тебя пустяшные, кости нигде не затронуты. Я в Канцелярии скажу, что заболел ты, а потому просишь двухнедельный отпуск. На Антиноях как на собаках: все заживает!.. Доставили меня до мазанки мамы Каруцы. Она было ахать начала, но я лег и сразу уснул. Проснулся в сумерки от шагов с сапожным скрипом. Увидел человека какого-то, который баул в комнату внес, и вернулся сон досматривать, глаза, естественно, прикрыв. ...Во сне мне Аничка улыбалась... Но все слышал. Какие-то шаги, какой-то шепот. А потом и голос разобрал: - Проснись, Антиной. Тебе плотно поесть надо. Да и вина выпить тоже не грех. Открыл глаза: Пушкин мне улыбается. За ним - стол накрытый, с двумя свечами. И мама Каруца у дверей. И сразу в ясное соображение пришел: - Александр Сергеевич?.. Вы-то что тут делаете? Улыбается Пушкин: - А я тоже на десять дней отпуск испросил. Надо же тебя, дуэлянта, развлекать. - Садись, Саша, - улыбнулась мне мама Каруца. - Я барашка для тебя зарезала, ешь, пока не остыл. Александр Сергеевич к столу мне помог перебраться: покачивало меня, видно, крови много потерял из трех-то дырок на теле. Мама Каруца таз с водой принесла, умыла лицо мое, на котором пот коркой засох, и начали мы пировать втроем. ...Пишу сейчас строки эти, и с глаз слезы смахиваю, тот пир вспоминая. Мама Каруца кормила меня, Пушкин вина подливал, шутил и стихи читал. И одно подарил тогда, мне посвященное... (Сбоку - приписка: Увы, не оставил я вам в наследство ни единой пушкинской строки, святой для человека русского и бесценной для меня. И хоть нет в том ни грана вины моей, а все одно - жаль до боли потери сей невосстановимой, в чем вторично вам признаюсь. Потом расскажу, почему и как случилось это. Потом. В надлежащем месте "Записок" сих и в надлежащее время.) Да, славно мы тогда попировали. И барашек отменным оказался, и настроение наше победное, и кураж из трех дырок, которые в теле моем дороховская шпага оставила, не полностью вытек из меня. Видать, с пира этого да с доброго молдавского вина я и пошел на поправку. Доктор наезжал, перевязки делал, разрешил во дворе гулять, но очень пока немного и - с провожатым. И я гулял с провожатым. С Александром Сергеевичем. Вскоре и майор Владимир Раевский меня навестил: никак не мог раньше, служба, говорил, заела. А почти следом за ним какой-то арнаут - мрачный довольно-таки субъект, надо признать, - внес в дом большую корзину с отменным вином, поставил и вышел, не ответив нам ни на один вопрос. Пушкин первым ту корзину открыл (любопытен был невероятно). - Никакой записки, - говорит. - Только - вот. И достает из корзины зеленую дубовую ветку. - Записки нет, зато хозяин теперь уж точно известен, - улыбнулся Раевский. - Кто? - Да тот, видать, кто в дубравах ночевать любит. - Урсул?.. - почему-то шепотом спросил Пушкин. - Полагаю, что так. А на следующий день - Раевский уж уехал - новый подарок в мазанку нашу внесли. Правда, не арнаут на сей раз ее доставил, а - посыльный, да и не корзина то была, а ящик венгерского токая хорошей выдержки. - Письмо - внутри, - сказал. И удалился. Мы вскрыли ящик и впрямь обнаружили письмо: "ПОПРАВЛЯЙСЯ, ПАТРИЦИЙ. ОБИД ДЕРЖАТЬ НЕ УМЕЮ, СРАЖАЛСЯ ТЫ ОТВАЖНО, А ПОСЕМУ - МИР. ДОРОХОВ". А через четыре дня Пушкин пропал. Я метался по двору, по саду, кричал до хрипоты, пока мама Каруца из виноградника не появилась на вопли мои. - Зачем ты так кричишь, Саша? Пушкин на заре с табором Кантарая ушел. - Как - ушел?.. - Велел передать тебе, чтобы ты не тревожился. На днях вернется, сказал. И правда, появился через трое суток. Осунувшийся, усталый, молчаливый, в мятом сюртучке, прожженном в трех местах. Бросился я к нему: - Александр Сергеевич!.. - Потом, Сашка, потом, - забормотал он, даже не улыбнувшись. - Не приставай ко мне сейчас. Сел к столу, походную чернильницу свою водрузил и начал из всех карманов какие-то клочки бумажные извлекать. Разглаживал каждый, прочитывал бегло, клал на стол и тут же другой брал. А перебрав все, стал их по какой-то одному ему известной системе раскладывать. Будто пасьянс. И бормотал при этом под нос: - Это - сюда. Не хватает... Не хватает чего-то. Пометим... Оторвался от бумажек, ко мне вдруг повернулся: - Четыре строчки. Всего - четыре. Послушаешь? И начал читать, не дожидаясь моего согласия: Расти на воле без уроков; Не знай стеснительных палат И не меняй простых пороков На образованный разврат. Ровно четыре строки прочитал и уставился на меня с каким-то хмурым, что ли, ожиданием. - Ну как? Что скажешь? - Мне понравилось, Александр Сергеевич. "И не меняй простых пороков на образованный разврат..." Хорошо. Это я детям своим в назидание оставлю. - В назидание?.. Вот то-то и оно, что в назидание... Вздохнул Пушкин. И опять своим странным пасьянсом занялся, от меня отвернувшись. ...Он из табора вернулся с первыми набросками поэмы "Цыганы". Может, даже не с набросками, а всего лишь с заметками к наброскам. Но прочитанное мне четверостишье в поэму не включил. Уж не знаю, по какой причине. Но я тогда с его голоса эти строчки запомнил. Дословно; понравились они мне очень... Долго он так за столом сидел. Что-то правил, что-то вычеркивал, что-то менял местами. Мама Каруца дважды в комнату заглядывала, намереваясь на стол накрывать, но - не решалась. Потом Александр Сергеевич удовлетворенно вздохнул, распихал свои бумажки по карманам и сам закричал: - Есть хотим, мама Каруца! Умылся, переоделся к столу, но оставался задумчивым и... отсутствующим, что ли. Будто не было его с нами... А после обеда, когда мама Каруца уж со стола убрала, а мы вино попивали, сказал вдруг: - Понимаешь, на месте они маршируют. - Кто? - Цыганы. Я раньше как бы только фасад и видел. Красивый народ, вольные фигуры, дикие пляски, диковатые песни. А потом изнутри на них же взглянул - Боже мой!.. Вместо законов - обычаи, вместо обычаев - привычки, вместо традиций - предания. Просвещения не принимают, детей грамоте не обучают, женщины - почти рабыни, на себе семьи тянут. Собственности не признают, даже не понимают, что она такое означает да и зачем она вообще. И ведь не скупцы, а одну лишь ценность постигли: золото. И народ не просто смышленый - способный народ. И к ремеслу, и к труду, и к занятиям, и к музыке, а словно застыли в пути своем вечном. На тысячу лет застыли. Движение ради движения. По кругу таборы их движутся, по кругу, который они и рвать не пытаются, да и не хотят. И существуют по привычке, что ли. Вопросов себе не задают, а значит, и ответов не ищут. И ведь у нас, на Руси, таких вот, им подобных, тоже предостаточно. Тех, которые ни вопросов задавать не желают, а уж ответов искать - тем более. Нет, это - не воля, Сашка, это - дикость. До воли еще дорасти надо... Замолчал он. И я молчал, не очень, признаться, понимая рассуждения его. Долго мы так молчали, а потом Александр Сергеевич вздохнул и улыбнулся мне. Как бы через силу. - Ты вроде окреп, Сашка, и я тебе уже не нужен. Да и дело у меня, признаться, появилось. Туманное пока, но чувствую, важное для судьбы моей. И - безотлагательное. И после обеда уехал. Меня обняв да маму Каруцу расцеловав в обе толстых щеки. Июня 12-го дня Через неделю и я в Канцелярию явился, доложив, что избавился от всех хворей. Потом в фехтовальный зал зашел, но Александра Сергеевича там не оказалось. Встретились лишь неделю спустя, не раньше. Я было спросил, почему он больше фехтованием не занимается, но Александр Сергеевич как-то очень уж странно глянул на меня. И, помолчав, сказал с весьма большим удивлением: - Знаешь, Сашка, я роман в стихах начал... И пропал с горизонта моего. А я мыкался. К нему привязался, в салоны не тянуло, даже карты позабыл. Маялся, метался, бродил. Пил - с кем-то, беседовал - с кем-то, понтировал - тоже с кем-то, сейчас уж и не упомнишь. И почувствовал вдруг странную потребность к Дорохову заглянуть. Необъяснимое желание, но - заглянул. Благо предлог имелся: за подарок поблагодарить. Руфин Иванович по квартире еще с палочкой передвигался, видно, глубоко я бедро его тогда проткнул, в последнем падении. Но посещению моему он явно обрадовался, хотя почему-то изо всех сил пытался это скрыть. - Аве, патриций! На растущей молодости раны быстро затягиваются, не так ли? Почему он меня патрицием прозвал, не знаю, но я не обижался. Спросил о здоровье, ответ получил невразумительный и поинтересовался, не скучно ли в четырех стенах натуре его, столь энергичной и к азартным действиям склонной. Усмехнулся Дорохов: - Я более к покою склонен, патриций. По мне, так сидеть бы сиднем в имении, управлять бы крестьянами с разумной строгостью, а там бы, может, и на соседской помещичьей дочке какой жениться ради рода продолжения. - А что же мешает вам, Руфин Иванович, мечту свою заветную осуществить? - Так нет у меня ни имения, ни крепостных. Батюшка в лучший мир отошел, матушка с сестрой незамужней в Калуге проживают, доходов у них - один его пенсион за тяжкое ранение в войне Отечественной. А у меня и этого нет. То есть вообще ничего нет, поскольку я - в отставке без мундира и пенсии. - Это почему же так? Спрашиваю растерянно, поскольку им рассказанное как-то не укладывается в образ знаменитого бретера и игрока. Да и просто в голову не укладывается. - Долгим рассказ будет, - вздохнул Руфин Иванович. - Мне терпению друзья учиться советовали. Улыбнулся Дорохов: - Впрочем, за парой бутылок доброго вина разве? Если вы и впрямь к дружеским советам склонны. Заверил я его, что и склонен весьма, и спешить мне некуда. Лакей по знаку его три бутылки доставил. Выпили мы с ним по бокалу, и Дорохов начал свой неторопливый и, признаться, неожиданный для меня рассказ. - Я из семьи небогатой да к тому же и разоренной порядком. Но - большой: отец, мать, три сестры да младший брат. Но как-то сводились у нас концы с концами: батюшка и я уже офицерами были, а младший брат мой вот-вот закончить должен был свое образование и первый чин получить. А тут - наполеоновское нашествие, и очень скоро батюшка мой получает осколочное ранение при обороне славного города Смоленска. Я - в драгунском полку, младший брат корнетом в гусарский определен, а война идет себе да идет. И по дороге своей проходит через наше имение. И - замолчал. - Разорили? - Дотла, патриций, дотла. - Руфин Иванович не сумел сдержать вздоха, хотя отменно владел собою. - А затем... И опять замолчал вдруг, голову опустив. А сказал для меня неожиданно: - Помянем брата моего, а? Я бокалы наполнил. Встали мы, помолчали торжественно и выпили до дна. - Семнадцатилетнего мальчишку наши доблестные сельские гверильясы до смерти кольями забили. Он по-французски куда лучше, чем по-русски, говорил, вот они его за француза и приняли, в полковых наших формах не разобравшись. Как представлю себе гибель его под озверелыми дубинами, так... Оборвал себя Дорохов, зубами скрипнув. Я поспешно вина нали

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования