Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
адобности взоб- раться с этой стороны на кровать или слезть с нее. Тщательно задвинув занавески кровати с наружной стороны, мистер Пиквик уселся на стул с плетеным сиденьем и не спеша снял башмаки и гетры. Затем он снял и сло- жил фрак, жилет и галстук, и, медленно напялив ночной колпак с кисточ- кой, укрепил его на голове, завязав под подбородком тесемки, которые у него всегда были пришиты к этой принадлежности туалета. И в этот момент он вдруг представил себе всю нелепость своего недавнего блуждания. Отки- нувшись на спинку стула с плетеным сиденьем, мистер Пиквик засмеялся так искренне, что для всякого здравомыслящего человека было бы истинным нас- лаждением созерцать улыбки, расцветавшие на приветливой физиономии мис- тера Пиквика и сиявшие из-под ночного колпака. "Это самая смешная вещь, - говорил самому себе мистер Пиквик, улыба- ясь так, что тесемки ночного колпака могли лопнуть, - это самая смешная вещь, о какой я слышал, - заблудиться в гостинице и скитаться по лестни- цам. Забавно, забавно, очень забавно!" Мистер Пиквик улыбнулся еще более широкой улыбкой и в наилучшем рас- положении духа хотел вновь приступить к процедуре раздевания, как вдруг его остановила весьма неожиданная помеха, а именно появление в комнате какой-то особы со свечой в руке, которая, заперев дверь, подошла к туа- летному столику и поставила на него свечу. Улыбка, игравшая на лице мистера Пиквика, мгновенно уступила место выражению безграничного изумления и недоумения. Кто-то вошел так внезап- но и так бесшумно, что у мистера Пиквика не было времени окликнуть его или помешать ему войти. Кто бы это мог быть? Грабитель? Какой-нибудь злоумышленник, который видел, быть может, как он поднимался по лестнице, держа в руке красивые часы? Что же ему теперь оставалось делать? Единственное, что мог сделать мистер Пиквик, чтобы взглянуть на та- инственного посетителя, не подвергая себя опасности быть замеченным, это взобраться на кровать и выглянуть в просвет между занавесками с противо- положной стороны. К этому маневру он и прибег. Осторожно придерживая ру- кой занавески так, что ничего не было видно, кроме его головы и ночного колпака, мистер Пиквик, надев очки, собрался с духом и выглянул. От ужаса и смущения он едва не лишился чувств. Перед зеркалом стояла леди средних лет в желтых папильотках и старательно расчесывала волосы. Каким бы образом ни очутилась в комнате ничего не ведающая леди средних лет, было ясно, что она рассчитывала остаться Здесь, ибо принесла трост- никовую свечу с экраном, каковую, принимая похвальные меры предосторож- ности против пожара, поместила в таз на полу, где она и мерцала, словно гигантский маяк на удивительно маленьком водном пространстве. "Господи помилуй! - подумал мистер Пиквик. - Какое ужасное положе- ние!" - Кхе! - кашлянула леди, и мистер Пиквик с быстротой автомата втянул голову. "Никогда я не бывал в таком безвыходном положении, - подумал бедный мистер Пиквик; капли холодного пота выступили на его ночном колпаке. - Никогда! Это ужасно!" Но слишком велико было желание видеть, что происходит в комнате. И голова мистера Пиквика высунулась снова. Положение ухудшилось. Леди средних лет привела в порядок волосы, заботливо прикрыла их муслиновым чепчиком с маленькой сборчатой каймой и задумчиво смотрела на огонь. "Положение становится угрожающим, - рассуждал сам с собой мистер Пик- вик. - Я не могу допустить дальнейшего развития этой истории. Самообла- дание этой леди ясно указывает, что, должно быть, я попал не в ту комна- ту. Если я крикну, она поднимет на ноги весь дом, но если я останусь здесь, последствия окажутся еще более устрашающими". Нет надобности упоминать о том, что мистер Пиквик был одним из скром- нейших и деликатнейших людей. Одна мысль предстать в ночном колпаке перед леди подействовала на не- го ошеломляюще; но он завязал узлом эти проклятые тесемки и, несмотря на все усилия, не мог спять колпак. Следовало дать знать о своем при- сутствии. Для этого был только один способ. Он спрятался за занавеску и издал очень громкий звук: - Кхе-хм! В том, что леди вздрогнула, услышав этот неожиданный звук, нельзя бы- ло сомневаться, ибо она попятилась в не освещенный ночником угол комна- ты; в том, что она убедила себя, будто это ей почудилось, тоже нельзя было сомневаться, ибо, когда мистер Пиквик подумал, не упала ли она от испуга в обморок, и осмелился выглянуть еще раз, она по-прежнему задум- чиво смотрела в огонь. "В высшей степени необычайная женщина", - подумал мистер Пиквик, сно- ва исчезая за занавеской. - Кхе-хм! На сей раз звуки, - напоминающие те, коим, как сообщают нам легенды, свирепый великан Бландербор давал сигнал накрывать на стол, - были слиш- ком отчетливы, чтобы можно было снова принять их за игру воображения. - Боже мой! - воскликнула леди средних лет. - Что рто? - Это... это... только джентльмен, сударыня, - сказал мистер Пиквик из-за занавески. - Джентльмен! - с ужасом взвизгнула леди. "Все кончено!" - подумал мистер Пиквик. - Чужой мужчина! - возопила леди. Еще секунда - и весь дом всполошится. Ее юбки зашуршали, когда она метнулась к двери. - Сударыня! - сказал мистер Пиквик, в порыве отчаяния высовывая голо- ву. - Сударыня! Хотя мистер Пиквик не преследовал никакой определенной цели, высовы- вая голову, однако это немедленно произвело благоприятный эффект. Леди, как мы уже заявили, находилась у двери. Ей стоило только переступить по- рог, чтобы выйти на лестницу, и совершенно несомненно, что в этот момент она бы это сделала, если бы внезапно появившийся ночной колпак мистера Пиквика не отогнал ее в самый дальний угол комнаты, где она и останови- лась, дико взирая на мистера Пиквика, в то время как мистер Пиквик в свою очередь дико взирал на нее. - Негодный! - сказала леди, закрывая лицо руками. - Что вам здесь нужно? - Ничего, сударыня! Решительно ничего, сударыня, - с жаром ответил мистер Пиквик. - Ничего! - повторила леди, поднимая взор. - Ничего, сударыня, клянусь честью! - сказал мистер Пиквик, так энер- гически мотая головой, что кисточка ночного колпака пустилась в пляс. - Сударыня, я готов провалиться сквозь землю от смущения, потому что при- нужден разговаривать с леди, не снимая ночного колпака (тут леди поспеш- но сорвала свой), но я не могу его снять, сударыня (при этом мистер Пик- вик дернул его изо всех сил в подтверждение своих слов). Теперь мне яс- но, сударыня, что я по ошибке принял эту спальню за свою. Я не провел здесь и пяти минут, сударыня, когда вы внезапно вошли. - Если эта невероятная история действительно правдива, сэр, - сказала леди, громко всхлипывая, - вы немедленно удалитесь. - Удаляюсь, сударыня, с величайшим удовольствием, - ответил мистер Пиквик. - Немедленно, сэр, - сказала леди. - Конечно, сударыня! - поспешно согласился мистер Пиквик. - Конечно, сударыня! Я... я очень сожалею, сударыня, - продолжал мистер Пиквик, по- являясь из-за кровати, - что помимо своей воли был виновником этой тре- воги и волнения, глубоко сожалею, сударыня. Леди указала на дверь. Одна из превосходных черт характера мистера Пиквика великолепно проявилась в этот момент при крайне тяжелых обстоя- тельствах. Хотя впопыхах он надел шляпу поверх ночного колпака, на манер ночного сторожа былых времен, хотя башмаки и гетры он держал в руке, а фрак и жилет перебросил через руку, - ничто не могло сломить его природ- ную вежливость. - Я чрезвычайно сожалею, сударыня, - сказал мистер Пиквик, низко кла- няясь. - В таком случае вы немедленно удалитесь из этой комнаты, - сказала леди. - Немедленно, сударыня, сию секунду, сударыня, - сказал мистер Пик- вик, открывая дверь и с шумом роняя башмаки. - Надеюсь, сударыня, - продолжал мистер Пиквик, подбирая башмаки и поворачиваясь, чтобы еще раз поклониться, - надеюсь, сударыня, что моя безупречная репутация и глубочайшее уважение, какое я питаю к вашему по- лу, послужат некоторым оправданием этого... Но, раньше чем мистер Пиквик успел закончить фразу, леди вытолкнула его в коридор и заперла за ним дверь на ключ и на задвижку. Какие бы ни были у мистера Пиквика основания поздравлять себя с таким мирным разрешением трудного дела, его положение в настоящий момент было отнюдь не Завидное. Он находился один в коридоре незнакомого дома, среди ночи, полуодетый; нечего было и думать, что в полной темноте ему удастся отыскать комнату, которую он никак не мог найти со свечой; а при малей- шем шуме во время своих бесплодных поисков он подвергался опасности, что какой-нибудь страдающий бессонницей обитатель гостиницы выстрелит в него и, быть может, убьет. У него был только один выход: остаться на месте и ждать рассвета. Поэтому, пройдя ощупью несколько шагов по коридору и, к великому ужасу, задев при этом ногой За несколько пар сапог, мистер Пик- вик присел в маленькой нише, чтобы ждать утра со всем философским терпе- нием, на какое был способен. Однако ему не суждено было подвергнуться еще и Этому испытанию, ибо он недолго пребывал в своем убежище: к невыразимому его ужасу в конце коридора появился человек со свечой в руке. Его ужас вдруг уступил место радости, когда он распознал фигуру своего верного слуги. Действительно, это был мистер Сэмюел Уэллер, который не спал до столь позднего часа, беседуя с коридорным, бодрствовавшим в ожидании почты, и только теперь направлялся на покой. - Сэм! - сказал мистер Пиквик, внезапно появляясь перед ним. - Где моя спальня? Мистер Уэллер с красноречивым изумлением воззрился на своего хозяина, и вопрос был повторен трижды, раньше чем он повернулся и пошел по нап- равлению к долго разыскиваемой комнате. - Сэм, - сказал мистер Пиквик, когда улегся в постель, - этой ночью я совершил одну из самых удивительных ошибок. - Очень может быть, сэр, - сухо ответил мистер Уэллер. - Но вот что я решил, Сэм, - продолжал мистер Пиквик: - если бы мне пришлось прожить в этом доме полгода, я не рискнул бы ходить здесь один. - Это самое благоразумное решение, к какому только вы могли прийти, сэр, - отозвался мистер Уэллер. - Нужно, чтобы за вами кто-нибудь прис- матривал, сэр, когда ваша голова отправляется делать визиты. - Что вы хотите этим сказать, Сэм? - спросил мистер Пиквик. Он приподнялся на кровати и вытянул руку, словно хотел еще что-то до- бавить, но вдруг запнулся, повернулся на другой бок и пожелал своему ка- мердинеру "спокойной ночи". - Спокойной ночи, сэр, - ответил мистер Уэллер. Выйдя за дверь, он приостановился, покачал головой, сделал несколько шагов, остановился, снял нагар со свечи, снова покачал головой и, нако- нец, пошел не спеша в свою комнату, по-видимому погруженный в глубочай- шие размышления. ГЛАВА XXIII, о которой мистер Сэмюел Уэллер направляет свою энергию на борьбу с мистером Троттером, чтобы добиться реванша В ранний час того самого утра, которому предшествовало приключение мистера Пиквика с леди средних лет в желтых папильотках, в маленькой комнате по соседству с конюшнями восседал мистер Уэллер-старший, гото- вясь к обратному путешествию в Лондон. Он сидел в самой заманчивой для живописца позе. Весьма возможно, что в какой-нибудь ранний период его жизненной карьеры профиль мистера Уэллера был очерчен смело и определенно. Однако его лицо расплылось благодаря хорошему питанию и замечательной склоннос- ти мириться с обстоятельствами, и смелые мясистые контуры щек вышли так далеко за пределы, первоначально им предназначенные, что трудно было различить чтонибудь, кроме кончика багрового носа. Подбородок, по той же причине, обрел степенную и внушительную форму, которую обычно обознача- ют, приставляя слово "двойной" к названию этой выразительной части лица; а цвет лица представлял то своеобразное пестрое сочетание оттенков, ка- кое можно увидеть только на лицах джентльменов его профессии и на недо- жаренном ростбифе. Шея была у него обмотана малиновым дорожным шарфом, который столь неприметно сливался с подбородком, что трудно было отли- чить складки одного от складок другого. Поверх Этого шарфа на нем был длинный жилет с широкими розовыми полосами, а поверх жилета широкий зе- леный кафтан, декорированный большими медными пуговицами, из коих две, украшавшие талию, отстояли так далеко друг от друга, что никто никогда не видел обе эти пуговицы одновременно. Волосы, короткие, гладкие и чер- ные, едва виднелись из-под пространных полей коричневой шляпы с низкой тульей. Ноги были упакованы в короткие вельветовые штаны и сапоги с цветными отворотами; медная часовая цепочка, заканчивающаяся печаткой и ключом тоже из меди, болталась у весьма обширного пояса. Мы сказали, что мистер Уэллер был занят приготовлениями к обратному путешествию в Лондон, - и действительно, он подкреплялся. Перед ним на столе стояла кружка эля, лежал кусок холодного мяса и весьма почтенного вида каравай хлеба, между которыми он распределял свою благосклонность по очереди, с самым суровым беспристрастием. Он только что отрезал со- лидный ломоть хлеба, когда шаги человека, входящего в комнату, заставили его поднять голову, и он увидел своего сына. - Доброго утра! - сказал отец. Сын вместо ответа подошел к кружке с элем и, многозначительно кивнув головой родителю, хлебнул. - Прекрасно умеешь присасываться, Сэмми, - заметил мистер Уэл- лер-старший, заглядывая в кружку, когда его первенец поставил ее на стол, осушив до половины. - Из тебя получилась бы на редкость способная устрица, Сэмми, если бы ты родился на этом жизненном посту. - Да, пожалуй, мне бы удалось иметь приличный доход, - ответил Сэм, принимаясь с немалым рвением за холодную говядину. - Мне очень грустно, Сэмми, - сказал старший мистер Уэллер, взбалты- вая эль, прежде чем пить его, - мне очень грустно, Сэмми, слышать из твоих уст, что ты дал себя одурачить этой-вот шелковице. До позавчераш- него дня я думал, что кличка "одураченный" никогда не прилипнет к Велле- ру... никогда не прилипнет! - Никогда, за исключением, конечно, случая со вдовой, - сказал Сэм. - Вдовы, Сэмми, - отозвался мистер Уэллер, слегка меняясь в лице, - вдовы - это исключения из любого правила. Я когда-то слыхал, сколько нужно обыкновенных женщин, чтобы так обойти человека, как обойдет одна вдова. Кажется, двадцать пять, но я хорошенько не знаю, может быть больше. - Этого достаточно, - сказал Сэм. - Вдобавок, - продолжал мистер Уэллер, не обращая внимания на то, что его прервали, - это совсем другое дело. Ты знаешь, Сэмми, что сказал за- конник, защищавший джентльмена, который колотил жену кочергой, когда бы- вал навеселе. "А в конце концов, милорд, - сказал он, - это любовная слабость". То же самое говорю я о вдовах, Сэмми, и то же скажешь ты, когда доживешь до моих лет. - Знаю, мне бы следовало смотреть в оба, - сказал Сэм. - Следовало смотреть в оба! - повторил мистер Уэллер, ударяя кулаком по столу. - Следовало смотреть в оба! Да, я знаю одного юнца, который и на половину и на четверть не был так хорошо воспитан, как ты, - не ноче- вал на рынках по полгода, - так он не дал бы одурачить себя таким мане- ром, не дал бы, Сэмми. В смятении чувств, вызванном этими мучительными размышлениями, мистер Уэллер позвонил в колокольчик и потребовал дополнительную пинту эля. - Ну, что толку говорить об этом, - отозвался Сэм. - Дело сделано, и его не исправить, и это единственное утешение, как говорят в Турции, когда отрубят голову не тому, кому следует. Теперь мой ход, папаша, и как только я заполучу этого Троттера, я сделаю хороший ход. - Надеюсь, Сэмми, надеюсь, - ответил мистер Уэллер. - За твое здо- ровье, Сэмми, и постарайся поскорее смыть позор, которым ты запятнал на- шу фамилию, В ознаменование этого тоста мистер Уэллер осушил одним духом по крайней мере две трети только что поданной пинты и передал ее сыну, дабы покончить с остатками, что тот немедленно и исполнил. - А теперь, Сэмми, - продолжал мистер Уэллер, взглядывая на большие серебряные часы, висевшие на медной цепочке, - теперь пора мне в контору - получить список пассажиров и посмотреть, как заряжают карету, потому что карета, Сэмми, что пушка, - заряжать их нужно с большой осторож- ностью, прежде чем пустить в ход. На эту родительскую и профессиональную шутку мистер Уэллер-младший ответил сыновней улыбкой. Его уважаемый ро- дитель продолжал торжественным тоном: - Я покидаю тебя, Сэмивел, сын мой, и неизвестно, когда я увижу тебя снова. Твоя мачеха может оказаться мне не под силу, или мало ли что мо- жет случиться к тому времени, когда ты опять услышишь о знаменитом мис- тере Веллере из "Прекрасной Дикарки". Честь нашей фамилии Зависит во многом от тебя, Сэмивел, и, надеюсь, ты не ударишь в грязь лицом. Во всяких мелочах касательно хорошего воспитания я знаю, что могу поло- житься на тебя, как на самого себя. Стало быть, мне остается дать тебе только один маленький совет: если тебе когда-нибудь перевалит за пятьде- сят и ты почувствуешь расположение жениться на ком-нибудь - все равно на ком, Запрись в своей комнате, если она у тебя будет, и отравись не меш- кая. Повеситься - пошлое дело, и потому ты Этим делом не занимайся. От- равись, Сэмивел, мой мальчик, отравись, и впоследствии ты об этом не по- жалеешь! Произнеся эту трогательную речь, мистер Уэллер посмотрел прис- тально на сына, медленно повернулся на каблуках и скрылся из виду. Погруженный в задумчивость, которая была вызвана Этими словами, мис- тер Сэмюел Уэллер, расставшись с отцом, вышел из "Большого Белого Коня" и, направив свои стопы к церкви Сент Клемента, постарался рассеять свою меланхолию прогулкой по прилегающим к церкви древним местам. Он слонялся в течение некоторого времени, пока не очутился в уединенном месте, напо- минавшем двор почтенного вида, из которого, как он обнаружил, можно было выйти только тем путем, каким он туда проник. Он собирался было уже по- вернуть назад, как вдруг был прикован к месту внезапным явлением; к опи- санию природы и характера этого явления мы непосредственно и переходим. Мистер Сэмюел Уэллер взирал вверх на старые красные кирпичные дома, изредка, в глубокой рассеянности, делая глазки какой-нибудь цветущей служанке, когда та поднимала штору или открывала окно спальни, как вдруг зеленая садовая калитка в конце двора распахнулась и из нее вышел чело- век, который весьма старательно закрыл се за собой и быстро направился к тому самому месту, где стоял мистер Уэллер. В сущности, если рассматривать этот факт, обособленный и без связи с какими бы то ни было привходящими обстоятельствами, в нем нет ничего из ряда вон выходящего, ибо во многих частях света люди выходят из сада, закрывают за собой зеленые калитки и даже удаляются быстрыми шагами, не привлекая к себе особого внимания общества. Ясно поэтому, что в челове- ке, в его манерах было нечто, привлекшее особое внимание мистера Уэлле- ра. Так это или не так, предоставляется решить читателю, когда мы прав- диво изобразим поведение субъекта, о котором идет речь. Когда упомянутый нами человек закрыл за собой зеленую калитку, он по- шел, как сказали мы уже дважды, быстрыми шагами по двору; но, едва заме- тив мистера Уэллера, он споткнулся и остановился, точно был не уверен в том, какой избрать путь. Так как зеленая калитка за ним закрылась, а ид- ти можно было только вперед, он тотчас сообразил, что должен пройти мимо мистера Сэмюела Уэллера. Поэтому он снова пошел быстрым шагом и прибли- жался, глядя прямо перед собой. Самым поразительным в этом человеке было

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования