Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Виан Борис. Сердцеед -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -
чертания. Пока она еще покоилась в дубовой колыбели, обращенной к морю; под откос скалы уходили два дубовых рельса. Прямо здесь, в куче щепок и опилок, сваленных в углу мастерской, иг- рали его дети. Развивались они невероятно быстро; все трое уже ходили, цокая маленькими железными подковами, правда, ступни Ситроэна еще чуть-чуть кровоточили по вечерам, зато подошвы более грубоватых Жоэля и Ноэля крепились изо всех сил и понемногу роговели кожей. Ангель недоумевал: уж время полдничать, а няньки нет и нет. Детей ведь надо кормить. И тут он вспомнил, что у служанки сегодня выходной. Вздохнув, он посмотрел на часы. Иногда - правда, это случалось все реже и реже - Клементина все-таки забывала их покормить, и если он позволял в ее адрес хотя бы малейший упрек, она отвечала дерзко, со злобной уверен- ностью в своей правоте. При этом дети, принимая сторону матери, взирали на обескураженного Антеля чуть ли не с иронией. Вот и сейчас, разглядывая сыновей, он встретил мрачный взгляд Ситроэ- на и почувствовал себя неуютно. Ангель с досадой подумал, что они полу- чили то, что заслуживали. Он был бы и сам не прочь их приласкать и по- тискать, но к нему за этим никогда не обращались. "Им нравится чувствовать себя обиженными", - с горечью заключил он и подошел к детям. - Пошли полдничать, карапузы, - позвал он. Жоэль и Ноэль подняли головы и недовольно заурчали. - Ачу Тину, - заныл Жоэль. - Тину, - повторил Ноэль. - Клементины здесь нет, - сказал Ангель. - Пойдем ее поищем. Ситроэн гордо зашагал к дому. Ангель протянул руку двойняшкам, но те отказались от помощи. Подняв целое облако пыли, они выбрались из кучи щепок и опилок и неуклюже побежали за братом. Лицо Ангеля покрылось ис- париной, он начинал нервничать. Тем не менее пошел вслед за детьми, опа- саясь многочисленных подвохов со стороны каверзного сада; несмотря на раздражение, он бы очень переживал, если бы с ними что-нибудь случилось. Детей он догнал уже внутри дома. Пронзительными выкриками Ноэль звал мать, Жоэль ему вторил. - Довольно! - решительно оборвал Ангель. Они, присмирев, затихли. - Идите на кухню! - приказал Ангель. Его удивило, что ничего не было готово. Уж полдник она могла бы при- готовить! Он неумело посадил их перед чашками с молоком и тартинками - тут же началось шумное обжорство - и направился к выходу. В дверях он чуть не столкнулся с Жакмором. - Вы не видели Клементину? - спросил он. Психиатр по-кошачьи почесал за ухом. - М-м... - протянул он, не желая себя выдавать. - Бросьте ваши кошачьи замашки, - разозлился Ангель. - Можно поду- мать, вас это всерьез увлекает. Скажите лучше, где моя жена. - Мне так неудобно... Я, видите ли, совершенно случайно зашел в сто- ловую, - начал оправдываться Жакмор, - и она была там... - Ну и что?! - рявкнул Ангель. Он оттолкнул Жакмора и ринулся в столовую. Психиатр шел по следу. Он воздержался от комментариев, хотя было очевидно, что гнев Ангеля выражал не что иное, как досаду на свою собственную неспособность обращаться с детьми. На ходу Ангель сочинял гневную тираду. Он редко выходил из себя, и это всегда происходило из-за детей. Ему следовало больше заниматься их воспитанием. Его трясло от злости. Сердце бешено колотилось в груди. Из- девается она, что ли... Он распахнул дверь и застыл на пороге. Лежа на обеденном столе, со спущенными до колен штанами, Клементина извивалась всем телом. Грудь вздымалась, кулаки судорожно сжимались. По глади стола взад-вперед скользили подрагивающие ягодицы. Бесстыдно раздвигались ноги, из приотк- рытых губ вырывались слабые стоны. Ангель бестолково потоптался и попя- тился к выходу. Его лицо медленно принимало пунцовый оттенок. Он закрыл дверь и быстро вышел в сад. Жакмор остановился на крыльце, проводил Ан- геля взглядом до поворота аллеи и вернулся на кухню. - Интересно... - протянул он. В считанные секунды он устранил последствия детского полдника. Пресы- тившиеся засранцы радостно лепетали. Он утер измазанные мордашки и вы- толкнул грязнуль из кухни. - Идите поиграйте с папой, - сказал он. - Ачу... Тину, - потребовал Жоэль. - Тину, - повторил Ноэль. Ситроэн безмолвно направился в сторону сарая, братья поспешили за ним. Жакмор, насупившись, прислушался к звукам, доносившимся из сада, и нерешительно зашел в столовую. Перевернувшись на живот, Клементина про- должала непристойно извиваться. Психиатр принюхался, после чего с явным сожалением покинул столовую и поднялся к себе. Он растянулся на кровати и попробовал замурлыкать - получилось довольно неубедительно. Несмотря на все старания, приходилось расписываться в собственной беспомощности. Кстати, умел ли мурлыкать черный кот, которого он пропсихоанализировал несколько недель назад? Он принялся размышлять о Клементине - тоже инте- ресная тема. Может быть, надо было до нее дотронуться? Он понюхал свои пальцы. Пахло служанкой, но запах был вчерашним, а потому совсем не стойким. Вот сидит он здесь, на кровати. А как же та женщина, наверняка продолжающая бесноваться внизу? Он сел, встал, вышел на лестницу. Перед дверью в столовую остановился. Прислушался. Было тихо. Он вошел. Полуголая Клементина, похоже, заснула; во всяком случае, она переста- ла дергаться и лежала теперь неподвижно, завлекающе выпятив ягодицы. Жакмор почувствовал себя как-то срамно. Он подошел поближе. Услышав ша- ги, она зашевелилась и приподнялась. Жакмор замер. - Простите, - сказал он. - Мне показалось, что вы звали. Она взглянула на него усталыми мутными глазами и спросила: - Что я делала на этом столе? - М-м-м... - промямлил Жакмор. - Не знаю. Вам, наверное, было жарко. Только тут она заметила беспорядок в своем туалете. - Какой-то кошмар, - начала она и, как Ангель несколько минут назад, покраснела до корней волос. - Скажите, а... - запнулась она на полуслове. Села, даже не пытаясь прикрыть голые ноги. - Чего уж тут... Что, вы меня никогда голой не видели? Сбитый с толку Жакмор не знал, что и ответить. - Я, наверное, буянила, - предположила она, начиная одеваться. - Боюсь, что да... - Ничего не понимаю, - сказала Клементина. - Собиралась приготовить детям полдник и вот... я здесь. Она ощупала свой затылок. - Я помню, что упала на этот стол. Вон шишка какая. - Здорово же вы суккубнулись, - высказался психиатр. Она подтянула штаны и пригладила растрепанные волосы. - Ну да ладно, бывает, - заключила она. - Не думала, что меня так прихватит. Пойду готовить полдник. - Они уже пополдничали, - сказал Жакмор. Лицо Клементины помрачнело. - Кто их накормил? - Ваш муж, - ответил Жакмор. - А я вытер им мордашки. - Ангель сюда заходил? - Да, - ляпнул Жакмор. Она быстро прошла мимо него и вышла в сад. Свернув на аллею, она уже почти бежала. Жакмор, поднимаясь к себе, шевелил мозгами - мыслил. А значит, существовал. Но обособленно. X Ангель взял в руки клепальник и приступил к другому борту. Он прис- тавлял наковальню с внутренней стороны борта, когда появилась раскрас- невшаяся от быстрой ходьбы Клементина. Увидев мать, двойняшки радостно завизжали. Ситроэн подошел к ней и взял ее за руку. Ангель поднял глаза, оценил ситуацию и насторожился. - Кто их накормил? - спросила она. - Я, - сухо ответил Ангель. Она была удивлена его тону. - А по какому праву? - Хватит! - отрезал Ангель. - Я спрашиваю, по какому праву ты взялся кормить детей, если было раз и навсегда решено, что ты ими заниматься не будешь? Клементина не успела даже закончить фразу, как на нее посыпались зат- рещины. Она зашаталась. Ангель, бледный как простыня, затрясся от ярос- ти. - Все! - гаркнул он. Казалось, он успокоился, она поднесла дрожащую руку к щеке. - Я сожалею, - наконец произнес он. - Но ты заходишь слишком далеко. Дети подняли крик. Ситроэн наклонился, подобрал с земли гвоздь и изо всех сил всадил его в ногу Ангелю. Тот даже не пошевелился. Клементина расхохоталась навзрыд. - Довольно! - отчеканил Ангель. Она замолчала. - А вообще-то, - продолжил он, - я сожалею только о том, что бил не изо всех сил. Клементина покачала головой и пошла к дому. Дети семенили за ней. Ситроэн оборачивался и бросал на отца злобные взгляды. Ангель задумался. Он мысленно прокручивал только что произошедшую сцену и нервно морщился; потом вспомнил, как жена лежала на обеденном столе, и краска залила его лицо. Он знал, что больше никогда не вернется домой. В сарае имелось достаточно опилок, чтобы мягко спать, да и ночи стояли теплые. Он по- чувствовал какое-то жжение в левой ноге, наклонился и выдернул гвоздь с маленькой золотой шляпкой; на холщовой штанине раздавилось бурое пятныш- ко величиной с клопа. И смех и грех. Жалкие опарыши. XI 20 мая С тех пор как Ангель переселился на свою верфь, Жакмор старался дер- жаться от дома подальше. Он чувствовал себя неловко в присутствии Кле- ментины. В ней было слишком много материнского, и проявлялось оно весьма необычно. Дело не в том, что психиатр видел в этом что-то непристойное, - говоря о своей пустоте, а, следовательно, о полном отсутствии понятий этического свойства, он совсем не лукавил, - просто это стесняло его фи- зически. Он лежал в углу сада посреди буйных зарослей квашнерыльника, отвар которого придает даже самым робким невероятную силу и решительность. Жакмор рассеянно жевал краеугольный стебель, поджидая Белянку, которая должна была провести с ним остаток этого ничем не выделяющегося дня. Мысль о выделении заставила Жакмора ощупать ширинку: безупречна ли? Как правило, при подобных исследованиях венцом дела неизбежно оказывался психиатрический конец. Услышав, как зашурчал гравий, он приподнялся. Появилась служанка в тяжелом шушуне - эдакая дородная плоскошлепая увальня. Она подошла поб- лиже и плюхнулась рядом с психиатром. - Работу закончила? - спросил он. - Закончила, - вздохнула она. - И детей уже уложила. Она начала расстегивать платье, но Жакмор остановил ее. - Может, поговорим чуть-чуть? - предложил он. - Не для того я сюда пришла, - ответила она. - То самое, пожалуйста, но без разговоров. - Я хочу у тебя спросить только одну вещь, - сказал он. Она разделась и села на траву. В этом укромном уголке сада они были как в шкатулке. Опасаться чьего-либо появления не приходилось; ни Ан- гель, ни Клементина сюда никогда не заходили. Жакмор раздевался медлен- но, испытывая терпение служанки. Она старалась не смотреть в его сторо- ну. Их голые тела несуразно смотрелись на фоне травы. Она легла на жи- вот, затем встала на четвереньки. - Ну, чего ж вы? - позвала она. - Тьфу! - разозлился Жакмор. - Как меня достала эта идиотская поза. - Да ладно вам, - отозвалась она. - Это просто невыносимо, - сказал он. Резким толчком он опрокинул ее навзничь. Не дав ей времени перевер- нуться, он прижал ее к земле и лег на нее всем телом. Она яростно выры- валась. - Нет! - закричала она. - Только не это! Не надо так! Насильник! Жакмор не ослаблял хватку. - Я тебя отпущу, - сказал он. - Но сначала скажи, почему ты не хочешь по-другому? - Не хочу, - промычала она. Он нажал на нее еще сильнее. Он мог запросто овладеть ею в любую се- кунду. - Если не скажешь, я это сделаю прямо так. Она захлюпала, залепетала, задыхаясь от злости. - Нет... Отстаньте от меня... Я не хочу. Вы такой противный! - Ничего себе! - возмутился Жакмор. - Ты что, спятила? - Я ничего не скажу! - Скажешь! Он склонился над ней и схватил зубами ее сосок. - Если не скажешь, я его откушу, - пригрозил он, еле шевеля языком. Его так и распирало от смеха. Силы уходили. Он слегка сжал зубы, она вскрикнула и зарыдала уже по-настоящему. Воспользовавшись своим преиму- ществом, он ею безжалостно овладел. - Я скажу, - заскулила она. - Только слезьте с меня. Сейчас же. Сей- час же. - Ты скажешь мне все? - спросил Жакмор. - Честное слово, - выдала она. - Отпустите... Ну... Ну же... Жакмор отпустил ее и откинулся на спину. Дышал он тяжело. Победа да- лась нелегко. Она села на траву. - Теперь говори, - сказал он. - Или я начну снова. Почему ты делаешь это именно так? В чем смысл? - Я делала так всегда. - Всегда это когда? - С самого начала. - А с кем в первый раз? - С отцом. - А почему на четвереньках? - Он сказал, что не хочет на меня смотреть. Не может. - Ему было стыдно? - Мы такого не знаем, - сурово ответила она. Девушка закрывала груди руками, широко раздвинутые ноги оставались неприкрытыми. "Вот оно, целомудрие", - подумал Жакмор. - Сколько тебе было? - Двенадцать. - Теперь понимаю, почему он боялся на тебя смотреть. - Нет, не понимаете, - возразила она. - Он сказал, что не хочет, по- тому что я уродина. А коли мой отец так сказал, значит, так оно и есть, а из-за вас я пошла супротив отца, и теперь я - скверная дочь. - А тебе-то нравится? - Что? - Ну, то, как ты это делаешь? - Нравится, не нравится, чего говорить-то, - проворчала она. - Так вы будете или нет? - Буду, но не все время в одной и той же позе, - сказал Жакмор. - Да- же совершенство надоедает. - Вы прямо как скотина, - сказала служанка; Она встала и зашарила по траве в поисках платья. - Ты что? - Я ухожу. Мне стыдно. - Ты-то здесь ни при чем. - При чем, - сказала она. - Я не должна была с самого начала. - Если бы ты мне побольше рассказывала, я бы старался щадить твою легкоранимую психику, - заметил Жакмор. - Но ты такая неразговорчивая. - Правильно мне хозяйка наказывала, - вновь заныла она. - Видеть вас больше не хочу. - Подумаешь, - отозвался психиатр. - Как-нибудь обойдусь. - Я больше ничего вам не скажу. Я не нанималась угождать вашим скаб- резным причудам. Жакмор усмехнулся и принялся одеваться. Он даже и не надеялся всерьез пропсихоанализировать эту дурочку. Ничего, найдутся другие, еще и поин- тереснее. Он обулся, встал. Она все еще хныкала. - Пошла вон, - отчетливо произнес психиатр. Шмыгая носом, служанка удалилась. И уж, конечно, переполненная през- рением. Подумав, что в этом смысле анализ удался, Жакмор улыбнулся. За- тем, ловко подпрыгнув, поймал на лету зазевавшуюся бабочку и проглотил ее с чувством глубокого удовлетворения. XII 13 июля Из столовой хорошо просматривалась мощенная гравием площадка перед домом; там резвились уже накормленные, но еще не уложенные тройняшки, так как служанка кормила взрослых. Жакмор, на которого возлагалось наб- людение за детьми, сидел лицом к окну. Клементина, сидя напротив него, рассеянно крошила гренки и скатывала хлебные шарики: занятие довольно неблагодарное, если, конечно, этим заниматься (а этим действительно за- нимаются). В последнее время они виделись практически только за обеден- ным столом. Похоже, Клементине хотелось, чтобы Жакмор и дальше продолжал у нее жить, но в разговорах она ограничивалась бессодержательными выска- зываниями, а он, со своей стороны, не осмеливался затрагивать личные проблемы. Насупившаяся Белянка молча поставила перед Жакмором огромное блюдо. Он снял крышку и галантно предложил: - Клементина, прошу вас. - Нет, это вам, - сказала она, лукаво улыбаясь. - Специально для вас. Деликошатина. Он присмотрелся. - Но... это же потроха! - радостно воскликнул он. - Совершенно верно. Отварные, - уточнила Клементина. - Я бы предпочел сырые, - заметил Жакмор, - но оказанное внимание столь приятно... Клементина, вы просто ангел! - Я очень хорошо к вам отношусь, - сказала она, - но есть сырое в мо- ем присутствии не позволю. - Конечно, - согласился Жакмор, положив себе изрядную порцию. - Лучше поговорим о потрохах. Назло всем птицам и мышам! - Я довольна, что вам нравится, - произнесла она. - Птицы - это, конечно, недурно, - продолжал Жакмор, - но эти ужасные перья! - Да, действительно, - согласилась Клементина. - Это обратная сторона медали. Ну а мыши? - Исключительно забавы ради, - признался Жакмор. - И совсем невкусно. - Зато это расширяет ваш вкусовой кругозор, что можно лишь при- ветствовать, - сказала она. - А кого вы сейчас исследуете? - Какое трогательное внимание, - съязвил Жакмор. - Вы же прекрасно знаете, что ваша служанка меня отвергла. - Знаю, - ответила она. - И должна признаться, очень этому рада. Ну а в деревне вы что-нибудь нашли? Вы же туда часто наведываетесь, не правда ли? - Какое там! - отмахнулся Жакмор. - Похвалиться, в общем-то, нечем. Разве что частенько навещаю Сляву. - Я спрашиваю вас о женщинах, - уточнила Клементина. - Вот уж что меня совсем не интересует, - скривился Жакмор. - А вы знаете, что кот был кастрирован? Я не уверен, но вполне возможно, что это на меня как-то повлияло. Он лгал. - А я вам говорю, что интересует, - возразила Клементина. Жакмор посмотрел на тройняшек, которые тупо ходили по кругу, дыша друг другу в затылок. - Давайте поговорим о чем-нибудь другом, - предложил он. - Это вы рылись в моем платяном шкафу? - внезапно спросила она. Жакмор опешил. - Простите, не понял... - Вы что, плохо слышите? - Нет, - ответил он. - Это не я. Что я могу искать в ваших шкафах? У меня достаточно одежды. - Ну... это не так уж важно, - заверила она. - Может быть, я ошиба- юсь. Мне показалось, что кто-то постоянно трогает все вокруг. Разумеет- ся, нет никаких оснований подозревать в этом вас. Он кивнул в сторону служанки, которая в этот момент повернулась к ним спиной. - Нет! - сказала Клементина. - Исключается. Да и зачем ей это скры- вать? Впрочем, мне все равно. Я их никогда не надеваю. Почти никогда. XIII 24 июля - Все, - выдохнул Ангель, выпрямляясь. Он только что подпилил клин, удерживающий лодку на рельсах. Все было готово. Десятиметровое суденышко из светлого дерева с задранным, как у финикийского трахальщика, ростром, снабженное легким балансиром, бронзо- вые крепления которого ослепительно сверкали вдоль корпуса. На пузатом мостике красовалась низкая рубка. Жакмор наклонился и заглянул под лод- ку. Одиннадцать пар деревянных ног были приделаны к днищу по всей длине корпуса. - Должна идти быстро, - заметил он. - Да, ничего, - промолвил Ангель. - Для дилетанта, - похвалил Жакмор, - очень даже неплохо. - Я не дилетант, - ответил Ангель. - Ну, хорошо, - уступил Жакмор, - для профессионала очень даже непло- хо. - Я не профессионал, - сказал Ангель. - Кто же вы тогда? - раздраженно спросил Жакмор. - Только не приставайте ко мне с вашими вопросами. Что за скверная привычка! Жакмор мог бы, конечно, рассердиться, да темперамент не тот. Главное - найти подходящие слова. Для прощания. Перед отплытием. Надолго. На не очень надежной лодке. Хоть и с одиннадцатью парами ног. Чего уж тут. - А у вас с женой все по-прежнему? - Нет, - процедил Ангель. - Она просто... Он запнулся. - Ладно. - Ничего не попишешь. Женщины и мужчины живут в разных изме- рениях. Но я ни о чем не жалею. - А дети? - К счастью, я их недостаточно хорошо знаю. Так что страдать не при- дется. - Им вас будет недоставать, - заметил психиатр. - Я знаю, - сказал Ангель. - Но в жизни всегда чего-то недостает. Так пусть недостает чего-то важного. - Дети, выросшие без отца... - начал Жакмор. - Послушайте, - прервал его Ангель. - Дело это решенное. Я ухожу. Все. - Вы утонете, - предрек Жакмор. - На такую удачу я даже не рассчитываю. - До чего же вы банальны, - презрительно про

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования