Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Дунаев Сергей. Приговоренный к жизни -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  -
лева сидел мальчуган, одетый в теплую кацавейку, старенькие, но еще крепкие сапожки. Он исподлобья посмотрел на вошедшего Кувалдина и опустил глаза в пол. - Ну, здравствуй, Петро! Петька промолчал. - Давно я хотел с тобой познакомиться, вот и довелось. Ну, что же ты такой сердитый? Кувалдин расстегнул тужурку и сел напротив Петьки. - Архипов его встретил на Васильевском у Федоринова, знаешь, кого он там искал? - спросил Соболев и обратился к мальчишке: - А ну, скажи, Петя, кого ты там искал? Петька молчал. - Ну, коли не хочешь, я за тебя скажу. Широких или Юнга он искал. Как вам это нравится? - Вот кого ты ищешь, малыш? - удивился Кувалдин. - Значит и сюда ты приходил, чтобы найти Широких или Юнга? Но Петька по-прежнему молчал. - Эх, Петька, - вздохнул Кувалдин. - Нет их больше, сынок. Петька быстро вскинул глаза и посмотрел на Кувалдина. - Померли... - прошептал он, и это была первая фраза, которую он произнес. Воцарилось тягостное молчание. - Значит, дядя Семен помер? - переспросил он вновь. - А где он помер?.. - нерешительно спросил Петька. - Где? Дорого бы я дал, сынок, чтобы узнать, где он помер. Петька побледнел и привстал. - Значит, вы его не нашли?! Тогда я знаю, где он помер. Эти слова заставили Соболева и Кувалдина переглянуться. - Видел я все: и как стреляли в него, и как гнались за ним солдаты. Случайно я там оказался. Ну, а потом и самого его нашел, уж чем они его били - не знаю, только места на нем живого не было, в беспамятстве. Что мне было с ним делать? Затащил я его в сарай, а сам написал записку и в дверь сунул, знаю, там хорошие люди живут. Верно, пришли две барышни и забрали его. Кувалдин взволнованно прошелся по комнате. - А дом этот помнишь, не забыл, показать сможешь? Петька утвердительно кивнул головой. - Ну, тогда пошли. Ах, молодец же ты какой! Подожди, есть хочешь? - Петька сконфузился. - Сейчас мы тебя накормим. Ну-ка, распорядись, - обратился Кувалдин к Соболеву. Через полчаса Петька в сопровождении Кувалдина, Архипова и Темина шел по улице. Прохожие с любопытством поворачивали головы. - Ишь ты, мальчишку ведут. - Много ты понимаешь. Может, он их ведет, гляди, как важно шагает. Петька остановился около небольшого одноэтажного особняка. Глава 12 Цель жизни Известие о том, что Софья Щетинина уехала за границу, очень удивило Юнга. - Почему вы думаете, что она уехала за границу? - спросил он у Ольги. - Профессор сказал, что получил от нее письмо. - Черт возьми! И-из-вините, Оля, а может, она кого-нибудь полюбила и... знаете, такие вещи бывают. Ольга с негодованием взглянула на Юнга. - Полюбила... Я бы об этом непременно знала. Софья никого не любила, кроме своего отца и... меня. Они молчали несколько томительных минут. За это время в голове Юнга промелькнуло воспоминание о недавнем разговоре с Софьей. ...Однажды Ольга куда-то вышла, и они остались вдвоем. Софья читала ему вслух "Накануне". Она закончила последние строчки и бережно положила книгу себе на колени. Некоторое время они не разговаривали, каждый думал о судьбе героев только что прочитанной повести. - Да, Инсаров был настоящий человек... - задумчиво проговорил Юнг. Софья вздохнула. - Дмитрий, у каждого человека есть в жизни цель: у одних - разбогатеть, у других - найти что-нибудь, сделать открытие. Скажите, какая у вас цель? - У меня есть одна думка, - Юнг слегка замялся. Софья терпеливо ждала его ответа. - Я хочу, Соня, чтобы всем людям на земле жилось хорошо, чтобы не было бедных и несчастных. И не только у нас в России, а на всей земле. А самое главное, чтобы не было этих проклятых войн. Сколько они народу губят, сколько сирот по миру ходит... Дожить бы до того времени, когда все, какие ни на есть пушки переломают к чертям и понаделают из них автомобилей, плугов да ткацкие станки. Вот до этой жизни я и хочу дожить, Соня, это моя цель. На губах Софьи появилась снисходительная улыбка. - Я не знала, что вы такой мечтатель. Ваша цель очень сложна и называется утопией. Войны были всегда, и они будут. Всегда были богатые и бедные, и этого не изменишь. Существует неумолимый закон природы: все слабое и немощное должно гибнуть, выживают только сильные. Животные борются за свою жизнь, растения - за клочок земли, за солнечный свет. У людей тоже происходит такая борьба, это войны. Вы подумайте, что произойдет, если они исчезнут. Людей будет рождаться все больше, а умирать меньше. Людей на земле появится столько, что они заселят все материки и пустующие ныне земли. И тогда снова неизбежно вспыхнет борьба за жизнь, потому что земля уже будет не в состоянии прокормить столько людей. - Я, Соня, не совсем еще разбираюсь во всех этих тонкостях, но чувствую, что тут что-то не так. Почему бы человеку не искать путей облегчения своей жизни, а не уничтожать друг друга. Можно строить машины, которые осушат океаны, сровняют горы с землей и превратят их в цветущие луга или огороды. Чем плохо, если людей будет рождаться больше? Ведь это значит, что будет больше рабочих рук, а наша планета еще слишком пуста, людей на ней может уместиться черт знает сколько. Вы думаете, не хватит хлеба, но ведь и сеять его тогда будут раз в тыщу больше. Ну, а если через сотни лет людей действительно станет слишком много, то неужто ничего не придумаем, так-таки и передеремся? Места-то кругом сколько, и планеты эти, и звезды всякие. Живи! Радуйся, рабочий люд! Лицо Юнга разгорелось, он сам воодушевился своими словами. Софья слушала его со все возрастающим изумлением. - О-о-о, - прошептала она, - какая у вас прекрасная мечта! ...И вот сейчас эта девушка струсила, убежала. Как же это могло произойти? А что если... Юнгу вдруг пришла в голову такая мысль, что он чуть не подскочил. Ольга по-прежнему сидела в кресле, уронив голову на руки. Юнг овладел собой и спокойно заговорил: - Мне почему-то не верится, что Соня могла на этакое некрасивое дело пойти, бросить отца, дом... А что если она не по своей воле уехала? Обстоятельства... - Обстоятельства? Но какие? Нет, у Сони не могло быть таких обстоятельств. - Не спешите, Оля. Вы говорили, отец Сони крупный ученый, и недавно ему предлагали уехать за границу. Соня жаловалась, что отца не оставляют в покое и очень часто беспокоят своими предложениями, а в последний раз даже грозили... Предположим, эти люди увозят за границу его дочь с тем, чтобы использовать ее как приманку для профессора... Что вы на это скажете?! Ольга встала и подошла к Юнгу. То, что он сказал, напугало ее. - Приманку?.. - переспросила девушка. - Это страшно, но... правдоподобно. Как сама не подумала я. Старик сойдет с ума. Он без нее жить не может. Соня потеряла мать, когда ей было три года, и с тех пор Александр Неронович всю свою любовь отдал дочери. - Ольга сосредоточенно, насупила брови. - Я завтра же зайду к профессору. Это мог сделать только один человек - Саржинский. Но письмо ведь она написала, - спохватилась Оля. - Есть много средств заставить беззащитную девушку написать письмо. Я уверен, что Соня написала это письмо далеко не по собственному желанию, - убежденно проговорил Юнг. - Предположим, - согласилась Оля и присела на край постели. - Что же теперь делать? - Во-первых, Оля, разрешите сейчас, когда вы знаете, кто я, связаться с кем-нибудь из своих. Я хочу просить вас, чтобы вы помогли мне. От этого, возможно, будет зависеть и судьба Сони. - Вы думаете, что найдутся люди, которые могут сейчас заинтересоваться судьбой какой-то девушки? - неуверенно проговорила Ольга. - Безусловно, найдутся. - Я верю вам. Но что я должна сделать? - Я скажу вам несколько слов, вы их хорошенько запомните: пойдете по адресу, который я вам укажу, если там не окажется того, кто нужен, вы пойдете по другому адресу и будете искать до тех пор; пока не найдете. - Это опасно? - Не очень, но опасно. Ведь вы будете называть имена, кое-кому они крепко нужны! - Если я сделаю все, что вы мне поручите, вы надеетесь, что ваши большевики вмешаются в эту историю. Ведь она... буржуйка... - усмехнулась Ольга. - Может быть, судьба какой-то девушки и не требует к себе такого внимания, но здесь дело касается крупного ученого, а это уже серьезно. - А если все наши предположения ошибочны и Соня все-таки уехала по своему желанию? - Я твердо убежден, что это не так. - Скажите, а то поручение, которое я исполню, имеет только отношение к Соне или... еще какое-либо, ну, например, политическое. - Хорошо, я обещал вам быть откровенным: да, имеет и политическое. - А что я должна передать этому человеку, которого нужно найти? - Вы передадите ему, что Юнг жив и находится у вас. Тогда этот человек или кто другой придет сюда и заберет меня. - Вам здесь не нравится? - Я вам бесконечно обязан, Олечка, и сделаю все, чтобы отблагодарить вас. Но рано или поздно я все-таки должен уйти. Я уже чувствую себя хорошо и через некоторое время встану на ноги. - А если я не пойду исполнять ваше поручение? Юнг усмехнулся: - Постараюсь обойтись без вас. Ольга покачала головой. - Вы думаете, я трушу. Нет, я очень хочу помочь Соне и не скрою, что не хочу выполнять ваших политических поручений, так как не вполне разделяю их. Я нахожусь в очень затруднительном положении, и будет лучше, если мы отложим этот разговор до утра. Мне нужно подумать. Я уйду, мама принесет вам ужин. Завтра я пойду к профессору. Ему так тяжело. Спокойной ночи. Юнг остался один. "Неужели я не найду способа связаться с Широких или Кувалдиным? А вдруг с Широких что-нибудь случилось?" - при этой мысли он весь похолодел. Глава 13 Они ищут Дверь открыла пожилая женщина с накинутым платком на плечах. Увидев незнакомых людей, она испуганно отступила. - Вам кого? - Извините, можно ли видеть кого-либо из хозяев этого дома? - спросил Кувалдин. - Вам профессора? Но он нездоров и никого не принимает. - Нельзя ли тогда с вами поговорить? - Со мной? Но я ничего не знаю, - глаза ее от испуга округлились. Она прикрыла рот платком. - У нас дело очень нехитрое. Вы, товарищи, подождите. Кувалдин вошел в просторную переднюю и прикрыл за собой дверь. Женщина опасливо отошла от Кувалдина и остановилась в выжидательной позе. - Вы, гражданка, не пугайтесь, нам нужно выяснить одно дело... При слове "выяснить" женщина вновь несвязно заговорила: - Но я ничего не знаю, я в услужении здесь, никого не вижу. Никуда не хожу, разве на базар, в лавку... - Да вы не волнуйтесь... я только спросить вас хочу. - Господи! Да не знаю я ничего, вы не туда попали, а я что, я прислуга, - чуть не плача повторила женщина. - Фрося, кто там... - дверь слегка приоткрылась, на пороге появился высокий старик в халате. Увидев Кувалдина, он остановился на полуслове. - Что вам угодно? - Гражданин профессор, мне нужно уточнить одно дело, и поэтому я нахожусь в вашем доме. - Пройдите, - пригласил он Кувалдина. Они вошли в небольшую комнату. Вдоль стен тянулись высокие полки, заставленные рядами книг. Кувалдин с уважением окинул их взглядом. Профессор указал взглядом на кресло и сам удобно расположился в таком же. - Я слушаю вас! Кувалдин пригладил рукой волосы и сел. - Видите ли, гражданин профессор... извините, не знаю вашего имени... - Это не имеет значения. - Хорошо. В июле этого года в доме, который расположен по соседству с вашим, был тяжело ранен один человек, это произошло к вечеру, а в полночь он был перенесен в дом, где ему была оказана помощь или же с ним случилось что-нибудь другое... В течение всего этого времени мы не могли найти никаких следов о его местонахождении. - Кувалдин замолчал. Под его взглядом профессор выпрямился. - Какое это имеет отношение ко мне? Не воображаете ли вы, что я осведомлен об этом вашем человеке?.. Я совершенно не интересуюсь политикой, не вмешиваюсь в нее и знать ничего не хочу ни о каких ваших "человеках". - ...И совершенно напрасно, профессор, - в тон ему ответил Кувалдин. - Но я еще не кончил... В дальнейшем нам удалось установить, что этот человек был унесен двумя людьми. Это были две особы женского пола, которые, может быть, рискуя жизнью, спасли его и... укрыли в вашем доме. Неподдельное изумление появилось на лице профессора. - В моем доме этого не может быть, я живу один, во всяком случае в настоящее время, кроме меня, в этих стенах никто не проживает. - Гм. А ваша прислуга? - Да, она также проживает здесь, впрочем, мы можем ее спросить. - Фрося! Фрося, как видно, стояла за дверью и сразу вошла. - Фрося, вот этот гос... этот гражданин утверждает, что летом в наш дом был внесен раненый человек и что он находится у нас. - Что ты скажешь на это, Фрося? Фрося также удивилась этому сообщению. - В наш дом? Упаси бог, мы и ведать ничего не ведаем, мы в эту самую политику не касаемо, живем тихо... мирно... - Нет, Петька, ты что-то напутал. Сюда Юнг никак не мог попасть, может, в другой дом, ну-ка пошевели мозгами. Петька обиженно поджал губы. - Как же в другой, когда в этот. Вот и письмо сюда опустил, вот и ручку дергал. Только сейчас Кувалдин увидел на двери небольшую медную дощечку, на которой значилось "Профессор А.Н. Щетинин". - Ну, пойдемте, товарищи! - А может, Степан Гаврилович, не говорят, может, помер Юнг, а они теперь боятся открыться, - заметил Темин. - Не похоже, Федор, не был здесь Юнг. При выходе они столкнулись с молодой девушкой, которая направлялась туда, откуда они только что вышли. Она остановилась и удивленно посмотрела на группу вооруженных людей. Когда очутились на улице, Архипов сказал: - Гляди, Степан Гаврилович, барышня-то никак к профессору. - Может, ее спросить? Кувалдин заколебался. Но девушки уже не было. - Здравствуй, Фрося, Александр Неронович дома? - Дома, Олечка, дома, золотце. Ах, милая, спасибо, хоть не забываешь нас. Ольга облегченно вздохнула. - А я уж думала: что случилось? Зачем приходили к вам эти люди? - Да кто их знает, милая? Носит нелегкая к Лександру-то Нероновичу, у него, сердешного, этакое горе, а они, вишь лазют, беспокоят, ищут кого-то. - Ищут? - А ну их, привязались: человек, говорят, какой-то раненый в нашем доме, значит, схоронился. - Какой человек? - Ольга вдруг побледнела. - Ты говоришь, ищут раненого человека. - Да, кажись. Ольга стояла в раздумье. Вдруг она решительно повернулась к двери. - Ну, ладно, Фрося, я пойду, я... вспомнила... - Да куда же ты? - Я приду попоздней, - эти слова Ольга проговорила уже почти за дверью. Фрося с изумлением посмотрела ей в след. - Вот беспокойная, пришла - и нате вам... дело забыла... Ольга выбежала в распахнутом пальто и быстро оглядела улицу. В самом конце она заметила тех самых людей, которых она повстречала, когда входила в дом. Они как раз в этот момент завернули за угол. Девушка почти побежала, не обращая внимания на удивленные взгляды прохожих. Кувалдин шел и думал: "Нет, нет, не похоже, чтобы этот профессор солгал или скрыл что-нибудь. Хотя и встретил очень недоброжелательно, но лицо у него честное. Однако Петька уверяет, что не ошибся. Разве тут разберешь? Ясно одно: след Юнга, так неожиданно найденный, снова потерялся". - Вот ты уразуми, - негромко говорил Архипов Темину, - за что Юнга пострадал - за мировую революцию. Тебе только брюхо набить да до земли дорваться, а революция, она, брат, масштаб-то в мировой плепорции имеет. Капитал-то мировой рушится, чуешь, чем пахнет? Темин обиженно взглянул на высокого Архипова. - Это я еще раньше тебя учуял, потому вот и поженился с этой... - он тряхнул винтовкой. - А насчет брюха, так оно у тебя пошире, чем у меня, и ты мне этим не тыкай. - А вы все никак не можете ужиться, - вмешался Кувалдин, - как сойдетесь, так хоть водой разливай, беда. - Да мы не злобясь, - улыбнулся Архипов, - мы полюбя. Деревня ведь не сознательная, - он снисходительно похлопал Темина по плечу. - Вот и просветляем помаленьку. Темин совсем рассвирепел. - Да ты мне кто такой, в святители записался. - Стой, Степан Гаврилович, ну-ка, взгляни, кто сзади идет? - Кувалдин оглянулся и сразу остановился. Их нагоняла та самая девушка, которая встретилась с ними, когда выходили из дома профессора. Увидев, что ее заметили, она сбавила шаг. Лицо ее раскраснелось, шляпка сбилась, она часто дышала. - Вы к нам, барышня? - спросил Кувалдин. Она перевела дух. - Вы большевик? - Да. - Вы ищете некого Юнгова? - Да. - Я знаю, где он находится, идите за мной. "Да, больше здесь нельзя находиться, - мучительно думал Юнг. - Вчерашний разговор решил отношение сторон. Нужно действовать самому... Эх, были бы силы, улетел бы к своим". Он почувствовал, как истосковалась его душа по привычной обстановке, по родным и близким людям. Полдня он лежал один, втайне надеясь, что Ольга придет и согласится выполнить его поручение. Марья Филимоновна принесла ему обед, к которому он почти не притронулся. Почему нет Оли? Вдруг он вспомнил, что Оля собиралась сходить к профессору, и это его несколько успокоило. Так пролежал он еще несколько часов. "Чего же делать? А что если самому добраться до окна и через форточку позвать какого-нибудь подходящего человека", - решил Юнг. Но откинув одеяло, он с отчаяньем посмотрел на свои ноги. Они были обложены шинами и туго перетянуты бинтами. "Нужно попробовать встать, - при этой мысли он даже вспотел. - Эх, была не была, попробую!" Осторожно, вначале одну, потом другую ногу он спустил с кровати и сел, шины не позволяли им сгибаться в коленях, и они нелепо торчали, подобно двум чурбакам. Боли не было, и Юнг окончательно решил встать. Всю тяжесть тела он перенес на руки и почти повис на спинке кровати и только после этого слегка нажал вначале на одну, потом на другую ногу. Неожиданно открылась дверь - вошла Ольга. Увидев Юнга в необычном положении, она слабо вскрикнула и бросилась к нему. - Что вы делаете? Вы с ума сошли! Сейчас же в постель. Юнг виновато улыбнулся и не препятствовал, когда она помогла ему улечься. Он сразу заметил, что Ольга чем-то возбуждена. - Да что с вами, Оля? - Со мной? Ничего. Я обещала вам сегодня продолжить наш вчерашний разговор - продолжим. - Вы решились, Оля? - Помогла случайность, а впрочем, не буду вас томить. Она подошла к двери и широко открыла ее. - Входите! На пороге появился улыбающийся Кувалдин. - Степан Гаврилович?! - Семен, дорогой, жив?! - Он кинулся к беспомощному Юнгу и обнял его. - Да как же, как же вы нашли меня? - бормотал Юнг. - Ладно, лежи, нашли, значит, нашли. - Через плечо Кувалдина заглядывали взволнованные Архипов и Темин. - Вот куда ты забрался, родимый... - Ну, здорово, ребята. - Живой, черт, мы же тебя по всему свету ищем. Значит, жив? - Как видишь? - Хорошо, браток, под счастливой планидой родился. - Замолчите, ребята, - нетерпеливо перебил Кувалдин, - ему покой нужен. - Да какой, к чертям, покой, - запротестовал Юнг. - Вот где у меня этот покой, - он хлопнул себя по шее. - Ну дела-то как, рассказывайте, братишки вы мои родные. - О делах, Семен, потом. Как ты себя чувствуешь? - Ноги вот уже срослись, через неделю плясать буду. - Ну, до этого тебе еще далеко. Кувалдин подошел к Ольге, она стояла у туалетного столика и переставляла фигурки из кости. - Вы, товарищ, кто будете? Ольга посмотрела в глаза Кувалдина и протянула свою маленькую, чуть влажную ладонь. - Оля, Ольга Тропова. Рука Ольги исчезла в ш

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования