Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Виан Борис. Сердцеед -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -
тянул Жакмор. - Сладострастно банален, - дополнил Ангель. - Даже не знаю, что вам и сказать. - Меня это не удивляет, - съязвил Ангель. - Теперь моя очередь зада- вать вопросы. На какой стадии ваши великие проекты? - Ни на какой, - признался Жакмор. - За все это время лишь одна кошка и больше ничего. Как-то попробовал собаку, но из-за пропсихоанализиро- ванной кошки возник пренеприятнейший инцидент; пришлось на этом остано- виться. Мне нужны люди. Мужчины или женщины. Короче, человеческие су- щества. - А с кем вы общаетесь сейчас? - Должен познакомиться со служанкой кузнеца. Через галантерейщицу. - Так вы теперь ходите по галантерейщицам? - Ну, портниха. Да какая разница? Хотя это даже забавно. Ведь все платья вашей жены шьет она, не так ли? - Вовсе нет, - возразил Ангель. - Клементина все привезла с собой. И в деревню она никогда не ходит. - Ну и зря, - сказал Жакмор. - Там очень даже интересно. - Ой-ой-ой, - засмеялся Ангель. - Вы из-за этой деревни совсем голову потеряли. - Да, но это так интересно. Во всяком случае... да... ну конечно! Разве это не любопытно? У портнихи есть все модели платьев вашей жены. Всех платьев, которые я на ней видел. - Да ну? - отозвался Ангель без особого интереса и оглядел лодку. - Мне пора. Хотите проверить ее вместе со мной? - Вы же не можете вот так вот взять и уплыть... - Могу. Вот возьму и уплыву. Но не сегодня. Он подошел к надпиленной подпорке, размахнулся и точным ударом кулака сломал деревянный брус. Раздался громкий скрежет. Лодка задрожала и тро- нулась. Смазанные жиром дубовые рельсы спускались через весь сад и резко уходили к морю. Лодка стрелой понеслась вниз и скрылась в облаке дыма; завоняло растопленным жиром. - Она должна быть уже на воде, - сказал Ангель, выждав несколько се- кунд. - Прокатиться не желаете? Посмотрим, как она держится. - Смело, - оценил Жакмор. - С такой высоты! - Так и надо, - уверенно произнес Ангель. - Чем выше, тем краше. Они спустились по крутому склону, правда, не так быстро, как лодка. Погода была чудная, и скала купалась в запахах трав, гудела от шебурша- ния насекомых. Ангель дружески обнял Жакмора. Психиатр чувствовал себя неловко. Он относился к Ангелю с симпатией и боялся за него. - Будьте осторожны, - попросил он. - Конечно. - У вас есть провизия? - Я взял воду и удочки. - И все? - Буду ловить рыбу. Море рожает и вскармливает. - Ага! Вот он, комплекс! Вам роды спать не дают, - взорвался Жакмор. - Как пошло! - ответил Ангель. - Знаю, знаю. Роды, материнство, вижу, куда вы клоните. Допрашивайте лучше своих недоумков. Матери у меня уже вот где сидят! - Потому что эта оказалась вашей женой, - сказал Жакмор. - А по своей вы тоскуете. - Нисколько. Да у меня и матери-то нет. Они стояли на краю обрыва. Ангель ступил первым на узкий выступ, спускающийся под откос. Лодка оказалась прямо под ними. Приближаясь к воде, рельсы выгнулись и остались в горизонтальном положении. Учитывая скорость спуска, лодка должна была отойти далеко, метров на триста от берега, не меньше. Психиатр высказал свои соображения по этому поводу. - А швартов на что? - ответил Ангель. - Ну да, - согласился Жакмор, ничего не понимая. Под их ногами галька отозвалась многоголосым эхом. Ангель ловко пой- мал конец легкого и эластичного троса. Лодка медленно приближалась к бе- регу. - Поднимайтесь, - сказал Ангель. Жакмор подчинился. Лодка закачалась. Теперь она казалась намного больше. Ангель прыгнул на палубу и скрылся в рубке. - Я поднимаю балансир, - крикнул он, - и мы отправляемся. - Вы что, серьезно? - всполошился Жакмор. Ангель выглянул из-за рубки. - Не бойтесь, - улыбнулся он. - Серьезно будет через неделю. А пока я еще не готов. Сегодня только испытываем. XIV 27 июльня Жакмор столько раз ходил в деревню по этой дороге, что она стала та- кой же постылой, как коридор психушки, и такой же гладкой, как свежевыб- ритый подбородок. Обычный путь, дорога прямая, как линия, уплощенная и бессмысленная, да и вовсе не существующая! Ему предстояло перепутывать, переставлять, но мало того, перемешивать, что еще лучше, упорядоченные захребетные словеса, чтобы преодолеть ее, дорожищу, не скучая на ходу несложными мыслями. И все же каждый раз он доходил до самого конца. И пел при этом. Отгулосок орудийный, Отгудочек отьездной, Отгонечек ноздревой, Отшанкровник мягкий, Отпевальщик мякрый, Отпристенок моховой. А сколько их еще у него, сочных, сочиненных, сочиняющихся, Жакмор бедный, бездонный, бездумный, без ума, но с песнями, да ведь сам себя не послушаешь. Итак, он достиг выше и не раз уже упомянутой деревни, и тя- желое деревенское небо обрушилось ему на голову, накрыло его целиком, и вот он уже у лавки галантерейщицы - как ему казалось, - а на самом деле портнихи, работницы на редкость прилежной. - Тук-тук. - Войдите. Жакмор вошел. Внутри было сумрачно, как и во всех деревенских домах. Высвечивалась в глубине надраенная до блеска утварь. На полу из истертых плит тускло-красного цвета - обрезки ткани, обрывки ниток, обсыпки проса для куриц, обсевки овса для петуха и обжимки жмыха для желающих. Старая портниха оказалась и вправду пожилой швеей, корпящей над женс- ким платьем. "Так", - сказал себе Жакмор. - Вы работаете по заказу Клементины? - спросил он для очистки совес- ти, этого плотно закутанного органа, который запятнать трудно, а отмыть легко, достаточно только задать несколько вопросов. - Нет, - ответила она. В этот момент Жакмор увидел кузнеца и любезно его поприветствовал: "Здравствуйте!" Тот вышел из темного угла. Вид у него был, как всегда, впечатляющий, но сейчас, благодаря расплывшимся в сумраке формам, размеры увеличились, а впечатление еще больше усилилось. - Зачем пожаловали? - спросил он. - Увидеться с портнихой. - Вам здесь делать нечего, - заявил кузнец. - Я хотел понять, почему так получается, - пояснил Жакмор. - Ведь платья, которые носит Клементина, шьет она, и это меня заинтриговало. - Зря стараетесь, - ответил коваль. - Платья - не патентованные, шить их может кто угодно. - Но нельзя же слизывать все модели подряд, - сурово возразил Жакмор. - Это просто неприлично. - Только без скабрезностей, - сказал кузнец. Руки у него были действительно огромные. Жакмор почесал подбородок, посмотрел на пузыря- щийся потолок и подвешенные к нему липкие ленты с дохлыми мухами. - Ладно, но сколько же можно шить?! - удивился он. - Эти платья заказываю я, - угрожающе произнес кузнец. - И плачу за них тоже я. - В самом деле? - переспросил Жакмор, поддерживая светскую беседу. - Не иначе как для вашей молодой очаровательной супруги? - Не имеется. - Гм, гм... - запнулся Жакмор. - Но позвольте, с каких моделей она их копирует? - Она их не копирует, - сказал кузнец, - она их видит. И делает их такими, какими они ей видятся. - Ха-ха, - засмеялся Жакмор. - Только не надо мне вкручивать! - Я никому не вкручиваю, - откузнил кузнец. Вглядевшись в лицо старой портнихи, Жакмор только сейчас понял, что на ее закрытых веках были на- рисованы глаза. Заметив удивление психиатра, кузнец пояснил: - Нарисованные глаза - это для того, чтобы с улицы никто ничего не заметил. Если бы вы не вошли, вы бы тоже ничего не заметили. - Но я постучал, - сказал Жакмор. - Да, - признал кузнец, - но она же не видит, вот и сказала "Войди- те!", не зная, что это были вы. - Но она все же сказала "Войдите!". - Просто эта старая курва хорошо воспитана. В течение всего разговора портниха доделывала рюшки на поясе белого пикейного платья, которое Кле- ментина надевала накануне. - Неужели она работает с закрытыми глазами? - допытывался Жакмор, зная наперед ответ и лишь желая в нем удостовериться. - Нельзя говорить, что глаза закрыты, - заковалил коваль. - Глаза не могут быть закрыты только потому, что опущены веки. Они открыты вов- нутрь. Если вы открытые двери завалите огромным валуном, то двери от этого не закроются. И окна тоже. Чтобы видеть на расстоянии, не глаза нужны, нет, а вы вообще в этом ничего не смыслите. - Ну и ну, - опешил Жакмор, - если вы считаете, что в этой белиберде есть хоть капля смысла, то с вашей стороны это просто наглость. - Нет у меня никакой стороны, - сказал кузнец. - И ничего я вам не считаю. Не отвлекайте эту старую шмару и оставьте нас в покое. - Ладно, - произнес Жакмор. - Пусть!.. Я ухожу. - Скатертью дорога, - подковал кузнец. - До свидания, господин Жакмор, - попрощалась портниха. И как Парка, чьи ножницы остались у точильщика, перекусила нитку зу- бами. Оскорбленный Жакмор гордо направился к выходу. У самой двери он нанес противнику последний решительный удар: - Я отпердолю вашу служанку. - Сделайте одолжение, - усмехнулся кузнец. - Я ее уже давно отпердо- лил и могу вас огорчить, она так себе. И задницей не вертит. - Я буду вертеть за двоих, - парировал Жакмор, - и пропсихоанализирую ее напоследок. Он гордо вышел на улицу. Мимо него, похрюкивая, промаршировали три свиньи. Он пнул как следует по последней поросячьей заднице, что имела вид порочный, и вновь поплелся по дороге. XV 27 июльня (позднее) Служанка по имени Красноноска делила чердак с часто сменяющимися под- мастерьями: надрываясь в кузнице, они дохли как мухи, она же - дву- жильная - держалась молодцом. Даже высыпалась, так как в последнее время хозяин перестал орошать своими буйными извержениями ее девичью постель. Ухайдаканный подмастерье в орошатели и вовсе не годился; в его-то состо- янии... Выжатая губка, тряпка, мочалка. Сразу же засыпал. А наутро спус- кался в провонявшую жиром и потом, несмотря на все старания Красноноски, мастерскую, где проводил весь день. Вот и сейчас он находился в кузнице; вошедший Жакмор обнаружил его у горна, в котором тот поддерживал огонь. - Здравствуй, мальчик, - произнес Жакмор, подходя поближе. Тот пробормотал "здрасте" и закрыл рукой лицо; согласно потешному обычаю проходящие мимо посетители отвешивали подмастерью оплеуху - раз он бил по железу, то кто-то же должен был, справедливости ради, давать ему сдачи. - Хозяина нет, - с уверенностью сказал Жакмор. - Нет, - подтвердил подросток. - Ладно, тогда я пошел, - сказал Жакмор. Он вышел, повернул налево, обошел дом, пересек двор, поднялся по внешней деревянной лестнице и очутился в темном коридоре, обитом доска- ми. Справа, под скосом крыши, находилась комната Красноноски. Прямо, за большой дверью, располагался хозяин; его жилище занимало три четверти этажа, растягивалось влево и отчасти вправо, превращая комнату служанки в смежный чулан, отделенный от господских покоев лишь деревянной перего- родкой, - просто, но практично. Жакмор вошел без стука. Девушка сидела на кровати и читала газету се- милетней давности. Новости приходили в деревню с опозданием. - Ну что, приобщаемся к культуре? - начал психиатр. Вид у него был по-детски жизнерадостный, естественный, совсем как у чулок, натянутых на насос, который выкачивает навозную жижу. - Что - уж и почитать нельзя? - огрызнулась Красноноска. "Как все-таки трудно с этими крестьянами", - подумал Жакмор. Комната Красноноски изяществом не отличалась. Замытый пол, голые, по- беленные известью стены и потолочные балки, стропилами переплетенные, решетками спутанные и дробным шифером повязанные. Внушительный слой пы- ли. Меблировка: кровать и стол, на котором стоит ведро с водой для все- возможных целей. В углу - сундук с жалкими служанкиными пожитками. Этот монастырский аскетизм раззадоривал Жакмо-ра, щекотал в нем сла- дострастие и теловожделение атеиста, коим он и являлся, судя по всему, но судить было некому. Он сел рядом с ней на скрипучую железную кровать... Больше некуда. - Что ты интересного поделывала за это время? - спросил он. - Да ничего, - ответила она. Дочитала до конца страницу, сложила газету и сунула ее под подушку. - Раздевайся и ложись на кровать, - приказал Жакмор. - Ну вот! - сказала девушка. - Если вернется хозяин, мне придется снова одеваться, чтобы разогреть ему суп. - Сейчас не вернется, - возразил Жакмор. - А потом, его дома нет, он у портнихи. - Ну, придет потом, - сказала служанка и, подумав, добавила: - Хотя бояться нечего. - Почему? - Он всегда возвращается оттуда каким-то... А почему вы хотите, чтобы я разделась? - Это непременное условие для успешного психоанализа, - глубокомыс- ленно изрек Жакмор. Она покраснела и затеребила воротник. - Ой!.. - прошептала она, потупив взор. - Даже хозяин никогда этого не делал. Жакмор нахмурился. Что она имела в виду? И как бы у нее узнать? - Ну... - запнулась она. - Я даже не знаю, чисто ли у меня там... вам будет неприятно... Жакмор задумался... "Вечно они со своими головоломками..." - Психоанализ... - начал он. - Подождите, - попросила она. - Я сейчас. Служанка встала, подбежала к сундуку, вытащила оттуда старую штору и завесила ею круглое окошко, через которое свет проникал в комнату. Голу- бые сумерки придали чердаку вид подвала. - Кровать будет скрипеть, - заметил Жакмор, решив отложить психоана- лиз на потом. - Можно положить на пол твою подстилку? - Да, - отозвалась она, задыхаясь от возбуждения. Он чувствовал, как комната пропитывается запахом ее пота. Она навер- няка вся влажная. Довольно-таки соблазнительно. XVI 27 июльня (еще позднее) Тяжелые шаги на деревянной лестнице вывели их из оцепенения. Жакмор отклеился и высвободился, служанка продолжала лежать на подстилке, час- тично съехав на пол. - Это он... - еле слышно прошептал он. - Он сюда не придет, - сказала она. - Он идет к себе. Она пошевелилась. - Перестань! - осадил ее Жакмор. - Я больше не могу. Она замерла. - Вы ведь еще будете меня пси... анаировать, - спросила она хриплым голосом. - Мне это так нравится. Просто как в сказке! - Да, да, - кивнул Жакмор; от его возбуждения не осталось и следа. Пришлось прождать минут десять, пока желание вернулось на свое место. У женщин нет никакого чувства такта. Шаги хозяина затрясли весь коридор. Со скрипом открылась и хлопнула дверь. Жакмор встал на колени и прислушался. На четвереньках тихонько подполз к стене. Внезапно тонкий луч света ударил ему в зрачок. Навер- ное, выпавший сучок. Продвигаясь к источнику света, ощупывая луч рукой, психиатр нашел дырку в перегородке и, помедлив немного, прильнул к ней. Но сразу же отпрянул. Ему почудилось, что его видели так же хорошо, как видел он. Но разум свое взял, и соглядатай возвратился в исходное поло- жение. Кровать кузнеца находилась у самого отверстия. Странная низкая конструкция. Одеяла на ней не было. Матрац да натянутая простыня, вот, собственно, и все; отсутствовал даже обязательный для деревенских посте- лей пухлый пуфик, обтянутый красной кожей. Дальше взору открылся стоящий спиной голый по пояс кузнец. Казалось, он был занят чем-то очень важным. Затем в поле зрения попали его руки, они поднялись и опустились, как будто по чему-то похлопывая. Взялись за пояс и расстегнули пряжку; штаны упали, открыв психиатру огромные узло- венозные ноги, мохнатые, как пальмовые стволы. Грязные хлопчатобумажные трусы не заставили долго ждать. Жакмор услышал какой-то шепот. Но слу- шать и смотреть одновременно было совершенно невозможно. Кузнец вытащил ноги из трусов и штанов, болтая руками, развернулся и направился к кровати. Сел. Жакмор снова откинулся назад, испугавшись не- ожиданной близости. Но, не в силах удержаться, опять прильнул к отверс- тию. Он застыл и не пошевелился, даже почувствовав сзади себя Краснонос- ку; только пусть попробует ему помешать, получит ногой прямо по репе. А потом он вообще перестал что-либо чувствовать, так как его сердце оста- новилось. Он увидел то, что спина кузнеца скрывала от него все это вре- мя. Перед ним предстала выкованная из стали и бронзы точная копия Кле- ментины, одетая в белое пикейное платье. Кукла медленно шагала по нап- равлению к кровати. Невидимая Жакмору лампа освещала точеные черты лица, гибкие руки, отполированная до шелковистости металлическая кожа блесте- ла, как бесценный алмаз. Кукла остановилась. Кузнец тяжело задышал в предвкушении. Стальные руки уверенно поднялись к воротнику и легко разорвали платье. Обрывки белой ткани упали на пол. Завороженный Жакмор разглядывал упругие груди, подвижные бедра, на удивление гибкие суставы плеч и коленей. Кукла мед- ленно легла на кровать. Жакмор отпрянул и, грубо оттолкнув служанку, старающуюся растормошить его мошонку, лихорадочно зашарил по полу в по- исках своих штанов. В кармане лежали наручные часы. При слабом свете, проникающем через окошко, он различил положение стрелок: без четверти пять. После того как Жакмор застал Клементину в столовой, каждый день в полпятого она уединялась в своей комнате для того, чтобы слегка, по ее словам, вздремнуть. Значит, в тот момент, когда стальные ягодицы копии погружали кузнеца в глубокий экстаз, в доме на скале, в ворохе истерзан- ных ногтями простыней задыхался оригинал - обходящаяся своими силами Кле-ментина. Жакмор чувствовал, как его охватывает возбуждение, он подошел к стен- ке и, не раздумывая ни секунды, заглянул в дырочку. При этом его рука ощупывала тело обрадованной, но так ничего и не понимающей Красноноски. "До чего ж цивилизованный народ эти крестьяне", - думал Жакмор, не отры- вая глаз от кузнеца. XVII 39 июльня По щиколотку в воде, с подвернутыми штанами и ботинками в руке, Жак- мор рассматривал лодку. Он ждал Ангеля, лодка ждала тоже. Ангель, одетый в морское - желтое, брезентовое, непромокаемое, - спускался к берегу с одеялами и последним бидоном с водой. Он быстро пересек полосу гальки и подошел к Жакмору. Тот был в расстроенных чувствах. - Так и будете стоять с ботинками в руках? - усмехнулся Ангель. - Вы похожи на рыбака-любителя. - Мне наплевать, на кого я похож, - ответил психиатр. - И оставьте в покое свою бороду. Жакмор вышел на берег и поставил ботинки на большой валун. Подняв го- лову, он увидел стремительно уходящие за скалу рельсы. - Когда я на это смотрю, мне становится так грустно! - признался он. - Будет вам, - успокоил его Ангель. - Ничего страшного. Он ловко пробежал по сходням и поднялся на борт. Жакмор не двигался. - А зачем вам горшки с цветами? - спросил он. - Что, я не имею права взять с собой цветы? - ощетинился Ангель. - Имеете, имеете, - уступил Жакмор. -А чем вы будете их поливать? - Водой, - сказал Ангель. - А потом, знаете, на море тоже идут дожди. - Наверняка, - согласился психиатр. - Не стройте такую рожу, - сказал Ангель. - Глядя на вас, хочется плакать. Можно подумать, что вы теряете друга! - Так оно и есть, - ответил Жакмор. - Я успел вас полюбить. - Я тоже, - сказал Ангель. - Но все-таки ухожу. Одной любви к вам не- достаточно для того, чтобы остаться; зато ненависти к другим вполне хва- тает на то, чтобы уйти. Только зло заставляет нас действовать. Мы трус- ливы. - Не знаю, трусость это или нет, - сказал Жакмор, - но на сердце тя- жело. - Чтобы не было слишком тяжело, я привнес в путешествие легкое ощуще- ние опасности: отсутствие продуктов, небольшая дырка в корпусе и ограни- ченное количество питьевой воды. Ну как, легче? - Ненормальный, - зло буркнул Жакмор. - Таким образом, - продолжал Ангель, - с моральной точки зрения это будет трусостью, а с ма

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования