Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Евпланов Андрей. Змеюка на груди -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  -
ца сошла порочная одутловатость, и оно обрело некую определенность, не бог весть какую, но все же. Теперь Афоня стал похож на школьника переростка, в котором дебильность сочетается с природной жизнерадостностью. Но все же это был образ человека. - Да это он, - сказала Зина, и в глазах ее засверкали две очаровательные слезинки, которые были ей очень к лицу. Полицейский закрыл труп простыней и рассказал, как Афанасия занесло под машину. Судя по обнаруженному в крови коммерческого директора количеству алкоголя, он пил беспробудно несколько дней подряд, переходя из одного бара в другой. Когда все известные ему питейные заведения закрылись он решил, видимо ехать в Барселону. Вышел по нашей московской привычке чуть ли не на середину на шоссе и стал останавливать машину. Шел дождь и шоссе было мокрым, Афоня поскользнулся и угодил под колеса "сеата" на котором пожилая сеньора, служащая местной телестудии, возвращалась домой с ночной смены. Вот и вся история бесславного мытищинского гангстера, которого неласковая судьба занесла за Пиренеи и бросила под безжалостные колеса автомобиля. В карманах у него нашли российские загранпаспорт, несколько сотен песет и кредитную карточку "Альфа-банка" и бумажку с адресом виллы "Вероника", где он жил. Он не слова не знал ни на одном из иностранных языков и видимо кого-то попросил написать записку, которую он показывал таксистам. После опознания полицейский отвез гостей в отель "Плаза", где им зарезервировали номера. Это был большой и шумный отель, где останавливались туристы со средним достатком. Фиму поселили в номере, окна которого выходили на площадь, посреди которой возвышалась Арка, окруженная фонтанчиками. За площадью начиналась широкая лестница, которая вела на холм, на вершине которого находилось красивое здание с куполом и классическим портиком. И над всеми этими красотами по-южному бесстыдно раскинулось небо все в розовых разводах.. Не успел Фима налюбоваться красотами Барселоны, как к нему заявились Клаус и Зина. Она успела сменить свой элегантный наряд на шорты и майку и смыть макияж. - Мы тут нашли бассейн и решили искупаться до ужина, - защебетала секретарша. - ты ни за что не догадаешься где он находится... На крыше, представляешь, и оттуда весь город как на ладони. Бери плавки, и пойдем с нами. Бассейн был крошечный, вода холодная, да и предзакатное солнце уже не грело. Поплескавшись и подрожав немного в шезлонгах, компания нагуляла зверский аппетит, и в момент умела половину фиминых продуктовых припасов. А вечером все поехали развлекаться на Рамблес. Зиночка хорошо подготовилась к поездке. Она обзвонила всех подруг знакомых и даже знакомых своих знакомых, которых совершенно не знала и выспросила все насчет Барселоны и ее окрестностей. В планах у нее были: и собор Саграда Фамилия и музей Пикассо, и морской аквариум... В общем девушка решила оттянуться по полной программе, но главным пунктом этой программы была ночная авенида Рамблес. Фиме это гнездо наслаждений и разврата показалось жалкой копией Тверской. Магазины победнее, чем в Москве, бары какие-то обшарпанные, дамы одеты безвкусно, джаз - хиленький, нахохленные "ночные бабочки" напоминали осенних ворон на бульваре. И все за песеты, и все так дорого... Фима посидел часок с друзьями в баре выпил стакан какого-то соку с красивым названием "сангрия" и поехал в отель доедать котлеты. Гостиничный холл был почти пуст. Девушка-портье улыбнулась Фиме казенной улыбкой, похоже было, что она просто показала ему зубы. Они были устрашающе длинные и голубоватые. В кресле под пальмой спиной к Фиме сидел крупный седой джентльмен в синем костюме и что-то писал. Эта благородная спина, этот великолепный затылок Фима уже где-то видел. В Америке? В кино? В прошлой жизни? Да нет же, всего два дня тому назад в квартире на Котельнической, ведь это никто иной, как профессор Муха. - Вацлав Иванович, - обрадовался Блюм. - Какими судьбами? Профессор от неожиданности вздрогнул - Господин детектив. Вот уж не думал, вас здесь встретить. Вы, конечно, говорили, что намерены посетить Барселону, но ваш австрийско-украинский коллега показался мне не настолько серьезным, чтобы организовать такую поездку. А я тут закончил свои дела в Сарагосе, и решил выбраться на денек в сей благословенный город, чтобы навестить старых друзей. - Как хорошо, что я вас встретил, - Фима не скрывал своей радости. - Мы хотели пригласить вас с собой в качестве эксперта, но Клаус решил тащить с собой свидетеля. - Свидетеля чего? - Разве я вам не говорил, несколько дней назад здесь погиб в автомобильной катастрофе сотрудник того самого виноторговца, на вилле которого прятали Кукулькана. Свидетель его опознал, и завтра мы собираемся на виллу, чтобы поговорить со смотрителем. Не исключено, что и нашего Змея там найдем. Не могли бы вы поехать с нами? Мы были бы очень благодарны, если бы подтвердили подлинность раритета. - Но у меня намечены встречи... - Это не замет много времени. - Хорошо, я позвоню вам утром. В каком номере вы поселились? Профессор все-таки решил присоединиться к компании, что вызвало неподдельную радость всех и особенно Зиночки, которая сразу же сомлела от пожилого бонвивана. Курортный городок Санта-Сусанна находился примерно в часе езды от Барселоны. Таксист сразу же согласился туда ехать и, что интересно, не потребовал даже оплаты за оба конца. Видимо он, как и пассажиры получал удовольствие от скорости, от просторов, которые отрывались за городом, от солнечного утра и свежего ветра с моря. Городок Санта-Сусанна располагался у подножья невысокой гряды, ниже простирались свежевспаханные поля, далее шли ряды больших отелей, железная дорога, по которой бесшумно бегали серебристые игрушечные поезда, а за ней начиналось море. Оно то сверкало на солнце, то вбирало в себя небо, разлагая его чистый синий цвет на зеленый, голубой, белый, стальной и даже фиолетовый. - Hemos llegado. Luego mejor ir a pie. Las calles son muy estrechas aqu 1. - сказал таксист. - Дальше ехать нет смысла, - объяснил профессор, который единственный из всех пассажиров понимал по-испански. - Это должно быть где-то рядом, поселок небольшой. Спросим русскую виллу, надеюсь их здесь немного. Клаус расплатился с шофером, взял счет, внимательно его изучил, аккуратно сложил и сунул его в бумажник. - Орднунг юбер аллес2, - произнес он торжественно, и поднял вверх указательный палец. - Он все-таки немчура, - засмеялась Зиночка. - Та ни, мы ж австрияки, - не понял юмора Клаус. Переход был столь неожиданным, что даже профессор не сдержал улыбки. Виллу "Вероника" нашли быстро, это был небольшой двухэтажный коттедж с газоном и аллеей из роз, ведущей от калитки до высокого крыльца. Окна на первом этаже были распахнуты, и оттуда на всю округу разносился голос Аллы Пугачевой: "А ты такой холодный, как айсберг в океане..." - Это наверно дон Мигель от жары крутит, - высказал предположение Фима. Но оказалось, что дон Мигель здесь не при чем. Дверь виллы распахнулась и взорам путешественников предстала Вероника в каком-то невероятном капоте с пальмами и птицами. Солнце светило ей в глаза и она приставила ко лбу руку козырьком, чтобы рассмотреть гостей у калитки. Наконец она разглядела в толпе незнакомых людей Фиму, всплеснула руками и поплыла между розами отворять калитку. - Ефим, какими судьбами? Что-нибудь опять случилось? - в ее голосе звучала явная тревога. - Да вот решили навестить вас, чтобы смягчить тоску по родине. Говорят русские люди, как только оказываются за границей, сразу начинают тосковать по родине. Вот только черного хлеба не догадались захватить, а водку выпили вчера в гостинице, - отшутился Фима, чтобы никто не заметил, что он смущен. - Проходите, проходите, - успокоилась хозяйка. - Сейчас чаю попьем. У меня здесь есть самовар. Она уже знала, что случилось с Афанасием, ней приходила полиция, и все рассказала. - Он жил здесь все время до моего приезда и пил беспробудно, - рассказывала Вероника, потчуя гостей чаем из самовара и булочками с кремом собственной выпечки. - Тут всюду были пустые бутылки, а запах стоял, хоть святых выноси. - Грязная собака, - подтвердила Зиночка. - Он очень испугался, когда я приехала, - продолжала Вероника. - Собрал свои пожитки и переехал в отель, но потом стал заявляться каждый вечер и всегда пьяный. Его тут прозвали "сеньор боррачо. Это значит пьяница. Нес всякую чушь про каких-то азиатов, которые хотят его убить, про то, что он миллионер. Предлагал ехать с ним в Одессу, в Лондон, в Америку. - Простите, в какую Америку? - спросил профессор. - В ту самую, в Штаты наверно, в какую же еще? - опешила Вероника. - Еще бывает Южная Америка, - улыбнулся профессор. - О ней разговора не было. - Нет, он вообще оскотинился и стал ко мне приставать. А я ведь одна в доме и никого тут не знаю кроме Мигеля, а он живет на другом конце поселка. - Надо было дать ему по яйцам, - в сердцах сказала, почти выкрикнула Зиночка, но поймав насмешливый взгляд профессора стушевалась. - Легко сказать по яйцам. Он вон какая туша, а я ведь женщина, - продолжала Вероника. - Я, конечно, его выставила и сказала, чтобы он больше не являлся, а то я сообщу в полицию, что он скрывается от российского правосудия. Он испугался и удрал. Вот тогда он и попал под машину. - Так ему и надо сволочи, - не удержалась Зиночка. Вероника замолчала, и теперь стало видно, как она сдала с тех пор, как Фима видел ее в последний раз. Глаза запали, и даже обильный макияж не мог скрыть темные круги вокруг них. На лбу появилась глубокая складка, которую уже никакие питательные маски не расправят. Щеки обвисли. Теперь ей можно было дать все пятьдесят. "Несчастная баба, - подумал Фима, - за какую-то неделю потеряла мужа и любовника, а тут еще этот подонок Афанасий разыгрывал тут триллер... Хотя, если по большому счету, то они все подонки, и рано или поздно довели бы ее до дурдома, а так богатая вдова с шикарной квартирой в Москве, престижной машиной, недвижимостью за рубежом и могучим телосложением. Столько беспризорных мужиков сочли бы за счастье проявить заботу о такой вдове. А может познакомить ее со Стасом Рыженковым. Она ведь не вредная, крупные женщины, как правило, покладистые и ласковые в душе". - Вероника, покажите нам свой дом. - Давайте поднимемся наверх, оттуда такой вид на море. Вилла, такая маленькая снаружи, изнутри оказалась довольно просторной. На первом этаже помимо гостиной имелись еще кабинет, кухня, ванная и два туалета. Наверху - три спальни. Обстановка везде была довольно скудная, чувствовалось, что у хозяев еще не было времени серьезно заняться интерьерами. В спальнях и в кабинете стояли напольные вазы с сухими артишоками и пыльными бессмертниками, и это несмотря на то, что весь городок, несмотря на позднюю осень, утопал в розах. Тут и там висели репродукции Пикассо и Миро, видимо закупленные оптом на местном базаре. Других украшений не было. В общем, дом производил впечатление не обжитого. И только в подземном гараже было заметно присутствие хозяина. На полках были разложены инструменты и запчасти. По углам стояли емкости с маслом, тасолом и автомобильной косметикой. Не было только машины, но ее запах не успел выветриться. - Дон Мигель держит здесь свой автомобиль, - пояснила Вероника. - За это он возит меня по магазинам и на рынок. - Сколько вы ему платите? - полюбопытствовал Фима. - Кажется, Алик положил ему пятьсот долларов в месяц. - Да за такие деньги я бы носил вас на закортках, - пошутил Фима. Вероника посмотрела на него благодарным взглядом и заманчиво улыбнулась. Клаус внимательно обследовал полки. Его внимание привлекла круглая коробка в которой лежала ветошь. - Дывытесь, - обрадовался он, - це коробка с под торта "Захер". Турысты завжди везуть з Вены таки торты. Сдается що в этой коробце злодии пивезлы сюды Змеюку. - Неужели таможенникам не пришло в голову проверить ее содержимое? - высказал сомнение профессор. - Это были не простые воры, а колдуны, обладающие способностями к гипнозу, - пояснил Фима. - Они могли заморочить голову кому угодно. Таможенники просто не обратили внимания на торт. - Вони чародии, - подтвердил Кучка. - Допустим, - согласился профессор. - Но почему тогда в ней нет Кукулькана? - Их кто-то спугнул, испанская полиция или Интерпол, - объяснил Фима. - Они спрятали Пернатого Змея на вилле, чтобы вскоре за ним вернуться, но кто-то перебежал им дорогу. Мы приехали сюда, чтобы выяснить, кто это был. - Прямо как у Донцовой, - восхитилась Зиночка, которая все время старалась как бы невзначай прижаться к профессору. - А эта, как вы говорите, пернатая змея не могла выпорхнуть в окно. - Ой, Зина, умоляю тебя, не бери в голову. Кстати, почему бы нам не вернуться в гостиную и не выпить по рюмке чего-нибудь, что будет покрепче чая и получше того овощного пойла, что мы пили вчера в баре, - сказал Фима и подмигнул секретарше. Предложение показалось всем своевременным. У Вероники нашлись джин и виски. Она принесла бокалы и лед. Отхлебнув виски, Фима с тоской подумал о котлетах, которые остались в гостинице. Но тут с улицы донесся шум автомобиля и через некоторое время в комнату вошел, нет, скорее вкатился лысый как колено, упитанный коротышка лет эдак шестидесяти с тусклыми глазами. - Buenos dias senores!1 - А вот и дон Мигель, - радостно объявила Вероника. - Хотите выпить, сеньор? Сеньор был не прочь опрокинуть рюмашку на халяву. Коротышка оказался общительным малым. Он довольно бегло лопотал по-английски, потому что некоторое время жил в Гибралтаре, но говорил он слишком быстро и с сильным акцентом, так что разобрать, о чем речь было почти невозможно, и профессору пришлось взять на себя роль переводчика. Мигель охотно распинался, когда речь шла о погоде, о ценах на бензин, о системах теплоснабжения. Но как только Клаус перевел разговор на индейцев, он моментально заткнул фонтан и на все вопросы отвечал односложно. Да, мексиканцы приезжали. Да, у них была записка от Фернандо, который просил дать им кров. Да, они ночевали здесь в спальне наверху, но ничего не испачкали, даже постель не разбирали, спали, видимо, на полу, на ковре. Они были простые люди, не кабальеро, хотя и вырядились как на свадьбу. Никаких вещей после себя вроде не оставили, хотя кто его знает, он же не обыскивал всю виллу. Потом приехала хозяйка с сеньором Себастьяно. Совсем недавно здесь гостил несчастный сеньор Атанасио, и вот снова - хозяйка. Жаль, что несчастный сеньор Алессандро так и не успел ни разу отдохнуть на своей вилле. Что творится в мире, хорошие люди гибнут как мухи, он так и сказал como moscas, а всякая сволочь живет себе и живет... - Стоп, - прервал его философское отступление Фима. - А после отъезда хозяйки никто не заходил на виллу? Испанец замялся, вопросительно посмотрел на Веронику, дескать, ты же все знаешь, зачем эти вопросы, и нехотя признался. - Через несколько часов после вашего отъезда, - Мигель почтительно поклонился Веронике, - заходил один русский сеньор. Он сказал, что сеньор Себастьяно просил его забрать синий рюкзак, который впопыхах забыл в кабинете. Мы с ним зашли в кабинет и действительно нашли там рюкзак. Сеньор внушал доверие, и я посчитал своим долгом отдать ему забытую вещь. - А вы не припомните, как выглядел тот сеньор? - спросил Фима пристально глядя в глаза дона Мигеля. - Он был такой белокурый, среднего роста. Трудно описать, все северяне с первого взгляда кажутся нам южанам на одно лицо. С ним была очень красивая женщина. Они остановились тут неподалеку, в отеле, я несколько раз потом встречал их на рынке. - Это наверно та самая пара, которую мы встретили в аэропорту - предположила Вероника. - Невысокий блондин в шортах и в майке с надписью BOSS и жгучая брюнетка в красных бермудах. - Да, да, - радостно закивал испанец, - очень красивая женщина, похожа на актрису Сару Монтьел в молодости. Фима вдруг вскочил с места, налил себе полстакана виски и выпил залпом. - Так что было написано на майке? - BOSS, - в один голос ответили Вероника и Мигель. - Где находится отель, в котором останавливалась эта пара? - Фиму было просто не узнать, в один момент из вальяжного курортника в энергичного полководца у которого в голове созрел план победоносного сражения, и ничто не могло помешать его осуществлению. - Клаус, мы должны проверить списки постояльцев. Вацлав Иванович, вы поедете с нами, может понадобиться переводчик. Дон Мигель, вы нас туда отвезете. По дороге они заехали в полицейский участок, прихватили с собой на всякий случай местного стража порядка, чтобы избежать недоразумений с администрацией гостиницы. Выслушав полицейского, менеджер отеля, элегантная дама в очках, села за компьютер, и через несколько минут Фима уже держал в руках длинный список фамилий. Примерно треть гостей составляли россияне. Фима впился глазами в распечатку: Кузины, Мухаметшина, Кабанов, Лапшины... - Вот, - ткнул он пальцем в список, - Леонид Колобасов и Нинель Шпак. - Вы их знаете? - спросил профессор. - Это моя бывшая жена и отец моих детей, то есть муж моей жены... Впрочем, не важно, главное, что мы теперь знаем, кто вывез Пернатого Змея в Россию. Сейчас же едем в аэропорт. - Здаетца мне що сьогодни вже нема летакив до Москвы, - охладил его пыл Кучка. - Поидэмо завтра утром - А лучше днем, чтобы как следует выспаться перед дорогой, - рассудил профессор. - Вы мне напомнили один анекдот, - рассмеялся Фима. - Трое мужчин оказались на необитаемом острове. Одному семнадцать лет, другому - тридцать, а третьему - пятьдесят. Младший схватил бинокль и взобрался на пальму, посмотрел, спрыгнул с пальмы, и кинулся к морю, на ходу сбрасывая одежду: Плывем на соседний остров, там девчонки". Тот, которому тридцать, говорит: "А куда спешить, сейчас срубим пальму, сделаем плот и поплывем". А старший почесал затылок и сказал: "Зачем нам вообще куда-то плыть - у нас же есть бинокль". - Я все-таки не настолько стар, чтобы обходиться биноклем, - усмехнулся профессор, - и потому предлагаю заехать за дамами и поужинать где-нибудь в городе, чтобы не обременять нашу очаровательную хозяйку. - О це дило, - поддержал его Кучка.- Я вже хочу исты. Однако поесть им удалось не скоро. Дамам потребовалось целых три часа, чтобы привести себя в порядок, принять душ сменить макияж, надеть вечерние платья. Вероника облачилась в нечто, напоминающее наряд африканского вождя, в нечто просторное и дорогое цвета спелой вишни. Издалека ее можно было принять за диван, который поставили "на попа". И двигалась она во всем этом соответствующим образом, если она шла, то всем было ясно: вот идет королева, а, когда присаживалась, все невольно вскакивали с мест, потому что видеть в присутствии "ее величества" просто психологически не представля

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования