Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Владимиров Виталий. Крест -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -
Виталий Владимиров Крест Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время... Ф.М.Достоевский Всякий, кто нуждается в другом, тот неимущий и принимает позы. Дидро Глава первая Дробился лошадиный цокот... Долину, прижатому к стеклу автобуса, казалось, что не он движется с потоком машин, а перед ним, как на экране, тянется лента московского проспекта. Поначалу от вокзала, еще не очнувшегося от ночных разборок, подопустешего от проституток, мимо площади-лабиринта типовых киосков с однообразным набором винных бутылок, пивных банок, пластмассовых цилинд- ров с напитками, коробками с шоколадками и сигаретами, порновидеокассе- тами, мимо вытоптанного, усеянного мусором, бульвара, на котором вповал- ку разлегся цыганский табор, мимо иностранных трейлеров, вставших рядами вдоль набережной, мимо Белого Дома под бело-сине-красным российским фла- гом. На другой стороне проспекта постовые ГАИ черно-белыми полосатыми пал- ками сгоняли реку машин в узкий медленный ручеек. По резервной полосе, поднимая пылевые смерчи, пролетели, двое превы- шая лимит скорости, белых "Жигулей" без каких-либо спецсигналов, через десяток секунд с тяжелым шелестом прошли три черных лимузина - два друг за другом и один сбоку. И президент России в суперавто, и Долин в битком набитом автобусе - оба двигались навстречу своему рабочему дню, своим будням, своим делам, но в противоположные стороны. Дробился лошадиный цокот... Шофер Юра вдруг объявлял, что договорился с "Тойота-сервис" и Леониду Долину все чаще приходилось подниматься чуть ли не на час раньше, чтобы вовремя добраться до офиса. Шофер Юра тоже выезжал пораньше и успевал довезти шефа - Николая Николаича Долина. "Дядю Колю"... Никол Николы- ча... Коляныча... Во все времена Леонид оставался равнодушным к номенклатурным верши- нам, покоренным братом: начальник, секретарь, директор. Леонид нутром ощущал, что не зависть - причина его недовольства, шофер Юра мог прихва- тить и Леонида, но для этого надо было дозваниваться Юре домой вечером, рискуя нарваться на долгую задумчивую паузу и благовидный отказ. Хотя у Леонида дочь - одного возраста с Юрой. Глава вторая --===Крест===-- К Р Е С Т Глава вторая Дробился лошадиный цокот И растворялись двери... Дети... С год назад у Леонида, как всегда вкрадчиво и без предупреждения, возник Илья Жихаревич. Три друга - Севка, Ильюха и Ленька. Прошагали по жизни в обнимку до сорока, а как разменяли пятый десяток, распалась ма- гия дружбы. Своеобразное это вещество - дружба. То ли знаки-зодиаки, то ли лукавили спирали хромосом, изнутри излучающие тягу друг к другу, но еще со школы неразлучными были Всеволод Андреев, Илья Жихаревич и Леонид Долин. Весь класс знал, что они совсем разные, что Илья - вредный, Севка - неистовый, а Леня - тихоня, но весь класс знал, что тронь одного, бу- дешь иметь дело со всей троицей.Илья легко одолел физмат МГУ, аспиранту- ру, защитился и вел свою тему в НИИ. Счастливым в любви Илья никогда не был. Сам виноват - все искал себе невесту и пригожую, и верную, и богатую, и нравом кроткую. И чтобы вред- ность его обожала. А главное - мама. Вы знаете, что такое еврейская мама для единствен- ного сына, плоть от плоти рано ушедшего отца. Пятьдесят - не возраст для мужчины. Сын уже пережил отца. Живой уже старше мертвого. Может быть, он так и не женится, но если уж этому быть, то жена должна стать идеальной снохой для старой больной мамы. Эх, перестройка, первые шаги, ясельный возраст совкового бизнеса. Официально у Ильи Жихаревича, председателя кооператива "Крепость", кле- пающего пользующиеся все большим спросом сейфы, стальные двери и замки, дела шли из рук вон плохо. Официально кооператив еле-еле влачил свое су- ществование. Сырье и материалы обходились дорого, приходилось создавать ТК - "творческие коллективы", в которых "специалисты" то и дело расписы- вались в платежных ведомостях. Заработала система, превращающая абстрактные безналичные средства в конкретные хрустящие купюры. Для проверяющих же стояли одни и те же незавершенные строительство дверь или сейф - вся остальная продукция создавалась и реализовывалась уже без участия госаппарата. В прошлом году после нескольких лет такой деятельности Илья появился и увез Леонида в ресторан около станции метро "Рижская". Поводов хвата- ло: давно не виделись, надо поговорить, а главное - по пятьдесят раз обернулись они вместе с Землей вокруг Солнца. Выпили водочки, помянули Севку, чтоб земля ему была пухом, закусили, разогрелись, разрумянились. Илья полуобрывками фраз, намеками, усмехаясь, хвалился Леониду жизнью своей: купил цех, купил два участка земли по пятнадцать соток с готовыми домами, купил еще три гектара в другом месте, купил для разъездов везде- ход, две иномарки, квартиру себе, любовнице... Что еще? Даже тему свою в НИИ и ту купил - платит им по договору, чтобы они ее не закрывали, а сам Илья ее же и выполняет потихоньку. Жаловался - времени нет совершенно, ни дня, ни ночи, все для дела, дело-то свое, не чужое, а оно летит время, невесту искать и то некогда, да и где, вот есть хозяйка этого ресторана, турчанка, бога-а-атенькая, но толстая и с усами, предлагает в Стамбул уехать, там дом, врет, не- бось, уедешь, денежки заберет, а там, глядишь, наймет кого-нибудь с но- жиком или бесшумным пистолетом, к тому же мама... Маме все хуже, она та- кая одинокая, дома одна, нашел ей приходящую, деньги хорошие получает, но чужая рука не такая ласковая, как своя, нет ли у Леонида на примете хорошей женщины для любви и супружества? Ох, как нелегко быть миллионе- ром в России... Или не только в России? - И еще... Только между нами, - Илья совсем склонился к Леониду. - Думал, думал я... Что получается? Кому я свои доллары, землю, дома и иномарки оставлю, если помру в одночасье как отец?.. Турчанке стам- бульской?.. Нет уж, дудки... И здесь некому. Посоветоваться хочу - а что если мальчонку взять из детского дома? Купить. Да так чтоб никто потом не нашел. С мамой будет сидеть... Денег хватит, был бы товар хороший. Глава третья --===Крест===-- К Р Е С Т Глава третья Дробился лошадиный цокот И растворялись двери - Влетал, как легкий ветер, Моцарт... От конечной остановки автобуса до офиса пешком минут десять. Окраина Москвы, микрорайон со своим кинотеатром, небольшим стадионом, универмагом, универсамом. Афиши кинотеатра призывали насладится лентами с актуальными названиями "Хочу в Америку!" и "Секстое чувство". У заведения с загадочным названием "Салон Нинон" трое "крутых" в ярких спортивных мешковатых костюмах выгружали из иномарки коробки с плейерами, косметикой, напитками. Около ларька с разливным пивом кучковались трясущие ся опухшие алкаши. "Иномарки... Земельные участки... Миллионы... Это мне пока не гро- зит..." - с равнодушным сожалением подумал Леонид. Нельзя сказать, что дела на фирме шли плохо. Николай, перестроившись из партийного секретаря крупного почтового ящика в генерального директо- ра ассоциации, благодаря своим прежним связям, постоянно заключал дого- вора-подряды. Для их "исполнения" опять-таки создавались многочисленные творческие коллективы и по той же схеме, как и в кооперативе "Крепость" деньги попадали в карманы сотрудников ассоциации. Николай предложил брату перейти на работу в ассоциацию года полтора назад. Тогда дела шли в гору. Договоров было достаточно и Леонид сразу вкусил в прямом и переносном смысле всю сладость беззаботной жизни за чужой счет: путевки, квартплата, поликлиника, единые, по вторникам сау- на, по четвергам спортзал, бассейн, обеды в кооперативном кафе. В кла- довке всегда стоял ящик водки, в холодильнике колбаска-ветчинка-буженин- ка, после рабочего дня, а уж по пятницам обязательно было застолье. Тра- диционно кто-то провозглашал: "За ассоциацию!" Поднимались разом, дружно сдвигали стаканы и в торжественной тишине пили до дна. Было за что - раз в месяц Николай Николаевич поочередно вызывал сотрудников к себе в каби- нет и вручал конверты. Суммы были примерно одинаковые, а в декабре-янва- ре в три-четыре раза больше. На ниве ассоциации трудились, добывая хлеб свой насущный в поте лица своего, генеральный директор Николай Долин - бывший партийный секретарь, его "боевой" зам Андрей Петухов - бывший второй секретарь райкома, дру- гой зам Георгий Голубович - бывший комсомольский вожак, экономист Лена Алисова, главбух Галя Уткина, бывший профсоюзный босс Люся Серпилина, секретарша Ляля - бывшая секретарша Николая и эксперт Леонид Долин - бывший географ. Между собой звали друг друга ласково - дядя Коль, дядя Жор, тетя Люсь, только Петухова - дядя Петь да Лялю Лялей. Леонид тогда наивно полагал, что канули в Лету зорко стоящие на стра- же государственной безопасности и лояльности сограждан первые отделы, что со свободой слова пришла и свобода действий, особенно после авгус- товского путча девяносто первого года. Но Николай придерживался староре- жимных устоев: приход на работу к девяти ноль-ноль, уход в шесть, обед - сорок пять минут. Леониду это казалось чересчур, он привык к слабому пульсу своего вымирающего института, куда являлся в дни нищенской зарп- латы да по необходимости. Непривычным было и первое поручение Николая - торговать красной ртутью. Леониду почему-то представился градусник с кровавой капелькой на конце стеклянной палочки, а уж про торговлю географ Леонид Долин имел самое смутное понятие. На деле все оказалось попроще: Николай таскал брата на переговоры, в обязанности Леонида входили запись и запоминание всей информации. Потом они обсуждали ее и прикидывали, о чем и что говорить в следую- щий раз. Вскоре Леонид знал, что красная ртуть - никакой не градусник, а та- инственное сырье, из которого якобы можно делать атомные бомбы размером с шариковую авторучку, и что кто-то уже загремел "под фанфары", пытаясь преуспеть в этом бизнесе. Неудача с красной ртутью отнюдь не обескуражила Николая - на сцену вышли редкоземельные и цветные металлы. Леонид скрупулезно прочесал справочники, ГОСТы, учебники, пособия, словари, с помощью прежнего ком- сомольского вожака "дяди Жоры", программиста по образованию, освоил компьютер и, обладая системным складом мышления, вполне грамотно владел ответами на извечные вопросы бизнеса: почем? сколько? где? Постепенно Леонид вошел в контакт со всеми звеньями той цепи, что позволяет вытянуть сундук с рублями или дипломат с долларами: производи- тель металла - рублевый покупатель - экспортер - валютный покупатель. Связывали, соединяли, сплетали звенья в цепь посредники. И Леонид быстро понял, что он не более, чем один из них. Как и Борис Николаевич Гулькин, ставший и партнером и напарником Лео- нида. Гулькин тоже был из бывших, но не из начальствующих, а рангом по- ниже, солдат армии исполнителей, кем командовали все: и партия, и комсо- мол, и профсоюз, и жена. Энергии Гулькину с избытком хватало и на трудо- вые вахты, и на субботники, и на спартакиады, и на воскресники. Обитал он в том же здании конструкторского бюро опытного завода в одном из то- вариществ с ограниченной ответственностью, которое по конверсии участво- вало в изготовлении стиральных машин, а попутно всеми видами деятельнос- ти, что не указаны в уставе, но не противоречат закону. Ежеутрене Гулькин влетал к Леониду с горящими взором. Потирая руки, светясь от возбуждения, он выпаливал скороговоркой: - Все, наконец-то! Леонид Николаевич, мне вчера позвонили домой где-то около двенадцати, теща уже спит, жена спит, всех перебудили - есть медь. Моковская. Три тысячи тонн. А це-е-е-ны, ахнете, как узнаете, не поверите ни за что. Надо сегодня же ехать на Тушинскую. Как у вас с машиной? Леонид заражался энтузиазмом Гулькина, они ехали к черту на рога, ко- нечно, на своих двоих, далее добирались еще автобусом, оговаривали цены и процент своего участия, на обратном пути считали прибыль, а на следую- щее утро Гулькин приносил новые предложения, новые адреса, прежние же таяли, как дым. Так географ Долин приобщился к клану посредников. Посредники производителей металла, посредники держателей металла, посредники покупателей, посредники посредников - посредники казались не- исчислимыми и неистребимыми, как саранча. В высоких министерских покоях и в темных полуподвалах, в отдельных особняках и в бывших лабораториях, в частных квартирах и выставочных павильонах гнездились сотни товари- ществ, фирм, компаний: ассоциаций, центров, кооперативов и все они представляли чьи-то интересы или были заинтересованы в чем-то. Пришел высокий, худой, в дубленке, представился, заикаясь: - С-сушкин Александр Сергеевич. Могу предложить никель. С-схема прос- тая: вы п-покупаете и п-продаете, п-прибыль пополам. Готов п-подписать боковой договор хоть сейчас. Леонид с Гулькиным тут же окрестили заику "Пушкиным", позвонили по данным им телефонам, повстречались, поговорили, никель был да сплыл, а "Пушкин" приходил каждый день, как свой, садился рядом с Леонидом и буб- нил: - С-схема п-простая: купим и п-продадим, п-прибыль пополам, а боковик я хоть сейчас. "Пушкин" исчез, как и появился, но потом возник вновь. Долго мрачно молчал, словно только что получил подметное письмо от Дантеса. В конце концов робко признался Леониду: - П-попал под штрафные санкции. П-попросите брата вашего Николая Ни- колаича одолжить на неделю двести тысяч наличными. Двести я уже собрал. Сушкин вытащил из бокового кармана дубленки, словно пачкусигарет две стопки денег в банковской упаковке и шлепнул их на стол перед Леонидом. - А в чем все-таки проблема? - осторожно осведомился Леонид. - Д-да вот, п-подписал договор, д-думал успею и не успел. П-пришли, требуют. А тут еще жена с милицией ищет. Я же инвалид второй группы. Леонид смотрел на пачки денег, на диск телефонного аппарата, который ему надо опять крутить, прорабатывая очередное предложение Гулькина ради таких же, в сущности, купюр, но не в качестве кабального штрафа, а как реальный доход и представил себе, сколько же бывших винтиков, шестере- нок, рычагов и рычажков первого в мире соцгосударства - инженеров, конструкторов, старших и младших научных сотрудников и даже инвалидов и географов влекомы такой п-простой с виду схемой: купил - продал - при- быль пополам - и владей иномарками, земельными участками, езжай в зару- бежный рай. Леонид для очистки совести зашел в кабинет Николая, рассказал о заи- кающемся "Пушкине". - Гони его в шею, - отмахнулся брат. Леонид перекурил на лестнице, вернулся в комнату. - Александр Сергеевич, поймите нас правильно, - сказал он неожиданно для себя внушительно и неторопливо. - Николай Николаич собрал совет ди- ректоров по селектору и они строго указали мне на недопустимость работы с людьми, которые в розыске у милиции. Вам не следует больше приходить сюда и даже звонить. "Пушкин" что, "Пушкин" Гулькину чета, другие были, конечно, покруче. Как-то Николай вызвал Леонида и протянул ему через стол пачку тесно отпечатанных листов с синими печатями и кучерявыми подписями на послед- ней странице. - Ищи покупателя. И берегись, блин, чтобы какая-нибудь фря разряжен- ная... Николай не договорил, но Леонид знал, что он имел в виду. Как говорил заика "Пушкин" схема была проста. Как-то, заключив дого- вор с хозяином металла, Долины добавили свои проценты к цене и пришли на переговоры к покупателю. Встретила их "фря разряженная" - на самом деле очень обаятельная женщина. Она извинилась за минутное опоздание, угости- ла кофе, хорошими сигаретами, узнала цену, посчитала на калькуляторе, протянула: - До-о-о-рого, мальчики... Еще раз прикинула, вздохнула: - Ну, что с вами поделаешь с такими симпатичными... И естественно, словно вспомнила невзначай: - А основной договор у вас есть? - А как же иначе? - И Николай с готовностью выложил ей оригинал дого- вора с хозяином металла. Она быстро пробежала его глазами: - Сумма, сами понимаете, не маленькая. Я должна посоветоваться с пре- зидентом. Еще чашечку кофе? Я на минутку. Вернулась она через полчаса. - Все верно, мы проверили, металл есть и договор настоящий. Но... ва- ших десять процентов... Это просто не в наших правилах столько платить посреднику. - Сколько же? - поднял брови Николай. - Один процент, - отрезала "фря". И вернула договор. - Копию я сняла. Если это вас не устраивает, мы свяжемся с продавцом напрямую. Выходы у нас на них есть. С тех пор Николай не переносил женского духа в делах, а иногда просто уходил с переговоров, где верховодила "фря разряженная". Такая удача как прямой договор с хозяином металла выпадала редко, по- этому Леонид, получив от Николая драгоценные листки с синими печатями, еще раз прошелся с Гулькиным по списку потенциальных покупателей, перео- ценивая каждого заново. Козырный туз в этой колоде отыскался на следую- щий день. Еще с утра Гулькин не влетел, а степенно зашел за Леонидом Ни- колаичем, чтобы пройти вместе в кабинет Николая Николаича. - Есть покупатель. Очень солидный. Светиться не хочет, сами понимае- те, но встретиться готов. Звоню при вас. Покупатель назначил встречу на полдень, сам перезвонил, перенес на три, опять перезвонил и попросил рандеву на завтра. Тут оказалось, что завтра суббота, однако это обстоятельство покупа- теля не смутило, он сказал, что приедет специально из-за города и приго- нит главбуха с печатью для подписания договора. Условились встретиться в полдень у вестибюля метро, что рядом Курским вокзалом. Два битых часа в субботний день Леонид и Гулькин проторчали на вок- зальной площади среди подростков, у которых на шее висели картонки с надписями от руки: "куплю золото", "куплю ордена"; среди столиков и ящи- ков, на которых была разложена ходовая литература: "Марианна: богатые тоже плачут", "Эммануэль", детективы Чейза, ужасы Стивена Кинга, фантас- тика Гаррисона, астрологические прогнозы; среди пестрой вокзальной тол- пы, в которой было намешано и кавказцев, и прибалтов, и разномастных русских. Покупатель не явился, но перезвонил в понедельник с утра и к вечеру приехал сам. Более серого, заштатного, в мятом москошвеевском костюме, несвежей полосатой рубашке... мужичонку Леонид в жизни своей не видел, хотя побродил в экспедициях по русским захолустьям предостаточно. Клиент попросил разрешения закурить, достал смятую пачку "Примы" и сквозь крестьянский дубовый загар остро глянул на Николая, точно определив: - Вы будете вести переговоры? Краткими точными вопросами выяснил цену, объем, сроки поставок, форму оплаты и дал указание своему то ли заму, то ли секретарю - молодому, в золотом пенсне, в цветастом по моде галстуке, при дипломате крокодиловой кожи, авторучке "Паркер" и калькуляторе "Ситизен": - Будем брать. И к Николаю: - Жалко, объем маловат. Ну, будем считать, что это первая пробная партия. Давайте подписывать договор. Леонид живо принес заготовленные листы боковика, заполнил их в двух экземплярах, тиснул печати. Николай подписал. "Мужичок" внимательно про- читал текст, нашел грамматическую опечатку, взял у ассистента "Паркер", размашисто подмахнул оба экземпляра. Вдруг вспомнил с досадой: - Печать-то у нас в банке... - Завтра поставите, - согласился Николай. - И то верно. Завтра у нас вторник? - Так точно, - тут же подтвердил Гулькин. - А послезавтра ср

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования