Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
бы его остановить, даже если бы загорелся дом. - Где Арабелла Эллен? - воскликнуло несколько голосов. - И Уинкль? - добавил мистер Тапмен. - Мы здесь! - воскликнул сей джентльмен, появляясь из угла вместе со своей хорошенькой собеседницей, причем трудно было сказать, кто из них больше покраснел - он или юная леди с черными глазками. - Как это странно, Уинкль, - с некоторым раздражением сказал мистер Пиквик, - что вы не могли занять свое место раньше. - Ничуть не странно, - отозвался мистер Уинкль. - Гм... - произнес мистер Пиквик с весьма вырази тельной улыбкой, когда его глаза остановились на Арабелле. - Гм... пожалуй, я не знаю, так ли уж это странно. Впрочем, размышлять об этом не было времени, ибо скрипки и арфа при- нялись за дело всерьез. Мистер Пиквик выступил - руки накрест; вот он на середине комнаты и несется в самый дальний угол; резкий поворот у ками- на, и он мчится назад к двери. Все кружатся, крестообразно взявшись за руки; наконец, громко отбивают ногами такт и уступают место следующей паре; повторяется вся фигура - опять отбивается такт, выступает следую- щая пара, еще одна и еще - оживление небывалое. На конец, когда все фи- гуры были исполнены всеми четырнадцатью парами и когда старая леди в из- неможении вышла из круга, а ее место заняла жена священника, мистер Пик- вик не переставал, хотя никакой нужды в таких упражнениях не было, отп- лясывать на месте в такт музыке, улыбаясь при этом своей даме с неж- ностью, не поддающейся никакому описанию. Задолго до того момента, когда мистер Пиквик устал от танцев, новоб- рачные удалились со сцены. Тем не менее внизу был подан превосходный ужин, после которого долго не расходились; и когда мистер Пиквик прос- нулся на следующее утро довольно поздно, у него сохранилось смутное вос- поминание, что он пригласил, порознь и конфиденциально, человек сорок пять отобедать вместе с ним в "Джордже и Ястребе", как только они прие- дут в Лондон, - факт, который мистер. Пиквик справедливо расценивал как несомненный показатель того, что в прошлый вечер он занимался не только танцами. - Так, стало быть, моя милая, сегодня вечером всем домом устраиваются игры на кухне? - осведомился Сэм у Эммы. - Да, мистер Уэллер, - ответила Эмма. - У нас заведено праздновать так каждый сочельник. Хозяин ни за что не откажется от этого. - У вашего хозяина правильное понятие о развлечениях, - заметил мис- тер Уэллер. - Никогда еще я не видывал такого разумного человека и тако- го настоящего джентльмена. - Вот это верно! - сказал жирный парень, вмешиваясь в разговор. - Ка- ких он славных свиней разводит! И жирный парень по-каннибальски подмиг- нул мистеру Уэллеру при мысли о жареных окороках и свином сале. - О, наконец-то вы проснулись! - сказал Сэм. Жирный парень кивнул. - Вот что я вам скажу, молодой удав, - внушительно произнес мистер Уэллер. - Если вы не будете поменьше спать и побольше двигаться, вы под- вергнетесь, когда станете постарше, такой же неприятности, какая случи- лась со старым джентльменом, носившим косицу. - А что с ним сделали? - прерывающимся голосом осведомился жирный па- рень. - А вот послушайте, - сказал мистер Уэллер. - Это был такой толстяк, какого редко встретишь, такой жирный мужчина, что за сорок пять лет ни разу не видел собственных башмаков. - Господи! - воскликнула Эмма. - Да, не видел, моя милая, - сказал мистер Уэллер. - И если бы вы по- ложили перед ним на обеденный стол точную модель его собственных ног, он бы их не узнал. Ну, так вот, отправляясь в свою контору, он всегда наде- вал красивую золотую цепочку от часов, спускавшуюся этак на фут с чет- вертью, и носил в брючном кармашке часы, которые стоили... боюсь ска- зать, сколько, но не меньше, чем могут стоить часы... большие, тяжелые, круглой фабрикации, как раз под стать такому ужасному толстяку, и с ог- ромным циферблатом. "Вы бы лучше не носили этих часов, - говорят старому джентльмену его друзья, - их у вас украдут". - "Украдут?" - говорит он. "Да, говорят, украдут". - "Ну, - говорит он, - хотел бы я посмотреть на того вора, который может вытащить часы, потому что, будь я проклят, если я сам могу их вытащить, так они тут плотно прижаты; и когда мне хочется узнать, который час, я должен, говорит, заглядывать в булочные". Тут он хохочет так, что вот-вот лопнет, и опять отправляется с напудренной го- ловой и косицей, переваливается по Стрэнду, а цепочка свешивается ниже, чем когда бы то ни было, а огромные круглые часы чуть не разрывают серые шерстяные штаны. Не было во всем Лондоне ни одного карманника, который не дергал бы за эту цепочку, но цепочка никогда не рвалась, а часы не вылезали из кармана, и скоро воришкам надоело таскать за собой по троту- ару такого грузного старого джентльмена, а он возвращался домой и хохо- тал так, что косица болталась, словно маятник голландских часов. Но вот однажды катится старый джентльмен по улице и видит, что карман пик, ко- торого он знал в лицо, идет под руку с маленьким мальчиком, а у того ог- ромная голова. "Вот потеха, - говорит себе старый джентльмен, - они хо- тят еще разок попытаться, но это не пройдет". Тут он начинает весело смеяться, как вдруг мальчик выпускает руку карманника и бросается впе- ред, прямо головой в живот старого джентльмена, и тот на секунду сгиба- ется вдвое от боли. "Убили!" - кричит старый джентльмен. "Все в порядке, сэр", - говорит ему на ухо карманник. А когда старый джентльмен опять выпрямился, часов и цепочки как не бывало, и - что еще хуже - у него пи- щеварение с тех пор никуда не годилось до конца жизни. Примите это к сведению, молодой человек, и позаботьтесь, чтобы не слишком растолстеть! Когда мистер Уэллер закончил эту поучительную повесть, которая, каза- лось, произвела большое впечатление на жирного парня, они отправились все втроем в большую кухню, где к тому времени собрались все домочадцы согласно обычаю, связанному с сочельником и соблюдавшемуся праотцами старого Уордля с незапамятных времен. К середине потолка в кухне старый Уордль только что подвесил собственноручно огромную ветку омелы, и эта самая ветка омелы мгновенно вызвала веселую возню и суматоху, в разгар коих мистер Пиквик с галант- ностью, которая сделала бы честь потомку самой леди Толлимглауэр, взял старую леди под руку, повел ее под мистическую ветку и поцеловал учтиво и благопристойно. Старая леди подчинилась этому акту вежливости со всем достоинством, какое приличествовало столь важному и серьезному обряду, но леди помоложе, не будучи в такой мере проникнуты суеверным почтением к обряду или воображая, будто прелесть поцелуя увеличивается, если он достается с некоторым трудом, визжали и сопротивлялись, разбегались по углам, угрожали и возражали - словом, делали все, только не уходили из комнаты до тех пор, пока некоторые из наименее предприимчивых джентльме- нов не собрались было отступить, после чего молодые леди тотчас же нашли бессмысленным сопротивляться дольше и любезно дали себя поцеловать. Мистер Уинкль поцеловал молодую леди с черными глазками, мистер Снодграсс поцеловал Отлили, а мистер Уэллер, не придавая особого значе- ния обряду, который требовал целовать, находясь под омелой, целовал Эми- ли и других служанок, как только ему удавалось их поймать. Что касается бедных родственников, то они целовали всех, не исключая даже самых нек- расивых молодых леди, гостивших в доме, которые в крайнем смущении бро- сились, сами того не ведая, под омелу, как только она была повешена. Уордль стоял спиной к камину, созерцая всю эту сцену с величайшим удо- вольствием, а жирный парень не упустил случая присвоить и уплести без промедления особенно лакомый мясной паштет, который был припасен для ко- го-то другого. Затем визг затих, лица раскраснелись, кудри растре пались, и мистер Пиквик, поцеловав, как упомянуто было выше, старую леди, стоял под оме- лой, взирая с довольным лицом на все, что происходило вокруг, как вдруг молодая леди с черными глазками, пошептавшись с другими молодыми леди, бросилась вперед и, обвив шею мистера Пик вика, нежно поцеловала его в левую щеку, и не успел мистер Пиквик хорошенько сообразить, в чем дело, как все молодые леди его окружили, и каждая подарила его поцелуем. Приятно было видеть в центре группы мистера Пиквика, которого тащили то в одну сторону, то в другую и целовали в подбородок, в нос, в очки, и приятно было слышать взрывы смеха, раздававшегося со всех сторон, но еще приятнее было видеть, как мистер Пиквик, которому вскоре после этого за- вязали глаза шелковым носовым платком, натыкался на стены, шарил по уг- лам и проходил через все таинства жмурок, получая величайшее удо- вольствие от игры, пока, наконец, не поймал одного из бедных родственни- ков, и тогда ему самому пришлось убегать от жмурки, что он делал с лег- костью и проворством, вызывавшими восхищение и рукоплескания всех при- сутствующих. Бедные родственники ловили тех, кому, по их мнению, это должно было понравиться, а когда игра затягивалась, сами давали себя поймать. Когда всем надоели жмурки, началась славная игра в "кусающего дракона", и когда пальцы были в достаточной мере обожжены, а изюминки выловлены, все уселись возле очага, где ярко пылали дрова, и подан... был сытный ужин и огромная чаша уоселя, чуть-чуть поменьше медного котла из прачечной; и в ней так аппетитно на вид и так приятно для слуха шипе- ли и пузырились горячие яблоки, что положительно нельзя было устоять. - Вот это поистине утеха! - сказал мистер Пиквик, поглядывая вокруг. - Таков наш неизменный обычай, - отозвался мистер Уордль. - В со- чельник все садятся с нами за один стол, вот как сейчас, - слуги и все, кто находится в доме. Здесь мы ждем, пока часы не пробьют полночь, воз- вещая наступление рождества, и коротаем время, играя в фанты и рассказы- вая старые истории. Трандль, мой мальчик, расшевелите хорошенько дрова в камине. Лишь только пошевелили дрова, как посыпались мириады сверкающих искр. Багровое пламя разлило яркий свет, который проник в самые дальние углы комнаты, и отбросило веселый отблеск на все лица. - Теперь затянем песню, рождественскую песню, - сказал Уордль. - Я вам спою одну, если никто не предлагает лучшей. - Браво! - воскликнул мистер Пиквик. - Налейте стаканы! - крикнул Уордль. - Пройдет добрых два часа, раньше чем вы увидите дно этой чаши сквозь темно-красный уосель. Напол- ните стаканы и слушайте! Затем веселый старый джентльмен без дальнейших разговоров запел при- ятным, звучным, сильным голосом: РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ГИМН Что весна мне! Пусть под ее крылом Расцветают цветы в полях. Но под утро холодом и дождем Она все их развеет в прах. Вероломный эльф не знает себя, Не знает, что верен часок, Улыбается он, навек губя Беззащитный первый цветок. Что мне солнце! Пусть за тучи, в свой дом В летний день идет отдыхать. Мне и так легко, не стану о нем Я скорбеть и к нему взывать. Его сын любимый - жестокий бред - По следам горячки идет. Коль сильна любовь, недолго согрет... Это каждый - увы! - поймет. Лунный свет порой осенних работ, Пронизая ночную тень, Мне милей и больше меня влечет, Чем бесстыдный и яркий день. Но увижу - лист на земле лежит, И на сердце тоска легла. Опадают листья - сердце щемит, Разве осень тогда мила? Я веселым святкам гимн пою. Золотая пришла пора! В честь ее я чашу налил свою И тройным встречаю "ура". Распахнем мы дверь принять Рождество, Старика совсем оглушим. Пока есть вино, потешим его И друзьями простимся с ним. Как всегда, он горд, и к чему скрывать Загрубелую сеть рубцов! Не позор они - их легко сыскать На щеках лихих моряков. И я славлю вновь, и песня звонка - Пусть гудит и дом и земля, - Этой ночью славлю я старика - Четырех времен короля. Этой песне бурно аплодировали, ибо друзья и слуги составляют чудесную аудиторию, - в особенности бедные родственники были в подлинном экстазе. Снова подбросили дров в камин и снова наполнили стаканы уоселем. - Какой снег! - тихо сказал один из слуг. - Снег? - переспросил Уордль. - Суровая, холодная ночь, - отозвался слуга. - И ветер поднялся. Он гонит снег по полю густым белым облаком. - Что говорит Джем? - осведомилась старая леди. - Что-нибудь случи- лось? - Нет, матушка, - ответил Уордль. - Он говорит, что поднялась метель и ветер холодный и пронизывающий. Я бы мог догадаться об этом по тому, как он гудит в трубе, - А! - сказала старая леди. - Помню, такой же был ветер и так же шел снег очень много лет назад - за пята лет до того, как скончался бедный ваш отец. Тогда тоже был сочельник, и помню, что в тот самый вечер он нам рассказывал историю о подземных духах, которые утащили старого Геб- риела Граба. - Какую историю? - спросил мистер Пиквик. - О, пустяки! - отозвался Уордль. - Историю о старом пономаре, кото- рого будто бы утащили подземные духи, как думают здешние добрые люди. - Думают! - воскликнула старая леди. - Да разве найдется такой смельчак, который бы этому не верил? Думают! Да разве вы не слыхали с самого детства, что его похитили подземные духи, разве вы ничего не зна- ете об Этом? - Отлично, матушка, если вам угодно - его похитили, - смеясь, сказал Уордль. - Его похитили подземные духи, Пиквик, и конец делу. - О нет! - возразил мистер Пиквик. - Уверяю вас, не конец, потому что я должен узнать, как и почему, - вообще все подробности. Уордль улыбнулся, видя, что все вытянули шеи, чтобы лучше слышать; щедрой рукой налив уоселя, он выпил за Здоровье мистера Пиквика и начал следующий рассказ... Но да помилует бог наше писательское сердце - в ка- кую длинную главу дали мы себя втянуть! Заявляем торжественно: мы совсем забыли о таких пустячных ограничениях, как главы. Но так и быть, подзем- ного духа мы выпустим в новой главе. Подземные духи - на сцену, и ника- кой им пощады, леди и джентльмены! ГЛАВА XXIX Рассказ о том, как подземные духи похитили пономаря "В одном старом монастырском городе, здесь, в наших краях, много-мно- го лет назад - так много, что эта история должна быть правдивой, ибо на- ши прадеды верили ей слепо, - занимал место пономаря и могильщика на кладбище некто Гебриел Граб. Если человек - могильщик и постоянно окру- жен эмблемами смерти, из этого отнюдь не следует, что он должен быть че- ловеком угрюмым и меланхолическим; наши могильщики - самые веселые люди в мире; а однажды я имел честь подружиться с факельщиком, который в сво- бодное от службы время был самым забавным и шутливым молодцом из всех, кто когда-либо распевал залихватские песни, забывая все на свете, или осушал стакан доброго крепкого вина одним духом. Но, несмотря на эти примеры, доказывающие обратное, Гебриел Граб был сварливым, непокладис- тым, хмурым человеком - мрачным и замкнутым, который не общался ни с кем, кроме самого себя и старой плетеной фляжки, помещавшейся в большом, глубоком кармане его жилета, и бросал на каждое веселое лицо, попадавше- еся ему на пути, такой злобный и сердитый взгляд, что трудно было при встрече с ним не почувствовать себя скверно. Как-то в рождественский сочельник, незадолго до сумерек, Гебриел Граб вскинул на плечо лопату, зажег фонарь и пошел по направлению к старому кладбищу, ибо ему нужно было докончить к утру могилу, и, находясь в по- давленном состоянии духа, он подумал, что, быть может, развеселится, ес- ли тотчас же возьмется за работу. Проходя по старой улице, он видел че- рез старинные оконца яркий огонь, пылавший в каминах, и слышал громкий смех и радостные возгласы тех, что собрались возле них; он заметил сует- ливые приготовления к завтрашнему пиршеству и почуял немало аппетитных запахов, которые вырывались с облаком пара из кухонных окон. Все это бы- ло - желчь и полынь для сердца Гебриела Граба; а когда дети стайками вы- летали из домов, перебегали через дорогу и, не успев постучать в дверь противоположного дома, встречались с полдюжиной таких же кудрявых ма- леньких шалунов, толпившихся вокруг них, когда они взбирались но лестни- це, чтобы провести вечер в рождественских играх. - Гебриел Граб злобно усмехался и крепче сжимал рукоятку своей лопаты, размышляя о кори, скар- латине, молочнице, коклюше и многих других источниках утешения. В таком приятном расположении духа Гебриел продолжал путь, отвечая отрывистым ворчанием на добродушные приветствия соседей, изредка попа- давшихся ему навстречу, пока не свернул в темный переулок, который вел к кладбищу. А Гебриел мечтал о том, чтобы добраться до темного переулка, потому что этот переулок в общем был славным, мрачным, унылым местом, куда горожане не очень-то любили заглядывать, разве что средь бела дня и при солнечном свете; поэтому он был не на шутку возмущен, услышав, как юный пострел распевает какую-то праздничную песню о веселом рождестве в этом самом святилище, которое называлось Гробовым переулком еще в дни старого аббатства и со времен монахов с бритыми макушками. По мере того как Гебриел подвигался дальше и голос звучал ближе, он убеждался, что этот голос при надлежит мальчугану, который спешил присоединиться к од- ной из стаек на старой улице, и для того, чтобы составить самому себе компанию, а также приготовиться к празднеству, распевал во всю силу сво- их легких. Гебриел подождал, пока мальчик не поравнялся с ним, затем за- гнал его в угол и раз пять или шесть стукнул фонарем по голове, чтобы научить его понижать голос. Когда мальчик убежал, держась рукой за голо- ву и распевая совсем другую песню, Гебриел Граб засмеялся от всей души и, придя на кладбище, запер за собой ворота. Он снял куртку, поставил фонарь на землю и, спрыгнув в недоконченную могилу, работал около часа с большим рвением. Но земля промерзла, и не очень-то легким делом было разбивать ее и выгребать из ямы; и хотя све- тил месяц, но он был совсем молодой и проливал мало света на могилу, ко- торая находилась в тени церкви. Во всякое другое время эти препятствия привели бы Гебриела Граба в очень мрачное и горестное расположение духа, но, положив конец пению маленького мальчика, ни был так доволен, что об- ращал мало внимания на ничтожные результаты, и, покончив на эту ночь со своей работой, заглянул в могилу с жестоким удовлетворением и чуть слыш- но затянул, собирая свои вещи: Славные дома, славные дома, Сырая земля да полная тьма. Камень в изголовье, камень в ногах: Жирное блюдо под ними в червях. Сорная трава да глина кругом, В освященной земле прекрасный дом! - Хо-хо! - засмеялся Гебриел Граб, присев на плоскую могильную плиту, которая была его излюбленным местом отдохновения, и достав плетеную фляжку. - Гроб на рождество! Подарок к празднику. Хо-хо-хо! - Хо-хо-хо! - повторил чей-то голос за его спиной. Гебриел замер от испуга в тот самый момент, когда подносил к губам плетеную фляжку, и оглянулся. Самая древняя могила была не более тиха и безмолвна, чем кладбище при бледном лунном свете. Холодный иней блестел на могильных плитах и сверкал, как драгоценные камни, на резьбе старой церкви. Снег, твердый и хрустящий, лежал на земле и расстилал по земля- ным холмикам, теснившимся друг к другу, такой белый и гладкий покров, что казалось, будто здесь лежат трупы, окутанные только своими саванами. Ни один шорох не врывался в глубокую тишину этой торжественной картины. Сами звуки словно замерзли, так все было холодно и неподвижно. - Это было эхо, - сказал Гебриел Граб, снова поднося бутылку к губам. - Это было н

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования