Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Житинский А.Н.. Дитя эпохи -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  -
- А как мне говорил, - посоветовал я. Рыбаков задумался и думал до конца рабочего дня. Потом он надвинул шляпу на очки, что-то пробормотал и пошел домой. А я с интересом стал ждать, чем это дело кончится. - Ты знаешь, ни черта не получилось, - сообщил Рыбаков утром. - Почему? - удивился я. - Ты ей про мотор сказал? - Сказал. - А про кабана? - И про кабана. - Ничего не понимаю! А про донки, мер[cedilla]жки, мормышки? - Нет, про мормышки я не успел, - сказал Рыбаков. - Она в ванную уш- ла. - А ты? - Я пошел за ней. А у нас ванная, кстати, не такая, как у всех. Когда делали дом, то там вышла какая-то чача с проектом... И он рассказал мне про чачу с проектом. - А жена?! - закричал я. - Да она, понимаешь, включила стиральную машину. Я сам себя не слы- шал. Я посоветовал Рыбакову в следующий раз рассказывать с того места, где его прервали. Чтобы не повторяться лишний раз. Иначе он не разведется. Рыбаков донимал жену примерно неделю. А по утрам донимал меня, рассказы- вая все, что он сообщал жене по вечерам. Причины развода были, видимо, очень серьезны. Рыбаков уже сложил небольшую сагу, а разводом пока не пахло. Наконец он явился на работу совершенно убитый. - Ну что?! - завопил я. - Дело в шляпе? - Куда там! - махнул он рукой. - Она сказала, что подаст на развод. А что я ей плохого сделал? - Ну, и прекрасно, - сказал я. - Все-таки ты своего добился. - Ошибаешься, - покачал головой Рыбаков. - Она не так меня поняла. Нужно ей все объяснить. По-моему, он до сих пор объясняет жене, как его правильно понять. Отбивная курица Семейная жизнь - дело тонкое. Я эту истину постигаю давно и безуспеш- но. Иногда происходят такие вещи, что диву даешься. Взять хотя бы случай с отбивной курицей. Мы с женой вернулись из гостей часа в два ночи. Лифт уже не работал, и мы поплелись пешком на девятый этаж. Настроение у меня было приподня- тое. Кажется, я даже пел про себя. Мы пришли домой и убедились, что дети спят. Не успел я оглянуться, как жена юркнула под одеяло и заснула. А я успел раздеться только до по- яса. Оставшись один, я загрустил и пошел на кухню думать, чем бы еще за- няться. Почему-то страшно захотелось есть, хотя в гостях я съел все, что было. И выпил тоже все. Я открыл холодильник и обнаружил в нем одинокую замороженную курицу в заграничном пакете. Находка меня обрадовала, и я содрал с курицы полиэ- тилен, не повредив ее. Внутри курицы находился бумажный мешочек с чем-то. Мешочек не было возможности вынуть, он примерз. Тогда я зажег духовку и положил в нее курицу на железный противень. Ночью у человека совсем другая психология. Вот днем я бы никогда не осмелился сунуть семейную курицу в духовку. Совести бы не хватило. А тут хватило. Я положил ее ножками кверху и сел читать журнал, ожидая, пока она изжарится. Курица изжарилась на удивление быстро. Минут через десять вся кухня наполнилась дымом, а курица приобрела приятную окраску. Она стала как курортница на пляже после отпуска. Я вынул курицу из духовки и положил ее на тарелку. Ножки были черные, как обгорелые спички. Я вытащил из курицы бумажный мешочек и нашел в нем шейку, печенку и еще что-то. Еще там было много снега, что меня удивило. Внутри курицы было холодно, как на Северном полюсе. Но это меня не остановило. Я уже намеревался отодрать от курицы лапку, как вдруг в кухне появилась жена в ночной рубашке. Ее вид мне не понравился. Жена мигом оценила обстановку и, не говоря ни слова, схватила курицу за ту самую лапку, которую я собирался оторвать. Взгляд у жены был та- кой, что я вспомнил бессмертную сцену из романа писателя Булгакова "Мас- тер и Маргарита". Есть там эпизод, когда Азазелло бьет гражданина Поп- лавского жареной курицей по голове. Но жена не стала этого делать, а, схватив курицу, быстро удалилась. Уже в дверях она сказала: - Псих ненормальный! Это же курица на завтра детям. Мне стало стыдно. Я немного посидел, мысленно прощаясь с курицей, и пошел в комнату. Жена опять спала как ни в чем не бывало. Курицы нигде не было видно. - А где курица? - спросил я. - Выбросила, - сказала жена. Я свою жену хорошо знаю. Она всегда говорит правду. Хотя с ее стороны было совершенно нелогично выбрасывать курицу, которая первоначально предназначалась на завтра детям. Я вышел на балкон и взглянул вниз. С девятого этажа ночью трудно разглядеть курицу. Тем более если она упала в снег под балконом. Мне стало жалко курицу, и я не спеша принялся одеваться. - Уйдешь - не придешь, - сказала жена. Когда ей хочется спать, она выражается очень лаконично. В стиле на- родных пословиц и поговорок. Тем не менее я оделся и спустился вниз. Курицу я нашел быстро. Она лежала на тротуаре, прямо на льду. Я представил, с какой силой ее нужно было выкидывать, чтобы она долетела до тротуара. Вид у курицы был жут- кий. Я раньше не знал, как выглядит разбитое семейное счастье. Так вот, оно выглядит, как курица, упавшая с девятого этажа на ледяной тротуар. Я поднял останки курицы, и мне показалось, что чего-то не хватает. Поискав вокруг, я нашел в двух шагах лапку. Все это я торжественно понес наверх. Оказалось, что внутри курица совершенно сырая. Хорошо, что ее вовремя выбросили, а то бы я ее съел сырую. Я положил курицу на тарелку и снова пошел спать. На этот раз на месте не оказалось жены. Я поискал ее в туалете, в ванной, заглянул в комнату к детям, но не нашел. Тогда я опять посмотрел с балкона вниз и снова ни- чего не увидел. Пришлось спускаться на улицу еще раз. Жены под балконом не было. Только на месте, где упала курица, стояла мрачная собака и обнюхивала тротуар. Я очень разозлился. Вернувшись домой, я нашел жену. Она спала на том же самом месте. Я очень устал ходить вверх и вниз, поэтому разделся и сразу заснул. Самое удивительное, что утром отношения между нами с женой были наип- риятнейшие. Будто и не было никакой разбитой вдребезги курицы. Почему я и говорю, что семейная жизнь - дело тонкое. За завтраком я рассказал эту историю детям в виде поучительной сказки. Дети очень смеялись, а потом дочка сказала: - А я знаю! Мама у нас в комнате пряталась! Под столом. Я проснулась и спросила, что вы делаете. А мама сказала, что вы с ней играете. Между прочим, такие игры не редкость. А отбивную курицу мы дожарили и съели все вместе. Она была очень вкусная. Экскурсия Дети сейчас пошли очень информированные, чего нельзя сказать о роди- телях. Дети все время что-то читают, слушают радио и смотрят телевизор. У меня лично нет времени смотреть телевизор. Неудивительно, что я отстаю от жизни. - Папочка, - сказала моя дочь Оля. - Нам всем в классе очень нравится Хампердинк. А тебе? Я осторожно попытался выяснить, кто такой этот хампердинк. Или что это такое. Дочь скорбно на меня посмотрела и прочитала краткую лекцию о современной музыке. Я сделал вид, что понимаю все термины, так было про- ще. - В зоопарк привезли нового аллигатора, - сообщила она затем без вся- кой связи с предыдущим. - Его надо обязательно посмотреть. Мой сын Сережа, которому четыре года, тоже выразился в том смысле, что нужно посмотреть этого агитатора. Без агитатора он прямо-таки не мыслил дальнейшего существования. - Не агитатора, а аллигатора! - строго поправила Оля. Она его главная воспитательница. Мы с женой ей полностью доверяем. Короче говоря, выяс- нилось, что в воскресенье я поведу детей на встречу с аллигатором. Жена сказала, что это очень кстати, потому что она в наше отсутствие подгото- вится к докладу. Мы ехали в трамвае и играли с Олей в города. Сережа мне изредка подс- казывал, когда я попадал в трудное положение. - Аддис-Абеба, - говорила дочь. - Актюбинск, - защищался я. - Коала-Лампур! - Нет такого, - заявил я не очень уверенно. - Да, папочка? Это столица Малайзии. Пассажиры трамвая посмотрели на меня осуждающе. Можно было подумать, что все они родом из этого самого Лумпура. - Ростов, - сказал я. - Вальпараисо. Я оглянулся по сторонам, ища поддержки. Сережа меланхолично ковырял в носу, а пассажиры сидели с таким видом, будто только вчера сдали экзамен по географии за седьмой класс. У каждого за душой был целый ворох горо- дов. В это время трамвай остановился, и в вагон вошла молодая женщина с двумя детьми. Тоже мальчик и девочка, такие же, как и мои, но располо- женные в обратном порядке. - Вальпараисо, - строго напомнила Оля. - Оттава! - с ходу включился мальчик. И они в бешеном темпе начали обстреливать друг друга городами. Женщи- на посмотрела на меня и сочувственно улыбнулась. Мы были товарищами по несчастью. Вряд ли она знала больше десятка городов, да и то в Европейс- кой части СССР. Это была настоящая женщина. Наши дети замкнулись друг на друге, и можно было некоторое время дать мозгу передышку. - Мы едем смотреть агитатора, - сообщил неисправимый Сережа девочке. - А мы едем смотреть слона, - независимо ответила девочка. - И жира- фа. И кенгуру. Сережа завистливо посмотрел на девочку и не нашелся, что ответить. Подумав, он не очень последовательно заявил, что у него в кармане есть стеклышко, и тут же показал его девочке. Стеклышко оказалось отбитым горлышком пивной бутылки, и я его отобрал. Девочка с интересом взглянула на меня и спросила: - Мама, а почему ихний папа не в командировке? Женщина посмотрела на меня как бы извиняясь. То ли за девочку, то ли за папу, который находился в командировке. Я тоже смущенно улыбнулся, так как понятия не имел, почему я не в командировке. - Они такие любознательные в этом возрасте, - сказала женщина. - Угу, - промычал я. Между тем Сережа продолжал демонстрировать девочке содержимое карма- нов. Он извлек оттуда половину резиновой подметки, кусок кирпича и спи- чечный коробок, где сидел жук. Жуком девочка заинтересовалась. Словом, они вступили в контакт. Таким образом, неохваченными оказались только мы с женщиной. Откро- венно говоря, я позавидовал сыну. У меня в карманах ничего такого инте- ресного, что можно было бы показать, не имелось. Тогда старшие дети, ви- дя затруднительность нашего положения, пришли на помощь. - Мы пойдем все вместе, - сказала Оля. - Сначала посмотрим аллигато- ра, а потом всех остальных. - Вы познакомьтесь, пока наш папа в командировке, - разрешил мальчик. Я покосился на пассажиров, боясь, что слова мальчика могут быть ис- толкованы превратно. Женщина нервно рассмеялась, и я понял, что она опа- сается того же. Хотя в принципе не против. - Петр Николаевич, - сказал я с идиотским поклоном, чувствуя, как теплеют уши. - Наталья Генриховна, - прошептала женщина, покрываясь пятнами. - Очень приятно, - сказал я, заставив себя улыбнуться несколько иро- нически. Я хотел показать Наталье Генриховне, что это еще ни к чему не обязывает. - А как зовут вашего папу? - вдруг спросила Оля. - Его зовут Котик, - ответил мальчик. - А вообще он Константин. - А нашу маму зовут Киса, - сообщила Оля и мерзко захихикала. - Киса! - закричал мальчик. - Котик! - заорала дочь. - Юра, прекрати! - не выдержала женщина. В трамвае произошло легкое движение. Я оглянулся на публику, пригла- шая снисходительно отнестись к детям. Никакого сочувствия в глазах пас- сажиров я не увидел. "Мало того, что он неуч, - читал я во взглядах, - так он еще соблазняет чужих жен". К счастью, подоспел зоопарк. Мы вышли, провожаемые зловещей тишиной вагона. Первые несколько видов зверей я смотрел невнимательно, напряжен- но соображая, о чем бы мне поговорить с Натальей Генриховной. - Слоны живут очень дружно, - наконец заметил я, когда мы дошли до слонов. Наталья Генриховна ободряюще улыбнулась. - Самцы оберегают самок... - продолжал я, но прервался, потому что Наталья Генриховна вздрогнула и испуганно огляделась. - Дети, - поспешно сказала она. - Сейчас мы будем кормить слонов. Она собрала детей в стайку и выглядела в этот момент очень мило. Сло- нам бросили булку, а Сережа, видимо, от полноты души, добавил свой кусок кирпича и подметку. Слон подметку съел. Примерно к белым медведям мы с Натальей Генриховной разговорились не на шутку. Я рассказывал ей телепрограмму "В мире животных", а она прият- но улыбалась. Когда мы дошли до птицы какаду, которая удивленно на нас посмотрела, мы заметили, что детей с нами нет. По всей вероятности, они потерялись. Мы бросились назад к медведям и прежде всего проверили, не упали ли дети в бассейн, где в это время плавал грязный, желтый, преск- верного вида медведь. Потом мы пробежали мимо тигров. Аллигаторы были закрыты на ремонт. Наталья Генриховна дрожала и заламывала руки. Я бы тоже заламывал, если бы умел. - Товарищи Верлухин Петр Николаевич и Осинская Наталья Генриховна, - заорал на весь парк репродуктор, когда мы мчались мимо удава. - Ваши де- ти Оля, Сережа, Юра и Танечка ждут вас вместе с работником детской ком- наты милиции у площадки молодняка. Наталья Генриховна побледнела, а я мысленно прикинул, сколько моих знакомых и родственников бродит в настоящий момент по зоопарку и имеет возможность познакомиться с новыми подробностями моей личной жизни. По- лучалось вполне достаточное количество. Работник детской комнаты милиции оказался женщиной и старшим лейте- нантом. Судя по тому, как она посмотрела на нас, дети успели ей кое-что порассказать. Мы схватили их за руки и понеслись к выходу. На остановке мы попрощались, причем Наталью Генриховну все еще била нервная дрожь. В трамвае Оля вынула записную книжечку и сказала: - Папочка, я записала Юрин телефон. Мы договорились в следующее воск- ресенье пойти вместе в цирк. Только они пойдут с папой. Он скоро прие- дет. - С папой? - пробормотал я. - Зачем с папой? - А мы с мамой! - закричал Сережа. - Правильно, - сказала Оля. - Хорошо ты придумал. Ихнему папе тоже будет интересно. И они посмотрели на меня своими чистыми, детскими, преданными глаза- ми. Специфика искусства Один мой друг учился на режиссера драматического театра. Он благопо- лучно доучился до последнего курса и был послан в тьмутараканский ТЮЗ, чтобы поставить там дипломный спектакль. Через полгода из Тьмутаракани поползли неясные слухи. Вроде бы моему другу удалось там что-то поставить в обход традиций. Достоверных оценок не было, но говорили, что очень. И вот он приехал обратно защищать этот спектакль. Я пошел на защиту, потому что люблю наблюдать всякую ерунду. Мне самому приходилось защищаться, а потом много раз бывать на защи- тах. Обычно это выглядит так. За столом, накрытым скатертью из бархата, сидит группа пожилых людей. Как правило, среди них есть один помоложе, ведущий себя агрессивно. Самый сонный обыкновенно председательствует. Если в комиссии есть женщина, это вносит оживление и некоторую фри- вольность в задаваемые вопросы. Дипломант обычно имеет глуповато-задорный вид и время от времени что-нибудь чешет у себя на теле. Он охотно дал бы отпилить себе руку, лишь бы побыстрее все кончилось. Но руку никогда не отпиливают. В этом и заключается садизм. Сам процесс зачастую лишен всякого смысла. В течение получаса дипло- мант и комиссия выслушивают друг от друга всякую дичь. У комиссии есть преимущество: она может задавать вопросы. Дипломант этого права поче- му-то лишен. Так дело происходит в технических вузах. Мне хотелось узнать, какие коррективы вносит в эту процедуру искусство. Итак, зал большой. Скатерть есть. Агрессивный оппонент тоже. Тут он оказался с бородой. Председатель был массивен и имел хорошо поставленный голос. За столом также сидела узкая и длинная, как змея, женщина, кото- рая изящно обвивала стул. В руке у нее дымилась сигарета. Женщина напом- нила мне Сару Бернар, хотя Сары Бернар я никогда не видел. Первым вошел мрачного вида длинноволосый юноша в джинсах. За ним внесли доску, на которой была укреплена афиша спектакля. Афиша была прикреплена вверх ногами. Изогнувшись, я прочитал, что спектакль называется "В цеху его дом". Не успел юноша открыть рот, как бородатый закричал фальцетом: - А вам не кажется?! Он не стал договаривать, а изобразил в воздухе крутящееся колесо. Па- рень оглянулся на афишу, но ничего не понял. С большим трудом его уда- лось убедить перевернуть афишу. Вместо того чтобы отколоть кнопки и пе- ревесить афишу, он стал переворачивать всю доску. Когда он это проделал, председательствующий прочитал громоподобным шепотом - "В цеху его дом"... Это современно. - Мой герой - молодой современник, - с вызовом подхватил юноша. - Он всегда делает добро. Он верит в притягательную силу. У него есть любов ь... - Скажите, - вмешалась узкая женщина, устремляя к юноше зажженную си- гарету, - у него на протяжении всего развития конфликта есть любовь или же он обретает ее по логике драматического развертывания? - Развертывания! - уверенно заявил парень. - Так! - удовлетворенно воскликнула женщина. - Кто написал музыку? - спросил вдруг председатель. - Пьесу написал местный драматург. - А пьесу, простите, кто написал? - Музыка Людвига вана... Я почувствовал, что в этом месте мне нужно срочно проглотить табле- точку одного лекарства. Оно обладает тем свойством, что мне сразу стано- вится все до фени. Я проглотил эту таблеточку и стал слушать дальше. Мне ужасно хотелось узнать, про что же эта пьеса с таким диким для слуха наименованием? Кто там действует? Какой цех хотя бы имеется в виду? Вместо этого парень сказал так: - Светлое побеждает в итоге. Таков замысел. - Вы его воплотили? - быстро выкрикнул бородач. - Угу. - Кто видел спектакль? - спросил председатель. Парень тревожно прошелся глазами по рядам. Увидев, что все потупи- лись, он осмелел и признался: - Вообще-то это опера. На мотив "Лунной сонаты". - Вопросов больше нет? - спросил председатель. У меня была уйма вопросов, больше ни у кого. Парня отпустили, а на его месте возникло что-то бледное и анемичное, все в прыщах. За ним тор- жественно внесли макет декораций, похожий на витрину гастронома в сильном уменьшении. Бледное начало говорить. - Мой спектакль, посвященный борьбе, я ставил в содружестве с совхо- зом "Красногвардейский". Тема героического... - Борьба с интервентами? - прервал председатель. - Борьба за урожай, - промямлило анемичное. - У меня играют овощи, фрукты и продукты питания. - Метерлинк! - уверенно заявила женщина-змея. Председатель боязливо покосился на нее и предложил дипломанту перехо- дить прямо ко второму акту. Дипломант стал мусолить второй акт, после чего выяснилось, что там есть еще и третий. Дипломант уверенно излагал победный марш овощей по прилавкам и дружную самошинковку капусты в ис- полнении плясового трио. - Вы Чехова читали? - участливо спросил бородатый. - В школе, - застенчиво призналось бледное. После этого оно испарилось, а в зал, как кавалерийская дивизия, всту- пила молодая женщина в короткой замшевой юбке. Высоко неся бюст, она надвинулась на комиссию и выложила на стол какие-то бумажки. - Мои программки, - сказала она контральто. Затем она отошла к своей афише, и только тут все разглядели, что на афише значится: Н. В. Гоголь. "РЕВИЗОРША" . Женщина тряхнула грудью и выпалила на одном дыхании: - Борьбе с темными пережитками прошлого, каким является угнетение женщин в недавнем прошлом и на классическом материале, посвящен спек- такль по мотивам пьесы Гоголя... При этом она делала ногами как застоявшаяся лошадка. На коленках по- чему-то были красные

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования