Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Думбанзе Нодар. Я, Бабушка, Илико и Илларион -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
ю. -- Как это -- "печальный"? Что тебя печалит, дорогой? В школе обижают, да? Так вот, запомни мое слово -- спалю я вашу проклятую школу! Или, может, враг у тебя завелся? Ты только скажи мне, кто он! И Илларион потряс ружьем. -- Давай, пли, Илларион! Пусть узнает весь мир, арго мы -- это мы! Ау-у-у!.. Илларион спустил оба курка, ружье громыхнуло. эхо, словно пташка в клетке, долго бросалось от горы к горе, потом, найдя выход, выпорхнуло и умчалось куда-то... ...Я проснулся от холода, протер глаза и огляделся. По-видимому, Мурада давно закончил завтрак, убрал все со стола и куда-то ушел... Я разбудил Иллариона. -- Не стой над головой, точно стражник! -- огрызнулся он.- И убери, ради бога, ружье, еще выстрелишь, чего доброго, тогда берегись, расквашу твой дурацкий нос! -- Пройдусь немного, может, зайца встречу... -- Иди, иди... будешь стрелять -- не забудь закрыть левый глаз! -- крикнул мне вдогонку Илларион. Не успел я сделать и десятка шагов, как услышал отчаянную ругань Иллариона: -- Вай, чтоб ты околела, паршивая! Дерьмо ты, а не собака! Лаять, что ли, тебе лень, ублюдок несчастный?! -- Что случилось, Илларион? -- подбежал я с ружьем наготове. -- Вот, полюбуйся, пожалуйста,- сказал он, протягивая ладонь. На ней чернело несколько зернышек заячьего помета. -- Совсем еще теплые, понимаешь? -- простонал Илларион и стал яростно давить пальцем зернышки.- Заяц только.что был здесь, а твой проклятый пес и не учуял его! -- Где ты их подобрал? -- Да говорю же тебе, вот тут, рядом, в двух шагах! Ну-ка, живо, заходи сверху, а я подкараулю здесь! Заяц не мог уйти далеко! Я взвел курок и медленно двинулся вверх по косоropy Bcкope я увидел общипанные побеги сои и заячьи середы. Они вели к большому кусту орешника. Я несколько раз обошел куст, потом сильно пнул его нои Вдруг из куста выскочил заяц -- настоящий заяц длинноухий, косой, с белой полоской на спине. -- Держи! -- взвизгнул я, словно ошпаренный, и выстрелил. Заяц, смешно пригнув уши, стрелой помчался вниз. -- Илларион, не упускай его! -- орал я. -- Я здесь, не бойся! На минуту воцарилась гробовая тишина. Затем я услышал щелканье курка, потом Илларион громко сплюнул, потом что-то плюхнулось, раздались проклятия, стоны, вздохи и потом вдруг: -- Держи, держи, Зурикела, он бежит к тебе! Я присел и вскинул ружье... Неожиданно где-то внизу бабахнул выстрел, другой, и в тот же миг раздался душераздирающий собачий визг. В глазах у меня потемнело, ноги подкосились, и я без звука опустился на землю... -- Мурада, дорогой, взгляни на меня! -- Я поцеловал своего верного пса и горько зарыдал. -- Не плачь, сынок, возьми себя в руки,- сказал Илларион, смахивая слезу. Мурада приоткрыл глаза и взглянул на нас. Плакали все трое -- я, Илларион и Мурада. -- Тебе больно, Мурада? "Очень", -- вздохнул бедный пес. -- Эх, почему у меня не отсохнут руки и не ослепнут глаза! -- воскликнул Илларион. "Ладно уж, Илларион, не убивайся... Не нарочно ведь -- спьяна... Кроме того, знаю же я нрав твоего ружья -- из него выстрелишь во врага, угодишь в друга... Помнишь, точно так же ты подстрелил свою собаку... Так что не стоит сокрушаться... Я на тебя не в обиде... Одно досадно: Ефросинэ будет рада! А впрочем, бог с ней, пусть радуется..." Сказав все это про себя, Мурада ласково потерся мордой о колено Иллариона. -- И он должен псом называться, а Илико -- человеком! Где же тут справедливость~! -- вздохнул Илларион. -- Мурада, крепись, дружище! Потерпи немного! -- нагнулся я к Мураде. "Ну, нет, брат, плохи мои дела... Как это у вас говорится? "Заживет, как на собаке"! А я вот умираю... Умираю, Зурикела..." -- Крепись, крепись, Мурада. Будь до конца мужественной собакой, -- упрашивал Илларион. "Вам, людям, горя мало: умрете -- похоронят, оплачут. A кто нас хоронит? Никто. Если и зароют нашего брата, опять-таки потому, чтобы трупы наши не воняли..." По телу Мурады пробежала дрожь. -- Илларион, на помощь, Мурада умирает! -- закричал я. "Прощайте..." -- Мурада в последний раз взглянул на меня, закрыл глаза и застыл. -- Кончился, чтоб отсохли мои руки,- тихо произнес Илларион и вытер рукавом слезы... ...Вопли и причитания бабушки всполошили все село. Примчались перепуганные соседи. Узнав, в чем дело, они возмутились: -- Вы что, люди, с ума посходили? Слыханное ли дело -- поднимать такой шум из-за дохлого пса?! Что за ненормальная семья! И разошлись... Илларион весь день ходил, словно убийца перед казнью. Под вечер он подозвал меня и сказал: -- Должны похоронить. Вон там, под чинарой! Вдвоем мы выкопали яму и торжественно предали земле останки нашего погибшего друга. Потом я выпросил у бабушки кувшин вина, и мы справили на могиле Мурады поминки. Первый тост произнес Илларион -- Зурико, сынок мой, -- начал он, -- безутешное горе привело нас сегодня сюда, к этой могиле, Из наших рядов ушел наш любимый друг и товарищ Мурада. Он всегда был верен нам, как собака, и если на том свете существует собачий рай, то врата его открыты для Мурады. Светлая память о нем всегда будет жить в наших сердцах. За упокой души Мурады! Выпьем! -- Благодарю тебя, Илларион... Выпьем! -- Вторым стаканом я хочу выпить за здоровье близких и родственников покойного. Желаю тебе счастья, благополучия, и чтобы это горе было последним в твоей семье! -- Спасибо, Илларион! ѕВо двор воровато прокралась черная собака. Она несколько раз обошла могилку Мурады, потом уселась поодаль и жалобно завыла. -- Плакальщики пришли, -- сказал Илларион. -- Это собака Симона-мельника, мать Мурады, -- сказал я. -- Господи помилуй! Поди сюда, собака! Собака приблизилась к Иллариону. Он бросил ей кусочек мяса. Собака отвернулась и легла на землю. -- Собака, а ведь тоже чувствует! -- сказал я. -- За родителей Мурады! Будь здорова, собака! Это я, окаянный, взял грех на душу! -- сказал Илларион и выпил. Выпил и я. Во двор по очереди, одна за другой, вошли еще четыре собаки. -- Гляди, вот собака Асало... Эта -- Датико... Вон та -- Деспинэ... Эта -- Маки... А где же головастый пес Матрены? Почему он не пришел? -- спросил Илларион. -- Он был в ссоре с Мурадой. В прошлом году я стравил их, и Мурада больно его искусал,- ответил я. -- И он решил сейчас свести счеты? Плевал я на такую собаку! Нет у нее ни чести, ни совести! Тьфу! -- Хозяин! -- послышалось у калитки. -- Кто там? -- Можно к вам? -- Пожалуйста! Во двор вошел семилетний мальчуган -- сын Махаре Гогичайшвили. -- В чем дело, сынок? -- спросил Илларион. -- Телеграмма на ваше имя! -- Покажи! Мальчик протянул телеграмму. Илларион не спеша достал из кармана очки, тщательно протер их платком, воздрузил на нос и начал читать. "Молния. Зурикеле-собачнику и Иллариону Носатому. Примите мое глубокое соболезнование по поводу трагической гибели дорогого Мурады. Вместе с вами горько оплакиваю эту утрату. Горе мое безгранично, не знаю, переживу ли. Скорблю, что не могу присутствовать лично. Не знаю, как утешить вас. Будь вы неладны оба, горе-охотники, олухи царя небесного! Когда еще раз собе- ретесь устроить охоту на собак, непременно захватите меня с собой. Целую обоих в лоб. Ваш скорбящий друг". -- Без подписи! -- сказал Илларион. -- От кого бы это, а? Поди сюда, сынок, -- обратился он к Мальчику. -- Иди, иди, не бойся! Мальчик подошел. Илларион так схватил его за ухо, что мальчишка завопил, как гудок чайной фабрики. -- Говори, кто дал телеграмму? -- Не скажу, убьет! -- Не скажешь? Тогда я убью тебя! Выбирай! -- сказал Илларион, и гудок завыл с новой силой. -- Илико Чигогидзе дал три рубля, велел отнести телеграмму и молчать, не то язык вырвет. -- Илико, говоришь? -- Илико. Илларион отпустил мальчика и кулаком ударил себя в грудь: -- Ну, погоди же, кривой черт! Ты у меня еще попляшешь! .. Мне искренне стало жаль Илико. Наступила ночь, обыкновенная сельская ночь. И все вокруг было мирно и спокойно, словно в тот день никто в нашей семье не умирал... КРОВЬ ВА КРОВЬ Нынешний учебный год я опять закончил с переэкзаменовкой по русскому языку, Два раза в неделю я ходил заниматься на дом к преподавательнице. Вознаграждение за труды выплачивалось натурой: полпуда лобио, четыре головки сыра и пуд вина с нового урожая. По сравнению с прошлым годом дань выглядела ничтожной -- в прошлом году у меня были две переэкзаменовки. Мой учебный день начинался так: -- Вставай, вставай, бездельник! Хватит тебе валяться! Опоздаешь! -- доносился со двора голос бабушки. Я тотчас же вскакивал, несколько раз пробегал по комнате, громко стуча ботинками; с грохотом передвигал стулья, затем на цыпочках возвращался к кровати, забирался под простыню и продолжал прерванный сон. Окончательное пробуждение наступало в момент, когда вместе с ушатом холодной воды на мою грешную голову обрушивались громы и молнии, исторгаемые бабушкой: -- В кого только ты уродился этакий бездельник и непутевый? ! Чтоб ты провалился сквозь землю, бессовестный ты человек! -- Ну что тебе от меня нужно? -- Смерти твоей, мерзавец! Похоронила бы тебя рядом с Мурадой и оплакивала бы по-русски. Да, по-русски, болван! Что, не научилась бы? Вся Россия по-русски говорит, а ты что за тупица такой? Ну, назови мне кого-нибудь в нашей семье, кроме тебя, чтоб русского не знал? ! Эх, бедный твой дед! Семь лет прожил в России и выучил русский язык лучше самого начальника почты Ивана. -- Што ви гаварице! -- удивлялся я. -- Да, да, не таращь, пожалуйста, глаза! Два часа покойный говорил с Иваном, два часа слушал его Иван с разинутым ртом, а потом повернулся к народу и сказал, что подобной русской речи он в жизни своей не слышал. Вот как оно было! -- Нэ может биц! -- опять удивлялся я, после чего следовали знакомый свист хворостинки и мое поспешное бегство по направлению к дому учительницы. -- Здравствуйте, учительница! -- представал я пред очи учительницы Заблоны. -- Здравствуй! Что мы сегодня будем делать? -- вопрошала она. -- Сегодня? Закончу прополку кукурузы, потом -- корову на выпас, потом -- сбегаю на мельницу, потом -- наколю дров, а потом -- уроки, -- говорил я, мешая русские и грузинские слова. -- Ну, валяй! -- благословляла учительница, и я приступал к занятиям. После полудня начиналось выспрашивание пройденного материала. -- Как с кукурузой? -- Все в порядке, учительница! -- На мельницу сходил? -- Сходил, учительница! -- Корову напоил? -- Напоил, учительница! -- Дрова? -- Хватит на неделю! -- Что такое грамматика? -- Грамматика греческое слово! -- Правильно, молодец, ты хороший мальчик! Ну беги домой! Однажды утром я совсем уже было подготовился к очередным занятиям, как к нам во двор пожаловал Илико. -- Ольга, дорогая моя, одолжи-ка сегодня мне своего Зурикелу! -- Да? А русскому языку ты его будешь обучать, что ли? -- Такому русскому, какому учит его Заблона, я тоже могу научить. Поставлю его на прополку огорода, и так он у меня намахается мотыгой, что его язык тебе китайским покажется! И ни лобио, ни вина за это не возьму! -- Чтоб у тебя язык отсох, кривой черт! А все-таки зачем он тебе понадобился? -- Это уж не твоя забота, дорогая1 Ты только отпусти его. -- Ладно. Прохвост, ступай с кривым, чтоб ему и второй глаз выклевали! Посмотрим, чему он тебя научится. -- Впериот! -- скомандовал Илико и бодро зашагал к воротам, -- В чем дело, Илико? -- спросил я. -- Просьба у меня к тебе, Зурикела: хочу послать тебя к Иллариону... -- Это еще зачем? -- Нужно выпросить у него пуда три вина, -- знаешь ведь, вино у Иллариона лучшее в ceле. -- Лучше выпроси у бабушки, она не откажет. -- Благодарю покорно! Мне вино нужно, а не уксус. Я не огурцы мариновать собираюсь. -- Так и передам бабушке. -- Передашь, зашью тогда тебе этот рот, что растянул до самых ушей, -- и делу конец! Лучше делай, что говорю. Иди к Иллариону и попроси -- пусть продаст или одолжит вино. Он уважает тебя, не откажет... -- Кому нужно вино? Тебе? Вот ты сам и проси... -- Зурико, дорогой мой, милый, без ножа меня зарезать хочешь? Сделай одолжение, выполни мою просьбу, ведь он после той телеграммы меня на выстрел к себе не подпускает... А если он откажет, тогда... -- Что тогда? -- Тогда... Тогда ты должен пометить кувшин, в котором он хранит цоликаури (сорт вина). И я выкину с ним такой фокус, что вся деревня говорить будет. -- Какой фокус? -- А вот какой: вино из помеченного кувшина Иллариона в полночь перекочует в мой кувшин. Понял? -- Да ты с ума спятил, Илико! -- Не ори, болван! Забыл, чей табак куришь? -- Подумаешь! От твоего табака того и гляди чахотку наживешь! -- Ну, ладно, лучше поговорим о деле. Десять пригоршней табака, и ты -- могила. Идет? -- Сейчас же дашь? -- Ну, конечно. -- Ладно, иди домой, я сам приду к тебе с ответом. -- Ну, смотри! -- До свидания! Илико поцеловал меня в лоб, потрепал по щеке и, просверлив меня единственным глазом, проникновенно сказал: -- Слышь, Зурикела: изменить Илико Чигогидзе -- все равно что изменить родине. Не забывай об этом... -- За кого ты меня принимаешь? -- обиделся я. Успокоенный Илико бодро зашагал домой, а я отправился к Иллариону. Солнце щедро подрумянивало рассыпанные по всему балкону сушеные яблоки. Сам Илларион полулежал на разостланной под липой козьей шкуре и очень старательно читал газету недельной давности. В нашем селе вообще не существует сегодняшней, вчерашней и позавчерашней газеты, все газеты недельной давности. -- Здравствуй, Илларион! -- Зурикеле привет! .. Что нужно было чуть свет этому кривому черту? -- Просто так зашел. -- Все же что говорит этот разгильдяй? -- Вина, говорит, хочу. Пойди, говорит, к Иллариону, пусть, говорит, одолжит или продаст три пуда. -- А стрихнина он не хочет? -- Нет, вина, говорит, хочу. -- Такого вина, какое можно на этого сумасброда расходовать, у меня нет! -- Жалко его, дай! -- А он нас пожалел, когда подсунул наперченный табак? А про телеграмму ты забыл? -- Это правда! -- Ну и не уговаривай меня! -- Знаешь, что он сказал! -- Hy?! -- Если, говорит, Илларион откажет, ты, говорит, пометь кувшин с лучшим вином, а я, говорит, его в полночь опустошу в два счета... -- Ах, вот как?! Ну, Зурикела, теперь мне нужна твоя помощь! За мной, знаешь ведь, не пропадет!.. Вечером я сидел у Илико и отчаянно торговался: -- На тебе две пригоршни табаку и больше не проси! -- Что такое! Выходит, даром я кувшин помечал? -- Ну, черт с тобой, бери четыре! -- Десять! -- Четыре! -- Десять! -- Сдохнешь, дурак! Пожалей свои легкие! -- Это не твоя забота! Гони табак. -- Пять! -- Или давай все десять, или я сейчас же иду к Иллариону и выкладываю ему все!.. До свидания! -- На, на, чтоб лопнуло твое ненасытное брюхо, мерзавец! -- Илико в сердцах высыпал передо мною десять пригоршней золотистого табака и добавил: -- Только решено: ночью пойдешь со мной и поможешь! В полночь я и Илико лежали под выломанным забором у марани (помещение для хранения вина) Иллариона в мокрой от росы траве. -- Апчхи!.. Апчхи!.. Апчхи!..- чихнул я три раза подряд. -- Чтоб ты не вырос больше, холера тебе в бок! Верзила, не можешь справиться с собственным носом! -- рассердился Илико и дал мне сильного тумака. -- Вон тот кувшин... тридцатипудовый, видишь, палка воткнута, -- шепнул я Илико. Илико просунулся в проделанную в заборе дыру и по-пластунски пополз к кувшину. Я запихал бурдюк за пазуху и последовал за ним. -- Ну, начнем! -- шепотом приказал Илико и протянул мне мотыгу. Работали быстро и бесшумно. Спустя пятнадцать минут показалась крышка кувшина. -- Открывай! -- сказал Илико и приготовил бурдюк. Горло кувшина было так велико, что мы вдвоем пролезли бы внутрь. Я с трудом приподнял крышку, Илико быстро нагнулся, всунул голову в кувшин и вдруг зарычал: -- Что это? Кувшин пустой!!! -- Ну, что ты, Илико, он полный, ты глубже посмотри! Илико залез в кувшин почти по самые плечи. -- Держи воров! Ух вы, мошенники! -- заорал вдруг Илларион, соскакивая с дерева. -- Ни с места, стрелять буду! -- Спасайся, -- гаркнул я, хватая Илико за ноги. Тот в испуге рванулся и... провалился в кувшин. Илларион схватил меня, -- Ты кто? Говори, не то прикончу на месте! -- Это я, Илларион! Не убивай меня! -- взмолился я дрожащим голосом. -- А где второй? -- Не знаю! -- Говори, не то прикончу! -- Не знаю дядя Илларион! -- Кто он?! -- Не знаю! -- Как ты не знаешь, вы же вместе были! -- Не знаю! -- Сейчас же закрой этот кувшин, пока я из тебя душу не вытряс, а потом я с тобой еще поговорю! -- сказал Илларион и закатил мне такую оплеуху, что Вместо предусмотренного по плану хныканья у меня вырвался отчаянный вопль. Я быстро закрыл крышку, придавил ее большим камнем и, взявшись за мотыгу, собрался было засыпать кувшин землей, как вдруг из чрева его раздался голос: -- Всесильный боже, святые угодники, пусть разверзнется земля и поглотит всех плутов, подлецов, прохвостов и двуличных людей! Господь всемогущий, ниспошли гром и молнию на головы Иллариона Шеварднадзе и Зурикелы Вашаломидзе! Одурачили меня, нехристи! -- Эй, кто там? Говори, не то башку размозжу! -- крикнул Илларион, просовывая в кувшин дуло ружья. -- Это я, Илико. Убери ружье, носатый черт, не бери греха на душу. -- Подонок ты, а не Илико! Что тебе понадобилось в пустом кувшине? Я чуть не задохнулся от смеха. -- Илларион, заживо хоронишь меня? Побойся бога! -- Нечего мне бояться! Вот замурую тебя, нехристя этакого, бог даже благодарить меня будет! -- Выпусти, Илларион! -- Пойди-ка, Зурикела, разбуди соседей, пусть все увидят, какой у меня в кувшине одноглазый барсук сидит! -- Илларион Шеварднадзе! Не срами меня на все село! Хватит, что я задыхаюсь в этом гнилом кувшине! Довольно шутить! -- Я не шучу вовсе, сейчас закупорю кувшин и че- рез месяц буду гнать из тебя водку! -- Кому она нужна, такая вонючая водка, еще лю- дей отравишь! -- сказал я. -- Зурикела! Продал меня, как козу, подлец! -- А ты лучше про наперченный табак вспомни и про телеграмму! Сиди вот теперь в кувшине и дыши серой! -- Хватит вам издеваться над человеком, безбожники! Остаток дней в кувшине доживать мне, что ли? -- Выпустим его, жалко! -- сказал я. -- Ладно уж, пусть вылезает! Только пускай громко крикнет: "Я олух". -- Согласен? -- спросил я Илико. -- Олух я, олух! -- обреченно выкрикнул Илико. Выбравшись из кувшина, он так глубоко вдохнул сырой ночной воздух, ка

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования