Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
расс с нескрываемым волнением извлек носовой платок, а мистер Уинкль отошел к окну и громко засопел. - С добрым утром, джентльмены! - провозгласил Сэм, появляясь в этот момент с башмаками и гетрами. - Долой меланхолию, как сказал малыш, ког- да его учительница умерла. Добро пожаловать в колледж, джентльмены! - Этот безумный человек, - сообщил мистер Пиквик, похлопывая Сэма по голове, когда тот опустился на колени, чтобы согнуть своему хозяину гет- ры, - этот безумный человек, чтобы остаться со мной, заставил арестовать себя. - Что такое? - воскликнули трое друзей. - Да, джентльмены, - подтвердил Сэм, - я... пожалуйста, стойте смир- но, сэр... я - арестант, джентльмены. Схватило, как сказала леди, соби- раясь рожать. - Арестант! - с непонятным волнением воскликнул мистер Уинкль. - Что такое, сэр! - отозвался Сэм, поднимая голову. - В чем дело, сэр? - Я надеялся, Сэм, что... ничего, ничего, - стремительно сорвалось с языка у мистера Уинкля. Было нечто столь резкое и беспокойное в манерах мистера Уинкля, что мистер Пиквик невольно взглянул на своих двух друзей, ожидая объяснения. - Мы не знаем, - ответил вслух мистер Тапмен на Этот немой вопрос. - Последние два дня он был очень возбужден и сам на себя не похож. Мы опасались, не случилось ли чего-нибудь, но он кате- горически это отрицает. - Нет, нет, - вмешался мистер Уинкль, краснея под взглядом мистера Пиквика, - право же, ничего не случилось. Уверяю вас, ничего не случи- лось, дорогой сэр. Мне придется уехать ненадолго из города по личному делу, и я надеялся упросить вас, чтобы вы разрешили Сэму меня сопровож- дать. Физиономия мистера Пиквика выразила еще большее удивление. - Я... я... думаю, - запинаясь, продолжал мистер Уинкль, - что Сэм не стал бы возражать, но теперь, конечно, это не- возможно, раз он арестован. Придется ехать мне одному. Когда мистер Уинкль произнес эти слова, мистер Пиквик с некоторым изумлением почувствовал, что пальцы Сэма, застегивавшего гетры, задрожа- ли, словно он был удивлен или испуган. Сэм посмотрел на мистера Уинкля, когда тот умолк, и хотя они обменялись только мимолетным взглядом, но, по-видимому, поняли друг друга. - Сэм, вы что-нибудь об этом знаете? - быстро спросил мистер Пиквик. - Нет, не знаю, сэр, - отозвался мистер Уэллер, начиная с большим усердием застегивать гетры. - Вы уверены, Сэм? - настаивал мистер Пиквик. - Видите ли, сэр, - отвечал мистер Уэллер, - я уверен в том, что раньше ни разу об этом не слышал. Если у меня есть какие-то догадки, - добавил Сэм, взглянув на мистера Уинкля, - я не имею никакого права о них говорить, потому что боюсь, знаете ли, ошибиться. - А я не имею никакого права вмешиваться в личные дела друга, как бы он ни был мне близок, - помолчав, сказал мистер Пиквик. - Разрешите только сказать, что я ровно ничего во всем этом не понимаю. Довольно! Больше мы к этому возвращаться не будем. Выразив таким образом свою мысль, мистер Пикник перевел разговор на другие темы, а мистер Уинкль начал постепенно приходить в себя, хотя все еще был очень далек от полного спокойствия. Столько вопросов нужно было им обсудить, что утро пролетело быстро. В три часа, когда Сэм водрузил на маленький обеденный стол жареную баранью ногу и огромный паштет, а блюде с овощами и кувшины с портером разместил на стульях, на диване и где придется, все почувствовали, что могут отдать должное обеду, хотя мясо было куплено и зажарено, а паштет приготовлен и испечен по со- седству, в тюремной кухне. После этого выпили одну-две бутылки очень хорошего вина, за которым мистер Пиквик послал в кофейню "Кубок" близ Докторс-Коммонс. Пожалуй, вместо "одну-две" правильнее было бы сказать "полдюжины", ибо к тому времени, когда вино было выпито, а чай убран, зазвонил колокол, возве- щавший, что настало время расходиться по домам. Если днем поведение мистера Уинкля казалось необъяснимым, то сейчас, когда под наплывом чувств и своей доли вина - одной из шести бутылок - он начал прощаться с другом, оно стало романтическим и торжественным. Он выждал, пока удалились мистер Тапмен и мистер Снодграсс, схватил руку мистера Пиквика и горячо пожал, выражая всей своей физиономией твердую и непреложную решимость, зловеще сочетавшуюся с глубоким унынием. - Спокойной ночи, дорогой сэр, - сквозь стиснутые Зубы проговорил мистер Уинкль. - Да благословит вас бог, дорогой мой! - промолвил мягкосердечный мистер Пиквик, отвечая на рукопожатие молодого друга. - Пора! - крикнул мистер Тапмен из галереи. - Да, да, сию минуту, - отозвался мистер Уинкль. - Спокойной ночи! - Спокойной ночи, - сказал мистер Пиквик. Затем последовала еще одна "спокойная ночь", и еще одна, и еще с пол- дюжины, а мистер Уинкль продолжал пожимать руку своему другу и с тем же странным выражением смотреть ему в лицо. - Что случилось? - спросил, наконец, мистер Пиквик, когда рука у него заныла от рукопожатий. - Ничего, - отвечал мистер Уинкль. - Ну, спокойной ночи, - сказал мистер Пиквик, пытаясь выдернуть руку. - Мой друг, мой благодетель, мой высокоуважаемый спутник! - пробормо- тал мистер Уинкль, уцепившись за его руку. - Не судите меня строго, не судите, когда узнаете, что я, доведенный до крайности непреодолимыми препятствиями... - Ну, что же вы! - воскликнул мистер Тампен, появляясь в дверях. - Идите, а не то нас тут запрут! - Да, да, иду! - ответил мистер Уинкль. И, собравшись с силами, он выбежал из камеры. В то время как мистер Пиквик с немым удивлением смотрел им вслед, по- ка они шли по коридору, на площадке лестницы появился Сэм и шепнул что то на ухо" мистеру Уинклю. - О, разумеется, положитесь на меня! - громко ответил этот джентльмен. - Благодарю вас! Вы не забудете, сэр? - осведомился Сэм. - Конечно, не забуду, - отозвался мистер Уинкль. - Желаю вам удачи, сэр, - сказал Сэм, притронувшись к шляпе. - Мне бы очень хотелось отправиться с вами, сэр, но, конечно, хозяин - прежде всего. - Вы остаетесь, и этот поступок делает вам честь, - сказал мистер Уинкль. С этими словами они расстались внизу лестницы. - Чрезвычайно странно, - заметил мистер Пиквик, возвращаясь в камеру и задумчиво присаживаясь к столу. - Что мог затеять этот молодой чело- век? Он сидел, обдумывая этот вопрос, как вдруг раздался голос тюремщика Рокера, осведомлявшегося, можно ли войти. - Войдите, - отвечал мистер Пиквик. - Я вам принес подушку помягче, сэр, - сообщил Рокер, - вместо той временной, какая была у вас прошлой ночью. - Благодаря вас, - сказал мистер Пиквик. - Не хотите ли стаканчик ви- на? - Вы очень добры, сэр, - отвечал мистер Рокер, принимая предложенный стакан. - За ваше здоровье, сэр. - Благодарю вас, - отозвался мистер Пиквик. - С сожаленьем должен вам сообщить, - сэр, что вашему квартирохозяину сделалось очень худо этой ночью, - сказал Рокер, поставил стакан и стал разглядывать подкладку своей шляпы, приготовляясь вновь ее надеть. - Как? Арестант Канцлерского суда? - воскликнул мистер Пиквик. - Ему недолго оставаться арестантом Канцлерского суда, сэр, - отвечал Рокер, поворачивая свою шляпу так, чтобы можно было прочесть имя масте- ра. - Вы меня пугаете! - промолвил мистер Пиквик. - Что вы хотите ска- зать? - У него уже давно чахотка, - пояснил мистер Рокер, - а с ночи он стал задыхаться. Доктор уже полгода назад сказал, что спасти его может только перемена климата. - Ах, боже мой! - воскликнул мистер Пиквик. - Неужели закон в течение полугода медленно убивал этого человека? - Насчет этого я ничего не знаю, - отвечал Рокер, обеими руками при- поднимая шляпу за поля. - Вероятно, с ним случилось бы то же самое, где бы он ни был. Сегодня утром его перевели в больницу; доктор говорит, что нужно во что бы то ни стало поддерживать его силы, и начальник прислал ему со своего стола вина, бульону и всякой всячины. Начальник в этом не виноват, сэр. - Да, конечно, - поспешил согласиться мистер Пиквик. - А все-таки боюсь, что его песенка спета, - продолжал Рокер, покачи- вая головой. - Я только что предлагал Недди держать пари на два шести- пенсовика против одного, но он не согласился и был прав. Покорнейше бла- годарю, сэр. Спокойной ночи, сэр. - Постойте, - с волнением сказал мистер Пиквик. - Где больница? - Как раз над вашей камерой, сэр, - отвечал Рокер. - Если хотите, я вас провожу. Мистер Пиквик, не говоря ни слова, схватил шляпу и тотчас же вышел. Тюремщик молча шел впереди; осторожно приподняв щеколду, он знаком предложил мистеру Пикнику войти. Эта была большая унылая палата с несколькими железными кроватями; на одной из них, вытянувшись, лежал человек, похожий на тень: иссохший, бледный, страшный. У изголовья его сидел старичок в сапожничьем передни- ке и, вооружившись роговыми очками, читал вслух библию. Это был счастли- вый наследник. Больной опустил руку на плечо своему товарищу, прося прекратить чте- ние. Тот послушно закрыл книгу и положил ее на кровать. - Откройте окно, - сказал больной. Сапожник повиновался. Стук экипажей и повозок, дребезжание колес, крики взрослых и детей - все звуки большого города, возвещавшие о жизни и деятельности, сливаясь в глухой шум, ворвались в комнату. Из этого хриплого гула выделялся время от времени неудержимый смех или обрывок какой-то звонкой песни, распеваемой кем-то в беспокойной толпе, на се- кунду задевал слух, а потом тонул в реве голосов и топоте ног, - разби- вались волны бурного житейского моря, тяжело катившего свои воды за ок- ном. Печальны эти звуки для задумчивого слушателя в любое время. Какими же печальными кажутся они тому, кто бодрствует у смертного одра! - Здесь нет воздуха, - прошептал больной. - Эти стены отравляют его. За ними, когда я бродил там много лет назад, воздух был свежий; проникая в тюрьму, он делается горячим и тяжелым. Я не могу им дышать. - Мы оба дышали им долгие годы, - сказал старик. - Ободритесь! Наступило короткое молчание, и оба посетителя приблизились к кровати. Больной притянул к себе руку старого товарища по тюрьме и, ласково сжав ее обеими руками, не выпускал. - Надеюсь, - прошептал он немного спустя так тихо, что они должны бы- ли наклониться к кровати, чтобы расслышать невнятные звуки, срывавшиеся с его бледных губ, - надеюсь, милосердный судья вспомнит о моем тяжелом наказании на земле. Двадцать лет, мой друг, двадцать лет в этой отврати- тельной могиле! У меня разрывалось сердце, когда умер мой ребенок, а я не мог даже поцеловать его в гробике. С тех пор среди этого шума разгула мое одиночество стало ужасным. Да простит меня бог! Он видел мою одинокую, томительную смерть. Он сложил руки и, прошептав еще что-то, чего никто не расслышал, пог- рузился в сон - сперва это был только сон, потому что они видели, как он улыбался. Они разговаривали шепотом, потом тюремщик, наклонившись к подушке, отшатнулся. - Клянусь богом, он получил свободу! - воскликнул тюремщик. Да, получил. Но при жизни он стал так похож на мертвеца, что они не заметили, когда он умер. ГЛАВА XLV, повествующая о свидании мистера Сэмюела Уэллера со своим семейством. Мистер Пиквик совершает осмотр маленького мира, в котором обитает, и, принимает решение как можно меньше соприкасаться с ним в будущем Как-то утром, спустя несколько дней после своего Заточения, мистер Сэмюел Уэллер с величайшей заботливостью привел в порядок камеру хозяина и, убедившись, что он комфортабельно расположился со своими книгами в бумагами, удалился, чтобы провести час-другой с наибольшей приятностью. Утро было прекрасное, и Сэмюелу пришло в голову, что пинта портера на свежем воздухе поможет скоротать ему ближайшие четверть часа не хуже, чем всякое другое развлечение, какое он мог себе позволить. Придя к такому выводу, он отправился в буфетную. Купив пиво и получив вдобавок газету трехдневной давности, он потел к кегельбану и, сев на скамью, начал развлекаться очень степенно и методи- чески. Прежде всего он освежился глотком пива, а потом поднял взор к окну и платонически подмигнул молодой леди, которая чистила там картофель. За- тем он развернул газету, сложил ее так, чтобы судебная хроника была сверху, а поскольку это дело очень трудное и раздражающее, если дует хо- тя бы легкий ветерок, то Сэм, покончив с ним, снова хлебнул пива. Затем он прочел две строки и оторвался от газеты, чтобы взглянуть на двух субъектов, игравших тут же партию в мяч, по окончании которой он одобри- тельно крикнул: "Очень хорошо!" - и окинул взглядом зрителей, чтобы уз- нать, согласны ли они с ним. Это повлекло за собой необходимость взгля- нуть также и на окно; а так как молодая леди все еще была там, то прос- тая вежливость требовала подмигнуть снова и, прибегнув к пантомиме, вы- пить за ее здоровье еще глоток пива, что Сэм и проделал. Состроив свире- пую гримасу мальчугану, который, широко раскрыв глаза, следил за этой процедурой, он положил ногу на ногу и, держа обеими руками газету, начал читать всерьез. Едва успел он сосредоточиться в надлежащей степени, как вдруг ему по- чудилось, что где-то в коридоре выкрикивают его имя. И он не ошибся, ибо оно быстро передавалось из уст в уста, и вскоре воздух огласился крика- ми: "Уэллер!" - Здесь! - громовым голосом гаркнул Сэм. - В чем дело? Кто его спра- шивает? Или прислали нарочного сказать, что его дача горит? - Кто-то спрашивает вас в прихожей, - объяснял стоявший поблизости человек. - Пожалуйста, присмотрите, старина, за этой-вот газетой и кружкой, - попросил Сэм. - Я сейчас приду. Ей-богу, если бы меня вызывали в суд, так и то не могли бы поднять больше шума! Сопровождая эти слова деликатным щелчком по голове вышеупомянутого молодого джентльмена, который, не подозревая о своем близком соседстве с разыскиваемой особой, вопил во всю глотку: "Уэллер!" - Сэм поспешно про- шел по двору и взбежал но ступеням в прихожую. Здесь первое, что он уви- дел, был его возлюбленный родитель, сидящий со шляпой в руке на нижней ступеньке внутренней лестницы и через каждые полминуты оравший во все горло: "Веллер!" - Ну, чего вы орете? - быстро спросил Сэм, когда старый джентльмен испустил еще один вопль. - Раскраснелся так, что смахивает на сердитого стеклодува. В чем дело? - Ага! А то я уже начал побаиваться, Сэмми, - отозвался старый джентльмен, - не отправился ли ты на прогулку в Ридженен-парк. - Бросьте, - сказал Сэм, - нечего поддразнивать жертву скупости, сле- зайте-ка со ступеньки. Чего вы тут расселись? Я здесь не живу. - Я тебе покажу такую потеху, Сэмми, - начал старший мистер Уэллер, вставая. - Постойте минутку, - перебил Сэм, - вы весь белый сзади. - Правильно, Сэмми, сотри это, - сказал мистер Уэллер, когда сын стал его чистить. - Здесь могут принять за личное оскорбление, если человек будет разгуливать обеленным, а, Сэмми? Тут мистер Уэллер проявил столь недвусмысленные симптомы сдавленного смеха, что Сэм поспешил положить этому конец. - Да успокойтесь! - сказал Сэм. - Отроду не видывал такого старого чудака. Ну, чего вы надрываетесь? - Сэмми, - сказал мистер Уэллер, вытирая лоб, - боюсь, как бы мне не дохохотаться до апоплексического удара, мой мальчик. - Ну, так для чего же вы это делаете? - полюбопытствовал Сэм. - Что вы можете на это ответить? - Как ты думаешь, Сэмивел, кто приехал сюда вместе со мной? - спросил мистер Уэллер, отступая шага на два, сжимая губы и поднимая брови. - Пелл? - предположил Сэм. Мистер Уэллер покачал головой, и его румяные щеки раздулись от смеха, который пытался вырваться на волю. - Может быть, человек с пятнистым лицом? - высказал догадку Сэм. Снова мистер Уэллер покачал головой. - Ну так кто же? - спросил Сэм. - Твоя мачеха! - сказал мистер Уэллер, и хорошо, что он это сказал, иначе щеки неизбежно лопнули бы от неестественного растяжения. - Твоя мачеха, Сэмми! - повторил мистер Уэллер, - и красноносый, сын мой, и красноносый! Хо-хо-хо! Тут с мистером Уэллером начались конвульсии от смеха. Сэм созерцал его с широкой улыбкой, постепенно расплывшейся по всей физиономии. - Они пришли серьезно потолковать с тобой, Сэмми, - сообщил мистер Уэллер, вытирал глаза. - Ни слова не говори им о бессердечном кредиторе, Сэмми. - Как, разве они не знают, кто он такой? - осведомился Сэм. - Понятия не имеют, - отвечал отец. - Где они? - спросил Сэм, на чьей физиономии отражались все гримасы старого джентльмена. - В уютном местечке, - сообщил мистер Уэллер. - Попробуй залучить красноносого в такое место, где нет спиртного! Не удастся, Сэмивел, не удастся! Мы сегодня очень приятно прокатились сюда от "Маркиза", Сэмми, - продолжал мистер Уэллер, когда почувствовал себя способным изъясняться членораздельно. - Я запряг старую пегую в эту повозку, что осталась от первого муженька твоей мачехи, поставила кресло для пастыря, и будь я проклят, - с глубоким презрением добавил мистер Уэллер, - и будь я прок- лят, если не вынесли на дорогу перед нашей дверью лесенку, чтобы по ней взобраться. - Да вы шутите! - воскликнул Сэм. - Я не шучу, Сэмми, - возразил отец, - жаль, что ты не видел, как он цеплялся за край экипажа, словно боялся рухнуть с высоты шести футов и разбиться на миллион частиц. Наконец, все-таки вскарабкался, и мы поеха- ли, и мне сдается, - я повторяю: мне сдается, Сэмми, - что его малость потряхивало на поворотах. - А не налетали вы случайно разок-другой на столбы? - предположил Сэм. - Боюсь, Сэмми, - отвечал мистер Уэллер, подмигивая с наслаждением, - боюсь, что я разок-другой в них зацепил; он всю дорогу вылетал из крес- ла. Тут старый джентльмен покачал головой и испустил хриплое, сдавленное бурчание, сопровождавшееся сильным распуханием физиономии и растяжением всех черт лица, каковые симптомы не на шутку встревожили его сына. - Не пугайся, Сэмми, не пугайся, - сказал старый джентльмен, когда после многих усилий и судорожного топанья ногой вновь обрел голос. - Это я стараюсь смеяться потише. - Ну, если так, - отвечал Сэм, - то лучше не старайтесь. Сами увиди- те, что это довольно опасная штука. - Тебе не нравится, Сэмми? - полюбопытствовал старый джентльмен. - Совсем не нравится, - отвечал Сэм. - А все-таки эта штука, - сказал мистер Уэллер, а слезы все еще стру- ились у него по щекам, - была бы очень большим подспорьем для меня, если бы я к ней привык, а иной раз сберегла бы немало слов для твоей мачехи и для меня, но боюсь, что ты прав, Сэмми: она слишком сильно клонит к апоплексии, слишком сильно, Сэмивел. Этот разговор привел их к двери "уютного местечка", куда Сэм, приос- тановившись на секунду, чтобы бросить лукавый взгляд на почтенного роди- теля, который все еще хихикал за его спиной, вошел сразу. - Мачеха, - сказал Сэм, вежливо приветствуя сию леди, - очень вам благодарен за это посещение. Пастырь, как поживаете? - О Сэмюсл! - возопила миссис Уэллер. - Это ужасно! - Ничуть не бывало, мамаша, - отвечал Сэм. - Но правда ли, пастырь? Мистер Стиггинс воздел руки и возвел очи горе, показывая одни белки - вернее, желтки, - но не дал никакого словесного ответа. - Не страдает ли этот-вот джентльмен каким-нибудь мучительным неду- гом? - спросил Сэм, обращаясь к объяснением к мачехе. - Добрый человек скорбит, видя вас здесь, Сэмюел, - пояснила миссис Уэллер. - О, вот оно что, - отозвался Сэм. - А я боялся, на него глядя, не забыл ли он поперчить, последний съеденный им огурец. Садитесь, сур, си- дит

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования