Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Диккенс Чарльз. Посмертные записки Пиквикского клуба -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -
виду, и не успевал дядя поразмыслить о том, куда он делся, как уже появлялось с полдюжины носильщиков, сгибавшихся под тяжестью тюков, которые, каза- лось, вот-вот их раздавят. А как чудно были одеты пассажиры! В длинных широкополых кафтанах с широкими манжетами и без воротничков, и в пари- ках, джентльмены, в настоящих больших париках с бантом на косичках. Дядя ровно ничего не понимал. - Ну, что же, вы намерены садиться? - спросил человек, который уже обращался к дяде. Он был в костюме кондуктора почтовой кареты, в парике и в кафтане с большущими манжетами. В одной руке он держал фонарь, а в другой - огромный мушкет, который - собирался спрятать в ящик. - Намере- ны вы садиться, Джек Мартин? - повторил кондуктор, поднося фонарь к лицу дяди. - Что?! - попятившись, воскликнул дядя. - Это еще что за фамильяр- ность? - Так значится в списке пассажиров, - отвечал кондуктор. - А не значится ли там еще "мистер"? - осведомился дядя. Джентльмены, он считал, что называть его Джеком Мартином было со сто- роны незнакомою кондуктора дерзостью, которой не допустила бы почтовая контора, если бы она была об этом осведомлена. - Нет там мистера, - холодно отвечал кондуктор. - А за билет заплачено? - полюбопытствовал дядя. - Конечно, - ответил кондуктор. - Ах, вот оно что! - сказал дядя. - Ну, значит, в путь. Которая каре- та? - Вот она, - отозвался кондуктор, указывая на старомодную карету Эдннбурр - Лондон со спущенной подножкой и открытой дверцей. - Постойте! Еще пассажиры! Пропустите их. Едва кондуктор выговорил эти слова, как перед самым носом дяди поя- вился молодой джентльмен в напудренном парике и небесно-голубом кафтане с серебряными галунами и очень широкими фалдами на холщовой подкладке. Тиггин и Уэллс, джентльмены, торговали набивными тканями и Жилетами, и, стало быть, мой дядя сразу разобрался во всех этих материях. На нем были короткие цианы, какие-то странные гамаши, подвернутые над шелковыми чул- ками, туфли с пряжками, кружевные манжеты, на голове треуголка, а сбоку длинная шпага, суживающаяся к концу. Жилет спускался ему на бедра, а концы галстука доходили до пояса. Он торжественно приблизился к дверце кареты, снял шляпу и держал ее над головой в вытянутой руке, оттопырив мизинец, как это делают иные жеманные люди, поднося к губам чашку чаю; затем он щелкнул каблуками, важно отвесил низкий поклон и протянул левую руку. Дядя хотел было шагнуть вперед и крепко пожать ее, как вдруг Заме- тил, что эти знаки внимания относились не к нему, а к молодой леди в старомодном зеленом бархатном платье с длинной талией и корсажем, вне- запно появившейся у подножки кареты. Вместо шляпы, джентльмены, ее голо- ву покрывал черный шелковый капюшон. Собираясь сесть в карету, она на секунду оглянулась, и такого красивого личика, как у нее, дядя никогда не видывал даже на картинках. Она села в карету, придерживая одной рукой платье; и, - как говаривал мой дядя, подкрепляя свои слова руга- тельством, когда рассказывал Эту историю, - он ни за что бы не поверил, что могут быть на свете такие прелестные ножки, если бы не видел их собственными глазами. Но когда мелькнуло перед ним это прекрасное лицо, дядя заметил, что молодая леди бросила на него умоляющий взгляд и казалась испуганной и огорченной. Увидел он также, что молодой человек в напудренном парике, несмотря на всю свою показную галантность, весьма утонченную и благород- ную, крепко схватил молодую леди За руку, когда она садилась в карету, и влез тотчас же вслед за ней. С ними отправлялся на редкость безобразный человек в прилизанном коричневом парике, в лиловом костюме, в сапогах, доходивших до бедер, и с очень большим палашом. А когда он уселся рядом с молодой леди, которая забилась в угол, подальше от него, дядя утвер- дился в первоначальной своей догадке, что тут происходит нечто мрачное и таинственное, или, как он сам говаривал: тут что-то развинтилось. Оста- ется только удивляться, с какой быстротой он принял решение в случае опасности помочь молодой леди, если она будет нуждаться в помощи. - Смерть и молния! - воскликнул молодой джентльмен, хватаясь за шпа- гу, когда дядя влез в карсту. - Кровь и гром! - заревел другой джентльмен. С этими словами он выхватил свой палаш и без лишних церемоний сделал выпад против дяди. У дяди не было при себе оружия, но он очень ловко сорвал с головы безобразного джентльмена треуголку и, насадив ее на кон- чик его палаша, крепко зажал руками и не выпускал. - Проколите его сзади! - крикнул безобразный джентльмен своему спут- нику, пытаясь высвободить палаш. - Не советую! - отозвался дядя, грозно поднимая ногу. - Я мозги у не- го вышибу или голову ему проломлю, если мозгов у него нет. Понатужившись, мой дядя вырвал палаш из рук безобразного джентльмена и вышвырнул его в окно кареты, после чего джентльмен помоложе снова про- возгласил: "Смерть и молния!" - и очень грозно опустил руку на Эфес шпа- ги, однако не вытащил ее из ножен. Быть может, - как говорил с улыбкой дядя, - быть может, он боялся испугать леди. - НУ-С, джентльмены, - сказал дядя, преспокойно усаживаясь, - в при- сутствии леди я не хочу никакой смерти, ни с молнией, ни без нее, а кро- ви и грома хватит с нас на одно путешествие. Поэтому, если вам угодно, будем сидеть на своих местах, как мирные путешественники. Эй" кондуктор, подайте этому джентльмену его нож! Как только дядя выговорил эти слова, кондуктор появился у окна каре- ты, держа в руке палаш. Он поднял фонарь, протягивая палаш, внимательно посмотрел в лицо моему дяде, а дядя при свете фонаря увидел, к большому своему удивлению, великое множество кондукторов, столпившихся у окна, - и все до единого смотрели на него очень внимательно. Он отроду не виды- вал такого количества бледных лиц, красных кафтанов и зорких глаз. "Такой диковинной штуки никогда еще со мной не бывало", - подумал дя- дя. - Разрешите вернуть вам вашу шляпу. Безобразный джентльмен молча взял свою треуголку, вопросительно пос- мотрел на продырявленную тулью и, наконец, водрузил ее на макушку своего парика с большой торжественностью, хотя эффект был слегка испорчен тем, что в этот момент он оглушительно чихнул, и шляпа снова слетела. - В дорогу! - крикнул кондуктор с фонарем, влезая на маленькое заднее сиденье. И они тронулись в путь. Когда они выехали со двора, дядя посмотрел в окно и увидел, что остальные кареты с кучерами, кондукторами, лошадьми и пассажирами в полном составе разъезжают по кругу со скоростью примерно пяти миль в час. Дядя пришел в бешенство, джентльмены. Как человек, за- нимавшийся коммерцией, он Знал, что мешки с почтой - не игрушка, и решил уведомить об этом почтамт, как только прибудет в Лондон. Впрочем, в данный момент его мысли были заняты молодой леди, которая сидела в дальнем углу кареты, надвинув на лицо капюшон. Джентльмен в не- бесно-голубом кафтане сидел против нее, а человек в лиловом костюме - рядом с ней, и оба не спускали с нее глаз. Стоило зашелестеть складкам капюшона, и дядя слышал, как безобразный человек хватается за палаш, а по громкому дыханию другого джентльмена угадывал (в темноте он не видел его лица), как тот пыжится, словно хочет ее проглотить. Это раздражало дядю все больше и больше, и будь что будет, а он решил разузнать, в чем тут дело. Он был восторженным поклонником блестящих глаз, красивых лиц и хорошеньких ножек, короче говоря - питал слабость к прекрасному полу. Это у нас в роду, джентльмены, - я и сам таков. Дядя прибегал к разным уловкам, чтобы привлечь внимание леди или хотя бы завязать разговор с таинственными джентльменами. Все было тщетно: джентльмены не желали разговаривать, а леди не осмеливалась. Он не раз высовывался из окна кареты и кричал во всю глотку, осведомляясь, почему они так медленно едут. Но он мог орать до хрипоты - никто не обращал на него ни малейшего внимания. Тогда он откинулся на спинку сиденья и заду- мался о красивом лице и хорошеньких ножках. Дело пошло на лад: он не за- мечал, как летит время, и не задавал себе вопросов, куда он едет и каким образом очутился в таком странном положении. Впрочем, это и не могло особенно его беспокоить - он был широкой натурой, бродягой, бесшабашным малым. Да, таков он был, джентльмены. Вдруг карета остановилась. - Эй! - воскликнул дядя. - Это еще что за новости? - Вылезайте здесь, - сказал кондуктор, откидывая подножку. - Здесь? - вскричал дядя. - Здесь, - подтвердил кондуктор. - Я и не подумаю вылезать, - заявил дядя. - Ладно, оставайтесь, - сказал кондуктор. - Останусь, - объявил дядя. - Дело ваше, - сказал кондуктор. Остальные пассажиры внимательно прислушивались к этому диалогу. Убе- дившись, что дядя решил не выходить, молодой джентльмен протиснулся мимо него, намереваясь высадить леди. В это время безобразный человек созер- цал дыру в тулье своей треуголки. Проходя мимо дяди, молодая леди урони- ла ему на руку перчатку и, наклонившись к нему так близко, что он по- чувствовал на своем носу ее горячее дыхание, шепнула одно только слово: "Помогите!" Джентльмены! Дядя тотчас же выскочил из кареты с таким азар- том, что она подпрыгнула на рессорах. - А, так, значит, вы передумали, - сказал кондуктор, увидев, что дядя стоит перед ним. Дядя несколько секунд смотрел на кондуктора, подумывая о том, что, пожалуй, не худо было бы вырвать у него мушкет, выстрелить в лицо чело- веку с большим палашом, другого ударить прикладом по голове, схватить молодую леди и, воспользовавшись суматохой, удрать. Но, поразмыслив, он отверг этот план, показавшийся ему слишком мелодраматическим, и последо- вал за двумя таинственными джентльменами, входившими в старый дом, перед которым остановилась карета. Шагая по обе стороны молодой леди, они свернули в коридор, и дядя пошел за ними. Такого ветхого унылого дома дядя никогда еще не видывал. Вероятно, здесь была когда-то большая гостиница, но теперь крыша во многих местах провалилась, а лестницы были крутые, со стертыми и сбитыми ступенями. В комнате, куда они вошли, находился большой камин, почерневший от дыма, но не пылал в нем яркий огонь. Зола еще лежала белыми хлопьями в очаге, но камин был холодный, а все вокруг казалось унылым и мрачным. - Недурно! - сказал дядя, озираясь по сторонам. - Почтовая карста подвигается со скоростью шести с половиной миль в час и останавливается неведомо на какой срок в такой дыре. Это не по правилам. Об этом будет сообщено. Я напишу в газеты. Дядя говорил довольно громко и непринужденно, желая втянуть в разго- вор двух незнакомцев. Но те не обращали на него внимания и только пере- шептывались и хмуро косились в его сторону. Леди находилась в другом конце комнаты и один раз осмелилась сделать ему Знак рукой, словно взы- вая о помощи. Наконец, двое незнакомцев подошли к дяде, и разговор завязался всерьез. - Должно быть, любезный, вам неизвестно, что этот кабинет заказан? - начал джентльмен в небесно-голубом. - Да, любезный, неизвестно, - отвечал дядя. - Но если таков отдельный кабинет, специально заказанный, то могу себе представить, сколь комфор- табелен общий зал. С этими словами дядя уселся на стул с высокой спинкой и смерил глаза- ми джентльмена так, что Тиггин и Уэллс могли бы снабдить его по этой мерке набивной материей на костюм и не ошиблись бы ни на дюйм. - Убирайтесь вон! - сказали в один голос незнакомцы, хватаясь за шпа- ги. - Что такое? - откликнулся дядя, притворяясь, будто ровно ничего не понимает. - Убирайтесь отсюда, пока живы! - крикнул безобразный человек, выхва- тывая свой огромный палаш из ножен и рассекая им воздух. - Смерть ему! - провозгласил джентльмен в небесно-голубом, также вых- ватывая шпагу и отступая на дватри шага. - Смерть ему! Леди громко вскрикнула. Дядя мой всегда отличался большой храбростью и присутствием духа. Притворясь равнодушным к тому, что здесь происходит, он украдкой огля- делся, отыскивая какой-нибудь метательный снаряд или оружие для защиты, и в тот самый момент, когда были обнажены шпаги, заметил в углу у камина старую рапиру в заржавленных ножнах. Одним прыжком дядя очутился возле нее, выхватил ее из ножен, молодецки взмахнул ею над головой, попросил молодую леди отойти в сторону, швырнул стул в небесно-голубого джентльмена, а ножны - в лилового и, воспользовавшись смятением, напал на обоих сразу. Джентльмены! В одном старом анекдоте - совсем не плохом, хотя и прав- доподобном, юный ирландский джентльмен на вопрос, умеет ли он играть на скрипке, ответил, что нимало в этом не сомневается, но утверждать не смеет, ибо ни разу не пробовал. Это можно применить к моему дяде и его фехтованию. До сей поры он держал шпагу в руках один только раз, когда играл Ричарда Третьего в любительском спектакле, но тогда он условился с Ричмондом, что тот, даже и не пытаясь драться, даст проколоть себя сза- ди. А сейчас он вступил в бой с двумя опытными фехтовальщиками: рубил, парировал, колол и проявлял замечательное мужество и ловкость, хотя до сего дня даже и не подозревал, что имеет какоето представление об этой науке. Джентльмены, это только доказывает справедливость старого прави- ла: человек никогда не знает, на что он способен, до тех пор, пока не проверит на деле. Шум битвы был ужасный: все три бойца ругались, как кавалеристы, а шпаги скрещивались с таким звоном, словно все ножи и все стальные орудия Ньюпортского рынка ударялись друг о друга. В разгар боя леди (несомненно с целью воодушевить дядю) откинула капюшон и открыла такое ослепительно прекрасное лицо, что дядя готов был драться с пятьюдесятью противниками - только бы заслужить ее улыбку, а потом умереть. Он и до этого момента совершал чудеса храбрости, а теперь начал сражаться, как взбешенный ве- ликан. В этот самый момент джентльмен в небесно-голубом оглянулся, увидел лицо молодой леди, не прикрытое капюшоном, вскрикнул от злобы и ревности и, направив оружие в ее прекрасную грудь, сделал выпад, целясь ей в сердце. Тут мой дядя испустил такой отчаянный вопль, что дом задрожал. Леди проворно отскочила в сторону, И не успел молодой человек обрести потерянное равновесие, как она уже выхватила у него оружие, оттеснила его к стене и, вонзив шпагу по самую рукоятку, пригвоздила его креп- ко-накрепко к стене. Это был подвиг доселе невиданный. С торжествующим криком дядя, обна- руживая непомерную силу, заставил "своего противника отступить к той же стене и, вонзив старую рапиру в самый центр большого красного цветка на его жилете, пригвоздил его рядом с другом. Так они оба и стояли, джентльмены, болтая в агонии руками и ногами, словно игрушечные паяцы, которых дергают за веревочку. Впоследствии дядя говаривал, что это наи- вернейший способ избавиться от врага; против этого способа можно привес- ти только одно возражение: он вводит в расходы, ибо на каждом выведенном из строя противнике теряешь по шпаге. - Карету, карету! - закричала леди, подбегая к дяде и обвивая его шею прекрасными руками. - Мы можем еще ускользнуть. - Можем? - повторил дядя. - Дорогая моя, но ведь и убивать-то больше некого! Дядя был слегка разочарован, джентльмены: он находил, что тихая лю- бовная сцена после ратоборства была бы весьма приятна, хотя бы для раз- нообразия. - Мы не можем медлить ни секунды, - возразила молодая леди. - Он (она указала на молодого джентльмена в небесно-голубом) - единственный сын могущественного маркиза Филтувилля. - В таком случае, дорогая моя, боюсь, что он никогда не наследует ти- тула, - заявил мой дядя, хладнокровно посматривая на молодого джентльме- на, который, как я уже - сказал, стоял пришпиленный к стене, словно майский жук. - Вы пресекли этот род, моя милая. - Эти негодяи насильно увезли меня от родных и друзей, - сказала мо- лодая леди, раскрасневшись от негодования. - Через час, этот злодей же- нился бы на мне против моей воли. - Какая наглость! - воскликнул дядя, бросая презрительный взгляд на умирающего наследника Филтупилля. - На основании того, что вы видели, - продолжала молодая леди, - вы могли догадаться, что они сговорились меня убить, если я обращусь к ко- му-нибудь за помощью. Если их сообщники найдут нас здесь, мы погибли! Быть может, еще две минуты - и будет поздно. Карету! От волнения и чрезмерного усилия, которое потребовалось для пригвож- дения маркиза, она упала без чувств в объятия дяди. Он подхватил ее и понес к выходу. У подъезда стояла карета, запряженная четверкой вороных коней с длинными хвостами и развевающимися гривами, но не было ни куче- ра, ни кондуктора, ни конюха. Джентльмены! Надеюсь, я не опорочу памяти дяди, если скажу, что, хотя он был холостяком, ему и раньше случалось держать в своих объятиях леди. Я уверен даже, что у него была привычка целовать трактирных служанок, а один-два раза свидетели, достойные доверия, видели, как он, на глазах у всех, обнимал хозяйку трактира. Я упоминаю об этом факте, дабы пояснить, каким удивительным созданием была эта прекрасная молодая леди, если она произвела такое впечатление на дядю. Он говорил, что почувствовал стран- ное волнение и ноги у него задрожали, когда ее длинные черные волосы свесились через его руку, а прекрасные темные глаза остановились на его лице, как только она очнулась. Но кто может смотреть в кроткие, нежные темные глаза и не почувствовать волнения? Я лично не могу, джентльмены. Я знаю такие глаза, в которые боюсь смотреть, и это сущая правда. - Вы меня никогда не покинете? - прошептала молодая леди. - Никогда, - сказал дядя. И говорил он искренне. - Мой милый защитник! - воскликнула молодая леди. - Мой милый, доб- рый, храбрый защитник! - Не говорите так, - перебил дядя. - Почему? - спросила молодая леди. - Потому что у вас такие прелестные губки, когда вы это говорите, - отвечал дядя. - Боюсь, что у меня хватит дерзости поцеловать их. Молодая леди подняла руку, словно предостерегая дядю от такого пос- тупка, и сказала... Нет, она ничего не сказала, она улыбнулась. Когда вы смотрите на очаровательнейшие губки в мире и видите, как они складывают- ся в лукавую улыбку, видите их близко, и никого нет при этом, вы наилуч- шим образом можете доказать свое восхищение их безукоризненной формой и цветом, если тотчас же их поцелуете. Дядя так и сделал, и за это я его уважаю. - Слушайте! - встрепенувшись, воскликнула молодая леди. - Стук колес и топот лошадей! - Так и есть! - прислушиваясь, согласился мой Дядя. Он привык различать стук колес и копыт, но сейчас приближалось к ним издалека такое множество лошадей и экипажей, что немыслимо было угадать их количество. Судя по грохоту, катило пятьдесят карет, запряженных каж- дая шестеркой превосходных коней. - Нас преследуют! - воскликнула молодая леди, заламывая руки. - Нас преследуют! Одна надежда на вас. На ее прекрасном лице отразился такой испуг, что дядя немедленно при- нял решение. Он посадил ее в карету, попросил ничего не бояться, еще раз прижался губами к ее губкам, а затем, посоветовав ей поднять оконную ра- му, так как было холодно, взобрался на козлы. - Милый, подождите! - крикнула молодая леди. - Что случилось? - осведомился дядя с козел. - Мне нужно сказать вам кое-что, - пояснила молодая леди. - Одно сло- во! Только одно слово, дорогой мой. - Не слезть ли мне? - спросил дядя. Молодая леди ничего не ответила, но снова улыбнулась. И как улыбну- лась, джентльмены! По сравнению с Этой улыбкой первая никуда не годи- лась. Мой дядя во мгновение ока спрыгнул со своего насе

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования