Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
о письмо мистера Уордля, из- вещавшее о том, что вы вернетесь к вечеру домой с его сестрой, меланхо- лия, которая еще накануне овладела нашим другом, заметно усилилась. Вскоре после этого он исчез, целый день его никто не видел, а под вечер конюх из "Короны" в Магльтоне принес это письмо. Оно было оставлено ему утром со строгим приказом не передавать до вечера. Мистер Пиквик развернул послание. Оно было написано рукой его друга и сообщало следующее: "Дорогой мой Пиквик, Вы, дорогой мой друг, пребываете за пределами многих человеческих недостатков и слабостей, в которых повинны простые смертные. Вы не знаете, что это значит, когда тебя покидает прелестное и очаровательное создание и вдобавок ты падаешь жертвой козней негодяя, который под маской дружбы скрывал коварную усмешку. Надеюсь, вы никогда этого не узнаете. Все письма на адрес: "Кожаная Фляга", Кобем, Кент, будут мне пересла- ны... если я буду еще влачить существование. Я на время удалюсь от мира, который стал мне ненавистен. И я совсем из него удалюсь... пожалейте ме- ня, простите. Жизнь, дорогой мой Пиквик, стала для меня невыносимой. Дух, горящий в нас, подобен крюку носильщика, который поддерживает тяже- лый груз мирских забот и тревог, а когда дух нам изменяет, ноша стано- вится непосильно тяжелой. Мы падаем под ней. Можете сказать Рейчел... Ах, это имя!.. Треси Тапмен". - Мы должны сейчас же отсюда уехать, - сказал мистер Пиквик, склады- вая письмо. - После того, что произошло, нам во всяком случае неприлично было бы здесь оставаться, а кроме того, мы обязаны отправиться на поиски нашего друга. И с этими словами мистер Пиквик направился к дому. О намерении его узнали очень скоро. Настойчиво уговаривали остаться, но мистер Пиквик был непоколебим. Дела, говорил он, требуют его непосредственного учас- тия. При этом присутствовал старый священник. - Неужели вы уезжаете? - спросил он, отводя в сторону мистера Пикви- ка. Мистер Пиквик снова объявил о своем решении. - В таком случае, - сказал старый джентльмен, - вот небольшая руко- пись, которую я надеялся иметь удовольствие вам прочесть. После смерти одного из моих друзей, врача, служившего в убежище для умалишенных наше- го графства, я нашел эту рукопись среди различных бумаг, которые имел право уничтожить или сохранить, по своему усмотрению. Вряд ли рукопись является подлинной, но написана она не рукой моего друга. Как бы там ни было - подлинное ли это произведение сумасшедшего, или канвой для него послужил бред какогонибудь несчастного (последнее предположение я считаю более вероятным), прочтите его и судите сами. Мистер Пиквик взял рукопись и расстался с благожелательным старым джентльменом, заверив его в своем расположении и уважении. Более трудным делом было распрощаться с обитателями Менор Фарм, кото- рые принимали их с таким радушием и добротой. Мистер Пиквик расцеловал юных леди - мы готовы были сказать: как родных дочерей, но, пожалуй, та- кое сравнение не совсем уместно, ибо он проявил при этом прощании, быть может, несколько больше теплоты, - и с сыновней любовью обнял старую ле- ди, а затем благодушно потрепал по румяным щечкам служанок, сунув каждой в руку и более существенные знаки своего благоволения. Еще задушевнее и продолжительнее был обмен сердечными излияниями с добрым старым хозяином и мистером Трандлем; и трем друзьям удалось вырваться от радушных хозяев лишь тогда, когда мистер Снодграсс, которого несколько раз окликали, вы- нырнул, наконец, из темного коридора, откуда вскоре вслед за ним вышла Эмили (чьи блестящие глаза были необычно тусклы). Много раз оглядывались они на Менор Фарм, медленно от него удаляясь, и много воздушных поцелуев послал мистер Снодграсс, заметив что-то весьма похожее на дамский носо- вой платок, который развевался в одном из окон верхнего этажа, пока, на- конец, старый дом не скрылся за поворотом дороги. В Магльтоне они наняли экипаж до Рочестера. К тому времени, когда они туда добрались, острота печали настолько притупилась, что не помешала им превосходно пообедать; после полудня, получив необходимые сведения, ка- сающиеся дороги, трое друзей отправились пешком в Кобем. Это была очаровательная прогулка: день был чудесный, июньский, а до- рога шла густым, тенистым лесом, где дул прохладный ветерок, мягко ше- лестя в листве, и раздавалось пение птиц, сидевших на ветках. Плющ и мох толстыми гирляндами ползли по стволам старых деревьев, а нежный зеленый дерн шелковым ковром устилал землю. Они вошли в парк, где высился ста- ринный Замок, построенный в причудливом и живописном стиле елизаветинс- кой эпохи. Здесь тянулись длинные аллеи величественных дубов и вязов; большие стада ланей щипали свежую траву; изредка пробегал испуганный за- яц с быстротою тени, отбрасываемой легкими облачками, которые проноси- лись, как дыхание лета над солнечным пейзажем. - Если бы в эти края, - заметил мистер Пиквик, озираясь по сторонам, - если бы в эти края стекались все страдающие недугом нашего друга, ду- маю, к ним очень скоро вернулась бы былая привязанность к миру. - Я тоже так думаю, - сказал мистер Уинкль. - И, право же, - добавил Пиквик, когда после получасовой ходьбы они вошли в деревню, - право же, это местечко, на которое пал выбор мизант- ропа, является одним из приятнейших и очаровательнейших уголков, какие случалось мне видеть. В том же духе высказались и мистер Уинкль с мистером Снодграссом. Узнав дорогу к "Кожаной Фляге", чистенькому и просторному деревенско- му трактиру, три путешественника явились туда и тотчас же осведомились о джентльмене по фамилии Тапмен. - Том, проводите этих джентльменов в гостиную, - сказала хозяйка. Дюжий деревенский парень открыл дверь в конце коридора, и, три друга вошли в длинную и низкую комнату, которая была заставлена великим мно- жеством мягких кожаных стульев фантастической формы с высокими спинками и украшена всевозможными старыми портретами и грубо раскрашенными гравю- рами, насчитывающими немало лет. В дальнем конце комнаты стоял стол, покрытый белой скатертью и заставленный жареной птицей, свиной грудин- кой, элем и т, п.; за столом сидел мистер Тапмен, который меньше всего был похож на человека, распрощавшегося с миром. При виде своих друзей сей джентльмен положил нож и вилку и с горест- ным видом двинулся им навстречу. - Я не надеялся видеть вас здесь, - сказал он, пожимая руку мистеру Пиквику. - Вы очень любезны! - Ах! - произнес мистер Пиквик, садясь и вытирая со лба пот, высту- пивший от ходьбы. - Кончайте обедать и выйдем побродить. Я хочу побесе- довать с вами наедине. Мистер Тапмен подчинился высказанному желанию, а мистер Пиквик, осве- жившись солидной порцией эля, ждал, когда друг покончит с трапезой. Обед был быстро поглощен, и они вместе вышли из дому. В течение получаса видны были их фигуры, шагавшие взад и вперед по кладбищу, пока мистер Пиквик старался сломить решение своего приятеля. Бесполезно было бы повторять его аргументы, ибо какой язык может пере- дать ту энергию и силу, которую в них вдохнул великий человек, их поро- дивший? Надоело ли уже мистеру Тапмену уединение, или он не в силах был устоять перед красноречивым призывом, к нему обращенным, - значения не имеет, ибо в конце концов он не устоял. По его словам, ему мало дела до того, где он будет влачить жалкие ос- татки дней своих, но раз его друг придает такое значение участию его скромной особы в их скитаниях, то он готов скитаться бок о бок с ним. Мистер Пиквик улыбнулся; они обменялись рукопожатием и пошли назад, к своим спутникам. Вот тут-то мистер Пиквик и сделал то бессмертное открытие, которое останется навсегда предметом гордости для его друзей и зависти для архе- ологов всех стран. Они миновали дверь своей гостиницы и прошли дальше по деревенской улице, прежде чем успели себе отдать отчет в том, где они находятся. Когда они повернули назад, взгляд мистера Пиквика упал на не- большой обломок камня, до половины ушедший в землю, перед дверью коттед- жа. Он остановился. - Очень странно, - сказал мистер Пиквик. - Что странно? - осведомился мистер Тапмен, с любопытством разгляды- вая все ближайшие предметы, кроме того, о котором шла речь. - Ах, боже мой, что случилось? Это восклицание было вызвано крайним его удивлением при виде мистера Пиквика, который в восторге от сделанного им открытия бросился на колени перед небольшим камнем и начал смахивать с него пыль носовым платком. - Тут какая-то надпись, - сказал мистер Пиквик. - Неужели? - воскликнул мистер Тапмен. - Я различаю, - продолжал мистер Пиквик, изо всех сил продолжая те- реть камень и пристально рассматривая его сквозь очки, - я различаю крест и букву Б, а потом Т. Это очень важно, - добавил он, поднимаясь с колен. - Это какая-то древняя надпись, существовавшая, быть может, за- долго до того, как здесь были построены старинные богадельни. Ее нужно сохранить. Он постучал в дверь коттеджа. Вышел работник. - Друг мой, не знаете ли, как очутился здесь этот камень? - благоск- лонно осведомился мистер Пиквик. - Не знаю, сэр, - вежливо ответил работник, - он тут лежал, когда я еще на свет не родился, да и никого из нас еще здесь не было. Мистер Пиквик с торжеством посмотрел на своего спутника. - Вы... вы... вряд ли им дорожите, - дрожа от полпения, проговорил мистер Пиквик. - Не согласитесь ли вы его продать? - Да кто ж его купит? - спросил работник, и при ртом на лице его поя- вилось такое выражение, которое он считал, должно быть, лукавым. - Я сию же минуту дам вам за него десять шиллингов, - предложил мис- тер Пиквик, - если вы его немедленно выкопаете для меня. Легко себе представить изумление всей деревни, когда мистер Пиквик, не щадя сил (чтобы извлечь его на поверхность, достаточно было разок на- лечь на лопату), собственноручно перенес камень в гостиницу и, стара- тельно отмыв, положил на стол. Радость и восторг пиквикистов были безграничны, когда их терпение и настойчивость, отмывание и отскребывание увенчались успехом. Камень был шероховатый и с трещинами, а буквы нацарапаны криво и неровно, но часть надписи легко удалось разобрать; БИЛСТ + AM ПСЕГ О. Р. УКА Глаза у мистера Пиквика блестели от восхищения, когда он сидел и по- жирал глазами открытое им сокровище. Была достигнута желанная цель его честолюбивых стремлений. В том графстве, которое славилось обилием ос- татков старины, в той деревне, где еще существовали памятники далекого прошлого, он - он, президент Пиквикского клуба, - открыл странную и лю- бопытную надпись неоспоримой древности, совершенно ускользнувшую от вни- мания многих ученых, которым удалось побывать здесь до него. Он едва ве- рил своим глазам. - Это... Это заставляет меня принять решение, - сказал он. - Завтра же мы возвращаемся в Лондон. - Завтра! - воскликнули восхищенные ученики. - Завтра! - подтвердил мистер Пиквик. - Это сокровище должно быть не- медленно доставлено туда, где его тщательно исследуют и надлежащим обра- зом истолкуют. Есть у меня еще одно основание для принятого мною реше- ния. Через несколько дней в Итенсуиллском округе состоятся выборы в пар- ламент, агентом одного из кандидатов состоит мистер Перкер, джентльмен, с которым я на днях познакомился. Мы увидим во всех подробностях и изу- чим зрелище, столь интересное для каждого англичанина. - Верно! - с воодушевлением подхватили три друга. Мистер Пиквик оки- нул взглядом своих друзей. Привязанность и рвение учеников зажгли в его груди огонь Энтузиазма. Он был их вождь, и он чувствовал это. - Отпразднуем это счастливое событие за стаканом доброго вина, - ска- зал он. Его предложение, так же как и предыдущее, было встречено единодушными аплодисментами. Собственноручно положив драгоценный камень в маленький сосновый ящик, купленный специально для этой цели у хозяйки, мистер Пик- вик поместился в кресле во главе стола; и вечер был посвящен веселью и дружеской беседе. Был двенадцатый час - поздний час для деревушки Кобем, - когда мистер Пиквик удалился в приготовленную для него спальню. Он распахнул решетчатое окно и, поставив свечу на стол, отдался размышлени- ям о волнениях и суматохе последних двух дней. Время и место благоприятствовали созерцательности. Мистер Пиквик оч- нулся, когда на церковных часах пробило полночь. Торжественно прозвучал в его ушах первый удар, по, когда замер бой часов, тишина показалась не- выносимой; он почувствовал себя так, словно потерял друга. Нервы его бы- ли натянуты и возбуждены; торопливо раздевшись и поставив свечу на ка- мин, он улегся в постель. Всякий по опыту знает то неприятное душевное состояние, когда ощуще- ние физической усталости тщетно борется с бессонницей. В таком состоянии находился мистер Пиквик; он перевернулся сначала на один бок, потом - на другой; он упорно закрывал глаза, словно уговаривая себя заснуть. Это ни к чему не привело. Было ли тому виной непривычное физическое утомление, жара, грог или незнакомая постель, но только мысли его с мучительным упорством возвращались к мрачным картинам, развешанным внизу, и к свя- занным с ними старинным легендам, о которых в тот вечер шла речь. Прому- чившись с полчаса, он пришел к неутешительному заключению, что ему все равно не заснуть, поэтому он встал и надел кое-какие принадлежности туа- лета. "Все лучше, чем лежать и представлять себе всякие ужасы", - поду- мал он. Он выглянул в окно - было очень темно. Он прошелся по комнате и почувствовал себя очень одиноким. Несколько раз он прошел от двери до окна и от окна до двери, как вдруг вспомнил о рукописи священника. Это была блестящая мысль. Быть мо- жет, рукопись и не заинтересует его, но зато усыпит. Он достал ее из кармана и, придвинув столик к кровати, снял нагар со свечи, надел очки и приступил к чтению. Почерк был странный, а бумага покрыта пятнами. Проч- тя заглавие, он вздрогнул и невольно окинул внимательным взглядом комна- ту. Но, поразмыслив о том, как нелепо поддаваться таким чувствам, он снова снял нагар со свечи и стал читать следующее: "РУКОПИСЬ СУМАСШЕДШЕГО Да, сумасшедшего! Как поразило бы меня это слово несколько лет назад! Какой пробудило бы оно ужас, который, бывало, охватывал меня так, что кровь закипала в жилах, холодный пот крупными каплями покрывал кожу и от страха дрожали колени! А теперь оно мне нра- вится. Это прекрасное слово. Покажите мне монарха, чей нахмуренный лоб вызывает такой же страх, какой вызывает горящий взгляд сумасшедшего, мо- нарха, чья веревка и топор так же надежны, как когти безумца. Хо-хо! Ве- ликое дело - быть сумасшедшим! На тебя смотрят, как на дикого льва сквозь железную решетку, а ты скрежещешь зубами и воешь долгой тихой ночью под веселый Звон тяжелой цепи, и катаешься, и корчишься на соломе, опьяненный этой славной музыкой! Да здравствует сумасшедший дом! О, это чудесное место! Помню время, когда я боялся сойти с ума, когда, бывало, просыпался внезапно и падал на колени и молил избавить меня от проклятья, тяготев- шего над моим родом, когда бежал от веселья и счастья, чтобы спрятаться в каком-нибудь уединенном месте и проводить томительные часы, следя за развитием горячки, которая должна была пожрать мой мозг. Я знал, что бе- зумие смешано с самой кровью моей и проникло до мозга костей, знал, что одно поколение сошло в могилу, не тронутое этой страшной болезнью, а я - первый, в ком она должна возродиться. Я знал, что так должно быть, так бывало всегда, и так всегда будет, и когда я сидел в людной комнате, за- бившись в темный угол, и видел, как люди перешептываются, показывают на меня и посматривают в мою сторону, я знал, что они говорят друг другу о человеке, обреченном на сумасшествие, и, крадучись, я уходил и тосковал в одиночестве. Так жил я годы, долгие-долгие годы. Здесь ночи тоже бывают иногда длинными, очень длинными; но они - ничто по сравнению с теми беспокойны- ми ночами и страшными снами, какие снились мне в те годы. Я холодею, вспоминая о них. Большие темные фигуры с хитрыми, насмешливыми лицами прятались по всем углам комнаты, а по ночам склонялись над моей кро- ватью, толкая меня к безумию. Они нашептывали мне о том, что пол в ста- ром доме, где умер отец моего отца, запятнан его кровью, пролитой им са- мим в припадке буйного помешательства. Я затыкал пальцами уши, но голоса визжали в моей голове, их визг звенел в комнате, вопил о моем деде, - в поколении, предшествовавшем ему, безумие оставалось скрытым, но дед мое- го деда годы прожил с руками, прикованными к земле, дабы не мог он себя самого разорвать в клочья. Я знал, что они говорят правду, знал прекрас- но. Я это открыл много лет назад, хотя от меня пытались утаить истину. Ха-ха! Меня считали сумасшедшим, но я был слишком хитер для них. Наконец, оно пришло, и я не понимал, как мог я этого бояться. Теперь я свободно мог посещать людей, смеяться и шутить с лучшими из них. Я знал, что я сумасшедший, но они этого даже не подозревали. Как я восхи- щался самим собой, своими тонкими проделками, потешаясь над теми, кто, бывало, шушукался и косился на меня, когда я не был сумасшедшим, а только боялся, что когда-нибудь сойду с ума! А как весело я хохотал, когда оставался один и думал о том, как хорошо храню я свою тайну и как быстро отшатнулись бы от меня добрые мои друзья, узнай они истину! Обе- дая с каким-нибудь славным веселым малым, я готов был кричать от востор- га при мысли о том, как побледнел бы он и обратился в бегство, если бы узнал, что милый друг, сидевший подле него, натачивая сверкающий нож, был сумасшедшим, который имеет полную возможность да, пожалуй, и не прочь вонзить нож ему в сердце. О, это была веселая жизнь! Я разбогател, мне достались большие деньги, и я предался развлечени- ям, прелесть которых увеличивалась в тысячу раз благодаря моей тайне, столь искусно хранимой. Я унаследовал поместье. Правосудие - даже само правосудие с орлиным оком - было обмануто и в руки сумасшедшего отдало оспариваемое наследство. Где же была проницательность зорких и здраво- мыслящих людей? Где была сноровка юристов, ловко подмечающих малейший изъян? Хитрость сумасшедшего всех обманула. У меня были деньги. Как ухаживали за мной! Я тратил их расточительно. Как меня восхваляли! Как пресмыкались передо мной три гордых и властных брата! Да и старый, седовласый отец - какое внимание, какое уважение, какая преданная дружба, - о, он боготворил меня! У старика была дочь, у молодых людей - сестра, и все пятеро были бедны. Я был богат, и, женив- шись на девушке, я увидел торжествующую усмешку, осветившую лица ее неи- мущих родственников, когда они думали о своем прекрасно проведенном пла- не и доставшейся им награде. А ведь улыбаться-то должен был я. Улы- баться? Нет, хохотать и рвать на себе волосы и с радостными криками ка- таться по земле. Они и не подозревали, что выдали ее замуж за сумасшед- шего. Позвольте-ка... А если бы они знали, была ли бы она спасена? На одной чаше весов - счастье сестры, на другой - золото ее мужа. Легчайшая пу- шинка, которая улетает от моего дуновенья, - и славная цепь, которая те- перь украшает мое тело! Но в одном пункте я обманулся, несмотря на все мое лукавство. Не будь я сумасшедшим... ибо хотя мы, сумасшедшие, достаточно хитры, но иной раз становимся в тупик... не будь я сумасшедшим, я догадался бы, что девушка предпочла бы лежать холодной и недвижимой в мрачном, свинцовом гробу, чем войти в мой богатый, сверкающий дом невестой, которой все завидуют. Я знал бы, что ее сердце принадлежит другому - юноше

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования