Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Вересаев Викентий. Записки врача -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
себя, что ведь это не мне больно, что ведь я совершенно здоров, а больно другому. Потоки крови при хирургических операциях, стоны рожениц, судороги столбнячного больного - все это вначале сильно действовало на нервы и мешало изучению ко всему этому нужно было привыкнуть. Впрочем, привычка эта вырабатывается скорее, чем можно бы думать, и я не знаю случая, чтобы медик, одолевший препаровку трупов, отказался от врачебной дороги вследствие неспособности привыкнуть к стонам и крови. И слава богу, разумеется, потому что такое относительное "очерствение" не только необходимо, но прямо желательно об этом не может быть и спора. Но в изучении медицины на больных есть другая сторона, несравненно более тяжелая и сложная, в которой далеко не все столь же бесспорно. Мы учимся на больных с этой целью больные и принимаются в клинике если кто из них не захочет показываться и давать себя исследовать студентам, то его немедленно, без всяких разговоров, удаляют из клиники. Между тем так ли для больного безразличны все эти исследования и демонстрации? Разумеется, больного при этом стараются по возможности щадить. Но дело тут не в одном только непосредственном вреде. Передо мною встает полутемная палата во время вечернего обхода мы стоим с стетоскопами в руках вокруг ассистента, который демонстрирует нам на больном амфорическое дыхание. Больной - рабочий бумагопрядильной фабрики - в последней стадии чахотки его молодое страшно исхудалое лицо слегка синюшно он дышит быстро и поверхностно в глазах, устремленных в потолок, сосредоточенное, ушедшее в себя страдание. - Если вы приставите стетоскоп к груди больного, - объясняет ассистент, - и в то же время будете постукивать рядом ручкою молоточка по плессиметру, то услышите ясный, металлический, так называемый "амфорический" звук... Пожалуйста, коллега! - обращается он к студенту, указывая на больного. - Ну-ка, голубчик, повернись на бок! Поднимись, сядь! И режущим глаза контрастом представляется это одинокое страдание, служащее предметом равнодушных объяснений и упражнений кто другой, а сам больной чувствует этот контраст очень сильно. Но вот больной умирает. Те же правила, которые требуют от больных, чтобы они беспрекословно давали себя исследовать учащимся, предписывают также обязательное вскрытие всякого, умершего в университетской больнице. Каждый день по утрам в прихожей и у подъезда клиники можно видеть просительниц, целыми часами поджидающих ассистента. Когда ассистент проходит, они останавливают его и упрашивают отдать им без вскрытия умершего ребенка, мужа, мать. Здесь иногда приходится видеть очень тяжелые сцены. Разумеется, на все просьбы следует категорический отказ. Не добившись ничего от ассистента, просительница идет дальше, мечется по всем начальствам, добирается до самого профессора и падает ему в ноги, умоляя не вскрывать умершего: - Ведь болезнь у него известная, - что ж его еще после смерти терзать? И здесь, конечно, она встречает тот же отказ: Вскрыть умершего необходимо, - без этого клиническое преподавание теряет всякий смысл. Но для матери вскрытие ее ребенка часто составляет не меньшее горе, чем сама его смерть даже интеллигентные лица большею частью крайне неохотно соглашаются на вскрытие близкого человека, для невежественного же бедняка оно кажется чем-то прямо ужасным я не раз видел, как фабричная, зарабатывающая по сорок копеек в день, совала ассистенту трехрублевку, пытаясь взяткою спасти своего умершего ребенка от "поругания". Конечно, такой взгляд на вскрытие - предрассудок, но горе матери от этого не легче. Вспомните вопль некрасовской Тимофеевны над умершим Демушкой: Я не ропщу, Что бог прибрал младенчика, . А больно то, зачем они Ругалися над ним? Зачем, как черны вороны, На части тело белое Терзали?.. Неужли Ни бог, ни царь не вступятся? Однажды летом я был на вскрытии девочки, умершей от крупозного воспаления легких. Большинство товарищей разъехалось на каникулы, присутствовали только ординатор и я. Служитель огромного роста, с черной бородой, вскрыл труп и вынул органы. Умершая лежала с запрокинутою назад головою, широко зияя окровавленною грудобрюшною полостью на белом мраморе стола, в лужах алой крови, темнели внутренности. Прозектор разрезывал на деревянной дощечке правое легкое. - Вы что тут делаете, а? - вдруг раздался в дверях задыхающийся голос. На пороге стоял человек в пиджаке, с рыжею бородкою лицо его было смертельно бледно и искажено ужасом. Это был мещанин-сапожник, отец умершей девочки он шел в покойницкую узнать, когда можно одевать умершую, ошибся дверью и попал в секционную. - Что вы тут делаете, разбойники?! - завопил он, трясясь и уставясь на нас широко раскрытыми глазами. У прозектора замер нож в руке. - Ну, ну, чего тебе тут? Ступай! - сказал побледневший служитель, идя навстречу мещанину. - Ребят здесь свежуете, а?! - кричал тот с каким-то плачущим воем, судорожно топаясь на месте и тряся сжатыми кулаками. - Вы что с моей девочкой исделали ? Он рванулся вперед. Служитель схватил его сзади под мышки и потащил вон мещанин уцепился руками за косяк двери и закричал: "Караул!..". Служителю удалось, наконец, вытолкать его в коридор и запереть дверь на ключ. Мещанин долго еще ломился в дверь и кричал "караул", пока прозектор не кликнул в окно сторожей, которые увели его. Если у этого человека заболеет другой ребенок, то он разорится на лечение, предоставит ребенку умереть без помощи, но в клинику его не повезет: для отца это поругание дорогого ему трупа - слишком высокая плата за лечение. Сказать кстати, право вскрывать умерших больных присвоили себе, помимо клиник, и вообще все больницы, - присвоили совершенно самовольно, потому что закон им такого права не дает обязательные вскрытия производятся по закону только в судебно-медицинских целях. Но я не знаю ни одной больницы, где бы, по желанию родственников, умерший выдавался им без вскрытия сами же родственники и не подозревают, что они имеют право требовать этого. Вскрытие каждого больного, хотя бы умершего от самой "обыкновенной" болезни, чрезвычайно важно для врача оно указывает ему его ошибки и способы избежать их, приучает к более внимательному и всестороннему исследованию больного, дает ему возможность уяснить себе во всех деталях анатомическую картину каждой болезни без вскрытии не может выработаться хороший врач, без вскрытии не может развиваться и совершенствоваться врачебная наука. Необходимо, чтобы все это понимали как можно яснее и добровольно соглашались на вскрытие близких. Но покамест этого нет и вот больницы достигают своего тем, что вскрывают умерших помимо согласия родственников последние унижаются, становятся перед врачами на колени, суют им взятки, - все напрасно из боязни вскрытия близкие нередко всеми мерами противятся помещению больного в больницу, и он гибнет дома вследствие плохой обстановки и неразумного ухода... В больнице, где я впоследствии работал, произошел однажды такой случай: лежал у нас мальчик лет пяти с брюшным тифом у него появились признаки прободения кишечника в таких случаях прежде всего необходим абсолютный покой больного. Вдруг мать потребовала у дежурного врача немедленной выписки ребенка никаких уговоров она не хотела слушать: "все равно ему помирать, а дома помрет, так хоть не будут анатомировать". Дежурный врач был принужден выписать мальчика по дороге домой он умер... Это происшествие вызвало среди врачей нашей больницы много толков говорили, разумеется, о дикости и жестокости русского народа, обсуждали вопрос, имел ли право дежурный врач выписать больного, виноват ли он в смерти ребенка нравственно или юридически и т.п. Но ведь тут интересен и другой вопрос: насколько должен был быть силен страх матери перед вскрытием, если для избежания его она решилась поставить на карту даже жизнь своего ребенка! Дежурный врач, конечно, был человек не "дикий" и не "жестокий" но характерно, что ему и в голову не пришел самый, казалось бы, естественный выход обязаться перед матерью, в случае смерти ребенка, не вскрывать его. Но кому особенно приходится терпеть из-за того, что мы принуждены изучать медицину на людях, - это лечащимся в клинике женщинам. Тяжело вспоминать, потому что приходится краснеть за себя но я сказал, что буду писать все. Пропедевтическая клиника. На эстраду к профессору, в сопровождении двух студентов-кураторов, взошла молодая женщина, больная плевритом. Прочитав анамнез, студент подошел к больной и дотронулся до закутывавшего ее плечи платка, показывая жестом, что нужно раздеться. Мне кровь бросилась в лицо: это был первый случай, когда перед нами вывели молодую пациентку. Больная сняла платок, кофточку и опустила до пояса рубашку, лицо ее было спокойно и гордо. Ее начали выстукивать, выслушивать. Я сидел весь красный, стараясь не смотреть на больную мне казалось, что взгляды всех товарищей устремлены на меня когда я поднимал глаза, передо мною было все то же гордое, холодное, прекрасное лицо, склоненное над бледною грудью как будто совсем не ее тело ощупывали эти чужие мужские руки. Наконец лекция кончилась. Вставая, я встретился взглядом с соседом-студентом, мне почти незнакомым как-то вдруг мы прочли друг у друга в глазах одно и то же, враждебно переглянулись и быстро отвели взгляды в стороны. Было ли во мне какое-нибудь сладострастное чувство в то время, когда больная обнажалась на наших глазах. Было, но очень мало- главное, что было, - это страх его. Но потом, дома, воспоминание о происшедшем приняло тонкосладострастныи оттенок, и я с тайным удовольствием думал о том, что впереди предстоит еще много подобных случаев. И случаев, разумеется, было очень много. Особенно помнится мне одна больная, Анна Грачева, поразительно хорошенькая девушка лет восемнадцати. У нее был порок сердца с очень характерным предсистолическим шумом профессор рекомендовал нам почаще выслушивать ее. Подойдешь к ней, - она послушно и спокойно скидывает рубашку и сидит на постели, обнаженная до пояса, пока мы один за другим выслушиваем ее. Я старался смотреть на нее глазами врача, но я не мог не видеть, что у нее красивые плечи и грудь, я не мог не видеть, что и товарищи мои что-то уж слишком интересуются предсистолическим шумом, - и мне было стыдно этого. И именно потому, что я чувствовал нечистоту наших взглядов, мне особенно больно становилось за эту девушку, какая сила заставляет ее обнажаться перед нами? Пройдет ли для нее все это даром? И я старался прочесть на ее красивом, почти еще детском лице всю историю ее пребывания в нашей клинике, - как возмутилась она, когда впервые была принуждена предстать перед всеми нагою, и как ей пришлось примириться с этим, потому что дома нет средств лечиться, и как постепенно она привыкла. На амбулаторный прием нашего профессора-сифилидолога пришла молодая женщина с запискою от врача, который просил профессора определить, не сифилитического ли происхождения сыпь у больной. - Где у вас сыпь? - спросил профессор больную. - На руке. - Ну, это пустяки. Бывшие фурункулы. Еще где? - На груди, - запнувшись, ответила больная. - Но там совсем то же самое. - Покажите! - Да там то же самое, нечего показывать, - возразила больная, краснея. - Ну, а вы нам все-таки покажите мы о-чень любопытны! - с юмористическою улыбкою произнес профессор. После долгого сопротивления больная наконец сняла кофточку. - Ну, это тоже пустяки, - сказал профессор. - Больше нигде нет? Скажите вашему доктору, что у вас нет ничего серьезного. Тем временем ассистент, оттянув у больной сзади рубашку, осмотрел ее спину. - Сергей Иванович, вот еще! - вполголоса произнес он. Профессор заглянул больной за рубашку. - А-а, это дело другое! - сказал он. - Разденьтесь совсем, - пойдите за ширмочку... Следующая! Больная медленно ушла за ширму. Профессор осмотрел несколько других больных. - Ну, а что та наша больная? Разделась она? - спросил он. Ассистент побежал за ширму. Больная стояла одетая и плакала. Он заставил ее раздеться до рубашки. Больную положили на кушетку и. раздвинув ноги, стали осматривать: ее осматривали долго, - осматривали мерзко, гнусно. - Одевайтесь, - сказал, наконец, профессор. - Трудно еще, господа, сказать что-нибудь определенное, - обратился он к нам, вымыв руки и вытирая их полотенцем. - Вот что, голубушка, - приходите-ка к нам еще раз через неделю. Больная уже оделась. Она стояла, тяжело дыша и неподвижно глядя в пол широко открытыми глазами. - Нет, я больше не приду! - ответила она дрожащим голосом и, быстро повернувшись, ушла. - Чего это она? - с недоумением спросил профессор, оглядывая нас. В тот же день, вечером, ко мне зашла одна знакомая курсистка. Я рассказал ей описанный случай. - Да, тяжело! - сказала она. - Но в конце концов что же делать? Иначе учиться нельзя, - приходится мириться с этим. - Совершенно верно. Но ответьте мне вот на что: если бы вам предстояло нечто подобное, - только представьте себе это ясно, - пошли ли бы вы к нам? Она помолчала. - Не пошла бы... Ни за что! - виновато улыбнулась она, с дрожью поведя плечами. - Лучше бы умерла. А ведь она глубоко уважала науку и понимала, что "иначе учиться нельзя". Та же ничего этого не понимала, она только знала, что ей нечем заплатить частному доктору и что у нее трое детей. Эта-то нужда и гонит бедняков в клиники на пользу науки и школы. Они не могут заплатить за лечение деньгами, и им приходится платить за него своим телом. Но такая плата для многих слишком тяжела, и они предпочитают умирать без помощи. Вот что, например, говорит известный немецкий гинеколог, профессор Гофмейер: "Преподавание в женских клиниках более, чем где-либо, затруднено естественною стыдливостью женщин и вполне понятным отвращением их к демонстрациям перед студентами. На основании своего опыта я думаю, что в маленьких городках вообще едва ли было бы возможно вести гинекологическую клинику, если бы все без исключения пациентки не хлороформировались для целей исследования. Притом исследование, особенно производимое неопытною рукою, часто крайне чувствительно, а исследование большим количеством студентов в высшей степени неприятно. На этом основании в большинстве женских клиник пациентки демонстрируются и исследуются под хлороформом... Менее всего непосредственно применима для преподавания гинекологическая амбулатория, по крайней мере, в маленьких городах. Кто хочет получить от нее действительную пользу, должен сам исследовать больных. Страх перед подобными исследованиями в присутствии студентов или даже самими студентами, - у нас, по крайней мере, - часто превозмогает у пациенток, потребность в помощи". Если рассуждать отвлеченно, то такая щепетильность должна казаться бессмысленною: ведь студенты - те же врачи, а врачей стесняться нечего. Но дело сразу меняется, когда ставишь самого себя в положение этих больных. Мы, мужчины, менее стыдливы, чем женщины, тем не менее, по крайней мере, я лично ни за что не согласился бы, чтобы меня, совершенно обнаженного, вывели на глаза сотни женщин, чтобы меня женщины ощупывали, исследовали, расспрашивали обо всем, ни перед чем не останавливаясь. Тут мне ясно, что если щепетильность эта и бессмысленна, то считаться с нею все-таки очень следует. И тем не менее - "иначе учиться нельзя", это несомненно. В средние века медицинское преподавание ограничивалось одними теоретическими лекциями, на которых комментировались сочинения арабских и древних врачей практическая подготовка учащихся не входила в задачи университета. Еще в сороковых годах нашего столетия в некоторых захолустных университетах, по свидетельству. Пирогова, "учили делать кровопускание на кусках мыла и ампутации на брюкве". К счастью медицины и больных, времена эти миновали безвозвратно, и жалеть об этом преступно нигде отсутствие практической подготовки не может принести столько вреда, как во врачебном деле. А практическая подготовка невозможна без всего описанного. Здесь мы наталкиваемся на одно из тех противоречий, которые еще так часто будут встречаться нам впоследствии- существование медицинской школы - школы гуманнейшей из всех наук - немыслимо без попрания самой элементарной гуманности. Пользуясь невозможностью бедняков лечиться на собственные средства, наша школа обращает больных в манекены для упражнений, топчет без пощады стыдливость женщины, увеличивает и без того немалое горе матери, подвергая жестокому "поруганию" ее умершего ребенка, но не делать этого школа не может по доброй воле мало кто из больных согласился бы служить науке. Какой из этого возможен выход, я решительно не знаю я знаю только, что медицина необходима, и иначе учиться нельзя, но я знаю также, что если бы нужда заставила мою жену или сестру очутиться в положении той больной у сифилидолога, то я сказал бы, что мне нет дела до медицинской школы и что нельзя так топтать личность человека только потому, что он беден. III На третьем курсе, недели через две после начала занятий, я в первый раз был на вскрытии. На мраморном столе лежал худой, как скелет, труп женщины лет за сорок. Профессор патологической анатомии, в кожаном фартуке, надевал, балагуря, гуттаперчевые перчатки, рядом с ним в белом халате стоял профессор-хирург, в клинике которого умерла женщина. На скамьях, окружавших амфитеатром секционный стол, теснились студенты. Хирург заметно волновался: он нервно крутил усы. В притворно скучающим взглядом блуждал по рядам студентов когда профессор-патолог отпускал какую-нибудь шуточку, он спешил предупредительно улыбнуться вообще в его отношении к патологу было что-то заискивающее, как у школьника перед экзаменатором. Я смотрел на него, и мне странно было подумать, - неужели это тот самый грозный ., который таким величественным олимпийцем глядит в своей клинике? - От перитонита умерла? - коротко спросил патолог. - Да. - Оперирована? - Оперирована. - Угу! - промычал патолог, чуть дрогнув бровью, и приступил к вскрытию. Ассистент-прозектор сделал на трупе длинный кожный разрез от подбородка до лонного сращения. Патолог осторожно вскрыл брюшную полость и стал осматривать воспаленную брюшину и склеившиеся кишечные петли... Хирург уж накануне высказал нам в клинике предполагаемую им причину смерти больной опухоль, которую он хотел вырезать, оказалась сильно сращенною с внутренностями вероятно, при удалении этих сращений был незаметно поранен кишечник, и это повело к гнилостному воспалению брюшины. Вскрытие подтвердило его предположение. Патолог отыскал пораненное место и, вырезав кусок кишки с ранкою, послал его на тарелке студентам. Студенты с любопытством рассматривали маленькую зловещую ранку, окруженную гнойным налетом хирург хмурился и крутил усы. Я с пристальным, злорадным вниманием следил за ним вот он суд, где беспощадно раскрываются и казнятся все их грехи и ошибки! Эта женщина пришла к нему за помощью и именно благодаря его помощи лежала теперь перед нами интересно, знают ли это близкие умершей, объяснил ли им оператор причину ее смерти? Вскрытие кончилось. В своем эпикризе патол

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования