Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Виан Борис. Сердцеед -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -
- Не смейтесь! - завопил кюре. - Пускай тот, кто мне не верит, пос- мотрит сам! Он подал знак, и из-за кулисы молниеносно появился ризничий. Сильно завоняло серой. - Вот какое открытие я сделал восемь дней назад, - объявил кюре, - мой ризничий - дьявол! Ризничий небрежно выплюнул довольно красивую огненную струю. Из-под его длинного халата торчали волосатые ноги, заканчивающиеся раздвоенными копытами. - Поприветствуем соперника, - предложил кюре. Раздались редкие аплодисменты. Ризничий обиделся. - Что могло бы быть более приятным Богу, - завопил кюре, - как не по- добные пышные бои, которые с таким блеском организовывали римские импе- раторы, не имеющие себе равных в любви к роскоши? - Довольно! - крикнул кто-то. - Крови! - Хорошо! - сказал кюре. - Ладно! Я добавлю только одно: вы жалкие невежды. Он скинул халат; в своем распоряжении он имел двух певчих-массажис- тов; у ризничего не было никого. Служки поставили тазик с водой, табурет, и приготовили полотенце; кю- ре вставил назубники. Ризничий ограничился кабалистическим заклинанием; его черный халат загорелся и исчез в облаке красноватого дыма. Он усмех- нулся и стал разогреваться. Несколько секунд в сарае царило молчание: спектакль закончился неожи- данно быстро. Потом, подсчитав стоимость каждой минуты, зрители начали возмущаться. Жакмор забеспокоился, чувствуя, что атмосфера накаляется. - Кюре, верни деньги! - закричала толпа. - Нет! - ответил кюре. - Кюре, верни деньги! Полетел первый стул, за ним второй. Целая эскадрилья стульев обруши- лась на кюре, перелезающего через канат ринга. Жакмор стал пробираться к выходу и в сутолоке получил кулаком по уху. Инстинктивно он развернулся и дал сдачи. В момент нанесения удара психи- атр узнал в нападавшем деревенского столяра. Давясь выбитыми зубами, тот упал на пол. Жакмор взглянул на свои руки; две костяшки были разодраны в кровь. Он лизнул. Его начинало охватывать чувство смущения. Передернув плечами, он отбросил его прочь. "Ничего, - подумал он. - Слява его подберет. Все равно я хотел к нему зайти насчет оплеухи этому мальчишке из хора". Однако драться все еще хотелось. Он ударил наугад. Ударил и по- чувствовал облегчение: бить взрослых было намного приятнее. VIII 135 апруста Жакмор толкнул входную дверь; Слява как раз одевался. Он только что выкупался в массивной золотой ванне и теперь облачался в великолепное парчовое домашнее платье. Золото было повсюду, внутреннее убранство вет- хой лачуги казалось отлитым из единого слитка драгоценного металла. Зо- лото лежало в сундуках, в вазах и тарелках, на стульях, столах, все было желтым и блестящим. В первый раз это зрелище Жакмора поразило, но теперь он смотрел на него с тем же безразличием, с которым воспринимал все, что не имело прямого отношения к его маниакальной деятельности; то есть он его просто не замечал. Слява поздоровался и выразил удивление по поводу внешнего вида психи- атра. - Я дрался, - пояснил Жакмор. - На спектакле кюре. Дрались все. И он сам тоже, но не по правилам. Вот почему остальные вмешались. - Чудесный повод, - проронил Слява и пожал плечами. - Я... - начал Жакмор. - Э-э... Мне немного стыдно; ведь я тоже драл- ся. Раз я все равно шел к вам, то решил заодно занести денежку... Он протянул ему стопку золотых монет. - Естественно... - с горечью прошептал Слява. - Быстро же вы освои- лись. Приведите себя в порядок. Не беспокойтесь. Я забираю ваш стыд. - Спасибо, - сказал Жакмор. - А теперь, может быть, мы продолжим наш сеанс? Слява высыпал золотые монеты в ярко-красную салатницу и молча лег на низкую кровать, стоящую в глубине комнаты. Жакмор сел рядом. - Ну, рассказывайте, - попросил он. - Расслабьтесь и приступайте. Мы остановились на том, как вы, учась в школе, украли мяч. Слява провел рукой по глазам и заговорил. Но Жакмор стал слушать ста- рика не сразу. Он был заинтригован. Когда Слява подносил руку ко лбу, психиатру показалось - может быть, привиделось? - что сквозь старческую ладонь просвечивают лихорадочно бегающие глаза пациента. IX 136 апруста Случалось, Жакмор ощущал себя интеллектуалом; в такие дни он удалялся в библиотеку Ангеля и читал. Там хранилась только одна книга - больше чем достаточно - превосходный энциклопедический словарь, в котором Жак- мор находил, систематизированными и расположенными в алфавитном либо смысловом порядке, основные элементы всего того, из чего обычно состав- ляются - в объеме, к сожалению, столь угрожающем - обычные библиотеки. Как правило, он останавливался на странице с флагами, где было много цветных картинок и очень мало текста, что позволяло мозгу расслабиться и отдохнуть. В тот день одиннадцатый стяг слева - окровавленный зуб на черном фоне - навел его на мысль о крохотных диких гиацинтах, прячущихся в лесу. X 1 июбря Тройняшки играли в саду, подальше от дома. Они нашли хорошее место, где всего хватало в равной степени: камней, земли, травы и песка. Все присутствовало в любом состоянии: тенистом и солнечном, каменном и рас- тительном, твердом и мягком, сухом и мокром, живом и мертвом. Говорили мало. Вооружившись железными лопатками, копали, каждый для себя, ямы четырехугольной формы. Время от времени лопатка натыкалась на интересный предмет, который вытаскивался его обладателем на свет Божий и занимал свое место в кучке ранее зарегистрированных находок. Копнув раз сто, Ситроэн остановился. - Стоп! - скомандовал он. Жоэль и Ноэль выпрямились. - У меня зеленый, - сказал Ситроэн. Он показал братьям маленький сверкающий шарик с изумрудным отливом. - А у меня черный, - сказал Жоэль. - А у меня золотой, - сказал Ноэль. Они составили треугольник. Предусмотрительный Ситроэн соединил камеш- ки соломинками. Затем каждый уселся у вершины треугольника и стал ждать. Вдруг земля в середине треугольника провалилась. Из образовавшейся дыры показалась крохотная белая рука, за ней другая. Пальцы уцепились за края отверстия, и на поверхности появилась светлая фигурка сантиметров в десять ростом. Это была маленькая девочка с длинными белыми волосами. Дюймовочка послала каждому из тройняшек по воздушному поцелую и начала танцевать. Она покружилась несколько минут, не преступая границ треу- гольника. Потом внезапно остановилась, посмотрела на небо и ушла под землю так же быстро, как появилась. На месте трех самоцветов остались обычные маленькие камешки. Ситроэн встал и раскидал соломинки. - Мне надоело, - объявил он. - Поиграем во что-нибудь другое. Жоэль и Ноэль вновь принялись копать. - Я уверен, что мы еще много чего найдем, - сказал Ноэль. При этих словах его лопатка наткнулась на что-то твердое. - Какой здоровый, - удивился он. - Покажи! - сказал Ситроэн. Он лизнул красивый желтый камень с блестящими прожилками, чтобы про- верить на вкус то, что показалось привлекательным на вид. Земля заскри- пела под языком. Было почти так же вкусно, как и красиво. В углублении камня приклеился маленький желтый слизняк. Ситроен посмотрел на него и пояснил: - Это не тот. Ты, конечно, можешь его съесть, но это ничего не даст. Чтобы взлететь, нужен голубой. - А бывают голубые? - спросил Ноэль. - Да, - ответил Ситроэн. Ноэль попробовал слизняка. Вполне съедобно. Уж во всяком случае лучше чернозема. Мягкий. И скользкий. В общем, хороший. Тем временем Жоэль просунул черенок лопатки под тяжелый валун и при- поднял его. Два черных слизняка. Одного он протянул Ситроэну, который с интересом осмотрел добычу и тут же отдал ее Ноэлю. Второго Жоэль попробовал сам. - Так себе, - сообщил он. - Как тапиока. - Да, - подтвердил Ситроэн, - но вот голубые - действительно вкусные. Как ананас. - Правда? - спросил Жоэль. - А потом - раз - и полетел, - добавил Ноэль. - Сразу не летают, - обрезал Ситроэн. - Сначала нужно поработать. - Вот было бы здорово, - размечтался Ноэль, - сначала поработать, найти парочку голубых и сразу же полететь. - О! - воскликнул Жоэль, продолжавший все это время копать. - Я нашел красивое молодое зерно. - Покажи, - сказал Ситроэн. Зерно было огромное, величиной с грецкий орех. - Нужно на него плюнуть пять раз, - сказал Ситроэн, - и оно прорас- тет. - Точно? - спросил Жоэль. - Точно, - ответил Ситроэн. - Но его нужно положить на влажный лис- ток. Жоэль, принеси листок. Из зерна выросло крохотное деревце с розовыми листочками. Между его звенящими серебряными ветвями порхали певчие птички. Самая крупная из них была не больше ногтя на мизинце Жоэля. XI 347 июбря - Шесть лет, три дня и два часа назад я приехал в это чертово место, чтобы похоронить себя заживо, - жаловался Жакмор своему отражению в зер- кале. Борода сохраняла среднюю длину. XII 348 июбря Жакмор уже собирался уходить, когда в коридоре появилась Клементина. В последнее время он ее почти не видел. В последние месяцы. Дни утекали так постоянно и незаметно, что он терял им счет. Клементина его остано- вила. - Куда это вы собрались? - Как всегда, - ответил Жакмор. - К своему старому другу Сляве. - Вы продолжаете его психоанализировать? - спросила она. - Гм... да. - Так долго? - Я должен провести полный психоанализ. - У вас, по-моему, голова распухла, - заметила Клементина. Он немного отодвинулся назад, почувствовав в ее дыхании явный запах гнили. - Возможно, - согласился психиатр. - Зато Слява становится все проз- рачнее и прозрачнее, и это начинает меня беспокоить. - Да уж, не радует, судя по вашему виду, - продолжала Клементина. - А ведь вы так долго искали подходящую кандидатуру! - Все мои кандидатуры отпали одна за другой, - сказал Жакмор. - Так что пришлось довольствоваться Слявой. Но, смею вас заверить, содержимое этой черепной коробки ни одного психоаналитика не обрадует. - Вам еще долго? - поинтересовалась Клементина. - Что? - Ваш психоанализ продвинулся далеко? - Да, не близко, - ответил Жакмор. - Вообще-то я с беспокойством ожи- даю того момента, когда смогу дойти до самых мельчайших деталей. Но все это неинтересно. А вы, что с вами сталось? Вас совсем не видно в столо- вой. Ни в обед, ни в ужин. - Я ем в своей комнате, - с удовлетворением произнесла Клементина. - Ах, вот как? - отозвался Жакмор. Он оглядел ее фигуру. - Кажется, вам это пошло на пользу, - промолвил он. - Теперь я ем только то, на что имею право, - сказала Клементина. Жакмор отчаянно искал тему для разговора. - А как настроение, хорошее? - невпопад спросил он. - Даже не знаю. Так себе. - А что такое? - Честно говоря, я боюсь, - пояснила она. - Чего именно? - Я боюсь за детей. Постоянно. С ними может случиться невесть что. И я это себе представляю. Причем ничего сложного я не выдумываю; я не за- биваю себе голову чем-то невозможным или несуразным; нет, но даже прос- того перечня того, что может с ними произойти, достаточно, чтобы свести меня с ума. И я не могу избавиться от этих мыслей. Разумеется, я даже и не думаю о том, что им угрожает вне сада; к счастью, они еще не выходят за его пределы. Пока я стараюсь не думать дальше ограды, у меня и без этого голова идет кругом. - Но они ничем не рискуют, - сказал Жакмор. - Дети более или менее осознают, что для них хорошо, и почти никогда не ошибаются в своих пос- тупках. - Вы так думаете? - Я в этом уверен, - сказал Жакмор. - Иначе ни вы, ни я здесь сейчас не находились бы. - Пожалуй, - согласилась Клементина. - Но эти дети так отличаются от других. - Да, конечно. - И я так их люблю. Я так их люблю, что передумала обо всем, что мо- жет с ними случиться в этом доме и в этом саду, и это начисто отбило у меня сон. Вы даже не можете себе представить, как все опасно. И какое это испытание для матери, которая любит своих детей так, как их люблю я. А в доме столько дел, -и я не в состоянии все время за ними ходить и присматривать. - А служанка? - Она глупа, - сказала Клементина. - С ней они в еще большей опаснос- ти, чем без нее. Она ничего не чувствует, и я предпочитаю держать детей как можно дальше от нее. Она совершенно безынициативна. Вот как выйдут они со своими лопатками в сад, и начнут копать, и докопаются до нефтяной скважины, и нефть как брызнет и затопит их всех, а служанка и сделать ничего не сможет. Меня просто трясет от ужаса! Ах! Как я их люблю! - Да, действительно, вы в своих предвидениях учитываете все, - отме- тил Жакмор. - Меня волнует еще кое-что, - продолжала Клементина. - Их воспитание. Меня колотит от одной мысли, что они пойдут в деревенскую школу. И речи быть не может, чтобы они туда ходили одни. Но я не могу отправить их с этой девицей. С ними обязательно что-нибудь случится. Я поведу их сама; время от времени вы сможете меня подменять, если дадите слово, что буде- те очень внимательны. Нет, все-таки сопровождать их должна только я. По- ка еще можно не задумываться всерьез об их учебе, они для этого слишком малы; мысль о том, что они выйдут за ограду сада, меня так пугает, что я еще не осознала опасность, которая в этом таится. - Пригласите репетитора, - предложил Жакмор. - Я об этом уже думала, - ответила Клементина, - но должна вам приз- наться: я ревнива. Это просто глупо, но я никогда не допущу, чтобы они привязались к кому-нибудь еще, кроме меня. Ведь если репетитор будет хо- рошим, они обязательно привяжутся к нему; если он будет плохим, то отда- вать ему своих детей я не собираюсь. Да и вообще я не очень доверяю шко- ле, но, по крайней мере, там есть учитель; проблема же с репетитором мне представляется практически неразрешимой. - Вот кюре - типичный репетитор... - вставил Жакмор. - Я не очень религиозна, так чего ради мои дети должны быть религиоз- ными? - Думаю, что с этим кюре им бояться нечего, - возразил Жакмор. - У него довольно здравые представления о религии, и вероятность обращения детей в веру минимальна. - Кюре утруждать себя не станет, - отрезала Клементина, - а вопрос остается открытым. Им придется ходить в деревню. - Но в конце концов, - заметил Жакмор, - если так подумать, по этой дороге машины никогда не ходят. Даже если и ходят, то совсем редко. - Вот именно, - подхватила Клементина. - Так редко, что теряешь бди- тельность, и если случайно проедет редкая машина, это будет еще опаснее. При одной мысли об этом меня бросает в дрожь. - Вы рассуждаете как Святой Делли, - сказал Жакмор. - Перестаньте издеваться, - осадила его Клементина. - Нет, в самом деле, я не вижу другого выхода: я буду сопровождать их туда и обратно. Что же вы хотите, если любишь детей, приходится идти на какие-то жертвы. - Вы жертвовали куда меньше, когда бросали их без полдника и уходили карабкаться по скалам, - ввернул Жакмор. - Я этого не помню, - возразила Клементина. - Но если я это и делала, то, значит, была нездорова. А вы могли бы об этом и не вспоминать. Это было еще при Ангеле; уже одно его присутствие выводило меня из себя. Но теперь все изменилось, и ответственность за их воспитание полностью ле- жит на мне. - Вы не боитесь, что они станут слишком зависимыми от вас? - смущенно спросил психиатр. - Что может быть естественнее? Дети заменяют мне все, в них смысл всей моей жизни; и вполне естественно, что они привыкают полагаться на меня при любых обстоятельствах. - Но несмотря на все, - сказал Жакмор, - мне кажется, вы преувеличи- ваете опасность... При желании вы будете видеть ее повсюду; ну, вот, например... меня удивляет, что вы разрешаете им пользоваться туалетной бумагой; они могут поцарапаться, и кто знает, вдруг женщина, заворачива- ющая рулон, отравила свою семью мышьяком, предварительно взвесив точную дозу на первом попавшемся листе бумаги, этот лист пропитывается ядом и представляет большую опасность... при первом же прикосновении один из ваших мальчуганов падает без чувств... Вы бы еще им задницы вылизыва- ли... Она задумалась. - А знаете, - протянула она, - животные проделывают это со своими де- тенышами... может быть, по-настоящему хорошая мать должна делать и это... Жакмор посмотрел на нее. - Я полагаю, что вы действительно их любите, - серьезно сказал он. - И если как следует подумать, то эта история с мышьяком" представляется вполне вероятной. - Это ужасно, - всхлипнула Клементина и разрыдалась. - Я не знаю, что делать... не знаю, что делать... - Успокойтесь, - сказал Жакмор, - я вам помогу. Я только сейчас по- нял, насколько эта проблема сложна. Но все уладится. Поднимайтесь к себе и ложитесь. Она направилась к лестнице. - Вот это страсть, - сказал себе Жакмор, выходя на дорогу. Ему захотелось как-нибудь ее испытать. Но пока оставалось лишь за ней наблюдать. Между тем некая мысль не давала ему покоя; и как же ее сформулиро- вать? Мысль неопределенная. Неопределенная мысль. В любом случае, было бы интересно узнать, что об этом думают сами дети. Но время пока еще терпело. XIII 7 окткабря Они играли на лужайке под окнами материнской комнаты. Клементина все реже и реже разрешала им удаляться от дома. Вот и сейчас она не спускала с них глаз, следила за их жестами, угадывала выражение их лиц. Жоэль ка- зался менее подвижным, чем обычно, вяло плелся, еле успевая за остальны- ми. В какой-то момент он остановился, пощупал свои штанишки и растерянно посмотрел на братьев. Они принялись пританцовывать вокруг него, словно он сообщил им что-то очень смешное. Жоэль начал тереть кулаками глаза, было видно, что он заплакал. Клементина выбежала из комнаты, спустилась по лестнице и в считанные секунды очутилась на лужайке. - Что с тобой, моя радость? - Живот болит! - плаксиво протянул Жоэль. - Что ты ел, мой ангелочек? Эта идиотка опять тебя накормила какой-то гадостью? Широко расставив ноги, Жоэль вбирал в себя живот и выпячивал попу. - Я обкакался! - выкрикнул он и расплакался. Ситроэн и Ноэль скорчили презрительные рожи. - Молокосос! - процедил Ситроэн. - Он все еще делает в штаны. - Молокосос! - повторил Ноэль. - Что же вы?! - пристыдила их Клементина. - Будьте с ним поласковей! Он не виноват. Пойдем, мой хороший, я тебе надену чистые красивые шта- нишки и дам ложечку опиумного эликсира. Ситроэн и Ноэль замерли от удивления и зависти. Обласканный Жоэль поплелся за Клементиной. - Ничего себе! - высказался Ситроэн. - Он делает в штаны, и ему еще дают умного ликсиру. - Да, - согласился Ноэль. - Я тоже хочу. - Я попробую какнуть, - сказал Ситроэн. - Я тоже, - сказал Ноэль. Они поднатужились, покраснели от напряжения, но ничего не получилось. - Я не могу, - сказал Ситроэн. - Только чуть-чуть писнул. - Ну и ладно, - сказал Ноэль. - Не будет нам ликсира. Зато спрячем медвежонка Жоэля. - Вот это да! - произнес Ситроэн, удивившись непривычному красноречию Ноэлл. - Хорошая мысль, но нужно так спрятать, чтобы он не нашел. Ноэль наморщил лоб. Он думал. В поисках удачной идеи оглянулся по сторонам. Ситроэн от брата не отставал; он лихорадочно подгонял свои се- рые клеточки. - Смотри! - воскликнул он. - Там! "Там" оказалось пустым местом, где служанка сушила белье. У одного из белых столбов с натянутой железной проволокой стояла стремянка. - Спрячем на дереве, - решил Ситроэн. - Возьмем стремянку Белянки. Быстро, пока Жоэль не вернулся! Они рванули изо всех сил. - Но, - прокричал на бегу Ноэль, - он тоже может ее взять... - Нет, - ответил Ситроэн. - Вдвоем мы сможем оттащить ст

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования