Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
щенный пиквикистам громким "ура", сорвавшимся с уст старого Уордля, как только они появи- лись. Прежде всего здесь был сам Уордль, казавшийся, пожалуй, еще жизне- радостнее, чем обычно; засим здесь была Белла со своим преданным Транд- лем и, наконец, Эмили и восемь - десять юных леди, явившихся на свадьбу, назначенную на следующий день, и пребывавших в том счастливом и торжест- венном настроении, в каком обычно пребывают юные леди по случаю таких знаменательных событий; все они оглашали, вдоль и вширь, поля и дороги своими шутками и смехом. Церемония представления при таких обстоятельствах совершилась очень быстро, или, вернее, с представлением было покончено вообще без всякой церемонии. Две минуты спустя мистер Пиквик шутил с молодыми леди, кото- рые не хотели перелезать через изгородь, в то время как он на них смот- рит, а равно и с теми, которые, гордясь красивыми ногами и безукоризнен- ными лодыжками, предпочитали стоять минут пять на верхней перекладине, Заявляя, будто они слишком испуганы, чтобы сдвинуться с места, - шутил с такой непринужденностью и свободою, словно знал их всю жизнь. Следует также отметить, что мистер Снодграсс помогал Эмили значительно усерднее, чем того требовал ужас перед изгородью, хотя последняя была вышиной в целых три фута и у перелаза было положено всего два камня; а некая чер- ноглазая молодая леди в очень изящных сапожках, опушенных мехом, взвизг- нула очень громко, когда мистер Уинкль предложил помочь ей перебраться. Все это было очень мило и весело. И когда трудности, связанные с пе- релазом, были, наконец, преодолены и все снова вышли в открытое поле, старик Уордль сообщил мистеру Пиквику, что они все ходили осматривать обстановку в том доме, где предстояло после рождества поселиться молодой чете; при этом сообщении Белла и Трандль раскраснелись не меньше жирного парня у камина в буфетной, а юная леди с черными глазками и меховой опушкой на сапожках шепнула что-то на ухо Эмили, а потом лукаво взгляну- ла на мистера Снодграсса; в ответ на это Эмили назвала ее глупышкой, но тем не менее очень покраснела, а мистер Снодграсс, который отличался тою скромностью, какой обычно отличаются гении, почувствовал, как румянец заливает его до самого темени, и пламенно пожелал в глубине своего серд- ца, чтобы вышеупомянутая молодая леди со своими черными глазками, со своим лукавством и со своими опушенными мехом сапожками благополучно пе- ренеслась в смежное графство. Все были счастливы и довольны, шагая к до- му, а какой радушный, теплый прием ждал их, когда они явились на ферму! Даже слуги ухмыльнулись от удовольствия при виде мистера Пиквика; а Эмма подарила мистеру Тапмену полузастенчивый, полудерзкий и очень милый взгляд, которого было бы достаточно, чтобы заставить статую Бонапарта, стоявшую в коридоре, немедленно раскрыть свои объятия и заключить ее в них. Старая леди восседала со свойственным ей величием в парадной гости- ной, но она была чрезвычайно раздражена, и поэтому глухота ее весьма усилилась. Сама она никогда не выходила из дому и, подобно очень многим старым леди такого же склада, склонна была считать изменой домашним по- рядкам, если кто-нибудь осмеливался сделать то, чего она не могла. И - да благословит бог ее старую душу! - она восседала, выпрямившись, нас- колько возможно, в своем большом кресле, и хотя вид у нее был самый гневный, но, несмотря на это, благожелательный. - Матушка, - сказал Уордль, - вот мистер Пиквик. Вы его припоминаете? - Какое это имеет значение! - отозвалась старая леди с большим досто- инством. - Не докучайте мистеру Пиквику из-за такой старухи, как я. Те- перь никому нет до меня дела, и это вполне естественно. Тут старая леди тряхнула головой и дрожащими руками разгладила свое шелковое платье цвета лаванды. - Что вы, сударыня! - сказал мистер Пиквик. - Я не могу допустить, чтобы вы отталкивали старого друга. Я приехал сюда специально для того, чтобы побеседовать с вами и сыграть еще роббер; и мы покажем этим юношам и девицам, как танцуют менуэт, раньше чем они успеют стать на сорок во- семь часов старше. Старая леди сдавалась, но ей не хотелось сделать это сразу; посему она сказала только: - Ах, я не слышу! - Вздор, матушка! - возразил Уордль. - Полно, полно, не сердитесь, пожалуйста. Вспомните о Белле: ведь вы должны подбодрить бедняжку! Доб- рая старая леди расслышала эти слова, ибо губы у нее дрогнули. Но ста- рость имеет свои маленькие слабости, и старушка была еще не совсем уми- ротворена. Поэтому она снова разгладила платье цвета лаванды и, повер- нувшись к мистеру Пиквику, сказала: - Ах, мистер Пиквик, молодежь была совсем другой, когда я была девуш- кой! - В этом нет никаких сомнений, сударыня, - отозвался мистер Пиквик. - Вот почему я особенно ценю, тех немногих особ, которые сохраняют следы старого закала. С этими словами мистер Пиквик мягко притянул к себе Бел- лу и, поцеловав ее в лоб, предложил ей, сесть на скамеечку у ног бабуш- ки. Выражение ли ее лица, обращенного к лицу старой леди, напомнило о былых временах, или старая леди была растрогана ласковым добродушием мистера Пиквика, или почему бы там ни было; но она расчувствовалась, бросилась на шею внучке, и все ее дурное расположение духа растаяло в потоке безмолвных слез. Счастливы были все в тот вечер. Степенно и торжественно сыграны были несколько робберов мистером Пиквиком и старой леди, шумным было веселье за круглым столом. Долго еще после того, как леди удалились, мужчин об- носили снова и снова горячим глинтвейном, искусно приправленным бренди и специями; и крепок был сон, и приятны сопутствующие ему сновидения. Зас- луживает внимания тот факт, что сновидения мистера Снодграсса неизменно были связаны с Эмили Уордль, а главным действующим лицом в видениях мис- тера Уинкля была молодая леди с черными глазками, лукавой улыбкой и па- рой удивительно изящных сапожков с меховой оторочкой. Мистер Пиквик был разбужен рано утром гулом голосов и топотом, кото- рые могли бы нарушить даже глубокий сон жирного парня. Он приподнялся в постели и прислушался. Слуги и гости женского пола неустанно бегали взад и вперед; требования горячей воды были так многочисленны, мольбы об иголках и нитках так бесконечны и так бесчисленны приглушенные просьбы: "О, будьте так добры, зашнуруйте меня", что мистер Пиквик в невинности своей начал воображать, будто произошло нечто ужасное, но, разогнав дре- моту, он вспомнил о свадьбе. Так как событие было важное, он оделся с особой тщательностью и спустился к завтраку. Все служанки в одинаковых платьях из розового муслина, с белыми бан- тами на чепцах, метались по дому, пребывая в том суетливом и возбужден- ном состоянии, которое немыслимо описать. Старая леди была одета в пар- човое платье, двадцать лет не видавшее дневного света, за исключением тех случайных лучей, какие проникали в щели сундука, где оно хранилось в течение всего этого времени. Мистер Трандль был в прекраснейшем располо- жении духа, но, впрочем, несколько нервическом. Добродушный хозяин ста- рался быть очень веселым и беззаботным, но в этой попытке явно терпел неудачу. Все девушки были в слезах и белом муслине, за исключением двух-трех избранных, которые удостоились чести лицезреть наверху невесту и подружек. Все пиквикисты облеклись в превосходнейшие костюмы, а на лу- жайке перед домом раздавался ужасающий гул, производимый всеми мужчина- ми, юношами и неуклюжими подростками, состоявшими при ферме, из коих у каждого был белый бант в петлице, и все до единого кричали изо всех сил, подстрекаемые советом и примером мистера Сэмюела Уэллера, который уже ухитрился стать весьма популярным и чувствовал себя как дома, словно ро- дился на этой ферме. Свадьба - излюбленная мишень для шуток, но в конце концов в этом, право же, нет ничего смешного. Мы говорим только о церемонии и предуп- реждаем, что не позволим себе никаких скрытых сарказмов, направленных против супружеской жизни. С удовольствием и радостью, вызванными этим событием, связаны многие сожаления при прощании с родным домом, слезы при разлуке родителей с ребенком, сознание, что покидаешь самых дорогих друзей счастливейшей поры человеческой жизни, чтобы встретиться с ее за- ботами и невзгодами среди новых людей, еще не испытанных и малоизвест- ных, - все это естественные чувства, описанием коих мы бы не хотели ом- рачать эту главу и тем менее вызвать к ним насмешливое отношение. Скажем коротко, что обряд был совершен старым священником в приходс- кой церкви Дингли Делла и что имя мистера Пиквика занесено в книгу, хра- нящуюся по сей день в ризнице этой церкви; что молодая леди с черными глазками написала свое имя очень нетвердым и дрожащим почерком; что под- пись Эмили, так же как и других подружек, почти нельзя прочесть; что все прошло самым изумительным образом; что молодые леди нашли все это менее страшным, чем они предполагали, и что хотя обладательница черных глазок и лукавой улыбки заявила мистеру Уинклю о своей уверенности в том, будто она никогда не могла бы согласиться на нечто столь ужасное, у нас есть все основания думать, что она ошибалась. Ко всему этому можем добавить, что мистер Пиквик был первым, кто поздравил новобрачную и при этом надел ей на шею прекрасные золотые часы с цепочкой, каких еще не видели глаза ни единого смертного, кроме ювелира. Затем старый церковный колокол заз- вонил так весело, как только мог, и все вернулись к завтраку. - Куда поставить мясной паштет, юный потребитель опиума? - спросил мистер Уэллер жирного парня, помогая размещать на столе те яства, кото- рые не были должным образом расставлены накануне вечером. Жирный парень указал место, предназначенное для паштетов. - Отлично, - сказал Сэм. - Воткните туда веточку рождественской елки. Другое блюдо напротив. Вот так! Теперь у нас вид приятный и аккуратный, как сказал отец, отрубив голову своему сынишке, чтобы излечить его от косоглазая. Сделав такое сравнение, мистер Уэллер отступил шага на два, чтобы оценить эффект во всей его полноте, и с величайшим удовлетворением обоз- рел сделанные приготовления. - Уордль, - сказал мистер Пиквик, как только все уселись, - стакан вина в честь этого счастливого события. - С восторгом, мой друг, - ответил мистер Уордль. - Джо... несносный малый, он спит! - Нет, я не сплю, сэр, - возразил жирный парень, вы ходя из дальнего угла, где, подобно святому патрону жирных мальчиков - бессмертному Хор- неру, - пожирал рождественский пирог, не проявляя, однако, того хладнок- ровия и рассудительности, какие вообще характеризовали действия этого юного джентльмена. - Налей вина мистеру Пиквику. - Слушаю, сэр. Жирный парень наполнил стакан мистера Пиквика и поместился за стулом своего хозяина, откуда наблюдал с какой-то мрачной и хмурой, но удиви- тельной радостью игру ножей и вилок и путешествие лакомых кусков с таре- лок к устам сотрапезников. - Да благословит вас бог, старина! - сказал мистер Пиквик. - И вас также, мой друг, - отозвался Уордль, и они сердечно выпили за здоровье друг друга. - Миссис Уордль! - сказал мистер Пиквик. - Мы, старики, должны вместе выпить винца в честь этого радостного события. Старая леди казалась в этот момент весьма величественной, восседая в своем парчовом платье во главе стола, с новобрачной внучкой по одну руку и мистером Пиквиком, на которого была возложена обязанность резать жар- кое, - по другую. Мистер Пиквик говорил не очень громко, но она поняла его сразу и выпила полную рюмку вина за его здоровье и счастье. После сего достойная старушка углубилась в полный и подробный доклад о своей собственной свадьбе, присовокупив диссертацию о моде носить башмаки на высоких каблуках и некоторые детали, касающиеся жизни и приключений прекрасной леди Тодлимглауэр, ныне покойной; над всем этим старая леди сама смеялась от души, смеялись и молодые леди, недоумевая, о чем в сущ- ности толкует бабушка. Когда они смеялись, старая леди смеялась еще в десять раз веселее и объявила, что эту историю считали занимательной; это Заставило всех снова расхохотаться и привело старую леди в наилучшее расположение духа. Засим разрезали и обнесли вокруг стола сладкий пирог; молодые леди припрятали по кусочку, чтобы положить под подушку и увидеть во сне своего суженого; по этому случаю они сильно раскраснелись и ожи- вились. - Мистер Миллер, - сказал мистер Пиквик своему старому знакомому, здравомыслящему джентльмену, - стаканчик вина? - С большим удовольствием, мистер Пиквик, - торжественно ответил здравомыслящий джентльмен. - Вы примете меня в компанию? - осведомился благодушный старый свя- щенник. - И меня! - добавила его жена. - И меня, и меня! - сказали двое бедных родственников, которые сидели на другом конце стола, ели и пили с большим увлечением и смеялись по всякому поводу. Мистер Пиквик выражал искреннее удовольствие при каждом новом предложении; глаза у него сияли радостью и весельем. - Леди и джентльмены! - сказал мистер Пиквик, неожиданно вставая. - Внимание! Внимание! Внимание! - кричал от избытка чувств мистер Уэллер. - Позовите всех слуг! - воскликнул старый Уордль, вмешиваясь, чтобы предотвратить публичный выговор, который в противном случае несомненно получил бы мистер Урллер от своего хозяина. - Дайте каждому по стакану вина, пусть все присоединятся к тосту. Продолжайте, Пиквик! Гостя замолчали, служанки начали шептаться, слуги пребывали в нелов- ком замешательстве. Мистер Пиквик продолжал: - Леди и джентльмены... Нет, я не скажу - леди и джентльмены, я вас назову своими друзьями, своими дорогими друзьями, если леди разрешат мне такую вольность... Тут леди, а за ними и джентльмены прервали мистера Пиквика оглушительными рукоплесканиями, во время которых было отчетливо слышно, как обладательница черных глазок заявила, что готова расцеловать этого милого мистера Пиквика. Вслед за этим мистер Уинкль галантно осведомился, нельзя ли это сде- лать через посредника, на что юная леди с черными глазками ответила: "Отстаньте!" - и присовокупила к этому требованию взгляд, который сказал так ясно, как только может быть ясен взгляд: "Если можете". - Мои дорогие друзья, - продолжал мистер Пиквик, - я предлагаю тост за здоровье новобрачных, да благословит их бог. (Рукоплескания и слезы.) Моего юного друга Трандля я считаю превосходнейшим и мужественным чело- веком; и мне известно, что его жена - очень милая и очаровательная де- вушка, обладающая всеми данными для того, чтобы перенести в новую сферу деятельности то счастье, какое в течение двадцати лет она изливала вок- руг себя в доме своего отца. (Тут жирный парень разразился оглушительным ревом и был выведен за шиворот мистером Уэллером.) Я сожалею, - добавил мистер Пиквик, - я сожалею, что недостаточно молод, чтобы стать супругом ее сестры (рукоплескания), но раз это невозможно, я радуюсь тому, что я достаточно стар, чтобы быть ей отцом, ибо теперь меня не могут заподоз- рить в каких-либо тайных замыслах, если я скажу, что восхищаюсь ими обе- ими, уважаю их и люблю. (Рукоплескания и всхлипывания.) Отец новобрачной - наш дорогой друг, благородный человек, и я горжусь знакомством с ним. Он - человек добрый, превосходный, независимый, великодушный, гостепри- имный, щедрый. (Восторженные возгласы бедных родственников, приветство- вавших все эпитеты и в особенности два последних.) Да насладится его дочь тем счастьем, какое он может ей пожелать, и, созерцая ее бла- женство, да обретет он то сердечное удовлетворение и тот душевный мир, которых заслуживает, - таково, в этом я убежден, наше общее желание. Итак, выпьем за их здоровье и пожелаем им долгой жизни и всяческих благ! Мистер Пиквик умолк под гром рукоплесканий, и еще раз легкие статис- тов под управлением мистера Уэллера заработали быстро и энергически. Мистер Уордль провозгласил тост за мистера Пиквика; мистер Пиквик про- возгласил тост за старую леди; мистер Снодграсс провозгласил тост за мистера Уордля; мистер Уордль провозгласил тост за мистера Снодграсса; один из бедных родственников провозгласил тост за мистера Тапмена, а другой бедный родственник провозгласил тост за мистера Уинкля; все были счастливы и оживлены, пока таинственное исчезновение двух бедных родственников, очутившихся под столом, не предупредило собравшихся, что пора сделать перерыв. За обедом все встретились снова после двадцатипятимильной прогулки, предпринятой по совету Уордля, с целью избавиться от действия вина, вы- питого за завтраком. Бедные родственники пролежали весь день в постели, чтобы достигнуть той же вожделенной цели, но, не добившись успеха, там и остались. Мистер Уэллер поддержи вал среди слуг неумолчный смех, а жир- ный парень разделил свой досуг на малые доли, посвященные попеременно еде и сну. Обед прошел так же весело, как завтрак, и столь же шумно, но без слез. Затем - десерт и новые тосты, чай и кофе, а затем бал. Лучшая гостиная в Менор Фарм была прекрасной, длинной, обшитой темной панелью комнатой с высоким кожухом над камином и таким широким камином, что туда мог бы въехать новый патентованный кэб вместе с колесами и всем прочим. В дальнем конце комнаты сидели в тенистой беседке из остролист- ника и вечнозеленых растений два лучших скрипача и единственный арфист во всем Магльтоне. Во всех уголках и на всевозможных подставках стояли массивные старые серебряные канделябры о четырех свечах каждый. Ковер был убран, свечи горели ярко, огонь пылал и трещал в камине, и веселые голоса и беззаботный смех звенели в комнате. Если бы английские иомены доброго старого времени превратились после смерти в эльфов, они устраи- вали бы свои пирушки как раз в такой комнате. И если что-либо могло повысить интерес этого приятного вечера, то это было появление мистера Пиквика без гетр - замечательное событие, случив- шееся впервые на памяти его старейших друзей. - Вы собираетесь танцевать? - спросил Уордль. - Всенепременно! - ответил мистер Пиквик. - Разве вы не видите, что я оделся специально для этой цели? Мистер Пиквик указал на свои шелковые чулки в крапинку и элегантно зашнурованные лакированные туфли. - Вы в шелковых чулках! - шутливо воскликнул мистер Тапмен. - А почему бы и нет, сэр, почему бы и нет? - с жаром воскликнул мис- тер Пиквик, поворачиваясь к нему. - О, конечно, нет никаких оснований, почему бы вам их не надеть, - отозвался мистер Тапмен. - Полагаю, что нет, сэр, полагаю, что нет, - сказал мистер Пиквик бе- запелляционным тоном. Мистер Тапмен рассчитывал посмеяться, но обнаружил, что это вопрос серьезный; поэтому он сделал сосредоточенную мину и заметил, что на них красивый узор. - Надеюсь, - отозвался мистер Пиквик, устремляя взгляд на своего дру- га. - Смею думать, сэр, что вы не находите ничего удивительного в этих чулках как таковых? - Конечно, нет. О, конечно, нет! - ответил мистер Тапмен. Он отошел, и лицо мистера Пиквика вновь обрело свойственное ему бла- годушное выражение. - Кажется, мы все готовы, - сказал мистер Пиквик, который стоял в первой паре со старой леди и уже четыре раза срывался с места невпопад в страстном желании поскорее начать. - В таком случае начинайте, - сказал Уордль. - Ну! Две скрипки и одна арфа заиграли, и мистер Пиквик двинулся вперед к своим vis-a-vis, как вдруг все захлопали в ладоши и закричали: - Стойте, стойте! - Что случилось? - спросил мистер Пиквик, который остановился только потому, что скрипки и арфа умолкли; никакая иная сила в мире не могла

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования