Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Думбанзе Нодар. Я, Бабушка, Илико и Илларион -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
ситете учились... -- Вы из какого села, уважаемый? -- Из Нигоити! -- Хорошее село, а какой нынче урожай? -- Благодарю, неплохой... Так вот, есть у меня товарищ... -- Который с тобой не здоровается? Знаем мы про это!.. А ты-то знаешь, что у нас всего один стакан? Выпей. ради бога, поскорей! ...Очередь снова дошла до меня. Я держал в руках стакан с водкой, смотрел на живительную жидкость, наполняющую тело теплом, и мне хотелось рассказать этим незнакомым людям про бабушку, про Илико и Иллариона, про Мери, хотелось петь и кричать. Но я стыдился чего-то, стыдился так, как стыдится каждый деревенский мальчик своих залатанных брюк и дырявых чувяков. -- Будьте здоровы, друзья, -- сказал я, прослезившись, и быстро сел. -- Э-э-э... наш герой, никак, плачет! -- обратился "топор" к "яйцу". -- Сколько же в водке градусов? -- Все восемьдесят! -- Двадцать, готов биться об заклад! -- сказал я и вытер слезы. -- И плачу я вовсе не от водки, просто в глаз что-то попало! -- Ладно, не беда... Я продолжаю, товарищи! -- повысил голос тамада. -- Вот мы говорили, что бог создал обезьян, потом от обезьян произошли мы. Ерунда это... Большинство людей произошло от собственных ! родителей! Не будь наших родителей, мы и этой водки бы не выпили. А не имей мы водки, не смогли бы выпить за родителей. Я не видел еще пьяного человека, который не вспомнил бы своих родителей! -- Когда я напиваюсь, я ничего не помню,- сказал молодой блондин. -- Хорошо еще, что ты хоть об этом помнишь! -- сказал "индюшиное яйцо". После тоста за родителей мы осторожно подняли блондина и уложили на третьей полке, рядом с его бочонком. -- Поверните его лицом к стенке, что-то он подозрительно икает! -- предупредил нас "топор", но было уже поздно. Блондин взорвался, словно вулкан. Не успели мы опомниться, как башлык нашего тамады окрасился в пурпурный цвет, "Индюшиное яйцо" и чисто одетый пассажир с билетом в ужасе глядели друг на друга. Один лишь я, чудом спасенный от неожиданного извержения, стоял, словно Христос среди грешников, и дико хохотал. -- Ах ты, мерзавец! -- взвизгнул "топор" и, сорвав с плеч свой поруганный башлык, вышвырнул его в окно. -- Стащите его вниз, свинью этакую! -- зарычал "индюшиное яйцо". -- Представляете, какой ужас! Что же мне теперь делать? Главное -- не моя! -- стонал пассажир с билетом, вытирая платком сорочку. -- Завяжите ему рот полотенцем,- посоветовал кто-то из соседнего купе. -- В чем дело, товарищи? Неужели лопнул бочонок? -- раздался вдруг тихий голос блондина. С верхней полки, из полумрака, выглянуло его сконфуженное, бледное, словно мел, лицо. -- Ты еще издеваешься над нами, подлец?! "Лопнул бочонок"! У тебя что, винегрет в бочонке?! А?! Вот я тебе!.. -- Разъяренный Амбако ринулся на полумертвого от страха блондина. Его с трудом удержали. ...Спустя полчаса тосты возобновились. Вскоре за трапезой остались лишь я и Амбако. -- Я хочу, чтобы ты, дядя Амбако, познакомился со мной ближе,попросил я. -- Кто ты такой? -- Я -- Зурикела Вашаломидзе! -- Что ж, фамилия у тебя хорошая, и выпить ты, видать, не дурак. А чей ты сын? -- Я сын моей бабушки, Иллариона и Илико. Амбако вытаращил глаза. -- Может, еще чей-нибудь? -- спросил он наконец. -- Больше ничей. Только троих. Я петь хочу. -- И потому едешь в Тбилиси? -- Нет, в Тбилиси я еду учиться. Ведь у меня есть аттестат зрелости. А у тебя есть? Нету? Ты и знать не знаешь, что такое аттестат зрелости. Да здравствует учение! -- сказал я и опорожнил стакан. -- Я вот что тебе скажу... Ты, видать, неплохой парень... Ты слушаешь меня? Да перестань же смеяться как дурак! Слушай! Я -- Амбако Горделадзе и тоже еду учиться. "Куда тебе, старый хрыч, учиться!" -- скажешь ты. Вот и напрасно. Учиться, брат, никогда не поздно... Вот когда царя Николая с престола свергли... Да ты держись, не падай! .. Когда Николая, говорю, свергли с престола, я был таким же, как ты, молокососом. И думал я, что сидел царь на большой тахте, а потом пришли к нему рабочие и крестьяне, взяли его за ноги и стащили с той тахты... Так я тогда думал. А почему я так думал, знаешь? Неучем был, вот почему! Зато сыновья у меня ученые. Понял? Да здравствует учение! .. -- Да здравствует дядя Илларион! -- Амбако мое имя! -- Нет, Илико! -- Амбако! -- Говорю тебе -- Илико! Но когда у тебя вырос второй глаз? -- Слышь, сынок, меня зовут Амбако! -- Дядя Илларион, дай-ка я тебя поцелую! -- Черт с тобой, Илларион -- так Илларион, но если, бог даст, протрезвишься, зови меня Амбако! -- Не хочешь меня поцеловать? -- Чудак ты! Отчего не поцеловать хорошего парня? Амбако вытер губы рукавом и громко чмокнул меня. Я положил голову на плечо Амбако и закрыл глаза. -- Помнишь, Илларион, как ты подстрелил бедного Мураду? -- Помню, сынок, как же не помнить! -- А помнишь, что ты тогда сказал? -- А ну-ка напомни! -- Утешал меня: не плачь, мол, Зурикела} -- Да, да, вспомнил! -- А ты? Ты ведь тоже плакал! -- Я плакал? Ну да, конечно, плакал! -- А табак помнишь? Тот, которым нас угощал Илико? -- Как же, отличный был табак! -- Да нет, я спрашиваю про наперченный табак! -- Помню и про наперченный. -- Ты ведь знаешь: ты и Илико для меня дороже всех на свете! -- Знаю, знаю, сынок... А теперь засни! -- Бабушка уже спит... Нет, не спит... Думает обо мне... -- Конечно, думает, а как же? Ведь любит тебя... Мчится поезд, плавно покачиваются вагоны, качается земля и все вокруг... Как бы поезд не сошел с рельсов... Впрочем, мне бояться нечего -- я сплю на груди Иллариона... Мозолистая шершавая рука его нежно гладит меня по влажному лбу... Постукивают на стыках колеса... Поезд мчится, гудит. -- Аа-у-у, Зурикела, куда ты, ау-у-y! -- Иду, иду, бабушка! -- кричу я и бегу сквозь легкий туман. -- Спи, сынок... -- успокаивает меня кто-то. ЧТО ТАКОЕ ДОМ Я уже студент экономического факультета. Богатство мое по-прежнему состоит из одной пары брюк и одного "хвоста" -- по политической экономии. Пока я учился на первом курсе, мою стипендию аккуратно получала моя домохозяйка, причем при каждой получке она упрекала меня: -- Мог бы, лентяй, стать отличником... Теперь в связи с "хвостом" домохозяйку лишили стипендии, и поэтому к политэкономии мы готовимся вместе. -- Ну как, когда сдаешь? -- спрашивает она каждое утро. -- Отвяжись, ради бога, тетя Марта! -- злюсь я. -- Что ты пристала, точно моя бабушка! -- Пропадите вы оба пропадом! -- кричит хозяйка.- Нужны вы мне... Ты думаешь расплатиться со мной или нет? Или забыл про управдома? Сегодня опять он меня предупредил -- держишь, говорит, непрописанного жильца, а про благодарность забыла. -- Ну и поблагодарила бы его! Жалко тебе хороших слов, что ли! -- Не скаль зубы, дурак! Садись и занимайся! Если тебе через два дня не восстановят стипендию, выгоню из дому! -- А может, аспирантуру закончить за два дня? Подумаешь, дом! Мышеловка какая-то... -- Каков поп, таков и приход! Может, ты желал комнату с горячей ванной? -- Да, кстати, принеси-ка, пожалуйста, стакан горячего чаю! -- Гроб тебе принесу дубовый! -- И не забудь положить сахару! Хозяйка уходит. А я грустно смотрю на свои конспекты. Тетя Марта живет в крохотном двухкомнатном домишке в конце Варазис-Хеви. Моя хозяйка -- некрасивая, сварливая, но добрая женщина. У нее всего один жилец, да и тот -- я. Я занимаю одну комнату, в которой, кроме меня, помещаются одна кушетка, один стол, Софья и вышитая женщина с рыбьим хвостом на стене. У Софьи -- зеленые глаза. Утром после моего ухода она старательно чистит и вытирает мою единственную тарелку, потом весь день сидит на подоконнике и глядит на старое тутовое дерево и прыгающих на нем воробьев. Это дерево и тетя Марта, оказывается, ровесники, но еще никто не видел его плодоносящим. Софья -- очень хитрая и себялюбивая. Вечерами она терпеливо ждет, когда я лягу и согрею постель. Лишь после этого она сходит с подоконника и осторожно лезет ко мне под одеяло. Я очень люблю Софью, нет, не то что люблю, просто очень привык к ней,- наверное, это и есть любовь. Откуда она пришла к нам,- этого не знаем ни я, ни моя хозяйка..Было это вечером. Она молча вошла в мою комнату, задрала хвост, потерлась боком о ножку кушетки и вопросительно взглянула на меня, словно спрашивала: "Я нравлюсь тебе?" Она была похожа на соседскую девушку, и поэтому понравилась мне. "Софья, Софья! " -- позвал я ее. Она повернулась ко мне спиной и не спеша направилась к двери. "Куда ты, Софья, останься, пожалуйста!" -- попросил я. И Софья осталась. С тех пор мы живем вместе... Софья чувствует, что дела мои обстоят неважно, и всячески старается поддержать меня. Я в десятый раз перечитываю конспект и в отчаянии кладу его под подушку. Вчера вечером тетя Марта сказала мне, что я отъявленный безбожник, отсюда и все мои беды. Я ответил, что, по-моему, самый безбожный безбожник -- это сам бог, который лишил меня покоя, а ее -- стипендии. Тетя Марта заявила, что господь не простит мне подобного богохульства. Я сказал, что чихал я на этого бога. Тогда тетя Марта потребовала, чтобы я немедленно пал на колени и вымолил у всевышнего прощения, иначе он лишит меня дара речи. На это я ответил, что всевышний уже лишил меня языка,- второй раз выхожу на экзамен и ни разу не могу вымолвить ни слова! Тогда тетя Марта испуганно перекрестилась, плюнула и с шумом захлопнула за собой дверь... ...Сегодня утром я снова иду на экзамен. На всякий случай я решаю последовать совету тети Марты, становлюсь на колени перед кушеткой, воздеваю руки к потолку и молю бога: -- Боже, прежде всего прошу тебя, сделай так, чтобы этот прогнивший потолок не обрушился мне на голову... Потом, боже всемогущий, сегодня, в десять часов утра, у меня экзамен по политэкономии. Ты знаешь, что такое товар? Корова, свинья и козел -- это не товар, как я думал раньше. Но, с другой стороны, корова, свинья и козел могут стать товаром. Не понимаешь? Я тоже не понимаю. Потому и прошу тебя -- помоги мне сдать этот предмет! Не позорь меня перед Илико, Илларионом и бабушкой! Только не говори, что в мои годы ты учился на круглые пятерки! Это ты брось! Илларион тоже так говорит! Вы, старики, только и умеете, что читать молодым нравоучения!.. Если уж ты такой умный, забудь про вчерашнее и помоги мне на экзамене! Вот это будет по-божески! Нет, в самом деле, что тебе стоит подбросить мне одну захудалую тройку?!. Ну как, боже, ты слышишь меня?! -- Эй, кто ты такой?! -- раздался вдруг громкий окрик. У меня со страха кровь застыла в жилах, во рту пересохло. -- Тебя спрашивают! -- повторил голос. -- Я... Я... Я -- Зурико... -- Вашаломидзе? -- Да, Вашаломидзе! -- И не стыдно тебе жить без прописки? -- Что? -- Ступай немедленно за мной в милицию! Там я тебе покажу "что"! Кровь снова потекла по моим жилам. -- А кто ты такой? -- спросил теперь я и обернулся, Передо мной стоял высокий, тощий мужчина в видавшей виды шляпе, с истертым портфелем под мышкой,- наш управдом Доментий. -- Дядя Доментий! -- состроил я гримасу. -- Черт тебе дядя! -- состроил гримасу Доментий. -- Товарищ Доментий! -- поправился я. -- Какой я тебе товарищ? -- оборвал меня Доментий. -- Ну, тогда мне все равно, кто ты,- взорвался я,- отстань от меня, я спешу на экзамен! -- Придержи-ка язык! Одевайся поживее и марш со мной! -- рявкнул Доментий и засунул руку в карман. -- Вынь руку из кармана, а потом разговаривай со мной! -- повысил голос я. Доментий даже застонал от удивления. -- Да ты!.. Да как!.. Как ты смеешь! Молокосос!.. -- Говорю тебе по-человечески: оставь меня в покое, сегодня у меня экзамен! Завтра я сам пойду в милицию! -- Нет. Ты пойдешь сегодня, иначе завтра тебя поведут силой! Я понял, что Доментий не шутил. Софья догадалась, что я оказался в безвыходном положении, и начала истошно мяукать. -- Заткни ей глотку, не то вышвырну в окно! -- сказал Доментий. Софья испугалась и замолчала. Я оделся. Через пять минут мы уже спускались по Варазис-Хеви. -- Нет у тебя сердца и жалости! Человек собирался на экзамен, а ты его тащишь в милицию, -- сказал я. -- Это у меня нет сердца? -- обиделся он. -- У тебя! У кого же еще? -- А у тебя оно есть? Вот ты живешь без прописки и не думаешь о том, что отвечать-то за тебя придется мне! Скажут -- Доментий покрывает непрописанных, Доментий с них... А ты мне что-нибудь давал? Ну, cкaжи, давал ты мне хоть одну копейку? -- Нет! -- То-то! А то -- Доментий взяточник, Доментий грабитель, Доментий обманщик... А кто вор и мошенник? -- Кто? -- Сколько ты платишь за комнату? -- спросил вдруг Доментий. -- Двести пятьдесят в месяц, -- ответил я. -- Откуда у тебя такие деньги? -- Бабушка присылает. -- А у бабушки откуда? -- Занимает у Иллариона. -- А Илларион где достает? -- Если урожай хороший -- продает вино, а нет -- занимает у Илико. -- А где достает Илико? -- Да что ты ко мне пристал? ! А тебе-то самому кто их дает? -- Никто. Потому и веду тебя в милицию! -- Говори прямо: что тебе от меня нужно? -- Мне -- ничего. Отведу тебя в участок, сдам по всем правилам правительству и доложу. вот гражданин... Какая у тебя профессия? -- Пока никакой. -- Прекрасно!.. Вот гражданин без определенной профессии, без прописки, провалившийся на экзамене... Ты по какому предмету провалился? -- По политэкономии... -- Тем хуже для тебя... Политически неграмотный, верующий... Ведь молился богу? -- Молился. -- Замечательно!.. Сдам тебя правительству, и... ты в тюрьме сидел? -- Нет... -- Ну, так пожалей же себя! В два счета оформлю тебе прописку -- комар носа не подточит,- сказал Доментий и остановился около закусочной.- Понял? -- Нет... -- Болван! О чем с тобой говорить, когда ты даже не понимаешь, что значит дом и прописка! .. Ну, что ты на меня уставился? Зайдем к Риголетто, закусим... По правде говоря, я был очень голоден. Я посмотрел на Доментия благодарными глазами, нежно улыбнулся и последовал за ним в подвал. Мы подсели к столику в углу закусочной. Доментий отогнул скатерть, чтобы не запачкаться, отодвинул тарелку с мухомором, втиснул портфель между спинкой стула и собственной спиной, вытер лоб и заботливо спросил: -- Ну, что будешь есть? -- Все! -- живо ответил я. -- А пить? -- За твой счет -- хоть керосин! -- пошутил я. Доментий улыбнулся и стукнул по столу рукой: -- Риголетто! Из-за стойки вышел хромой буфетчик и замер на одной ноге у нашего столика. -- Аджан! -- Привет, Риголетто! Знакомься: свой парень, хлебосольный, сегодня распоряжается он! Я встал, вежливо поклонился, крепко, по-тбилисски, пожал руку Риголетто и назвал свое имя. -- Сагол, видать, крепкий парень! -- сказал Риголетто и с сожалением посмотрел на меня.- Что прикажете подать? -- Два пива, два сыра, две зелени, редиску не забудь! Два хлеба и бутылку водки! Икра есть? Риголетто глупо улыбнулся. Вскоре стол был накрыт. Доментий наполнил стаканы, чокнулся со мной и молча выпил. Второй стакан выпили за наше знакомство. Потом Доментий произнес тост: -- Я, Доментий Хачапуридзе, -- маленький человек. Но Наполеон тоже маленький был, а мой отец -- еще меньше него, но горы сворачивал. Я -- управляющий домами, и сердце у меня мягкое. От меня зависит жить человеку в доме или на улице. Тебе приходилось жить на улице? -- Что я, беспризорный, что ли? -- обиделся я. -- А вот захочу -- и выгоню тебя на улицу, потому что ты непрописанный! -- А ты возьми и пропиши меня -- и делу конец! -- Я-то возьму, но ты разве даешь? -- Что? -- не понял я. -- Ладно, выпей! -- сказал Доментий и наполнил стаканы. Мы выпили. И тогда я заметил, что глаза Доментия начали косить. -- Ты знаешь, что такое дом? -- продолжал он. -- А что тут знать? Дом -- это дом! -- А все же? -- Ну... комнаты, перекрытые черепицей, или соломой, или дранкой... Доментий захихикал и снова взялся за стакан. -- Чудак ты! Дом -- это прежде всего семья! Есть у тебя семья? -- Нет! -- Ну и дурак же ты, братец мой! В твои годы, если хочешь знать, у меня была уже вторая жена. Теперь я опять живу с первой... О чем я говорил? Да! Семья и дом неотделимы друг от друга. Не имеешь дома -- не сможешь жениться, не женишься -- не сможешь жену в дом привести? А ты знаешь, как появился дом? -- Знаю! -- Скажи! -- Из кирпича, досок, извести, камня, черепицы... -- Замолчи, жалкий ты человек! .. До того, как придумали кирпич, человек жил на дереве... -- В пещере,- поправил я. -- Одни жили в пещерах, другие -- на деревьях... Потом человеку надоело жить на дереве и он спустился на землю... А потом, знаешь, что с ним случилось? -- Прошелся туда-сюда и снова полез на дерево... -- Нет, сперва он гулял, а потом ему стало холодно! И что он сделал? -- Надел пальто и coгрелся! -- Идиот! Где тогда были пальто?! Взял он кремень, высек огонь, развел костер и согрелся. Но ты же знаешь, природа коварна. Подул вдруг холодный ветер с востока. Взял человек и возвел стену с восточной стороны,- чтоб огонь от ветра оградить. Подул потом ветер с запада, возвел тогда человек вторую стену, с запада. Потом как налетит, как засвистит сквозной ветер -- с севера на юг! Что оставалось делать бедному человеку? Поставил он еще две стены -- с севера и с юга. А дело было осенью. Хлынул дождь -- холодный, проливной. Видит человек -- плохо дело, гаснет огонь. Что делать? Тут он и сообразил перекрыть стены соломой! -- Дальше? -- Дальше -- новая беда: горит костер, дым ест человеку глаза -- хоть плачь! Он туда, он сюда -- что делать? Не разбирать же стены? Но он все же человек был, а мы тем и отличаемся от животных, что кое-что соображаем и говорить умеем. -- Сам ты животное, Серапиона ты, вот кто! -- сказал я и схватился за бутылку. -- Поставь бутылку, глупец! .. Где ты меня остановил? -- ...Человек в дыму задыхался! -- Да, чуть не задохнулся, несчастный. Потом он догадался: пробил отверстие в потолке, дым вышел, вздохнул он свободно... Сидит человек у костра, греется. И захотелось ему узнать -- не перестал ли дождь. А как узнать? -- Очень просто: высунул руку! -- Куда? -- В окно, куда же еще! -- Болван! Окна-то ведь не было? Вот он и решил сделать в стенке окно... А потом ему потребовалось выйти... Ну, сам понимаешь зачем... Риголетто! Два по сто! -- Доментий икнул и продолжал: -- Пробил он дверь, и получился... Что? -- Отверстие! -- ответил я. -- Вот идиот! Дом получился, понимаешь ты, дом! -- Не знаю, мой дед иначе дом стр

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования