Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Вильямс Теннесси. Кошка на раскаленной крыше -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  -
аргарет: Так нечего об этом трезвонить. Брик: Не хочу его обманывать. Маргарет: Напиши: "С любовью, Брик" - вот и все: ведь надо. Брик: Раз не хочу - значит, не надо. Ты все время забываешь про условия, на которых я остался с тобой. Маргарет (выпаливает раньше, чем успевает подумать): Ты остался со мной! Ты остался со мной! Да мы просто сидим в одной клетке! Брик: Ты должна соблюдать условия. Маргарет: Их невозможно выполнить! Брик: Тебя никто не заставляет... Маргарет: Тише! Кто там? Кто там за дверью?! В холле раздаются шаги. Мей (за дверью): Можно зайти на минутку? Маргарет: Ах, это ты, Мей! Конечно, заходи, доргая! Входит Мей, неся над головой снаряжение для стрельбы из лука для женщин. Мей: Брик, это твое? Маргарет: Да нет же, Мей, это приз Дианы - Охотницы. Я выиграла на соревнованиях в колледже. Мей: Разве можно оставлять без присмотра такие штуки в доме, где полно детей? Дети с нормальным развитием обожают играть с оружием. Маргарет: "Дети с нормальным развитием", если они воспитаны, не хватают чужие вещи. Мей: Мегги, милочка. Если бы у тебя были дети, ты бы поняла, как смешно звучат твои слова. Будь добра, запри это, а ключи убери подальше. Маргарет: Не бойся, Мей, твоим детям ничто не угрожает. У нас с Бриком есть лицензии на охоту с луком и стрелами. Как только откроется сезон, мы поедем на озеро охотиться на оленей. С собаками, бегом, по лесам... (Уходит со снаряжением в чулан.) Мей: Как твоя нога, Брик? Болит? Брик: Не болит. Только чешется. Мей: Ах, Брик, как жаль, что тебя не было в гостиной после ужина. Дети устроили концерт. Полли играла на рояле, Бастер и Снни - на ударных. А потом потушили свет и Дикси и Трикси танцевали на пуантах, все в блестках, словно феи! Большой Па буквально сиял от счастья! Маргарет (из чулана, с коротким смешком): Что ты говоришь! Я не прощу себе, что мы пропустили такое удовольствие! (Выходит из чулана.) Мей, все хочу спросить у тебя. Почему ты дала твоим детям собачьи клички? Мей: Собачьи? Маргарет произносит свою реплику, направляясь поднять бамбуковые шторы, так как закатные лучи уже не так ярки. По дороге она подмигивает Брику. Маргарет (сладким голосом): Дикси, Трикси, Бастер, Санни, Полли! Четыре собачонки и попугай... Так и просятся в цирковой номер! Мей: Мегги! (Маргарет оборачивается к ней с улыбкой.) Откуда у тебя эти кошачьи ужимки? Маргарет: А я и есть кошка! Ты что, шуток не понимаешь? Мей: Я обожаю, но только остроумные. Ты прекрасно знаешь их настоящие имена. Бастер - это Роберт, Санни - Сандерс, Трикси - Марлена, а Дикси... (Кто-то зовет ее снизу: "Мей, Мей!", она бросается к двери.) Меня зовут, антракт кончился! Маргарет (после того, как дверь за Мей закрылась): Интересно, а как на самом деле зовут Дикси? Неужели я действительно так похожа на кошку? Но почему меня гложет зависть и терзает желание? Брик, я достала твой вечерний шелковый костюм и рубашку с монограммой. А в манжеты вставила чудесные запонки с сапфирами. Брик: Как же я надену брюки на гипс? Маргарет: Наденешь, я тебе помогу. Брик: Нет, я не буду одеваться, Мегги. Маргарет: Ну, надень хоть белую шелковую пижаму. Брик: Это можно. Маргарет: Спасибо. Большое спасибо, что вы соизволили снизойти. Брик: Не стоит благодарности. Маргарет: Брик! Сколько еще может длиться это наказание? Разве я не отбыла свой срок? Могу я подать прошение о помиловании? Брик: Мегги, не порть удовольствие. Последнее время мне часто кажется, будто ты только что прибежала наверх предупредить о пожаре, так звучит твой голос. Маргарет: Не удивительно. Совсем не удивительно. Если бы ты знал, что твориться со мной, Брик! (Внизу дети и взрослые поют песню "Моя дикая ирландская роза".) Я все время чувствую себя кошкой на раскаленной крыше. Брик: Так спрыгни с крыши, Мегги, спрыгни! Кошка всегда приземляется на все четыре лапы! И знаешь что - заведи себе любовника! Маргарет: Удивительная мысль и главное - оригинальная, но для меня другие мужчины пока не существуют! Закрою глаза - и снова вижу тебя! Хоть бы ты подурнел, Брик, растолстел, что ли, все было бы легче. (Открывает дверь в холл, прислушивается.) Концерт еще в полном разгаре! Браво, уроды, браво! (Со злостью захлопывает дверь и запирает ее на ключ.) Брик: Зачем ты заперла дверь? Маргарет: Чтоб хоть ненадолго остаться с тобой наедине. Брик: Но ты прекрасно понимаешь, Мегги... Маргарет: Ничего я не понимаю. (Бросается к балконной двери и опускает розовые шторы.) Брик: Мегги, мне не ловко за тебя. Маргарет: Неловко? Тогда не надо меня мучить. Я больше не в силах так жить. Брик: Но ты же соглашалась... Маргарет: Знаю, но... Брик: На определенные условия, так выполняй их. Маргарет: Не могу! Не могу! Не могу! (Хватает его за плечо.) Брик: Пусти! Вырывается, хватает маленький будуарный стульчик и поднимает над головой, словно цирковой укротитель перед большой дикой кошкой. Пауза пять секунд. Она смотрит на него долгим взглядом, зажав рот кулаком, потом разражается пронзительным, почти истерическим смехом. Он приходит в себя, криво улыбаясь, опускает стул на пол. За дверью раздается голос Большой Мамы. Большая Ма: Брик! Брик! Брик: В чем дело, Ма? Большая Ма (за дверью): Ах, мальчик мой, мы получили такие чудесные известия насчет Большого Папа. Я тут же побежала сказать тебе. (Дергает за ручку двери.) Вы зачем запираетесь? Что, я не видела его раздетым? Откройте скорее! И что за манера запирать двери! Маргарет: Большая Ма! Большая Ма появляется через балконную дверь за спиной Маргарет, тяжело дыша и отдуваясь, как старый бульдог. Это невысокая женщина лет шестидесяти с постоянной отдышкой. Почти всегда она находится в напряжении, словно боксер на ринге или, скорее, дзюдоист. По социальному происхождению она несколько выше Большого Па, но не намного. На ней платье с черными или серебряными кружевами и многочисленными бриллиантами общей стоимостью в полмиллиона. Человек она очень искренний. Большая Ма (громко, так что Маргарет вздрагивает от неожиданности): А вот и я... Прошла через комнату Гупера и Мей на галерею. Где Брик? Брик, идем скорей. Я к тебе на минутку, чтобы порадовать новостью про Большого Па. Ненавижу, когда в доме запирают двери... Маргарет (с преувеличенной легкостью): Я успела заметить это. Но людям хотя бы иногда необходимо побыть одним, вы не согласны? Большая Ма: Нет, не согласна, Мегги, только не в моем доме. Что это ты платье сняла? Такое чудесное, все в кружевах, оно так шло тебе, дорогая. Маргарет: Мне оно тоже нравится, но один из ваших внуков - маленьких вундеркиндов - решил использовать его вместо салфетки. Большая Ма (поднимая чулки с пола): Что? Ну... Маргарет: Вы знаете, Гупер и Мей так болезненно воспринимают любое замечание по поводу их детей... Спасибо. (Большая Мама, ворча, сует Маргарет чулки.)... что нужна большая смелость, если хочешь намекнуть хотя бы на крохотные недостатки в их системе воспи... Большая Ма: Брик! Выходи скорее! Брось, Мегги, ты просто не любишь детей. Маргарет: Я очень люблю детей! Просто обожаю! Только хорошо воспитанных! Большая Ма (с нежностью в голосе): Почему бы тебе не завести своих и воспитывать их как надо, вместо того, чтобы без конца нападать на детей Гупера и Мей? Гупер (кричит с лестницы): Эй, Большая Ма! Бетси и Хью уже едут и хотят попрощаться с тобой! Большая Ма: Пусть подождут! Сейчас спущусь! (Подходит к двери ванной.) Брик! Ты слышишь меня? (Раздается невнятное бормотание.) Мы только что получили заключение из лаборатории клиники Очнера. Все анализы дали отрицательный результат. Все до одного! Ничего серьезного у папы не нашли, просто спазмы. Ты меня слышишь? Маргарет: Он все слышит, Ма. Большая Ма: Тогда почему не отвечает? От такой новости надо кричать во всю глотку. Я заорала как сумасшедшая, честное слово. Разревелась, ноги подкосились, и - прямо на пол... Смотри! (Приподнимает полол.) Видишь, синяк на коленке? Врачи подскочили, еле меня подняли! (Смеется. Она всегда весело смеется над собой.) Большой Па чуть меня не убил! Но ведь правда, замечательно? (Повернувшись к двери ванной, продолжает.) И после всего, что мы пережили, такой подарок ко дню рождения! Большой Па еще пытался скрыть, какой камень у него с души свалился, но меня не проведешь! Он сам чуть не разревелся! (Услышав, что гости внизу начинают прощаться, бросается к двери.) Задержите всех! Пусть не расходятся! Ну, одевайся скорее! Раз у тебя болит нога, мы будем праздновать день рождения Большого Па здесь. Как его нога, Мегги? Маргарет: Он сломал ее. Большая Ма: Знаю, что сломал. Меня не это интересует. (В холле звонит телефон. Слышно, как слуга - негр отвечает: "Резиденция мистера Поллита".) Меня интересует, болит или нет. Маргарет: Боюсь, на подобные вопросы ответить может только Брик. Зуки (в холле): Мемфис вызывает вас, миссис Поллит. Мисс Салли. Большая Ма: Хорошо, Зуки. (Бросается в холл.) Алло, мисс Салли. Здравствуйте. Я как раз собиралась вам позвонить... Не болтайте ерунду. (Сильно кричит в трубку.) Мисс Салли! Никогда не звоните из отеля, такой гул стоит, что ничего не слышно. Ну, потом, вы же знаете, что теперь новая манера-все подслушивать. Алло, слышу. Теперь слушайте. Ничего страшного у Большого Па, слава Богу, нет. Только что пришли анализы, просто нервные спазмы. Спазмы толстого кишечника. (Появляется в дверях, обращается к Маргарет.) Мэгги, иди сюда, поговори с этой идиоткой. Я весь голос сорвала. Маргарет (воркует в трубку): Мисс Салли? Это Мэгги, жена Брика. Очень рада вас слышать. А вы меня слышите? Ну и чудесно. Большая Ма хотела вам сообщить, что пришли результаты анализов из клиники Очнера. Они нашли, что это нервные спазмы. Да, именно спазмы, мисс Салли. Спазмы толстого кишечника. До свидания, Мисс Салли, надеюсь, мы скоро увидимся. (Почувствовав, что мисс Салли не собирается кончать разговор, быстро вешает трубку. Возвращается в спальню.) Она прекрасно все слышала. Когда говоришь с глухими, нужно не кричать, а только четко произносить каждое слово. Моя богатая тетя Морнелия была глуха, как пень, но меня слышала, потому что я медленно и внятно говорила ей прямо в ухо. Я читала ей "Новости торговли" каждый вечер, со всеми объявлениями, ни одного не упускала. Но жадная была старуха! Знаете, что мне досталось в наследство? Подписка на пять журналов, членство в клубе любителей книги и библиотека: одна книга скучнее другой! А все остальное получила ее сестра, сущий дьявол! Жаднее раз в сто! Пока Маргарет говорит, Большая Ма приводит комнату в порядок. Большая Ма (закрывает дверцы чулана после того, как все туда уложила): Мисс Салли хорошая штучка! Большой Па говорит, что она своего не упустит. Я с ним согласна. Впрочем, несчастная старуха всегда ищет, чего бы урвать. Он, конечно, мало ей денег дает. (Ее зовут снизу.) Иду, иду! (Направляется к двери. Взявшись за ручку, показывает пальцем сначала на дверь ванной, потом на бар, как бы спрашивая: "Брик все пьет?". Маргарет делает вид, что не понимает этой пантомимы. Большая Ма бросается назад к Маргарет.) Перестань из себя разыгрывать дуру! Я спрашиваю: много он уже выпил сегодня? Маргарет (со смешком): Ах, это! Так, опрокинул бокал после ужина. Большая Ма: И ничего смешного! Некоторые бросают пить, когда женятся, а другие - начинают! Брик раньше не прикасался к спиртному! Маргарет (кричит): Это нечестно! Большая Ма: Честно, не честно, а я хочу знать: Брик счастлив с тобой? Маргарет: А почему вы не спросите, счастлива ли я с ним? Большая Ма: Потому что я знаю, что ты несчастлива, но меня это меньше интересует. Что - то у вас неладно! У тебя нет детей, а сын мой пьет! (Ее снова зовут. Направляясь к двери, указывает рукой на кровать.) Когда брак не клеится, причину надо искать в постели! Маргарет: Но, это ... (Большая Ма выбегает, захлопывает дверь.) ... Несправедливо! Маргарет одна, совершенно одна и от этого подавлена. Она вся съеживается, горбиться, подымает руки со сжатыми кулаками, крепко зажмуривает глаза, как ребенок, которому должны сделать укол. Открыв глаза, она вдруг замечает перед собой длинное овальное зеркало, бросается к нему, смотрит в него, скривив рот, и говорит: "Кто ты?" Затем, слегка согнувшись, отвечает себе другим голосом - высоким, тонким, издевательским: "Я Мэгги - кошка..." Услышав, что дверь ванны отворяется, мгновенно выпрямляется. Брик (из-за двери): Ушла? Маргарет: Ушла. (Брик, хромая, выходит из ванной с пустым стаканом в руке и, насвистывая, направляется к бару. Маргарет провожает его взглядом. Перед тем, как начать говорить, она неуверенно подносит руку к горлу, будто ей трудно говорить.) Видишь ли, Брик, наши супружеские отношения не просто прекратились, как бывает, когда люди надоели друг другу. Наша близость оборвалась сразу, вдруг. Но я верю, что все восстановится также неожиданно, как прекратилось. Я еще не махнула на себя рукой. Придет время, и ты снова увидишь меня такой, какой видят другие мужчины. Да, да, я еще привлекаю внимание, и мужчинам нравится то, что они видят. Не сомневайся. Смотри, Брик, смотри, какая у меня фигура. Ничуть не изменилась! (Голос у нее дрожит, как у ребенка, умоляющего о чем-то. В этот момент Брик бросает на нее взгляд, который можно сравнить с пасом во время игры в футбол: от игрока к игроку, еще одному, и - гол. С этой минуты Маргарет должна увлечь публику на столько, чтобы держать ее в напряжении до конца действия.) Лицо иногда бывает утомленным, но сама я в форме, не хуже, чем ты. На меня еще обращают внимание на улице. На прошлой неделе в Мемфисе, где бы я ни появлялась, меня провожали взглядами: в клубе, ресторане, магазинах. А на вечеринке у Алисы роскошный красавец пошел за мной и пытался ворваться в дамскую комнату. Брик: Почему ты его не впустила, Мэгги? Маргарет: Потому, что, во-первых... Я не бегаю за каждым встречным, хотя иногда, право, хочется. Знаешь, кто это был? Молодой Максвелл. Вот кто! Брик: А, молодой Максвелл. Прекрасный был нападающий. Получил травму, пришлось уйти из спорта. Маргарет: Но сейчас он совершенно здоров, не женат и смотрит на меня голодными глазами. Брик: В таком случае, почему ж ты его не впустила? Маргарет: Чтобы меня тут же застукали? Я не так глупа. Когда-нибудь я все-таки изменю тебе, раз ты этого так хочешь. Но уж будь уверен, черт побери, что кроме меня и моего партнера никто никогда не узнает об этом. Давать тебе формальный повод к разводу я не собираюсь. Брик: Мэгги, ты знаешь, я не стану разводиться с тобой и повода не ищу. Просто вздохнул бы с облегчением, если бы у тебя кто-нибудь появился. Маргарет: Все равно, не стоит рисковать. Лучше уж оставаться на раскаленной крыше. Брик: Раскаленная крыша - неудобное место. (Тихо насвистывает.) Маргарет (не обращает внимания на свист): Но я продержусь на ней, сколько мне будет нужно. Брик: Ты можешь уйти от меня, Мэгги. (Продолжает свистеть. Она резко оборачивается к нему с горящими глазами.) Маргарет: Не хочу и не уйду... пока!! А потом, если мы расстанемся, тебе пить будет не на что. Большой Па сейчас подбрасывает, но ведь он умирает от рака! Впервые до Брика дошло, что отец его обречен. Он растерянно смотрит на Маргарет. Брик: Но мама сказала, что он будет жить. У него не нашли ничего серьезного. Маргарет: Это она так думает. Ей, сообщили версию, предназначенную для больного. Вот старики и радуются, бедняги... Но сегодня она все узнает. Когда Папа уже заснет, ей скажут, что опухоль у него злокачественная... И спасти его нельзя. (Со стуком задвигает ящик.) Это конец! Брик: А он знает? Маргарет: Черт побери, кто ж из людей думает, что умрет? И кто способен сказать другому: "Ты скоро умрешь"? Приходиться обманывать. Да они сами себя обманывают. Брик: Почему? Маргарет: Почему? Потому что каждый мечтает о жизни вечной, вот почему. Но только на земле, а не на небе. (Брик коротко хохотнул ее мрачному юмору.) Да... (Прикасаясь пальцами к ресницам.) Такие дела... (Оглядывается.) Куда я положила сигарету? Не хватало еще спалить дом... Если так, то хорошо бы с Мей, Гупером и их уродами! (Нашла сигарету, жадно затягивается. Выпускает дым и продолжает.) Так что это последний день рождения Большого Па. Гупер и Мей все это знают. Еще бы. Первыми были в клинике. Вот и прискакали сюда со своим выводком. Неудивительно. А ты знаешь, что папа не оставил завещания? Он и не думал об этом никогда. Так что им главное сейчас довести до его сознания, что ты пьешь, а я бездетна. Брик какое-то время не отрывает от нее взгляда, затем сердито бормочет что-то про себя и быстро ковыляет на галерею, исчезает в гаснущих лучах солнца. Маргарет (продолжает говорить нараспев, как в церкви): Ты ведь знаешь, я очень люблю твоего отца. Старик мне нравится. Брик (едва слышно): Да, я знаю. Маргарет: Я даже восхищаюсь им, несмотря на грубость, ругань и все такое. Твой отец - человек открытый. Не корчит из себя джентльмена и не стесняется быть самим собой. Каким он был неотесанным мужланом в Миссисипи, таким и остался. Как в те времена, когда работал простым надсмотрщиком у Джека Отро и Питера Очелло. Потом сам стал хозяином, создал богатейшую плантацию... Мне он всегда нравился... (Идет к просцениуму.) А сейчас его последний день рождения. Все это грустно. Но я смотрю фактам в лицо. Ты умеешь смотреть фактам в лицо? Надо уметь... Чтобы заботиться об алкоголике, нужно много денег, и эта участь выпала мне. Брик: Совсем не обязательно обо мне заботиться. Маргарет: Приходится. Если двое оказались в одной лодке, надо заботиться друг о друге. На что ты будешь покупать лучший виски, когда кончатся запасы? А может, перейдешь на дешевое пиво? Гупер и Мей хотят лишить нас прав на наследство под предлогом, что ты - алкоголик, а я бездетная. Нам надо сорвать их план! Ты знаешь, Брик, я ведь была дьявольски бедна всю свою жизнь! Это правда! Брик: Я не говорю, что нет. Маргарет: Всегда приходилось унижаться перед людьми, которых теперь не можешь, только потому, что у них есть деньги и власть. Я была бедна, как церковная мышь. Тебе не понять. Ну, вот, чтоб ты представил: до ближайшей бутылки виски тысяча миль, а у тебя сломана нога и нет костыля! Вот что такое - быть бедной, как церковная мышь, зависеть от родственников, которых ненавидишь за их богатство, а все твое имущество - груда платьев с чужого плеча да несколько ветхих трехпроцентных облигаций. Отец мой пил не хуже тебя, и бедная мама крутилась, как могла. Ведь надо было поддерживать вид благополучия и соблюдать приличия, - и все это на жалкие пятьдесят долларов в месяц, которые мы получали от старых облигаций! Когда я закончила школу, у меня было только два вечерних платья! Одно мама сшила по готовой выкройке, а другое перепало от богатой кузины, наглой девки. Как я ее ненавидела! Ох, как я ее ненавидела! А на свадьбу я надела бабу

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования