Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
садил, ни за что меня отсюда не выпустит, пока вы сами не выйдете. - Боже мой! - воскликнул мистер Пиквик. - Что вы хотите этим сказать? - То, что я говорю, сэр, - ответил Сэм. - Я буду сидеть хоть сорок лет, и очень этому рад, и будь это Ньюгет, было бы то же самое. Ну, черт возьми, секрет раскрыт, и конец делу! С этими словами, которые он повторил очень энергически и вырази- тельно, Сэм Уэллер, находясь в необычайно возбужденном состоянии, швыр- нул шляпу на пол, а затем, скрестив руки, посмотрел решительно и твердо к лицо своему хозяину. ГЛАВА XLIV повествует о разных мелких событиях, происшедсших во Флите, и о та- инственном поведении мистера Уинкля и рассказывает о том, как бедный арестант шулерского суда был, наконец, освобожден Мистер Пиквик был так глубоко растроган горячей привязанностью Сэма, что не проявил никаких признаков гнева или неудовольствия но поводу той стремительности, с какой Сэм добровольно попал в долговую тюрьму на не- определенный срок. Единственным пунктом, по которому он упорно требовал объяснения, была фамилия кредитора, но ее мистер Уэллер не менее упорно скрывал. - От нее никакого толку не будет, сэр, - снова и снова повторял Сэм. - Это существо злобное, недоброжелательное, неуступчивое, коварное и мстительное, с жестоким сердцем, которого ничем не смягчить, как заметил добродетельный священник об одном старом джентльмене, страдавшем водян- кой, когда тот сказал, что, поразмыслив, он предпочитает оставить деньги своей жене, а не на сооружение церкви. - Но подумайте, Сэм, - убеждал мистер Пиквик, - сумма так невелика, что ее легко можно уплатить; а теперь, когда я решил оставить вас у се- бя, не забывайте, что вы гораздо больше принесете пользы, имея возмож- ность выходить из тюрьмы. - Очень вам признателен, сэр, - серьезно ответил мистер Уэллер, - но мне бы не хотелось. Чего не хотелось бы, Сэм? - Не хотелось бы унижаться и просить милости у такого бессовестного врага. - Но вы никакой милости не просите, отдавая ему его деньги, Сэм, - доказывал мистер Пиквик. - Прошу прощенья, сэр, - возразил Сэм, - но это была бы очень большая милость - заплатить ему деньги, а он ее не заслуживает. Вот в чем тут дело, сэр. Заметив, что мистер Пиквик с некоторым раздражением потирает нос, мистер Уэллер счел благоразумным переменить тему разговора. - Я принимаю свое решение из принципа, сэр, - заметил Сэм, - так же, как вы принимаете свое, и тут мне приходит на ум человек, который покон- чил с собой из принципа. О нем вы, конечно, слыхали, сэр. Мистер Уэллер умолк и искоса бросил лукавый взгляд на своего хозяина. - Никакого "конечно" тут быть не может. Сэм. - сказал мистер Пиквик, начиная улыбаться, несмотря на тревогу, вызванную упрямством Сэма. - Молва о вышеупомянутом джентльмене не дошла до моих ушей. - Неужели, сэр? - воскликнул мистер Уэллер. - Вы меня удивляете, сэр. Он был государственный чиновник. - Вот как? - сказал мистер Пиквик. - Да, сэр, - подтвердил мистер Уэллер, - и был очень приятный джентльмен - один из тех точных и аккуратных людей, которые засовывают ноги в маленькие пожарные ведра из резины, если погода дождливая, и при- жимают к сердцу только одного друга - нагрудник из заячьих шкурок; он копил деньги из принципа, менял сорочку каждый день из принципа; никогда не разговаривал с родственниками из принципа, опасаясь, как бы они не попросили у него взаймы, и вообще был на редкость приятный тип. Он стригся из принципа раз в две недели и договорился покупать костюмы из экономического принципа - три костюма в год, с тем чтобы старые принима- ли назад. Как очень регулярный джентльмен, он обедал всегда в одном и том же месте, где брали шиллинг девять пенсов с человека, и, бывало, съедал на добрый шиллинг девять пенсов, как частенько замечал хозяин, заливаясь слезами, не говоря уже о том, что он раздувал зимой огонь в камине, а это обходилось ровно я четыре с половиной пенса ежедневно, и досадно было смотреть на пего при этом. А держал он себя на редкость важно! "Дайте Пост, когда прочтет этот джентльмен, - покрикивал он ежед- невно, входя в комнату. - Позаботьтесь о Таймсе, Томас, дайте мне пос- мотреть Морнинг Геральд, когда он освободится, не забудьте занять оче- редь на Кроникл и принесите-ка Адвергайзер". А потом он сидел, не сводя глаз с часов, и выбегал ровно за четверть минуты, чтобы подкараулить мальчика, приносившего вечернюю газету, которую он читал с таким интере- сом и упорством, что все прочие посетители доходили до отчаяния и сумас- шествия, в особенности один раздражительный старый джентльмен; в таких случаях лакею всегда приходилось за джентльменом присматривать, чтобы он не поддался искушению и не пустил в дело нож для разрезания, жаркого. Ну-с, так вот, сэр, приходил он сюда и занимал лучшее место в течение трех часов, и после обеда никогда ничего не пил, а только спал, и потом шел в кофейню на одной из ближайших улиц и выпивал маленький кофейник кофе с четырьмя сдобными пышками, после этого он шел домой в Кенсингтон и ложился спать. Как-то вечером он очень заболел; посылает за доктором. Доктор приезжает в зеленой карете с приставной лестницей на манер изде- лий Робинзона Крузо, которую он сам мог опускать, вылезая из кареты, убирать за собой, чтобы кучеру не нужно было слезать с козел; таким об- разом, кучер дурачил публику, показывал ей только свою ливрею, а штаны на нем были не под стать ей. "В чем дело?" - спрашивает доктор. "Очень болен", - говорит пациент. "Что вы сегодня ели?" - спрашивает доктор, "Жареную телятину", - отвечает пациент. "А самое последнее что вы съели?" - говорит доктор. "Сдобные пышки", - говорит пациент. "А, вот оно что! - говорит доктор. - Я вам сейчас же пришлю коробку пилюль, и больше вы к ним никогда, говорит, не прикасайтесь". - "К чему не прика- саться? - спрашивает пациент. - К пилюлям?" - "Нет, к сдобным пышкам", - говорит доктор. "Как! - говорит пациент, подпрыгнув в постели. - Каждый вечер в течение пятнадцати лет я съедал из принципа четыре сдобных пыш- ки!" - "Ну, так вы откажитесь от них из принципа", - говорит доктор. "Сдобные пышки очень полезны, сэр", - говорит пациент. "Сдобные пышки очень вредны, сэр", - сердито говорит доктор. "Но они так дешевы, - го- ворит пациент, сбавляя тон, - и очень сытны, если принять во внимание цену". - "Вам они обойдутся во всяком случае слишком дорого, даже если вам будут платить за то, чтобы вы их ели, - говорит доктор. - Четыре пышки каждый вечер убьют, говорит, вас в полгода". Пациент смотрит ему прямо в лицо, долго думает и, наконец, говорит: "Вы уверены в этом, сэр?" - "Могу поставить на карту свою репутацию врача", - говорит док- тор. "Как вы думаете, сколько сдобных пышек прикончили бы меня сразу?" - спрашивает пациент. "Не знаю", - говорит доктор. "Как вы думаете, если купить на полкроны, этого хватит?" - спрашивает пациент. "Пожалуй, хва- тит", - говорит доктор. "А на три шиллинга наверняка хватит?" - говорит пациент. "Несомненно", - говорит доктор. "Очень хорошо, - говорит паци- ент, - спокойной ночи". Утром он встает, растапливает камин, велит при- нести на три шиллинга пышек, поджаривает их, съедает все и пускает себе пулю в лоб. - Зачем же он Это сделал? - быстро спросил мистер Пиквик, ибо был весьма потрясен трагической развязкой этой истории. - Зачем он это сделал? - повторил Сэм. - Да хотел подкрепить свой ве- ликий принцип, будто пышки полезны, и доказать, что он никому не позво- лит вмешиваться в его дела! Такого рода уловками и увертками отвечал мистер Уэллер на вопросы своего хозяина в тот вечер, когда водворился во Флите. Убедившись, нако- нец, что все уговоры бесполезны, мистер Пиквик скрепя сердце разрешил ему снять угол у лысого сапожника, который арендовал маленькую камеру в одной из верхних галерей. В это скромное помещение мистер Уэллер перенес тюфяк и подушку, взятые напрокат у мистера Рокера, и, расположившись Здесь на ночь, почувствовал себя, как дома, словно родился в тюрьме и вся его семья прозябала в ней на протяжении трех поколений. - Вы всегда курите перед сном, старый петух? - осведомился мистер Уэллер у своего квартирохозяина, когда они оба расположились на ночь. - Да, курю, молодой бентамский петушок, - ответил сапожник. - Разрешите полюбопытствовать, почему вы стелете себе постель под этим-вот еловым столом? - спросил Сэм. - Потому что я привык к кровати с четырьмя столбиками для балдахина раньше, чем попал сюда, а потом убедился, что ножки стола ничуть не ху- же, - ответил сапожник. - У вас чудной характер, сэр, - сказал Сэм. - Такого добра у меня нет, - возразил сапожник, покачав головой, - и если вам оно понадобилось, боюсь, что вы не так-то легко найдете себе что-нибудь в здешней канцелярии. Вышеприведенный короткий диалог начался, когда мистер Уэллер лежал, растянувшись, на своем тюфяке в одном конце камеры, а сапожник - на сво- ем в другом конце. Камера освещалась тростниковой свечой и трубкой са- пожника, которая вспыхивала под столом, как раскаленный уголек. Разговор, как ни был он краток, чрезвычайно расположил мистера Уэлле- ра в пользу квартирохозяина, и, при поднявшись на локте, он начал внима- тельно его разрядывать, на что у него до сей поры не было ни времени, ни охоты. Это был человек с землистым цветом лица, как у всех сапожников, и с жесткой взъерошенной бородой, тоже как у всех сапожников. Его лицо - странная, добродушная, уродливая маска - украшалось парой глаз, должна быть очень веселых в прежние времена, ибо они все еще блестели. Ему было шестьдесят лет, и одному богу известно, на сколько лет он состарился от пребывания в тюрьме, а потому странным казалось, что вид у него до- вольный и лицо почти веселое. Он был маленького роста, и теперь, скрю- чившись в постели, производил такое впечатление. будто у него нет ног. Во рту у него торчала большая красная трубка; он курил и смотрел на све- чу с завидным благодушием. - Давно вы здесь? - спросил Сэм, нарушая молчание, длившееся довольно долго. - Двадцать лет, - ответил сапожник, положив конец трубки. - Неуважение к суду? - осведомился Сэм. Сапожник кивнул головой. - Ну, так зачем же вы продолжаете упрямиться, - сказал Сэм сурово, - и губите свою драгоценную жизнь в этом-вот загоне для скота? Почему не уступите и не попросите прощения у лорд-канцлера, что из-за вас его суд покрыл себя позором, не скажете ему, что вы теперь очень раскаиваетесь и больше не будете так делать? Сапожник засунул трубку в угол рта, улыбнулся, опять передвинул ее на старое место, но ничего не сказал. - Почему вы так не поступите? - настойчиво повторил Сэм. - Что? - откликнулся сапожник. - Вы плохо пони маете эти дела. Ну что, по-вашему, меня погубило? - По-моему, - сказал Сэм, снимая нагар со свечи, - началось с того, что вы залезли в долги, да? - Никогда не был должен ни единого фартинга, - отозвался сапожник. - Придумайте еще что-нибудь. - Ну, может быть, - сказал Сэм, - вы скупали дома, что, выражаясь де- ликатно, значит свихнуться, или вздумали их строить, что, выражаясь по-медицинскому, значит потерять надежду на выздоровление. Сапожник покачал головой и сказал: - Придумайте еще что-нибудь. - Надеюсь, вы не затевали тяжбы? - подозрительно спросил Сэм. - Никогда в жизни, - отвечал сапожник. - Дело в том, что меня погуби- ли деньги, оставленные мне по завещанию. - Бросьте! - сказал Сэм. - Кто этому поверит! Хотел бы я, чтобы ка- кой-нибудь богатый враг вздумал погубить меня этим-вот способом. Я бы ему не помешал. - О, я вижу, вы мне не верите, - сказал сапожник. мирно покуривая трубку. - На вашем месте я бы и сам не поверил. А все-таки это правда. - Как это случилось? - спросил Сэм, склоняясь к тому, чтобы поверить, - такое сильное впечатление произвел на него сапожник. - А вот как, - отвечал сапожник. - С одним старым джентльменом - я на него работал в провинции и был женат на его бедной родственнице (она умерла, да благо словит ее бог, и возблагодарим его за это) - случился удар, и он отошел. - Куда? - осведомился Сэм, которого клонило ко сну после многочислен- ных событий этого дня. - Как я могу знать куда? - возразил сапожник, который, наслаждаясь своей трубкой, говорил в нос. - Отошел к усопшим. - А, понимаю! - сказал Сэм. - Что же дальше? - Ну, так вот, - продолжал сапожник, - он оставил пять тысяч фунтов. - Очень благородно с его стороны, - вставил Сэм. - Одну из них, - сообщил сапожник, - он оставил мне, потому что я был, понимаете ли, женат на его родственнице. - Очень хорошо, - пробормотал Сэм. - А так как он был окружен множеством племянниц в племянников, кото- рые вечно ссорились и дрались между собой из-за денег, то меня он назна- чил своим душеприказчиком и оставил мне остальные тысячи по доверию, чтобы разделить между ними, как сказано в завещании. - Что значит - по доверию? - осведомился Сэм, очнувшись от дремоты. - Если это не наличные, то какой от них прок? - Это юридический термин, вот и все, - пояснил сапожник. - Не думаю, - сказал Сэм, покачав головой. - Какое уж там доверие в этой лавочке? - А впрочем, продолжайте. - Так вот, - сказал сапожник, - когда я хотел утвердить завещание, племянницы и племянники, которые были ужасно огорчены, что не все деньги достались им, вошли с caveat.. - Что такое? - переспросил Сэм. - Юридическая штука - все равно что сказать: "Стоп! ", - ответил сапожник. - Понимаю, - сказал Сэм, - зять хабис корпус. Ну? - Но, убедившись, что они не могут между собой договориться, - про- должал сапожник, - и, стало быть, не могут оспорить завещание, они взяли назад свое caveat, и я распределил наследство. Едва я успел это сделать, как один племянник возбуждает дело об отмене завещания. Спустя несколько месяцев дело разбирается у старого, глупого джентльмена в задней комнате где-то в переулке собора св. Павла; четыре адвоката взяли себе каждый по одному дню, чтобы надоедать ему по очереди, а потом он недели две раз- мышляет и читает показания в шести томах и, наконец, выносит решение, что завещатель был не в своем уме и, стало быть, я должен вернуть все деньги и уплатить издержки. Я обжаловал решение; дело переходит к трем или четырем очень сонным джентльменам, которые уже слушали его в первом суде, при котором они состоят законниками, но определенной работы у них нет, - разница только в том, что там их называли докторами, а здесь - делегатами, - не знаю, понятно ли вам Это; и они очень вежливо утвердили решение старого джентльмена. После этого мы перешли в Канцлерский суд, где дело находится и по сей день и где навсегда останется. Вся моя тыся- ча фунтов давным-давно перешла к моим адвокатам, а имущество, как они это называют, и издержки оцениваются в десять тысяч фунтов, и вот из-за них я здесь сижу и буду сидеть до самой смерти и чинить сапоги. Кое-кто из джентльменов поговаривал о том, чтобы поднять вопрос в парламенте, и, вероятно, так бы они и сделали, да только у них не было времени прихо- дить ко мне, а я не мог идти к ним; мои длинные письма им надоели, и они бросили это дело. Вот вам святая истина, без всяких недомолвок или преу- величений, и ее прекрасно Знают пятьдесят человек как в этой тюрьме, так и за ее стенами. Сапожник приостановился, чтобы удостовериться, какое впечатление про- извел его рассказ на Сэма, но убедившись, что тот погрузился в сон, выт- ряхнул пепел из трубки, вздохнул, положил трубку, натянул на голову оде- яло и заснул. На следующее утро мистер Пиквик в одиночестве сидел за завтраком (Сэм в комнате сапожника усердно занимался приведением в порядок башмаков и черных гетр своего хозяина), когда раздался стук в дверь, и не успел мистер Пиквик крикнуть: "Войдите!" - как появилась голова, украшенная шевелюрой и вельветовой шапочкой, каковые головные уборы мистер Пиквик без труда признал личной собственностью мистера Сменгля. - Как поживаете? - осведомилась эта достойная личность, сопровождая вопрос несколькими десятками кивков. - Послушайте, вы никого не ждете сегодня утром? Трое каких-то дьявольски элегантных джентльменов спраши- вали вас внизу и стучались во все двери нижнего этажа. За это им чер- товски влетело от постояльцев, потрудившихся открыть дверь. - Ах, боже мой! Как глупо! - вставая, воскликнул мистер Пиквик. - Да, не сомневаюсь, что это кое-кто из моих друзой, которых я ждал вчера. - Ваши друзья! - вскричал Сменгль, схватив мистера Пиквика за руку. - Больше ни слова! Будь я проклят, но с этой минуты они - мои друзья, а также друзья Майвинса. Чертовски симпатичный джентльмен эта скотина Май- винс, не правда ли? - добавил Сменгль с большим чувством. - Я так мало знаю этого джентльмена, - нерешительно начал мистер Пик- вик, - что я... - Понимаю, понимаю! - перебил Сменгль, схватив мистера Пиквика за плечо. - Вы познакомитесь с ним ближе. Вы будете в восторге от него. Этот человек, сэр, - с; торжественной миной присовокупил Сменгль, - на- селен комическим талантом, который сделал бы честь Друрилсйнскому теат- ру. - В самом деле? - сказал мистер Пиквик. - Ей богу правда! - воскликнул Сменгль. - Вы бы послушали, как он изображает четырех котов в тачке - четырех котов, сэр, клянусь честью! Вы понимаете, как это чертовски остроумно? Будь я проклят, если вы не полюбите этого человека, когда узнаете его качества! У него один только недостаток, - маленькая слабость, о которой я, знаете ли, уже упоминал. Так как мистер Сменгль покачал при этом головой конфиденциально и со- чувственно, мистер Пиквик понял, что должен что-то сказать, и посему сказал: "А!" - и с нетерпением взглянул на дверь. - А! - подхватил мистер Сменгль, с важным видом вздохнув. - Это чу- десный товарищ, вот кто он такой, сэр. Лучшего товарища не найти. Но есть у него один недостаток. Если бы явилась ему сию минуту тень его де- да, сэр, он взял бы у нее деньги под вексель. - Неужели? - воскликнул мистер Пиквик. - Да, - подтвердил мистер Сменгль. - И будь в его власти вызвать ее еще раз, он бы это сделал через два месяца и три дня, чтобы переписать вексель. - Это весьма замечательные черты, - сказал мистер Пиквик, - но боюсь, что, пока мы тут беседуем, мои друзья разыскивают меня и не знают, что делать. - Я их провожу, - предложил Сменгль, направляясь к двери. - Всего хо- рошего. Я, знаете ли, не потревожу вас, пока они будут здесь. До сви- данья... Произнеся последние два слова, Сменгль вдруг остановился, снова зак- рыл дверь, которую успел открыть, и, потихоньку приближаясь к мистеру Пиквику, на цыпочках подошел к нему вплотную и спросил чуть слышным ше- потом: - Не могли бы вы мне ссудить полкроны-до конца будущей недели? Мистер Пиквик, едва удерживаясь от улыбки, но тем не менее храня серьезный вид, достал монету и положил ее в руку мистеру Сменглю, после чего этот джентльмен с многочисленными кивками и подмигиваниями, наме- кающими на великую тайну, отправился на поиски трех посетителей, которых вскоре и привел. Кашлянув трижды и столько же раз кивнув, чтобы заверить мистера Пиквика в том, что не забудет заплатить, он очень любезно пожал всем руки и, наконец, удалился. - Дорогие мои друзья! - оказал мистер Пиквик, пожимая по очереди руку мистеру Тапмену, мистеру Уинклю и мистеру Снодграссу, ибо это были имен- но они. - Как я рад вас видеть! Триумвират был очень растроган. Мистер Тампен скорбно покачал голо- вой, мистер Снодг

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования