Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Во Ивлин. Испытание Гилберта Пинфолда -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  -
. Он подумал. Сделка казалась чрезвычайно выгодной. Но можно ли доверять Ангелу? Сейчас он перепуган возможными неприятностями с Би-би-си. - Не с Би-би-си, милый, - сказала Маргарет. - Совсем не из-за них он тревожится. Там знают о его эксперементах. Он тревожится из-за Реджи Грейвз- Аптона. Вот он ничего не должен знать. Он нам, знаете, что-то вроде родственника, и он все расскажет тетке, родителям и вообще всем на свете. Могут быть самые страшные неприятности. Гилберт, обещайте, что вы никому не скажете, в особенности кузену Реджи. - Что же, и вы, Мег, - сказал мистер Пинфолд поддразнивающим, не без теплоты голосом, - и вы собираетесь меня покинуть? - Ах, Гилберт, не надо шутить такими вещами, милый. Какое это было счастье - быть с вами. Я буду скучать по вас, как ни по кому еще в жизни. Я никогда вас не забуду. Если брат отключит систему, для меня это будет почти что смерть. Но я знаю, что мне положено страдать. Буду держаться. Вы должны принять это предложение, Гилберт. - Я дам вам знать, когда подлетим к Лондону, - сказал мистер Пинфолд. Скоро они летели над Англией. - Итак, - сказал Ангел, - каким будет ваш ответ? - Я сказал: Лондон. Вот и лондонский аэропорт. - Пристегните ремни, пожалуйста. Не курите. - Прилетели, - сказал Ангел. - Теперь высказывайтесь. Состоялась наша сделка? - Какой же это Лондон, - сказал мистер Пинфолд. Из Рима он телеграфировал жене, что прямо проедет в отель, где они обычно останавливались. Он не стал ждать, когда все пассажиры заполнят автобус. Он нанял такси. До самого Актона он не отвечал Ангелу. Наконец он сказал: - На наш вопрос я отвечаю: нет. - Как же так можно? - непритворно ужаснулся Ангел. - Почему, мистер Пинфолд, сэр? Почему? - Во-первых, потому что я не верю вашему честному слову. Вы слова такого не знаете: честь. Во-вторых, мне глубоко противны вы сами и ваша омерзительная жена. Вы вели себя безобразно по отношению ко мне, и я намерен заставить вас поплатиться за это. В-третьих, ваши планы, эту вашу работу, как вы ее называете, я нахожу в высшей степени опасными. Одного человека вы уже довели до самоубийства и, возможно, других, про которых я ничего не знаю. Вы и меня пытались довести до ручки. Бог ведает, что вы сделали с Роджером Стиллингфлитом. Бог ведает, кто еще подвернется вам под руку. Не говоря о личной обиде, я вижу в вас общественное зло, с которым надлежит разделаться. - Ладно, Гилберт, если вы так решили... - Не смейте называть меня Гилбертом и не стройте из себя киношного гангстера. - Ладно-ладно, Гилберт. Вы ответите за это. Однако его угрозы прозвучали неуверенно. Ангел был повержен и понимал это. - Миссис Пинфолд прибыла час назад, - сказал ему консьерж. - Она ждет вас в вашем номере. Мистер Пинфолд вошел в лифт, прошел по коридору и открыл дверь, с обеих сторон осаждаемый хрипами Гонерильи и Ангела. В присутствии жены он растерялся. - А выглядишь ты хорошо, - сказала она. - У меня все хорошо. Неприятности, что я тебе писал, остались, но, я надеюсь, с ними можно будет разобраться. Извини, что я тебя встречаю без особой теплоты, но неудобно, знаешь, когда трое людей слушают все, что ты скажешь. - Еще бы, - сказала мисс Пинфолд, - я тебя понимаю. Ты ел? - Много часов назад, в Париже. Хотя один час разницы можно отнять. - Я не ела. Я что-нибудь закажу. - Как ты ее ненавидишь, Гилберт! Как она докучает тебе! - сказала Гонерилья. - Не верьте ни единому слову, - сказал Ангел. - Она очень милая, - признала Маргарет, - и такая добрая. Но она не стоит вас. Вы, конечно, подумаете, что я ревную. Правильно, я ревную. - Ты прости, что из меня слова не вытянуть, - сказал мистер Пинфолд. - Понимаешь, эти негодяи продолжают лезть ко мне с разговорами. - Так можно сойти с ума, - сказала миссис Пинфолд. - Можно. Вошел коридорный с подносом. Когда он вышел, миссис Пинфолд сказала: - Знаешь, ты все напутал с этим мистером Ангелом. Когда я получила твое письмо, я сразу позвонила Артуру на Би-би-си, навела справки. Ангел был в Англии все это время. - Не слушайте ее. Она лжет. Мистер Пинфолд был ошеломлен. - Ты в этом совершенно уверена? - Спроси сам. Мистер Пинфолд прошел к телефону. В редакции радиобесед начальником был его друг, некто Артур. - Артур, тот парень, что приезжал ко мне летом брать интервью, Ангел... Ты не посылал его в Аден? Не посылал?.. Он сейчас в Англии?.. Нет, говорить мне с ним не о чем. Просто я встретил на пароходе похожего человека.... До свидания... М-да, - сказал он жене, - не знаю, что и подумать. - Я тоже могу открыть вам глаза, - сказал Ангел. - Мы никогда и не были на том пароходе. Мы наладили все это из студии в Англии. - Должно быть, они наладили все это из студии в Англии, - сказал мистер Пинфолд. - Горе ты мое, - сказала миссис Пинфолд, - никто ничего не налаживал. Ты все это вообразил. Ты назвал в письме отца Уэстмакотта, и я для верности его спросила. Он говорит, что все это совершенно невозможная вещь. Ничего подобного не изобретали ни в гестапо, ни на Би-би-си, ни экзистенциалисты, ни психоаналитики - ничего такого, во всяком случае, как ты себе это представляешь. - И Ящик не при чем? - Не при чем. - Не верь ей. Она врет. Она врет, - сказала Гонерилья, с каждым словом слабея голосом, словно между ними вдруг пролегло огромное расстояние. Последнее ее слово было чуть различимее слабого грифельного чирка. - Ты хочешь сказать, что все, что я слышал, я говорил самому себе? В голове не укладывается. - Все это именно так, милый, - сказала Маргарет. - У меня никогда не было ни брата, ни невестки, не было отца и матери - ничего этого не было... Я не существую, Гилберт. Меня нет, нигде нет... но я вас люблю, Гилберт. Я не существую, но я люблю... До свидания... люблю... - Ее голос тоже истаял, изошел в шепот, вздох, в шорох подушки; и настала тишина. Мистер Пинфолд сидел, объятый тишиной. Он знал по прошлому опыту, что освобождение бывало призрачным. На сей раз оно было полным и окончательным. Он был наедине со своей женой. - Они ушли, - сказал он наконец. - В эту самую минуту. Ушли окончательно. - Надеюсь, что это так. Что мы сейчас будем делать? Я ничего не планировала, пока не увижу, в каком ты состоянии. Отец Уэстмакотт порекомендовал мне человека, которому мы можем довериться. - Психического врача? - Психолога, но он католик, так что с ним все должно быть в порядке. - Нет, - сказал мистер Пинфолд. - Хватит с меня психологии. Может, уедем дневным поездом? Миссис Пинфолд помешкала в нерешительности. Она приехала в Лондон, готовая вести мужа в лечебницу. - Ты уверен, что тебе никому не надо показаться? - спросила она. - Я могу показаться Дрейку, - сказал мистер Пинфолд. Так они поехали на Паддингтон и прошли в вагон-ресторан. Там было полно соседей, приезжавших за покупками. Они ели подрумяненные булочки, за слепыми от тумана окнами тянулся невидимый в темноте знакомый пейзаж. - Мы слышали, вы ездили в тропики, Гилберт. - Только что оттуда. - Недолго вы там пробыли. Скучно? - Нет, - сказал мистер Пинфолд, - ни в малейшей степени. Было чрезвычайно интересно. Но хорошенького понемногу. Соседи держали мистера Пинфолда за человека со странностями. - Нет, это действительно было интересно, - сказал мистер Пинфолд жене уже в автомобиле, увозившем их домой. - За всю жизнь со мной не приключалось ничего более интересного, - и в последующие дни он припоминал все подробности своего затянувшегося испытания. Суровый мороз сменился туманом, временами шел мокрый снег. В доме было привычно холодно, но мистер Пинфолд неприхотливо жался к камину и, подобно воину, стяжавшему трудную победу, переживал заново свои тяжкие испытания, невзгоды и выгоды. Ни единый звук не тревожил его из того полусвета, куда он случайно забрел, однако в его воспоминаниях не было ничего призрачного. Воспоминания вставали в полный рост - ясные, четкие, весомые, как все бывшее с ним в бодрствующей жизни. - Я вот чего не могу понять, - сказал он. - Если я сам поставлял Ангелам всю информацию, почему же я наговорил им столько чуши? Пойми, если я готовил против самого себя обвинение, я мог бы сделать его куда страшнее и ближе к правде, чем это получилось у них. Не могу понять. Он и не поймет, и никто другой не даст ему удовлетворительного объяснения. - Ты знаешь, - сказал он как-то вечером, - ведь я почти был готов принять предложение Ангела. Если бы я его принял и голоса прекратились, как сейчас, я бы так и верил, что дьявольский Ящик существует. И всю жизнь жил бы в страхе, что в любой момент все это может начаться снова. В конце концов, они могли просто слушать все время, ничего не говоря при этом. Страшно даже вообразить. - Ты очень смело поступил, что отверг его предложение, - сказала миссис Пинфолд. - Просто у меня было плохое настроение, - честно сказал мистер Пинфолд. - И все-таки, мне кажется, тебе нужно поговорить с врачом. Ведь было же с тобою что-то не то. - Это пилюли, - сказал мистер Пинфолд. Он цеплялся за эту последнюю надежду. Навестившему ему наконец доктору Дрейку мистер Пинфолд сказал: - Насчет тех серых пилюль, что вы мне дали: они чертовски сильные. - Похоже, они помогли, - сказал доктор Дрейк. - Я мог из-за них слышать голоса? - Боже правый, нет! - А если в связке с бромидом и хлоралом? - В моей микстуре не было хлорала. - Не было, но, если начистоту, у меня была своя бутылка. Признание не обескуражило доктора Дрейка. - Вечная история с больными, - сказал он. - Никогда не знаешь, что они принимают тайком. Я знал случаи, когда люди вот так заболевали серьезнейшим образом. - Так я и был серьезнейшим образом болен. Я слышал голоса почти две недели подряд. - А сейчас они умолкли? - Да. - И вы перестали пить бромид и хлорал? - Да. - Тогда нечего и гадать. На вашем месте я бы воздержался и от моей микстуры. Она вам вряд ли на пользу. Я пришлю что-нибудь другое. Это были мерзкие голоса, я полагаю? - До невозможности. Откуда вы знаете? - Они всегда такие. Многие время от времени слышат голоса, и они почти всегда мерзкие. - Вы не думаете, что ему нужно показаться психологу? - спросила миссис Пинфолд. - Можно, если хочется, только на мой взгляд это простейший случай отравления. - Какое облегчение слышать это, - сказала миссис Пинфолд, но мистер Пинфолд не спешил ухватиться за этот диагноз. Он знал то, чего не знали другие, даже его жена и меньше всего его медицинский советчик: что он претерпел огромное испытание и собственными силами вышел из него победителем. Достославная победа, при том что насмешник-раб всегда пребудет с ним в его колеснице напоминанием о смертности. На следующий день было воскресенье. После мессы мистер Пинфолд сказал: - Знаешь, я не могу встречаться с Сундуком. Еще несколько недель я не смогу заговорить с ним о его Ящике. Затопи камин в библиотеке. Я хочу немного поработать. Дрова потрескивали, слабое тепло потянулось к промерзшим полкам. Впервые после своего пятидесятилетия мистер Пинфолд сел за работу. Он вынул из ящика стола рукопись незавершенного романа и стал ее листать. Он еще не забыл сюжет. Он знал, что нужно сделать. Но его томила более неотложная задача, нужно было немедля разобрать корзинку с новым, богатым опытом - пока товар не выдохся. Он вернул рукопись в ящик, выложил перед собой лист бумаги и четко, твердо вывел: Испытание Гилберта Пинфолда. Жанровая картина. Глава первая. Портрет художника в зрелые годы.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования