Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
И мистер Снодграсс вынул изо рта сигару и энергически ударил кулаком по столу. - Вот это прекрасный довод, - объявил благодушный. - Довод, включающий положение, которое я отрицаю, - перебил субъект с грязной физиономией. - И ваше замечание также весьма справедливо, сэр, - сказал благодуш- ный. - За ваше здоровье, сэр! - воскликнул одноглазый торговый агент, одобрительно кивая мистеру Снодграссу. Мистер Снодграсс поблагодарил. - Всегда люблю послушать хорошие доводы, - сказал торговый агент, - убедительные, вроде вашего... очень поучительно. Ну, а этот маленький спор о женщинах напомнил мне одну историю, которую я слыхал от старика дяди. Вот потому-то я и заметил, что бывают на свете вещи почуднее жен- щин. - Хотел бы я услышать эту историю, - заметил краснолицый человек с сигарой. - Да ну? - лаконически отозвался агент, продолжая курить с большим увлечением. - Хотел бы и я послушать, - сказал мистер Тапмен, до сей поры не раскрывавший рта. Он всегда стремился расширить свой кругозор. - И вам, хотелось бы? Ну, в таком случае я расскажу. А впрочем, нет!.. Знаю, что вы все равно не поверите, - объявил человек с плутовс- ким глазом, сообщая Этому органу на сей раз еще более плутовское выраже- ние. - Конечно, поверю, раз вы говорите, что это правда, - возразил мистер Тапмен. - Ну-с, на таких условиях я начну рассказ, - ответил агент. - Слыхали вы когда-нибудь о крупной торговой фирме "Билсон и Слам"? А впрочем, не- важно, если и не слыхали, потому что они давненько уже ее прикрыли. Во- семьдесят лет прошло с тех пор, как приключилась эта история с агентом фирмы "Билсон и Слам", а был он закадычным другом моего дяди, и дядя рассказал всю историю мне. У нее странное название, но обыкновенно он ее называл: ПРИКЛЮЧЕНИЕ ТОРГОВОГО АГЕНТА и рассказывал ее примерно так: "Однажды зимним вечером, часов в пять, когда только-только начало смеркаться, на дороге, что тянется по песчаным холмам Мальборо в направ- лении к Бристолю, можно было увидеть человека в двуколке, понукавшего усталую лошадь. Я говорю - можно было увидеть, и не сомневаюсь, что его и увидали бы, случись здесь проходить кому-нибудь, кто не слеп; но пого- да была такая скверная, а вечер такой сырой и холодный, что на дороге не было ничего, кроме воды, и путник подвигался помаленьку вперед посредине дороги, одинокий и порядком приунывший. Если бы какой-нибудь торговый агент тех времен заметил маленькую ненадежную двуколку с кузовом цвета глины и красными колесами, а также злую, норовистую гнедую рысистую ко- былу, которая, казалось, происходила от лошади мясника и пони двухпенсо- вого почтальона, он сразу узнал бы в этом путнике не кого иного, как То- ма Смарта из крупной фирмы "Билсон и Сдам", Кейтетов-стрит, Сити. Но так как ни один торговый агент его не видел, то никто ничего об этом и не знал; и вот Том Смарт, его двуколка цвета глины, с красными колесами, и злая рысистая кобыла подвигались вместе вперед, храня про себя свою тай- ну; и никому никакой прибыли от этого не было. Даже на нашей скучной планете есть много мест получше, чем холмы Мальборо, когда там дует сильный ветер. А если вы сюда еще прибавите пасмурный зимний вечер, грязную мокрую дорогу и проливной дождь да еще испытаете их действие на собственной персоне, вы оцените глубокий смысл этого замечания. Ветер дул не в лицо и не в спину, - хотя и это не особенно приятно, - а как раз поперек дороги, так что дождь лил струями, косыми, как линей- ки, которые проводят в школьных тетрадках, чтобы мальчики хорошо писали косым почерком. На секунду ветер стихал, и путник начинал обольщаться надеждой, что ураган, истощив запас злости, прилег на отдых, как вдруг - Ууу - вдали раздавался вой и свист, и ветер мчался над вершинами холмов, рыскал по равнине и, напрягая все силы по мере своего приближения, в бурном порыве обрушивался на лошадь и человека, забивал им в уши острые струи дождя и пронизывал до костей своим холодным, сырым дыханием. Поки- нув их, он уносился далекодалеко, с оглушительным ревом, словно высмеи- вая их слабость и упиваясь сознанием своей силы и могущества. Гнедая кобыла, опустив уши, шлепала по воде и по грязи, изредка пот- ряхивая головой, точно она возмущалась этим неджентльменским поведением стихий, однако не замедляла шага, пока порыв ветра, своим бешенством превосходивший все прежние атаки, не заставил ее вдруг остановиться и твердо упереться всеми четырьмя ногами в землю, чтобы ее не сдуло вет- ром. И это счастье, что она так поступила, ибо злая кобыла была такой легкой, двуколка была такой легкой да и Том Смарт был такого легкого ве- са, что, если бы ветер сдул ее, им всем вместе неизбежно пришлось бы ка- титься и катиться, пока они не достигнут края земли или ветер не стих- нет; и в том и в другом случае весьма вероятно, что Злая кобыла, двукол- ка цвета глины, с красными колесами, и Том Смарт оказались бы в дальней- шем непригодными к работе. - Черт бы побрал мои штрипки и баки! - говорит Том Смарт (у Тома была прескверная привычка ругаться). - Черт бы побрал мои штрипки и баки, - говорит Том, - если кому-нибудь эта погода приятна, черт бы ее поддувал! Вероятно, вы меня спросите, почему Том Смарт, которого и так уже чуть было не сдуло, изъявил желание еще раз подвергнуться той же процедуре. На это я ответить не могу, знаю только, что так выразился Том Смарт, - по крайней мере дяде моему он всегда рассказывал, что выразился точь-в-точь так, стало быть, так оно есть. - Черт бы ее поддувал! - говорит Том Смарт, и кобыла заржала, как будто и она была точно такого же мнения. - Бодрей, старушка! - сказал Том, поглаживая кнутом шею гнедой кобы- лы. - Так мы далеко не уедем в такую погодку. Только бы нам до како- го-нибудь дома добраться, там мы и остановимся, а потому, чем быстрее ты пойдешь, тем скорее это кончится. Ну-ну, старушка, поживей... поживей! Умела ли злая кобыла, хорошо знавшая голос Тома, угадывать его мысли по интонации, или она убедилась, что стоять на месте холоднее, чем дви- гаться, на Это я, конечно, не могу ответить. Но вот что мне известно: не успел Том выговорить последнее слово, как она навострила уши и понеслась с такой быстротой и помчала двуколку цвета глины с таким грохотом, что, казалось, красные спицы колес все до единой разлетятся по траве, покры- вавшей холмы Мальборо; и даже Том - уж на что был кучер! - не мог ее ос- тановить или придержать, пока она по собственному желанию не останови- лась перед гостиницей, справа от дороги, на расстоянии около четверти мили от того места, где кончаются холмы. Том бросил вожжи конюху, сунул кнут в козлы и быстро окинул взглядом верхние окна дома. Это был своеоб- разный старый дом, сложенный из каких-то камней, между которыми были вставлены перекрещивавшиеся балки, с выступавшими фронтонами над окнами, с низкой дверью под темным навесом и с двумя крутыми ступенями, ведущими вниз, вместо той полдюжины низких ступенек, которые в домах нового фасо- на ведут вверх. Впрочем, дом казался уютным: в окно буфетной был виден яркий приветливый свет, блестящая полоса которого пересекала дорогу и освещала даже живую изгородь по другую сторону ее; в окне напротив вид- нелся красный мерцающий свет, который то угасал, то вспыхивал ярко, про- бираясь сквозь спущенные занавески и свидетельствуя о том, что в камине пылает огонь. От глаз опытного путешественника не ускользнули эти мело- чи, и Том выскочил из двуколки с быстротой, на какую только были способ- ны его окоченевшие ноги, и вошел в дом. Пяти минут не прошло, как он уже расположился в комнате напротив бу- фетной - в той самой комнате, где воображение еще раньше нарисовало ему пылающий камин, - и сидел перед подлинным, осязаемым буйным огнем, в ко- торый был брошен чуть ли не бушель угля и такое количество хвороста, что его хватило бы на несколько приличных кустов крыжовника, - хвороста, на- громожденного чуть ли не до каминной трубы, где огонь гудел и трещал так, что от одних звуков должно было согреться сердце у всякого разумно- го человека. Было очень уютно, но это еще не все: кокетливо одетая де- вушка с блестящими глазками и изящными ножками покрывала стол очень чис- той белой скатертью; а так как Том сидел, положив ноги в туфлях на ка- минную решетку, спиною к открытой двери, ни видел в зеркале над камином чарующую перспективу буфетной, где в самом соблазнительном и аппетитном порядке стояли на полках ряды зеленых бутылок с золотыми ярлыками, банок с пикулями и вареньем, сыров, вареных окороков и ростбифов. Это также было уютно, но и это еще не все: в буфетной за самым изящным столиком, придвинутым к самому яркому камельку, пила чай полная и красивая вдовуш- ка лет сорока восьми или в этом роде, с лицом таким же уютным, как бу- фетная, - несомненно хозяйка заведения и верховная правительница всех этих приятных владений. Однако только темное пятно портило очарова- тельную картину, и этим пятном был рослый мужчина - очень рослый, в ко- ричневом сюртуке с блестящими узорчатыми металлическими пуговицами, муж- чина с черными баками и черными волнистыми волосами, распивавший чай вместе с вдовою и, как всякий мало-мальски проницательный наблюдатель мог догадаться, довольно успешно склонявший вдову перестать быть вдовою и даровать ему право усесться в буфетной на весь остаток его земного бы- тия. Том Смарт отнюдь не отличался раздражительным или завистливым нравом, но бог весть почему этот рослый мужчина в коричневом сюртуке с блестящи- ми узорчатыми металлическими пуговицами взбудоражил тот небольшой запас желчи, какой входил в его состав, и привел Тома Смарта в крайнее негодо- вание, в особенности когда он со своего места перед зеркалом время от времени замечал, что между рослым мужчиною и вдовою совершается обмен фамильярными любезностями, позволявшими предполагать, что расположение вдовы к нему отличается такими же размерами, как и его рост. Том любил горячий пунш - я даже могу сказать, что он очень любил горячий пунш, - и вот, позаботившись о том, чтобы норовистая кобыла получила хороший корм и стойло, и оказав честь превосходному маленькому обеду, который вдова подала ему собственноручно, Том потребовал стакан пунша для пробы. Ну, а если было что-нибудь во всей области кулинарного искусства, что вдова умела приготовлять лучше всего прочего, то это был именно названный на- питок; первый стакан так пришелся по вкусу Тому Смарту, что он, не теряя времени, потребовал второй. Горячий пунш - приятный напиток, джентльме- ны, весьма приятный напиток при любых обстоятельствах, а в этой уютной старой гостиной, перед огнем, гудевшим в камине, когда ветер снаружи дул с такой силой, что трещали балки старого дома, Том Смарт нашел его поис- тине восхитительным. Он потребовал еще стакан, а затем еще, - кто его знает, не потребовал ли он после этого еще один, - но чем больше он пил горячего пунша, тем больше думал о рослом мужчине. - Черт бы его побрал, этого нахала! - сказал самому себе Том. - Что ему тут делать в этой уютной буфетной? Ну, и подлая же у него рожа! Будь у вдовы больше вкуса, она могла бы подцепить кого-нибудь получше. Тут Том перевел глаза от зеркального стекла над камином к стеклянному стакану на столе; а так как он тем временем расчувствовался, то и осушил четвертый стакан пунша и потребовал пятый. Том Смарт, джентльмены, тяготел к тому, чтобы быть на виду. Давненько уже мечтал он расположиться за своей собственной стойкой, в зеленом сюр- туке, коротких полосатых штанах и сапогах с отворотами. У него была большая склонность председательствовать за веселым обедом, и он часто думал о том, как отличился бы он За разговором в своем собственном трак- тире и какой блестящий пример мог бы подать своим клиентам по части вы- пивки. Все эти мысли проносились в голове Тома, когда он сидел у гудяще- го камина, попивая горячий пунш, и он почувствовал весьма справедливое и уместное негодование по поводу того, что у рослого мужчины все шансы завладеть таким прекрасным заведением, тогда как он, Том Смарт, был так далек от этого. Наконец, рассмотрев за двумя последними стаканами вопрос о том, нет ли у него полного основания затеять ссору с рослым мужчиной, ухитрившимся снискать расположение полной и красивой вдовы. Том Смарт пришел к приятному заключению, что он - несчастный, всеми обиженный че- ловек и лучше всего ему лечь спать. Кокетливая девушка повела Тома наверх по широкой старинной лестнице, по пути заслоняя рукою свечу от сквозного ветра, который мог бы, и не задувая свечи, найти себе место для прогулок в этом старом доме, где можно было заблудиться. Но он все-таки не задул, и этим воспользовались враги Тома, утверждая, будто свечу задул не ветер, а Том, и будто, когда он делал вид, что хочет ее зажечь, он на самом деле целовал девушку. Как бы ни было, новый свет был возжен, и Тома препроводили по лабиринту ком- нат и коридоров в помещение, приготовленное для его особы; девушка, по- желав ему спокойной ночи, удалилась. Это была хорошая, просторная комната с большими стенными шкафами, кроватью, которая могла служить ложем для целого пансиона, и - стоит ли упоминать? - еще с двумя дубовыми шкафами, в которых поместился бы обоз маленькой армии. Но больше всего воображение Тома было потрясено стран- ным, мрачного вида креслом с высокой спинкой, самой фантастической резьбой, с подушкой, обитой розовой материей с разводами; ножки его за- канчивались круглыми шишками, старательно обернутыми красной шерстяной материей, словно Это были пальцы, пораженные подагрой. Про всякое другое необычное кресло Том подумал бы только: "Какое чудное кресло", - и делу конец, но в этом исключительном кресле было что-то - хотя он не мог бы сказать, что именно, - столь странное и столь непохожее на все другие предметы меблировки, которые он когда-либо видел, что оно, казалось, за- чаровывало его. Он сел у камина и около получаса пялил глаза на старое кресло. Черт бы его побрал, это кресло! Такое это было старое чудовище, что он не мог глаз от него оторвать. - Ну, - сказал Том, медленно раздеваясь и ни на минуту не спуская глаз со старого кресла, которое с таинственным видом стояло у кровати, - сколько живу на свете, не видывал такой диковинной штуки! Очень странно, - продолжал Том, рассудительность которого возросла от пунша, - очень странно! Том глубокомысленно покачал головой и снова взглянул на кресло. Впро- чем, он так ничего и не мог понять, а потому улегся в постель, укрылся потеплее и заснул. Через полчаса Том вздрогнул и проснулся - ему привиделся нелепый сон: рослые мужчины и стаканы с пуншем; первое, что представилось его бодрствующему сознанию, было удивительное кресло. - Не буду больше на него смотреть, - сказал Том, Зажмурился и стал себя убеждать, что опять засыпает. Не тут-то было: диковинные кресла плясали перед его глазами, брыкались, перепрыгивали друг через друга и всячески дурачились. - Лучше уж смотреть на одно настоящее кресло, чем на несколько дюжин фальшивых, - сказал Том, высовывая голову из-под одеяла. Оно стояло на месте; при свете камина можно было ясно различить его вызывающий вид. Том пристально рассматривал кресло, и вдруг на его глазах с ним прои- зошло изумительное превращение. Резьба на спинке постепенно приняла очертания и выражение старого, сморщенного человеческого лица, подушка, обитая розовой материей, стала старинным жилетом с отворотами, круглые шишки разрослись в пару ног, обутых в красные суконные туфли, и все кресло превратилось в подбоченив- шегося, очень безобразного старика, джентльмена прошлого века. Том усел- ся в постели и протер глаза, чтобы избавиться от наваждения. Но не тут-то было! Кресло стало безобразным старым джентльменом, и - мало того - сей джентльмен подмигивал Тому Смарту. Том по природе своей был парень вспыльчивый и беззаботный, а к тому же выпил пять стаканов горячего пунша, поэтому хотя он и струхнул, одна- ко же начал сердиться, заметив, что старый джентльмен с таким бесстыдным видом подмигивает ему и строит глазки. Наконец, он решил, что больше этого не потерпит; а так как старая рожа продолжала настойчиво подмиги- вать, Том сердитым голосом спросил: - Какого черта вы мне подмигиваете? - Мне это доставляет удовольствие, Том Смарт, - ответило кресло или старый джентльмен (называйте как хотите). Впрочем, услышав голос Тома, он перестал подмигивать и начал скалить зубы, как престарелая обезьяна. - Откуда вы знаете мое имя, старая образина? - спросил Том Смарт, несколько озадаченный, но делая вид, будто это ему нипочем. - Ну-ну, Том! - сказал старик. - Так не разговаривают с солидным красным деревом из Испании. Будь я обшит простой фанерой, вы не могли бы хуже со мной обращаться! При этом у старого джентльмена был такой грозный вид, что Том стру- сил. - У меня и в мыслях не было оскорблять вас, сэр, - сказал Том куда смирнее, чем говорил вначале. - Ладно, ладно, - отозвался старик, - быть может, и так... быть мо- жет, и так. Том... - Сэр? - Я все о вас знаю, Том... все. Вы бедны, Том. - Да, что и говорить, - согласился Том. - Но откуда вы это знаете? - Неважно, - сказал старый джентльмен. - Вы слишком любите пунш. Том. Том Смарт хотел было сообщить, что даже и капли не отведал с прошло- годнего дня рождения, но, когда встретился глазами со старым джентльме- ном, у того был такой проницательный вид, что Том вспыхнул и промолчал. - Том, - продолжал старый джентльмен, - а ведь вдова-то красивая жен- щина... на редкость красивая женщина, а, Том? Тут старик закатил глаза к небу, дрыгнул худенькой ножкой и скроил такую противную влюбленную мину; что Том возмутился его легкомысленным поведением... в таком преклонном возрасте! - Я - ее опекун, Том, - сказал старый джентльмен. - Вот как! - отозвался Том Смарт. - Я знал ее мать, Том, - сказал старик, - и бабушку. Она меня очень любила, Том... сшила мне этот жилет. - Вот как! - отозвался Том Смарт. - И эти туфли, - добавил старикашка, приподнимая одну из красных су- конных обмоток. - Но вы и не заикайтесь об этом, Том. Не хочется мне, чтобы всем стало известно, как она была ко мне привязана. Это может выз- вать недоразумения в семье. У старого плута был такой нахальный вид, что Том Смарт готов был усесться на него без всяких угрызении совести, о чем он сам заявлял впоследствии. - Было время, когда я имел большой успех у женщин, Том, - продолжал старый распутник, - сотни красивых женщин часами сиживали у меня на ко- ленях. Что вы на это скажете, бездельник, а? Старый джентльмен собирался рассказать о своих похождениях в дни юности, но тут напал на него такой мучительный приступ потрескиванья, что он не в силах был продолжать. "Поделом тебе, старый хрыч", - подумал Том Смарт, но ни словечка не проронил. - Ах! - снова начал старик. - Теперь я частенько этим страдаю. Я ста- рею, Том, я разваливаюсь, можно сказать, на части. И вдобавок я перенес операцию - мне вставили какой-то кусочек в спину. Это было суровое испы- тание, Том. - Охотно верю, сэр, - отозвался Том Смарт. - А впрочем, это к делу не относится, - заметил старый джентльмен. - Том! Я хочу, чтобы вы женились на вдове. - Я, сэр? - сказал Том. - Вы, - подтвердил старик. - Бог да благословит ваши почтенные седины! - сказал Том (у старика еще сохранились пучки конского волоса). - Бог да благословит ваши поч- тенные седины, но она меня не захочет. И Том невольно вздохнул, вспомнив о буфетн

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования