Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Думбанзе Нодар. Я, Бабушка, Илико и Илларион -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
к наукам, моем прилежании, о том, каких ему стоило трудов в бытность свою в Тбилиси отрывать меня от учебников... Наконец, возвращаясь в город, я должен все пятерки переделать опять на тройки! Но, поскольку у меня, кроме моей деревни, бабушки, Илико и Иллариона, на свете нет никого и ничего, приходится мириться с положением и ехать к ним... И вот я уже шагаю по извилистой тропинке, ведущей к нашему селу. Земля, трава, все вокруг мокро от недавнего дождя. Я сам промок до ниточки, ноги скользят по грязи. Тропинка круто взбирается в гору. Я ускоряю шаги, почти бегом преодолеваю подъем -- и вдруг передо мною как на ладони открывается мое село. У меня слабеют колени, к горлу подступает соленый комок, и я присаживаюсь на камень. Я сижу долго, глотаю слезы и жду... Наконец из дома выходит бабушка. Она еще больше сгорбилась, но походка у нее по-прежнему бодрая. Я вскакиваю с места, хватаю свой пустой чемоданчик и с криком "бабушка-а-а! " мчусь вниз, под гору. Еще минута, и мы обнимаемся. Первой заговаривает бабушка: -- Жив, сыночек? -- Мертвый, но не признается! -- язвит появившийся словно из-под земли Илларион. -- Небось проголодался, сыночек? -- спращивает бабушка. -- Ничего, я его за лето откормлю... Вместе с моей Серапионой...- говорит Илико, весело потирая руки. -- Ну, расскажи, что нового в Тбилиси? Что молчишь, как на экзамене? -- спрашивает меня Илларион и, не дожидаясь ответа, обращается к бабушке: -- Какое вино принести, Ольга? -- Bcel,.- отвечает бабушка. -- Чем у тебя полон чемодан, не свинцом ли? скалит зубы Илико, легко подбрасывая мой чемодан. -- Книги, наверное, привез! -- ухмыляется Илларион. -- Никаких книг! .- восклицает бабушка.- Хватит с него занятий! Теперь он должен отдохнуть! Видите, на кого он стал похож? Кожа да кости! -- Да, да, конечно, ты права, Ольга! -- хихикает Илико.- Бедный ребенок! Ну разве можно так истязать себя! -- Вы бы взглянули на его библиотеку! -- говорит Илларион.Когда входишь в его комнату, то на голову падает сперва книга, затем -- кирпич. Все деньги, которые ему посылает бедная Ольга, он тратит на книги! -- Сыночек! -- сокрушается бабушка.- Губишь себя? Голодаешь? На кой черт сдались тебе эти книги? Лучше ешь на эти деньги, а то перестану посылать! -- Илларион Шеварднадзе, хватит тебе мутить воду! -- пугаюсь я. -- Мы ведь о тебе заботимся! Учиться, конечно, нужно, но нельзя забывать и о здоровье! -- говорит Илико. -- Бабушка, накрывай, ради бога, скорей на стол может, заткнутся эти вредные старики! -- кричу я. -- Сейчас, сейчас, сыночек! Спустя несколько минут мы сидим за столом и с аппетитом уплетаем вкусный обед. -- Можно к вам? -- раздается с балкона. -- Пожалуйста. Кто это? В комнату входит счастливая, смущенная, зардевшаяся Мери. На ней новое, красивое платье. -- Бабушка, одолжите, пожалуйста, сито... Здравствуй, Зурико! -- Здравствуй, Мери! -- говорю я и встаю из-за стола. -- Вот оно висит за дверью, возьми, детка,- показывает бабушка. -- Садись, Мери! -- Нет, спешу! -- Проводи девушку! -- говорит мне Илико. -- Что вы, не нужно! -- отказывается Мери. -- Это смотря кому как! -- улыбается Илларион. Мери, забыв про сито, быстро прощается и уходит, Я иду за ней. Бабушка, Илико и Илларион выходят на балкон. Я догоняю Мери. Мы молча шагаем по дороге и чувствуем на себе ласкающий взгляд четырех глаз... ...На третий или четвертый день после моего приезда к нам во двор зашел Илико. -- Прохвост! Где ты? -- позвал он. -- Чего тебе? -- откликнулась бабушка. Я лежал на тахте и отдыхал. -- С просьбой я, дорогая Ольга! Затеял я перекопать землю в винограднике, да вижу, не справиться одному... Одолжи на пару дней твоего прохвоста, пока его паралич не разбил от безделья! -- Паралич тебе на язык! Нет, брат, мой Зурико уже не тот Зурикела, которого можно было гонять то туда, то сюда! Он теперь студент! -- Укутай ему ноги! Одень потеплее! Подумаешь, студент! Я за него беспокоюсь, чтоб не заржавел, а то -- мне чихать! -- Что ты пристал ко мне, Илико? -- Болван! Вино пить любишь? Для тебя же стараюсь, неблагодарный. -- Мне работать запрещено! Правительство направило меня сюда отдыхать, понятно? Увидит кто-нибудь меня за работой, проговорится в городе -- будет скандал! -- Не волнуйся, надену на тебя такой парик -- сам черт не узнает! Пришлось согласиться. Весь день я, Илико и Илларион работали, не разгибая спины. -- Завтра явиться чуть свет! -- приказал Илико. Мы кивнули головой и поплелись домой. Шли молча. -- Нет, брат, так дело не пойдетI -- вдруг заявил Илларион,Надо придумать что-то, иначе этот проклятый виноградник доконает нас! -- Доконает! -- согласился я.- Там работы хватит на сто лет! -- Ну вот и придумай что-нибудь, ты ведь теперь образованный человек! -- Что я могу придумать? Провести Илико не так-то просто... -- Да, это верно... Я допоздна засиделся у Иллариона. Мы с наслаждением тянули охлажденное вино из маленького кувшинчика и ломали голову -- как увильнуть от тяжелого труда в винограднике Илико. -- Этот кувшинчик я нашел в земле,- сказал Илларион,. наполняя стаканы,- чуть не ошалел от радости: думал -- клад! -- И что же? -- Ничего... Кувшинчик был полон обыкновенной земли... -- В старые времена люди с погибающего корабля бросали в море закупоренные бутылки или кувшины с письмами,- сказал я. -- Потом? -- Потом кто-нибудь находил бутылку, извлекал письмо и узнавал про судьбу тех людей... -- Что ты сказал?! -- воскликнул вдруг просиявший Илларион. -- Письмо?! В запечатанном кувшине, да? -- Что с тобой, Илларион? Илларион вскочил, опрокинул стол, обнял меня, расцеловал, потом начал носиться по комнате, хохоча и потирая руки: -- Ну, погоди, Илико Чигогидзе! Погоди! Сыграю я с тобой шутку, какой свет еще не видал! Письмо, да? Такое письмо напишу -- за все расквитаюсь! Я изумленно глядел на ошалевшего Иллариона, не понимая, что с ним происходит. А он выбежал в другую комнату, вынес листок бумаги, чернильницу с ручкой и, положив их на стол, крикнул: -- Садись, Зурикела! Садись и пиши! Нет, сперва изомни бумагу! -- Илларион! -- Мни, мни! .. Вот так! Теперь расправь!.. Так!.. Теперь пиши! Илларион закурил папиросу, прислонился к стене, закрыл глаза и начал диктовать: -- "Я, Леварсий Чигогидзе, пишу это письмо перед своей смертью. Прожил я жизнь без радости. В последнем куске хлеба себе отказывал, копил копейку про черный день. Подорвал свое здоровье. Вот и умираю теперь. Одно утешение -- не пропали даром мои труды. У яблони, под большим камнем, зарыл я кувшин с золотом. Настанет время, найдет его мой мальчик. А может, и не найдет. На все божья воля. Да хранит господь моеro Илико. Аминь". Я разгадал дьявольский план Иллариона, но тут же усомнился: -- А он поверит письму? Почему, скажет, он зарыл его в землю? Не проще ли было передать прямо мне? -- Не мог он сделать этого! Ведь бедный Леварсий скончался, когда Илико не было и года! -- Хорошо, но почему он не сказал жене? -- Потому что Какано умерла еще раньше от родов. -- Тогда все в порядке! Обязательно клюнет! Мы сложили письмо трубочкой, обмотали тряпкой, брызнули водой и засунули в кувшинчик. Потом тщательно закупорили его и вышли из комнаты... ...На другое утро точно в назначенный срок мы были в винограднике. Илико дал нам по стаканчику водки и по кислому помидору с куском холодного мчади, и мы принялись за работу. Солнце уже стояло высоко, а Илико и не думал устраивать перекур. Я стал с беспокойством поглядывать на Иллариона -- не сорвется ли наша затея, -- как вдруг заступ Илико издал подозрительный звон. Илико чертыхнулся, поднял заступ, осмотрел его и продолжал копать. Раздался треск разбитого сосуда. Илико опустился на одно колена и стал ощупывать землю. Сначала он осторожно извлек горлышка, потом весь разбитый кувшинчик и удивленно посмотрел на нас. -- Что это? -- спросил еще более удивленный Илларион. Илико не ответил. Он быстро вынул из кувшинчика тряпку и дрожащими руками развернул письмо. -- Дай-ка прочту! -- сказал я. -- Отстань, я сам умею читать! -- огрызнулся он и начал: -- "Я, Леварсий Чигогидзе, пишу это письмо перед своей смертью. Прожил я жизнь без радости. В последнем куске хлеба себе отказывал, копил копейку про черный день. Подорвал свое здорове. Вот и умираю теперь. Одно утешение -- не пропали даром мои труды, У яблони, под большим камнем..." Илико задрожал всем телом, поперхнулся, закашлялся. -- Ну, чего ты стал? Читай дальше! Побледневший Илико проглотил слюну и дико взглянул на Иллариона. -- Да скажи же, что там написано! Я протянул к письму руку, но Илико резко оттолкнул ее, поднес бумагу к глазам и прохрипел: -- "Под яблоней, где лежит большой голыш... Сидел я днем и ночью... Так и прошла моя жизнь... Да хранит господь моего Илико... Аминь..." Илико сложил дрожащими руками письмо и спрятал его в карман. -- Ничего не понимаю,- сказал Илларион,- зачем ему понадобилось закапывать письмо в землю? Положил бы на стол... Я больше не мог вытерпеть. Чтобы не расхохотаться и не провалить все дело, я сослался на страшную жажду и убежал к роднику. Нахохотавшись, я вернулся в виноградник. Илико и Илларион сидели на траве и курили. -- Пожаловал? Ну, за работу! -- встал Илларион. -- Илларион, дорогой, может, хватит на сегодня? Что-то нездоровится мне... -- Да что ты! Илларион взял Илико за руку, нащупал пульс. Тот прикинулся умирающим. -- Ты иди, Илико, приляг, а мы поработаем. -- Нет, Илларион, идите и вы, отдохните! -- Что ты, Илико, какой там отдых! -- Говорю тебе, идите! -- Бросить тебя больного, одного? Ни за что! -- И не подумаем! -- добавил я. -- Сукин сын! Ты что, сегодня помешался на работе? Катись домой! Илико терял терпение. -- Как же так, Илико, ведь деньтолько начался?..- Голос Иллариона звучал сочувственно. -- Вы что, оглохли? Говорю вам -- идите домой, оставьте меня в покое! -- Тебя нельзя оставлять одного! -- Илларион Шеварднадзе! Христом богом тебя про- шу: уйдите! -- А как же с виноградником? -- Не твоя забота! -- Что на тебя нашло, старик? -- Отстаньте! -- заорал вышедший из себя Илико.-- Убирайтесь! Земля моя! Как хочу, так с ней и поступлю! Слышите?! -- Воля твоя... Завтра прийти? -- Ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю! Не нужна мне ваша помощь! Отстаньте от меня! Уйдите! -- завизжал Илико. -- Понятно вам? Убирайтесь! Мы выбежали со двора... ...Еле дождавшись утра, сгорая от любопытства, мы подкрались к дому Илико. Огромный камень под яблоней, который не могли бы сдвинуть десять дюжих молодцов, был отвален в сторону. На его месте зияла черная яма. Оттуда доносилось тяжелое дыхание и летели комья земли... -- Начал! -- прошептал Илларион. -- Видно, всю ночь копал! -- сказал я. -- Илико! -- позвал Илларион. Из ямы сперва показались руки, потом высунулась повязанная платком голова, наконец вылез сам Илико. -- Чего тебе? Какого черта притащился? ! -- Пришел тебя проведать... Думал, заболел... А ты... Что ты делаешь, Илико? -- Колодец копаю! -- Колодец? Так у тебя ведь есть и колодец и отличный родник! -- Есть! А теперь копаю еще запасной! Имею право? -- А в винограднике работать не будем? -- спросил я. -- Вон! -- крикнул Илико, вылезая из ямы.- Убирайтесь, ироды! Задыхаясь от сдерживаемого смеха, мы с Илларионом выскочили на дорогу... ...Всю неделю Илико трудился в поте лица. Яма под яблоней превратилась в глубокий колодец. Не найдя в ней ничего, Илико стал копать другую яму. Прошло еще несколько дней. На Илико жалко было смотреть. Он осунулся, зарос бородой, еле двигался от усталости. -- Хватит с него! -- заявил Илларион.- Умрет старик... Сегодня ночью надо кончать. С наступлением темноты мы залегли в засаде неподалеку от яблони и затаив дыхание стали ожидать триумфального конца нашей великой затеи. Время близилось к полуночи, когда раздался скрип отворяемой двери. Вскоре мы увидели Илико, Он подкрадывался к яме, точно партизан к вражескому часовому. Еще минута, и Илико исчез в ней. Мы подползли к самому краю ямы. В кромешной тьме колодца слышались учащенное дыхание и глухие удары заступа. Вдруг на дне ямы что-то звякнуло. Мы бросились в кусты, Спустя несколько минут из колодца с большим глиняным горшком в руках выкарабкался Илико. Он присел под яблоней, перекрестился и запустил руку в горшок... Лицо его приняло вдруг страдальческое выражение, он быстро выдернул руку из горшка и поднес ее к носу. Рука по самую кисть была вымазана в точной копии той дьявольской смеси, с которой при несколько иных обстоятельствах довольно близко познакомились я и Илларион. Илико долго сидел молча, не двигаясь, понурив .олову. Потом заговорил тихо, словно про себя: -- Иллариан Шеварднадзе, победил-таки ты меня! Осрамил на весь свет! Заставил вырыть два колодца из-за этой вот дряни! -- Он пнул ногой горшок.- Что ж, твоя взяла! Пусть будет так!.. Знаю я, сидишь ты теперь где-то в кустах и ржешь, как жеребец... Сиди, сиди, так-то для тебя будет лучше! Покажешься убью! Зарежу! .. А где этот ублюдок Зурикела? С тобой, конечно! Где же еще быть ему! .. Впрочем, ты тут ни при чем... Я сам, старый болван, виноват во всем! .. Нашел кладовладельца -- своего нищего отца! .. О, разбить бы этот горшок о ваши подлые головы, а потом и умереть не жалко! .. Отойду немного, тогда и приходите, насладитесь победой, а до этого не смейте показываться! Прикончу обоих! Не вас, так себя убью, избавьте от греха!.. Илико встал и направился к дому. Вдруг он повернулся к укрывавшим нас кустам и сказал: -- Завтра утром, с восходом солнца, жду вас в винограднике! Попробуйте только опоздать, бездельники! Мы выбрались из своей засады, взялись за заступы и до самого утра копали землю в винограднике нашего милого ворчуна Илико. ПАКИЗО У меня, бабушки, Илико и Иллариона есть одна общая корова. Зовут ее Пакизо. Пакизо -- ровесница бабушки. Ну, если не бабушки, то Илико, во всяком случае. Вот уже пять лет, как Пакизо упорно отказывается от выполнения своих материнских функций. Как только мы ее ни кормили, чем только ни поили, какими только лекарствами ни пичкали -- ничего не помогло: Пакизо не желала стать продолжательницей своего рода. Однако, несмотря на это, она доилась, и мы простили ей отсутствие материнских чувств. Согласно правилам компаньонства, Пакизо по очереди жила то у нас, то у Илико, то у Иллариона. Она одинаково любила и уважала всех своих хозяев и одинаково голодала у каждого из них. Это была на редкость рассеянная корова. Она охотно заходила в любой двор, где только видела раскрытые ворота; безропотно позволяла подоить себя каждому,кто только подходил к ней с подойником. Этим летом Пакизо совсем отбилась от рук. Она перестала доиться, потеряла аппетит, похудела и, что самое главное, стала ужасно забывчивой: с трудом различала она бабушку, Илико и Иллариона, а меня и вовсе не узнавала. Одним словом, отжила свой век корова, поседела даже. Сначала мы пытались подарить ее друг другу, но, убедившись, что ничего не получается, собрались у нас за круглым столом на совещание. -- Всему есть предел, -- начала бабушка, -- в том числе и коровьей жизни! Что теперь делать, как с ней поступить? -- Продадим,- сказал Илларион. -- Что, кости? Это тебе не слоновая кость,- сказал Илико. -- Почему кости? Мясо. -- А где его взять? -- Ну, тогда сдадим на заготовки! -- сказал Илларион. -- Кто ее возьмет? -- Да-а... Это тоже вопрос... -- Может, за шкуру дадут? -- Уж сдохла бы лучше,- сказал я. -- Только похорон мне не хватает. Сдадим, а там пусть хоть памятник ей ставят,- сказал Илларион. ...С утра начались приготовления. Я скребницей чистил и причесывал Пакизо, Илларион поил ее рассолом, Илико пичкал свежей травой, а бабушка теплой водой растирала ей колени. К двум часам дня приукрашенную, раздувшуюся, словно бурдюк, Пакизо торжественно вывели со двора. До заготовительного пункта предстояло пройти добрых три километра. Не успели мы пройти метров сто,как вдруг бабушка вскрикнула: -- Стойте, вернуть ее нужно! -- В чем дело, Ольга? -- спросил Илико.- Слава богу, зашагала корова, разве можно теперь останавливать ee?! -- Подоить забыла! Замучится, бедняжка! -- Бочку сюдаI Скорей! -- закричал Илларион. Я побежал домой и принес чайный стакан. Бабушка, Илико и Илларион целый час по очереди доили Пакизо, я придерживал ее за рога, чтобы не упала. Наконец стакан, наполненный пенообразной жидкостью, вручили мне. -- Поделим позже! -- прыснул Илико, дергая за веревку. Пакизо нехотя тронулась с места. Миновав село, мы вышли на широкое шоссе. Вдруг Пакизо опустилась на одно колено, затем на другое и жалобно замычала. -- Ну вот, нашла время молиться! -- упрекнул ее Илико. -- Погоди, пусть отдохнет! -- сказала бабушка. -- Этак мы и за неделю не доберемся! -- проворчал Илларион. -- Дай-ка ей понюхать нашатырь! -- обратился ко мне Илико. Я ткнул флакон в нос Пакизо. Она фыркнула, тряхнула ушами, но не двигалась с места. -- Пустить ей кровь! -- распорядился Илико. Илларион достал нож и полоснул им корову по уху, Пакизо вскочила на ноги и побежала. -- А ну, кто помоложе, бегом за ней! -- скомандовала бабушка. -- Держите, а то улетит! -- ухмыльнулся Илико. -- Не говори так, Илико,- обиделась бабушка,- а вдруг украдут? Пробежав метров двадцать, Пакизо остановилась, оросила придорожную траву и снова легла. -- Плохо дело! Еще две-три такие лужи -- и сдавать нечего будет,- сказал Илико. Пакизо закрыла глаза. Пришлось полоснуть ей и по второму уху. Она сразу вскочила, помчалась по дороге и вскоре скрылась за поворотом. Мы присели, покурили, отдохнули и не спеша продолжали путь. За поворотом дорога шла прямо, но Пакизо не было видно. -- Где корова? -- встревоженно воскликнула бабушка. Мы ускорили шаги. За следующим поворотом, наконец, увидели Пакизо: она лежала на обочине дороги, в тени кустарника, и отдыхала. -- Встань, Пакизо! -- предложил Илларион. Корова покосилась на него, словно спрашивая: "Ты в своем уме, дружок?" -- Вставай, вставай! -- повторил Илико. Пакизо не удостоила его ответа. -- Не хочешь вставать, Пакизо? -- ласково спросила бабушка. Корова отрицательно помахала хвостом, потом опустила голову,ра землю и закрыла глаза. Мы удрученно молчали. Подошел прохожий. Он долго глядел на Пакизо, потом сочувственно спросил: -- Умерла? -- Спит после бессонной ночи! -- ответил Илико. Прохожий оглядел нас подозр

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования