Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Владимиров Виталий. Закрытый перелом -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  -
Виталий ВЛАДИМИРОВ З А К Р Ы Т Ы Й П Е Р Е Л О М п о в е с т ь Лаской страшишь, оскорбляешь мольбой, Входишь без стука. Все наслаждением будет с тобой - Даже разлука. Пусть разольется в зловещей судьбе Алая пена. Но прозвучит, как присяга тебе Даже измена... Анна Ахматова "Случалось ли в лодке переезжать быструю реку? Надо всегда править выше того места, куда вам нужно, иначе снесет. Так и в области нравственных требований надо рулить всегда выше - жизнь все равно снесет." Лев Толстой 1 Рабочий день закончился, сотрудники разошлись, где-то в конце коридора уборщица громыхала щеткой, звякала ведром и что- то вор- чала себе под нос, а Виктор все еще сидел и тяжело смотрел на теле- фон. Потом решительно снял трубку, подержал ее в руках, глядя в ок- но, и положил на место. Сквозняк, вздохнув, прихлопнул дверь кабинета. Виктор вздрогнул, встал, щелкнул замками "дипломата", вышел и запер за собой дверь собственным ключом. Пустые учреждения всегда наводят уныние - легли на свои пол- ки бумаги, с которыми весь день бегали из комнаты в комнату озабо- ченные люди, утихли телефоны, смолкло радио. Виктору, когда он проходил по коридору, вяло представилась бессмысленность дневной суеты, показались равнодушно-пустыми, как эти канцелярские ком- наты, все дела, которые еще несколько часов назад были крайне важными и неотложными. Впрочем, это ощущение пустоты и бессмысленности быстро прошло, потому что в душе у Виктора постепенно зрела черная тос- ка. Она его еще не тревожила пока он садился в свою машину, грел мотор, ехал домой, ни даже когда он вошел в квартиру и закрыл за собой дверь. Виктор снял пиджак, прошел в большую комнату и опустился в кресло. Перед ним, на стене, были развешаны гипсовые маски. Они удивлялись, тревожились, корчились от нестерпимой боли каждая по- своему и все вместе составляли огромное, белое, пустоглазое лицо страдания. Может быть в такой момент лучше двигаться, действовать, ко- лоть дрова или бездумно бежать до изнеможения, но стоило Виктору расслабиться, как все внутри у него окаменело, исчезло обычное восприятие звуков, вкуса, цвета, запахов - так ему стало БОЛЬНО. Боль, наваливаясь до звона в ушах, сдавила горло, гулко застучало сердце и онемели руки. Виктор никогда не думал, что боль духовная может быть равноценна или сильнее боли физической. У Виктора даже мелькнула мысль, что у него началось психическое расстрой- ство, хотя через какое-то время болезненная, катастрофическая остро- та прошла, осталось лишь постоянное ощущение каменной тяжести, надорванности, открытого перелома... Виктор сам заслужил свою боль. Кого же еще винить? 2 В тот день, всего полгода назад, Виктор договорился со своим начальством, что во второй половине дня он поедет в министерство, а сам позвонил в главк, Ефрему Анатольевичу, получил от него прин- ципиальное согласие на визу одного непринципиального документа, узнал, что Ефрем Анатольевич уходит на совещание и порадовался своей удаче: теперь Виктор мог объяснить, что он, де мол, был в главке, успел заручиться согласием Ефрема Анатольевича, но тот торопился на совещание и не успел поставить визу. Обеспечив себе формальное алиби своего отсутствия на работе, Виктор поехал домой, по пути забежав в овощной магазин. Потом тщательно убрался в своей двухкомнатной квартире, смахнул пыль, пропылесосил полы, вокруг низкого, длинного журнального столика расставил стулья таким обра- зом, чтобы они образовали амфитеатр, в котором каждый зритель был бы обращен лицом к раздвижному экрану. На обеденный стол, сдвинутый к окну, Виктор установил слайд-проектор, а экран пове- сил на треногу около стены с масками. Виктор гордился своим домом, хотя немалых трудов после смерти родителей ему стоило сменить мебель, уютно и рационально организовать свой быт, свою среду обитания, создать свою атмосферу, где ему, именно ему, Виктору Григорьевичу Коробову, было бы не- принужденно и покойно. Маски были оригиналами, Виктор делал их сам и в свободное время он мог часами сидеть перед стеной с масками, меняя их мес- тами и добиваясь оригинальной композиции в целом. Первыми пришли Антон и Таисия. Антон скинул дубленку, шарообразную шапку волчьего меха и протянул Виктору согнутую клешней руку: - Здорово, старик. Антон - высокий, крепкий, начинающий лысеть блондин в вельветовых джинсах, черном кожаном пиджаке, песочного цвета рубашке с погончиками и дымчатых очках, хотя на дворе стояли февральские морозы. Лицо и руки покрыты плотным, как бы въев- шимся в кожу загаром. Такой загар бывает, если человек провел дол- гое время в горах или на море. К загару и серым глазам особенно шла белозубая улыбка, правда, улыбался Антон редко. - Погодите, ребята, там тапочки есть, - нагнулся Виктор к галош- нице, но Таисия решительно преградила ему путь. - Нет, нет, не надо, я лучше босиком побегаю, мне так лучше, свободнее, да и к земле поближе. И давайте помогу, что надо. В руках у Таисии были гвоздики, преподнесенные, очевидно, Ан- тоном. Невысокая, крепко сбитая, Таисия источала энергию и жар жадной до жизни молодости. Виктор встречал Таисию у Антона несколько раз, но дома у Вик- тора она была впервые. Освоилась Таисия мгновенно, заглянула в холодильник, во все шкафы на кухне и принялась хозяйствовать. Антон прошел в комнату, сел на тахту и начал расчехлять при- несенную им гитару. Виктор взял стул, подсел к нему: - Хочешь есть? Может, сделать бутербродик? - Ты же знаешь, я всегда голодный, но могу потерпеть. Вот Ма- рина придет - у нее постоянно волчий аппетит, ей и предложи, тем более, что явится она, надо полагать, не одна. Марина, действительно, пришла не одна, но неожиданно не с тем, кого ждал Виктор, вернее, не с той. Марина ввалилась в переднюю, подставила Виктору холодную щеку для поцелуя, хлопнула его по плечу, на ходу скинула шубу и шапку, мотнула головой, поправляя короткую стрижку, и прошла в комнату, представив, не оборачиваясь, своего спутника: - А это Сереженька, биохимик, кажется, прошу любить его и жа- ловать. - Сергей, - представился Виктору очень худой и очень застенчи- вый молодой человек. Сергей заглянул в комнату, поздоровался с Антоном и отправил- ся на кухню, где Таисия сразу же нашла ему работу. Виктор начал носить приготовленные Таисией закуски, расставляя их на журналь- ном столике, а Марина тяжело плюхнулась на тахту рядом с Антоном. - Приветик, Антон. - Здравствуй, Мина. - Да не Мина я, я - Марина, сколько раз тебе говорить? - Точнее будет мина - никогда не знаешь, когда ты взорвешься. - Хочешь прямо сейчас получить скандальчик? - проворчала Ма- рина. - Можно устроить. Впрочем, неохота. Устала... Вроде ничего не делала, а устала. И почему так? - Если труд создал из обезьяны человека, - философски заметил Антон, - то безделье делает из человека обезьяну, так что берегись, Мина. Марина отмахнулась от Антона. - Это кто сказал? Дарвин? Пожил бы он в наше время. Скорее за день в собаку превращаешься, чем в обезьяну. Бегаешь, высунув язык, лаешься так, что шерсть дыбом, а где и хвостом виляешь. И так ласки хочется иногда, что скулить готова. Ты как насчет того, что- бы приласкать меня, Дарвин? Антон, как всегда, ушел от прямого ответа. - Ты же знаешь, малыш, что ласка оттягивает и нейтрализует. Как наркотик. А разве ты наркоманка? - Нет, - сказала Марина и неожиданно добавила: - Мне театр больше нравится. - Нелогично, - сказал Антон, но продолжил тему: - А как же би- леты? - Уметь надо устраиваться, - подмигнула ему Марина. - А тебе- то с твоей гитарой, чего стоит? Пригласи кассиршу к себе домой, обворожи своими песенками - она твоя. Правда, билеты все равно тебе будут доставать с нагрузкой. - И сама будет тоже нагрузкой, - усмехнулся Антон. - Боюсь, что с кассиршей я просто не справлюсь. - Ого, ты же турист, горнолыжник, мужчина весь в соку, - за- смеялась Марина. - Или Таисию боишься? - Ну-у-у... - протянул Антон. - Уж кто-кто, а наша Тая не растает. В это время Виктор принес с кухни салфетки. - Ну, что? - спросил он Марину. - Где же твоя подружка? - Придет, куда она денется. - Ладно, посмотрим. Ну, у нас готово... почти... И можем садить- ся. Спасибо, Таисия и Сергей помогли. Хорошо у них получается, дружные ребята. Смотри, Марин, как бы они там не спелись, эти ре- бята. - Не споются, - уверенно сказала Марина. - А если и так, то вот Антон остается не при деле, вакантным. Верно, Антон? Антон не ответил. Виктор вздохнул: - Ну, а мне ты кого приготовила? Она хоть ничего? Виктор испытующе посмотрел на Марину. Та загадочно молчала. - Не что-нибудь эдакое? - и Виктор скорчил тупую гримасу. Марина рассмеялась. - Ну, конечно, не Элизабет Тейлор, но ведь ты тоже не Грегори Пек. - Дай информацию, - вступил в разговор Антон. Марина сразу сменила игривый тон на деловой: - Вы же меня знаете, ребятки, я не подведу. Одевается фирмен- но, звать Людмила, Люся. Переводчица. Преподает в вузе, подраба- тывает на выставках, ездит с иностранными делегациями. Замужем. Муж всю дорогу в командировках. Сыну пять лет. - Тебе бы начальником отдела кадров работать, - сказал Виктор. - Девка хорошая, - продолжила Марина. - Нет проблем, как ты говоришь. Правда, со странностями, все ищет что-то. - Все мы что-то ищем, - внимательно выслушав Марину, сказал Антон. - И находим. Нашли же мы тебе Сергея. - Это ты расстарался, - взглянула на Антона Марина. - Только больно уж молод он для меня. - Что ж, может в этом и есть великая сермяжная правда, - серь- езно сказал Антон. - Я для тебя стар, в горы ты не ходишь - у тебя боязнь высоты. Виктор... Вика, как ты знаешь, натура ласковая, приятная - с ним легко и без него легко, а вот Сережа... А вот и Сере- жа... Сергей вошел с бутылками воды в руках, на нем был надет фар- тук. За ним, пританцовывая, шла Таисия, высоко неся плетеную кор- зиночку с нарезанным хлебом. Марина нарочито восторженно запела: - А вот и Сереженька, золотой мой, бриллиантовый мой, кисуля моя, золотуля моя... И сразу резко сменила тон: - Ты что там с Таисией на кухне амурничал, да? - Не до того нам было, - задорно откликнулась на ходу Таисия. - Мы салаты резали. - А может, действительно, начнем, чего тянуть? - предложил Ан- тон. - Но ведь мы ждем еще одного человека? - пытался возра- зить Виктор. - Ой, да она всегда опаздывает, - сказала Марина. - А я уже па- даю от голода... Она сделала вид, что падает на Антона. Тот подхватил Марину и бережно повел к журнальному столику, на ходу выговаривая Виктору: - Вот видишь, Вика, человеку уже плохо. Негуманный ты... С помощью Антона Марина опустилась на стул и удивленно протянула: - Ого... помидорчики свежие... Умница, Вика, вечно ты нас пора- дуешь чем-то вкусненьким. Все расселись вокруг стола. Виктор невольно отметил про себя, что Таисия заботливо наполнила тарелку Антона, а Сергей также обошелся с тарелкой Марины. Антон статно выпрямился на стуле и попросил: - Минутку внимания! Все затихли. - Люблю порядок, - Антон обвел взглядом амфитеатр собравших- ся, задержавшись на мгновение на пустом стуле, предназначенном для Люси. - Начнем, пожалуй... Случилось так, что одному из нас повезло больше, чем остальным. Я имею в виду нашего радушного хозяина. Он только что вернулся из-за границы, где побывал за государствен- ный счет и готов сейчас поделиться с нами своими впечатлениями и, может быть, сувенирами. Не так ли, Вика? - Может сначала сувениры? - предложила Марина. - Нет. Сначала впечатления. - Антон дотянулся до стоящего на столе слайд-проектора и включил его. Яркий луч, отразившись от белого экрана, озарил комнату. - Подожди, я свет выключу, - Виктор прошел через комнату и щелкнул выключателем. И в это время раздался звонок. Потом они с Люсей вспоминали этот момент, но каждый - по- своему. Виктор открыл дверь и глаза в глаза встретился с Люсей. Им достаточно было мгновения, столь краткого для остальных, но столь длительного для двоих, чтобы понять: "Вы мне нравитесь..." Она шагнула в переднюю и глаза ее приблизились, стали огром- ными. Он, неожиданно для себя и тем более для нее, наклонился и коснулся губами ее щеки, ощутив запах духов. Когда он, как заворо- женный, отстранился, то увидел, как она вспыхнула от смущения. - Я... - сказала Люся. "Дурак какой-то, целоваться сразу лезет", - подумала она. - Прошу вас... - перебил Виктор, помог ей раздеться, и они поя- вились вдвоем в дверях комнаты. Антон развернул слайд-проектор, направив сильный белый луч на Люсю и Виктора. Получилось так, будто они только что сошли с трапа самолета и, как две знаменитости, сразу попали под прицел фото- и телекамер. Антон сдержанно зааплодировал, остальные не- вольно присоединились к нему. - Антон, не шали, - щурясь и улыбаясь, попросил Виктор и заго- родил собой Люсю. Антон отвел луч на экран, Виктор включил верхний свет и воз- никла небольшая суматоха за столиком, пока знакомились, пока рас- саживались, пока раскладывали еду. - Последний зритель всегда приходит после третьего звонка, - сказал Антон. - А жизнь идет, она не ждет, занавес уже поднят, спектакль начался и актеры произнесли свои первые реплики. - А какие же были первые реплики? - улыбнулась Люся. - И обещаю, что больше не буду опаздывать. Никогда. - Никогда - любимое женское слово, - подал голос Виктор, кото- рый возился у слад-проектора, поправляя сбитую Антоном настройку. - Кстати, о женщинах, вот посмотрите... На экране на фоне голубого неба возникла бурая крепостная сте- на старинной крепости. Ее угол замыкало высокое, сложенное из крупных валунов строение необычной формы. Оно состояло из двух слитых воедино башен: большой, круглой, крытой конусом из чере- пицы, и поменьше, квадратной, под четырехскатной крышей. - За этими суровыми стенами жила красавица, графиня Анна Констанция фон Коссель... - пояснил Виктор. - Вам это имя ничего не говорит? - Говорит, говорит, - обрадовалась Таисия, но, взглянув на Ан- тона, смутилась и тихо продолжила: - По-моему, фильм был такой "Графиня Коссель". Правда, шел он очень давно, я его еще девочкой у нас в Сибири видела... - Умница, правильно, - похвалил Виктор Таисию. - Здесь гра- финя и жила, в этом замке. - Крепко сложено, - оценила Таисия. - Мой дом - моя крепость, - добавила Марина. - Правда, мне моя однокомнатная крепость на Ленинском проспекте больше нра- вится. - Верно, Марина, - поддержала ее Люся. - В таком каменном бас- тионе чувствуешь себя не хозяйкой, а пленницей. И жить неуютно, мрачно. - А я подумал о том, до чего же мы привыкли к достижениям ци- вилизации, - заговорил Антон. - Замечаем, что не можем жить без горячей воды, только когда ее отключают летом на две недели... - Когда это было, чтобы горячую воду отключали только на две недели? - среагировала Марина. - Месяц, как минимум. - ... Или сидим в темноте, если перегорели пробки, - продолжил Антон. - Я уже не говорю о том, что давным-давно никого не поража- ет такой простой факт, что самолетом можно за несколько часов уле- теть на другой край света. Но дело не в этом. Вот как вы считаете, внутренняя сущность человека изменилась в условиях современного научно-технического прогресса по сравнению, ну, хотя бы с времена- ми графини Коссель? - Это очень интересный вопрос, - блеснул очками Сергей. - И не- простой. - Действительно, непростой, - кивнул головой Антон. - Помни- те фильм "Воспоминание о будущем"? Сколько загадок. И кажется, чем дольше мы существуем, тем их больше. Откуда появился на этой планете человек? Одинок ли он во вселенной? Выживет ли человече- ская цивилизация или погибнет - то ли от ядерной катастрофы, то ли задохнется в собственных отходах? Конечно, знаний мы набрались много, причем знаний, качественно отличающихся от времен графини Коссель, но нет главного знания - какова обратная связь, то есть влияние громадного культурного потенциала, накопленного человече- ской цивилизацией, на критерии ее духовных ценностей. Или каждый человек проходит свой собственный путь, и сын повторяет ошибки отца, а дочь должна страдать так же, как мать? И неужели человек, получающий массу информации по телевидению, радио, в кино ду- ховно не выше, не чище, чем человек восемнадцатого века, не имев- ший таких возможностей? И в чем духовное различие колхозника и крепостного крестьянина петровских времен? - Вот и я об этом думаю... - начал было Виктор, но его перебила Марина. - Так что? Будем слайды смотреть или дискуссию разведем? И добавили капризным тоном: - Мальчики, хочу кино. - Тогда приглашаю вас в Германскую Демократическую Респуб- лику, - сменил слайд на экране Виктор. ... Синее небо, снежная вата кучевых облаков, пологие зеленые горы, неровно поросшие смешанным лесом с большими полянами, обрамляют долину, по которой плавно змеится серебристое тело неширокой реки. В ее излучине - город, похожий на сказочные города братьев Гримм с белыми домами под красной черепицей и готиче- скими шпилями соборов... ... Потемневшая от времени, высокая, в пять-шесть этажей, в полквартала длиной стена дома, выполненная из знаменитого май- сенского фарфора... ... Дворцовый комплекс "Цвингер". Одноэтажные, непривычно приземистые здания по сравнению с дворцами Петергофа или Пав- ловска... ... Дрезденская картинная галерея. Строгие, геометрически выве- ренные, скрупулезно выписанные и в то же время полные воздушного пространства городские пейзажи Каналетто - перспективы улиц и каналов, башни ратуш и снасти парусных кораблей, изысканные ка- реты, деревенские повозки, торговые ряды и спешащие по своим де- лам жители. Гигантские полотна Рубенса, на которых боги с тучными, как у Гаргантюа, фигурами, жадно пьют и буйно веселятся на карнава- ле жизни, оставаясь при этом величественными и всевластными. Вершина итальянского Возрождения - мадонна Рафаэля: небо, соткан- ное из ангельских крыльев, материнская нежность и тревога за бога- сына и мудрый взгляд ребенка, знающего финал своей жизни - распя- тие... ... Остров Музеев в Берлине... ... Простор широкой площади Александр-платц со шпилем теле- башни, торговым центром и пестрой разноязыкой толпой... ... Гаштетные, бройлерные. Белые известковые стены с картинкой мирного сельского пейзажа, стерильное сияние никелированных сто- ек, букетики цветов на столиках под красно-белыми клетчатыми скатертями, покрытые сочной румяной коричневой корочкой округ- лые куриные тушки, цветастые гетры, короткие кожаные штаны, ти- рольские шляпки с торчащими перьями, литровые фарфоровые пив- ные кружки с лениво оседающей шапкой пены, добродушные голубоглазые лица... ... Карлсхорст. Музей, хранящий память о Великой Победе над фашизмом. Группа молодых немецких солдат, внимательно слушаю- щих экскурсовода... ... Потсдам - свидетель акта о безоговорочной капитуляции Гер- мании, скрепленного волей четырех держав... ... Трептов-парк. Навеки склоненные каменные знамена. Могила рядового, могила

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования