Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Жизнь и приключения Мартина Чезлвита -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  -
тветил смиренно: - Совершенно бескорыстно, сэр, уверяю вас. - Я это знаю, - сказал старик, спокойно как всегда. - Я уверен в этом. Я так и сказал. И с тем же бескорыстием вы отвлекли от меня стаю гарпий и сами сделались их жертвой. Другой на вашем месте сначала дал бы им проявить всю их алчность, чтобы по сравнению с ними выиграть в моем мнении. А вы пожалели меня и отвлекли их, за что мне и следует вас поблагодарить. Так что, видите, мне известно все, что произошло за моей спиной, хоть я и уехал оттуда! - Вы меня удивляете, сэр! - воскликнул мистер Пексниф, что было истинной правдой. - Но это еще не все, что мне известно о вашем поведении, - продолжал старик. - У вас в доме есть новый жилец. - Да, сэр, есть, - ответил архитектор. - Он должен уехать, - сказал старик. - Куда? К вам? - растерянно и с дрожью в голосе спросил мистер Пексниф. - Туда, где сможет - найти себе приют, - отвечал старик. - Он обманул вас. - Надеюсь, что нет, - с жаром сказал мистер Пексниф. - Верю и надеюсь, что нет. Я был в высшей степени расположен к этому молодому человеку. Надеюсь, нельзя будет доказать, что он лишил себя всяких прав на мою поддержку. Обман, обман, уважаемый мистер Чезлвит, - ничего не может быть хуже обмана. Если будет установлено, что он меня обманул, я сочту себя вынужденным немедленно отречься от него. Старик взглянул на его прелестных союзниц, а особенно на мисс Мерси, которой он посмотрел прямо в лицо с гораздо большим интересом и оживлением, чем обнаруживал до сих пор. Опять встретивши взгляд мистера Пекснифа, он сказал сдержанно: - Вам, разумеется, известно, что он уже выбрал себе подругу жизни? - Боже мой! - воскликнул мистер Пексниф, изо всех сил ероша волосы и глядя на дочерей дикими глазами. - Это превосходит всякое вероятие! - Вам это известно? - повторил Мартин. - Но ведь не без разрешения и одобрения своего дедушки, достоуважаемый сэр? - воскликнул мистер Пексниф. - Нет, лучше не говорите мне! Из уважения к природе человеческой не говорите мне ничего подобного! - Я так и думал, что он скрыл это от вас, - сказал старик. Негодование, которое ощутил мистер Пексниф при Этом ужасном открытии, могло сравниться только с пламенным гневом его дочерей. Как! Они допустили к себе в дом, к своему семейному очагу змея, обручившегося тайно, крокодила, который присватался к кому-то на стороне, нищего самозванца, притворщика, выдающего себя за холостяка и обманом втершегося в их девический мир?! И подумать только, что он позволял себе обманывать кроткого, почтенного старика, имя которого он носит, доброго и нежного опекуна, который заменил ему отца (не говоря уже о матери), - ужасно, просто ужасно! Выгнать его с позором - этого мало. Неужели за такие дела не полагается наказания или штрафа? Возможно ли, чтобы в законах страны это было упущено из виду и за такое преступление не назначено кары? Изверг! Как подло он обманул их! - Я очень доволен, что вы так горячо меня поддержали, - сказал старик, поднимая руку, чтобы остановить поток их гнева. - Не стану отрицать, меня радует такое ваше рвение. Будем считать, что с этим предметом покончено. - Нет, достоуважаемый сэр, - воскликнул мистер Пексниф, - не покончено, пока я не очищу свой дом от скверны! - Все в свое время, - сказал старик. - Будем считать, что это уже сделано вами. - Вы очень добры, сэр, - ответил мистер Пексниф, пожимая ему руку. - Вы делаете мне честь. Да, вы можете так считать, даю вам мое слово! - Есть другое дело, - сказал Мартин, - в котором вы мне, надеюсь, поможете. Вы помните Мэри, кузен? - Это та самая молодая особа, которая произвела на меня такое глубокое впечатление? Дорогие мои, я уже говорил вам, - заметил мистер Пексниф, обращаясь к дочерям. - Простите, что я прервал вас, сэр. - Я рассказывал вам ее историю, - продолжал старик. - И об этом я тоже говорил вам, - помните, милые мои? - воскликнул мистер Пексниф. - Такие дурочки, мистер Чезлвит, - они чуть не расплакались, сэр, представьте себе! - Да что вы! - сказал Мартин, по-видимому очень довольный. - Я боялся, что мне придется убеждать вас, просить, чтобы вы отнеслись к ней доброжелательно ради меня. А вы, оказывается, не завистливы? Что ж, завидовать вам, конечно, нет причины. Она от меня ничего не получит, милые мои, и это ей известно. Обе мисс Пексниф пролепетали свое одобрение такой мудрой предусмотрительности и сочувственно отозвались об ее интересной жертве. - Если бы я мог предвидеть то, что произошло сейчас между нами четверыми, - сказал старик в раздумье, - впрочем, теперь уже поздно об этом думать. Так вы встретите ее приветливо, барышни, и будете к ней добры, если понадобится? Где та сиротка, которую обе мисс Пексниф не приняли бы с восторгом в свои распростертые сестринские объятия? А уж если эту сиротку поручал их заботам тот, на кого, прорвав, наконец, плотину, хлынули их долго сдерживаемые чувства, - судите сами, какие неисчерпаемые запасы нежности должны были излиться на нее! Последовала пауза, в продолжение которой мистер Чезлвит сидел в раздумье, уставясь в землю и не говори ни слова; и так как он явно не желал, чтобы его размышления были нарушены, мистер Пексниф и обе его дочери тоже хранили глубокое молчание. Во все время разговора старик подавал свои реплики с какой-то холодной, безжизненной готовностью, словно затвердил их наизусть и устал повторять сотни раз одно и то же. Даже в те минуты, когда его слова были всего теплее и тон всего ласковее, он оставался все таким же, нисколько не смягчаясь. Но вдруг его глаза оживились и заблестели, и голос стал как будто выразительнее, когда он произнес, очнувшись от задумчивости: - Вы знаете, что об этом скажут? Подумали вы? - О чем скажут, досточтимый сэр? - спросил мистер Пексниф. - Об этом новом согласии между нами. Мистер Пексниф выразил на своем лице мудрую снисходительность, давая понять, что он выше всех низменных кривотолков, а вслух заметил, покачав головой, что без сомнения говорить будут очень многое. - Очень многое, - подтвердил старик. - Некоторые скажут, что я выжил из ума на старости лет, одряхлел после болезни, ослаб духом и впадаю в детство. Выдержите ли вы все это? Мистер Пексниф отвечал, что выдержать это будет необычайно трудно, однако он думает, что выдержит, если приложит все силы. - Другие скажут - я говорю о разочарованных, озлобленных людях, - что - вы лгали, прислуживались, пресмыкались, стараясь втереться ко мне в доверие, и что таких сделок с совестью, такого криводушия, таких низостей и таких отвратительных подлостей не сможет оплатить ничто - да, ничто, хотя бы вы получили в наследство полмира! Выдержите ли вы это? Мистер Пексниф ответил, что это тоже нелегко будет выдержать, поскольку здесь в известной мере подвергается сомнению здравый смысл мистера Чезлвита, Однако он питает скромную уверенность, что выдержит даже и эту клевету, опираясь на свою чистую совесть и на дружбу мистера Чезлвита. - У большинства клеветников, - продолжал старик Мартин, откидываясь на спинку кресла, - сплетня, насколько я догадываюсь, примет такой вид: обо мне скажут, что, желая выразить свое презрение к этому сброду, я выбрал среди них худшего из худших, заставил его плясать по своей дудке, приблизил к себе и осыпал золотом, обойдя всех остальных. Скажут, что после долгих поисков такого наказания, которое больнее всех других поразило бы этих коршунов и было бы для них всего горше, я придумал этот план в то самое время, когда последнее звено цепи, соединявшей меня с моей родней узами любви и долга, было грубо разорвано; грубо - потому что я любил его; грубо - потому что я верил в его привязанность ко мне; грубо - потому что он порвал эту цепь именно тогда, когда я любил его всего сильнее. О боже, боже! Как мог он оставить меня без всякого сожаления, когда я прилепился к нему всем сердцем! Так вот, - продолжал старик, успокаиваясь так же мгновенно, как и поддался этой вспышке чувства, - уверены ли вы, что выдержите и это? Знайте, что вам приходится рассчитывать только на себя, и не надейтесь на мою поддержку! - Дорогой мой мистер Чезлвит! - в умилении воскликнул мистер Пексниф. - Для такого человека, каким вы себя показали сегодня, для человека, так глубоко оскорбленного и в то же время исполненного гуманных чувств, для человека, который... не знаю, как бы это выразить... и который в то же время так удивительно... просто не нахожу слов... для такого именно человека, думаю, не будет с моей стороны преувеличением сказать, что я и - надеюсь, можно прибавить - обе мои дочери (дорогие мои, у нас, кажется, в этом вопросе полное согласие? ) - для такого человека мы вынесли бы решительно все на свете! - Довольно! - сказал Мартин. - Я не отвечаю за последствия. Когда вы возвращаетесь домой? - Когда вам будет угодно, сэр. Сегодня же, если вы этого желаете. - Я не желаю ничего неразумного, - возразил старик. - А такая просьба с моей стороны была бы неразумна. Сможете ли вы вернуться к концу недели? Именно этот срок мистер Пексниф назвал бы и сам, если бы ему был предоставлен выбор. Что касается его дочерей, то слова: "Давай вернемся в субботу, милый папа", - уже готовы были сорваться у них с языка. - Ваши расходы, кузен, - сказал старик, доставая из бумажника сложенную бумажку, - возможно, превышают эту сумму. Если это так, вы сообщите мне, сколько я вам должен, в следующую нашу встречу. Вам нет надобности знать, где я живу сейчас: у меня, в сущности, нет постоянного адреса. Когда он у меня будет, я извещу вас. Вы и ваши дочери увидите меня в самом скором времени, а до тех пор - незачем и говорить вам - каждому из нас следует хранить эту беседу в тайне. Что именно вам надлежит сделать по возвращении домой, вы уже знаете. Отчета мне не нужно; не нужно вообще никаких напоминаний. Прошу об этом как об одолжении. Я не люблю тратить лишних слов, кузен, и, мне кажется, все, что надо было сказать, уже сказано. - Рюмку вина, сэр, ломтик вот этого простого кекса? - упрашивал мистер Пексниф, пытаясь удержать гостя. - Дорогие мои! Что же вы? Обе сестры бросились угощать старика. - Бедные мои девочки! - сказал мистер Пексниф. - Вы извините их волнение, сэр. Они у меня сама чувствительность. Это неходкий товар, мистер Чезлвит, с ним не проживешь на свете. Моя младшая дочь тоже совсем взрослая женщина, не правда ли, сэр? Почти такая же, как старшая. - А которая из них моложе? - спросил старик. - Мерси моложе на пять лет, - ответил мистер Пексниф. - Мы иногда позволяем себе думать, что у нее статная фигура. Мне, как художнику, быть может разрешено будет указать на изящество и правильность ее сложения. Я, естественно, горжусь, - продолжал мистер Пексниф, вытирая руки платком и почти при каждом слове беспокойно поглядывая на кузена, - что у меня есть дочь, которая сложена наподобие лучших образцов скульптуры, если можно так выразиться. - Она, по-видимому, очень живого нрава? - заметил Мартин. - Боже мой! - воскликнул мистер Пексниф. - Это поистине замечательно! Вы так верно определили ее характер, досточтимый сэр, будто знаете ее с рождения. Да, она весьма живого нрава. Смею вас уверить, сэр, ее веселость очень оживляет наш незатейливый домашний мирок. - Не сомневаюсь, - отозвался старик. - Чарити, с другой стороны, - продолжал мистер Пексниф, - отличается большим здравым смыслом и необыкновенной глубиной чувства, если отцу извинительно такое отцовское пристрастие. На редкость привязаны друг к другу, достоуважаемый сэр! Разрешите мне выпить за ваше здоровье! Желаю вам! - Еще месяц назад я не мог и думать, - отвечал Мартин, - что буду есть с вами хлеб и пить вино. За ваше здоровье! Отнюдь не смутившись необычайной сухостью, с какой были сказаны последние слова, мистер Пексниф рассыпался перед ним в благодарностях. - А теперь позвольте мне уйти, - сказал Мартин, ставя на стол рюмку, которую он только пригубил. - Всего хорошего, милые мои! Но такое прохладное прощание показалось недостаточным для нежных, стремительных чувств обеих девиц, которые опять бросились обнимать старика от всей души и уж во всяком случае изо всех сил, чему их новообретенный друг подчинился гораздо более кротко, чем можно было бы ожидать от человека, который всего минуту назад так нелюбезно пил за здоровье их папаши. Как только нежности кончились, старик коротко попрощался с мистером Пекснифом и удалился, сопровождаемый до самой двери отцом и дочерьми, которые стояли в дверях, расточая воздушные поцелуи и ласковые улыбки, пока он не скрылся из виду, - хотя, по правде сказать, едва переступив порог, старик ни разу уже потом не оглянулся. Как только они снова вернулись в дом и остались одни в комнате миссис Тоджерс, обе девицы пришли в необыкновенно веселое настроение, до того даже, что хлопали в ладоши и хохотали, плутовски и задорно поглядывая на своего драгоценного родителя. Это поведение было до такой степени необъяснимо, что мистер Пексниф (будучи сам настроен довольно мрачно) не мог не спросить их, что все это значит, и даже сделал им выговор за такое легкомыслие, впрочем довольно мягкий. - Если бы для этой веселости имелась какая-либо причина, хотя бы самая отдаленная, - сказал он, - я бы не стал вас упрекать. Но когда причины не может быть решительно никакой... ну право же, никакой ровно!.. Это увещание столь мало подействовало на Мерси, что она была вынуждена приложить платок к своим розовым губкам и откинуться на спинку стула, по всем признакам едва сдерживая смех. Мистер Пексниф был до такой степени оскорблен ее непослушанием, что упрекнул дочь довольно сурово и дал ей родительский совет уединиться и подумать о своем поведении. Но тут его прервал шум спорящих голосов, и поскольку этот шум доносился из соседней комнаты, то содержание спора в самом скором времени достигло их ушей. - Мне какое дело, миссис Тоджерс! - говорил молодой джентльмен, тот, что был самым молодым из всего общества на обеде. - Никакого мне нет дела до вашего Джинкинса. Даже вот столько я о нем не забочусь, - сказал он, прищелкнув пальцами. - И не думайте, пожалуйста. - Да я вовсе и не думаю, сэр, - отвечала миссис Тоджерс. - С вашим независимым умом и сильным характером вы никому на свете не уступите. И совершенно правильно. С какой стати вы должны уступать кому бы то ни было из джентльменов? Пускай все так и знают. - Мне ничего не стоит пристрелить вашего Джинкинса, - говорил молодой человек отчаянным голосом, - он для меня все равно что любая собака. Миссис Тоджерс даже и не подумала спросить, зачем ее жильцу понадобилось пристрелить собаку, и не лучше ли оставить эту собаку в покое, пускай живет, сколько ей назначено природой, - она только заломила руки и слегка простонала. - И пускай держит ухо востро, - говорил молодой человек. - Предупреждаю. Пусть лучше никто не становится мне поперек дороги, когда я жажду отомстить. Я знаю тут одного парня, - в волнении у него сорвалось с языка это вульгарное слово, но он тут же поправился, прибавив: - то есть джентльмена со средствами, который каждый день стреляет в цель из собственных пистолетов, у него же их, кстати, пара. Так вот, в конце концов меня доведут до того, что я займу пистолеты у этого джентльмена и отправлю к Джинкинсу своего секунданта, и тогда во всех газетах будет напечатано об этой трагедии. Вот и все. Миссис Тоджерс опять простонала. - Я долго терпел молча, - продолжал младший из джентльменов, - но больше я этого выносить не намерен, вся душа у меня просто кипит. Я ведь даже из дому уехал из-за того, что есть во мне такая черта характера: не захотел быть под башмаком у сестры - и все! Так что же вы думаете, неужели я позволю этому вашему Джинкинсу сесть мне на голову? Никогда. - Это очень нехорошо со стороны мистера Джинкинса, я думаю, прямо-таки непростительно, если у него такие намерения, - поторопилась вставить миссис Тоджерс. - А какие же еще? - воскликнул самый младший из джентльменов. - Кто перебивает меня и противоречит мне на каждом шагу? Кто не жалеет усилий, чтобы оттереть меня от предмета моего поклонения, чем бы или кем бы я ни увлекся? Кто делает вид, будто совсем позабыл про меня, каждый раз как наливает всем пиво? Кто постоянно хвастается своими бритвами и делает оскорбительные намеки на людей, которым нет надобности бриться чаще одного раза в неделю? Только уж пусть глядит в оба! Как бы я его не отбрил, вот что я ему скажу. Молодой человек допустил одну незначительную ошибку в этой последней фразе: он обратился с этой угрозой не к Джинкинсу, а все к той же миссис Тоджерс. - Впрочем, - поправился он, - все это материя не для дамских ушей. Вам же, миссис Тоджерс, я могу сказать только одно: я от вас съезжаю ровно через неделю после той субботы. Я больше не в состоянии жить под одной крышей с этим мерзавцем. Если до того времени у нас обойдется без кровопролития - ваше счастье, миссис Тоджерс. Не думаю, однако, чтобы обошлось. - Боже мой, боже мой! - воскликнула миссис Тоджерс. - Чего бы я только не дала, чтобы этого не было! Потерять вас, сэр, это для моего заведения все равно что потерять правую руку. Вы пользуетесь такой популярностью среди джентльменов, все вас так уважают, так любят! Надеюсь, вы передумаете - если не ради кого-нибудь другого, то хотя бы ради меня. - У вас остается ваш Джинкинс, - сказал молодой человек мрачно. - Ваш любимчик. Он утешит и вас и всех ваших постояльцев, хотя бы вы потеряли двадцать таких, как я. Меня не понимают в этом доме. И никогда не понимали. - Не поддавайтесь этой гибельной мысли, сэр! - воскликнула миссис Тоджерс тоном самого искреннего протеста. - Не обвиняйте понапрасну наше заведение, прошу вас! Этого просто быть не может, сэр. Говорите что хотите против джентльменов или против меня, только не говорите, что вас не понимают в этом доме. - Если бы понимали, тогда не обращались бы так, - отвечал молодой человек. - Вот в этом, вы очень ошибаетесь, - возразила миссис Тоджерс все тем же тоном. - Как не раз говорили и многие из джентльменов, и я сама, вы чересчур впечатлительны. В этом вся суть. Слишком у вас чувствительная натура; таким уж вы родились. Молодой человек кашлянул. - А что касается мистера Джинкинса, - продолжала миссис Тоджерс, - то, уж если нам суждено расстаться, я прошу вас понять, что я нисколько не потакаю мистеру Джинкинсу. Вовсе нет. Я бы желала, чтобы мистер Джинкинс не командовал в моем заведении и не становился причиной недоразумений между мной и джентльменами, с которыми мне будет гораздо тяжелей расстаться, чем с мистером Джинкинсом. Мистер Джинкинс вовсе не такой постоялец, - прибавила миссис Тоджерс, - чтобы ради него жертвовать всеми, кого я уважаю и кому сочувствую. Совершенно наоборот, уверяю вас. Молодой человек настолько смягчился от этих и им подобных слов миссис Тоджерс, что они с ней как-то незаметно обменялись ролями; теперь она была оскорбленной стороной, причем подразумевалось, что он-то и есть оскорбит

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования