Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Житинский А.Н.. Дитя эпохи -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  -
после катером по какой-то реке. Если ходит, сказал стари- чок. - А если не ходит? - спросил я. - Тады пешим, - сказал старичок. - Там недалече. Верст двадцать пять. Я поблагодарил старичка за информацию и пошел покупать резиновые са- поги. И ватник. На кафедре мой отъезд наделал много шуму. Посыпались заказы на суше- ные грибы. А Саша Рыбаков предложил мне удочку для подледного лова. - Так ведь льда еще нет, - сказал я. - Как знать, - загадочно сказал Рыбаков. - Эксперименты могут затя- нуться. Лаборантка Неля даже всплакнула, когда я прощался. По-моему, она меня любит. Это надо будет проверить, когда приеду, решил я. Прибежал дядя Федя с какой-то посылкой. Просил по пути завезти к нему в деревню, пле- мянникам. В посылке были сухофрукты и пластинка Муслима Магомаева. Я уточнил у дяди Феди, откуда он родом. - Из Тульской губернии, - сказал дядя Федя. - Дядя Федя, ты географию знаешь? - спросил я. - Нет, - гордо сказал дядя Федя. - Я только Европу знаю. В войну всю прошел. А здесь уже подзабыл маленько. А что, разве не по пути? Я специально сбегал за картой и показал дяде Феде местонахождение Верхних Петушков. - Поди ж ты! - огорчился дядя Федя. - Ну все равно. Отдай там ко- му-нибудь. Магомаева там тоже знают, наверное. Мой научный багаж заключался в конспекте работы Брумма и пирометре, который я захватил для солидности. Пирометр - это такая штука, которой можно замерять высокие температуры. Он не очень большой. Потом я направил Фомичу телеграмму. "Командируется представитель ко- миссии по проверке эффекта Брумма. Подготовьте аппаратуру". Провожать меня на вокзал никто не пошел. Даже жена. Поезд отходил в третьем часу ночи. Очень удобный поезд для убегающих тайно и навсегда. Я понял, почему отправление назначили так поздно. Или так рано, не знаю. Дело в том, что поезд был отнюдь не "Красная стрела" сообщения Ленинград - Москва. И его отправление днем или вечером могло навести на грустные мысли. Особенно гостей нашего прекрасного города. Я говорю о внешнем ви- де. Я шагал вдоль поезда по платформе и вспоминал последние слова жены. Она сказала: - Петечка, ты должен держаться. - Это ты насчет научной позиции? - спросил я. - Нет, насчет выпивки. Там же все пьют! - Это слухи, - сказал я. - Все не могут пить. Дети не пьют. Старушки тоже. И вообще там передовой колхоз. - Закусывай салом, - сказала жена. - Говорят, это помогает. Еду В вагоне было темно, как в бомбоубежище во время ночного налета. Мне мама рассказывала про бомбоубежища. Такое у меня о них представление. Я прошел по вагону, спотыкаясь о чьи-то чемоданы. Вагон был общий. Кто-то уже спал на второй полке, высунув ногу в носке наружу. Я ударился о нее носом. Не больно, но неприятно. На моем месте сидели двое. Они дружелюбно посмотрели на меня, но мес- та не уступили. Предложили присоединиться. Я не присоединился, потому что помнил слова жены. Забросив пирометр на третью полку, я пошел за бельем. Проводница мол- ча метнула в мою сторону что-то белое. Я поймал. Рубль она поднесла к окошку и долго разглядывала. На второй полке в своем отсеке я нашел матрац, свернутый, как рулет. В матраце перекатывались пять комков ваты. Я постарался распределить их равномерно по всей площади и застелил простыней. Подушка тоже была не ахти. Теперь предстояло раздеться. Делать это в проходе я посчитал непри- личным. Поэтому я залез на полку и попытался раздеться там. Никогда не думал, что лежа так трудно снимать брюки. Носки по общему примеру я сни- мать не стал. Странное какое-то ощущение, когда спишь в носках. Однако я все-таки заснул. Проснулся я довольно скоро от упавшего вниз пирометра. Пирометр сва- лился с третьей полки на столик, где стояли бутылка и два стакана. К счастью, они были пустые. Но звону все равно было много. Я свесил голову вниз и стал раздумывать, что предпринять. Как ни странно, никто в нашем отсеке не прореагировал. Зато откуда-то пришел мужик в кальсонах и в майке. - Это что, бинокль? - хрипло спросил он, поднимая пирометр. - Пирометр, - нехотя сказал я. Ужасно мне не хотелось вдаваться в принцип действия. Я чувствовал, что начинать придется с азов. - А... Пирометр, - сказал мужик, почесывая сквозь майку грудь. -Дав- ление, значит, мерять? - Угу, - буркнул я, краснея. Очень стыдно было говорить неправду. Я взял пирометр и снова забросил его на третью полку. Причем не гля- дя. А поглядеть стоило бы. Пирометр ударился во что-то мягкое и снова упал. На этот раз он свалился на добровольца в кальсонах. Тот выругался, но снова подал мне прибор. Я подтянулся на руках и заглянул вверх. На третьей полке кто-то спал. Прямо так, без никаких удобств, на ровной доске. И без подушки. Вероят- но, он первоначально спал на пирометре, а потом нечаянно спихнул его вниз. Спал он мертвецки. - Ну, ладно. Я пойду, - сказал мужик. Я его отпустил. Хорошие все-та- ки люди встречаются! Пришел ночью, босиком, чтобы два раза подать мне пирометр. И сам пострадал еще. Нет, у меня в голове не укладывается! Утром меня разбудила проводница. Как выяснилось, я ей особенно не был нужен. Она пыталась вытянуть из-под меня простыню и нечаянно разбудила. Я поинтересовался, почему та- кая спешка. Проводница молча сорвала с меня одеяло. Я понял, как мы все ей надое- ли, и больше не приставал. - Билет будете брать? - вдруг спросила она. По ее тону можно было до- гадаться, что этого делать не следует. Я извинился. Сказал, что лично мне билет не нужен, но бухгалтерия требует. Проводница пожала плечами и пошла за билетом. Вообще, мимика у нее была богатая. С такой мимикой можно поступать в театральный институт. Я надел сапоги и ватник и стал ждать. Ждать пришлось до обеда. То есть обеда, конечно, не было, это я так. Кто-то из пассажиров первым развернул сверток и начал есть вареные яйца. И все, как по команде, тоже развернули свои тряпочки и принялись бить яйца и чистить картошку в мун- дире. Я принципиально против стадного чувства. Поэтому я переждал, глотая слюну. Когда все закончили, я съел свой бутерброд. Только я его съел, женщина на боковой полке достала вареную курицу и опять начала есть. А ведь только что съела пирог с капустой! Курицу крыть мне было нечем, и я отвернулся. В соседнем отсеке играли в карты. В подкидного. Оказывается, в этой игре масса юмора. Там все время хохотали. Внезапно перед моим носом за- качались две пятки. А потом спрыгнул тип, который спал на третьей полке. Он зачем-то подмигнул мне и куда-то отправился. Наверное, искать пиво. Еду дальше Я прибыл в райцентр утром и ступил на привокзальную площадь, как Ко- лумб на берега Америки. Город был малоэтажный. По улицам бродили куры с цыплятами. Когда ни с того ни с сего проезжал автомобиль, они долго бе- жали перед радиатором, не зная, куда податься. А потом сигали в канаву. Я установил, что автобус будет через три часа, и пошел на экскурсию. Дошел до какой-то реки. Река была довольно большая. На деревянной пристани стоял дед с бородой и в шапке. Наверное, лодочник. Или бакен- щик. - Что за река, папаша? - спросил я. Спросил, не подумав. - Волга, мамаша, - сказал дед укоризненно. - Не узнал, - пробормотал я, краснея. - Долго сидел-то? - спросил дед, посмотрев на мой чемодан и ватник. - Где сидел? - не понял я. - Известно где, - сказал дед, прищурившись. - Три года, - сказал я, чтобы не обмануть его ожиданий. - За какие дела? - Трактор утопил колхозный. - Бывает, - сказал дед. - Вытащил трактор-то? - Нет, - сказал я. - Там глубина большая. Это на Черном море было. - А теперь куда подался? - спросил дотошный дед. - В Верхние Петушки. - Поклонись там Ваське Смирному. Скажи, что Тимофей, мол, кланялся. Агрегат работает исправно. Оказывается, Фомич был известной личностью. В этом я убедился, когда дошел до исполкома. Там была Доска почета. В правом верхнем углу находи- лось фото товарища Смирного. Было написано, что он передовой механизатор и изобретатель. Ну, это меня не удивило. Напротив исполкома на здании Дворца культуры тоже висела доска. Только другого содержания - "Они позорят наш район". В том же правом верхнем углу я снова увидел портрет Фомича. Абсолютно такой же. Навер- ное, с одного негатива печатали. Здесь было указано, что товарищ Смирный занимается изготовлением самогонных аппаратов. Остальные его соседи по доске были просто алкоголики. Фактически его жертвы. Как видно, доски вывешивали разные организации. И не слишком согласо- ванно. Фомич на фотографии выглядел очень благообразно. На вид ему было лет пятьдесят. Прическа его напоминала маленькую плантацию по выращива- нию волос. Мне прямо жутко захотелось увидеть такого многогранного человека, и я поспешил к автобусу. Старичок, который меня предупреждал о посадке, хо- рошо знал местные условия. Никто не ехал просто так, без ничего. Все что-то везли. Колеса для мотоцикла, стиральную машину, клетку с канарей- кой, два телевизора и резиновый шланг для поливки. Автобус подрулил к остановке. Шофер высунулся из окошка и закричал: - Машину мне не переверните! Но его уже никто не слушал. Два мужика со стиральной машиной напере- вес, набрав скорость, понеслись к дверям. По дороге они зацепили шланг и в результате промахнулись мимо двери. На боку автобуса образовалась вмя- тина. - Я сейчас выйду! - пообещал шофер. Все молча отталкивали друг друга руками. Это напоминало плавание в вязкой среде. Я прижал пирометр к груди и давил им на мешок, который во- локла на спине какая-то бабка. - Тихо ты! У меня там сервиз! - заорала бабка. И все сразу начали орать, у кого что в мешках. Абсолютно все предметы почему-то были бьющи- мися. - Осторожно! - завопил я. - Пирометр взведен! Он от сотрясения взры- вается! - И я потряс в воздухе пирометром. Вокруг моментально образовался вакуум. Я прошел в автобус и сел. А остальные продолжили свои попытки. Наконец шоферу это надоело, и он тро- нулся с места. Стиральную машину успели к этому времени впихнуть только наполовину. А шланга лишь небольшой кусочек. Шланг размотался и потянул- ся по дороге, как кнут. Один из владельцев стиральной машины бежал рядом с автобусом и все пытался продвинуть ее внутрь, но это ему плохо удава- лось. Километров сорок еще ругались, но потом успокоились. На мой пирометр смотрели с уважением и прислушивались, не тикает ли внутри. Наконец я сошел у какого-то моста. Рядом с мостом была пристань. На ней ждали катер. Как мне сказали, ждали со вчерашнего дня. Уверенность, что катер все-таки придет, меня воодушевила. Катер действительно пришел. Но только на следующее утро. Ночь мы про- вели у костра. Хорошо, что среди ожидающих были туристы. Они растянули свою палатку, и мы прекрасно переночевали. Меня даже покормили утром ту- шенкой. Я спросил, нет ли здесь жителей Петушков. - Это каких Петушков? - уточнила девушка с велосипедом, которая вече- ром у костра пела народную песню. - У нас Петушков много. Нижние Петуш- ки, Верхние Петушки, Кривые Петушки и Ясные Петушки. Я сказал, что Верхние. И добавил, что к товарищу Смирному. - К дяде Васе? - обрадовалась девушка. Потом она подозрительно на ме- ня посмотрела и спросила, не из милиции ли я. Я сказал - нет. Девушка посмотрела еще подозрительнее и осведомилась, уж не за аппаратом ли? - Он их уже не делает. Через эти аппараты его от науки отрывают. Не- сознательные у нас люди! - сказала девушка. Как видно, научные подвиги Фомича были достаточно хорошо известны. Девушка сообщила, что Смирный соорудил из телевизионной трубки какой-то прибор. И облучает вымя колхозным коровам. Удои от этого очень выросли. В общем, интеллектуальные интересы Фомича были разнообразны. Часа два мы плыли на катере мимо разных Петушков и других населенных мест. Природа была первозданная. Воздух стерильно чист. Люди были суро- вые, привыкшие к трудностям. Полеводы, животноводы, сельская интеллиген- ция. Раньше было такое понятие - "смычка города и деревни". Так вот, я эту смычку осуществлял. Меня попросили подробнее рассказать о пирометре. Я увлекся и незаметно перешел на элементарные частицы. А потом рассказал про лазер, когернетное излучение и так далее. - А что, сынок, этим лазером можно сено косить? - спросила одна баб- ка. - В принципе можно, - ответил я. - Но нерационально. Это все равно что фотоаппаратом забивать гвозди. В общем, когда мы добрались до Верхних Петушков, пассажиры уже имели представление о физике. Не знаю, как это там у них преломилось. Навер- ное, своеобразно. Ну и я, в свою очередь, получил понятие о пахоте, се- ве, дойке и самогоноварении. Наконец катер ткнулся носом, на котором висела автомобильная покрыш- ка, в гостеприимную пристань Верхних Петушков. Знакомлюсь с Фомичом - А где село? - спросил я у девушки с велосипедом. Она вызвалась меня проводить. - Да вот же, - показала она. На пригорке располагались пять домиков, причем совершенно хаотично. Вниз, к реке, вела тропинка. Лаяли собаки. Кричали петухи. Короче гово- ря, не было похоже, что это центр мировой науки. - Вот дяди Васи дом, - махнула рукой девушка. На трубе этого дома было укреплено какое-то сооружение из толстой проволоки. - Магнитная ловушка, - сказала девушка. - Понятно, - пробормотал я. Если этот Фомич получает в своей печке плазму, я брошу физику. Так я подумал. Я подошел к жилищу и постучал в окошко. На стук из-за занавески высу- нулась голова. Я сразу ее узнал. Похуже, чем на Доске почета, но зато абсолютно живая. Василий Фомич сделал испуганные глаза и отрицательно замотал головой. - Я по делу! - крикнул я. - Пвопади ты пвопадом, - глухо донесся из-за рамы его голос. - Нету аппаватов! - Я по поводу Брумма! - крикнул я. - Бвумма? - Рыжие брови Фомича образовали взлетающую птичку. Он исчез из окошка и через минуту открыл мне дверь. Я вошел в сени. - А не врешь? - спросил Фомич. - Тогда пвоходи. Фомич был в спортивном костюме из трикотажа. В руке он держал ухват. Между дужками ухвата была укреплена двояковыпуклая линза. Значит, это был уже не ухват, а физический прибор. Фомич очень приятно картавил в некоторых словах. Иногда совсем невоз- можно было понять, что он говорит. Но это, главным образом, из-за его собственной терминологии. Она у него отличалась от общепринятой. - Житья нету от аппаратчиков, - сказал Фомич. - Я денег не беру. Только бы отвязались! Говорят, хоть польза от науки какая-то. А ты отку- да будешь? Я объяснил. Фомич был удивлен не на шутку. Особенно тем, что наша подкова отказалась давать ток. Он ввел меня в избу. Там было похоже на нашу лабораторию. Очень много проводов и железа. На столе стояла кероси- новая лампа. На ее стеклянном колпаке висела одной дужкой внутрь подко- ва. От подковы шли провода к приемнику. Фомич зажег лампу и включил при- емник. Приемник заговорил. - Прямое преобразование. Переносной электропитатель, - пояснил Смир- ный. Тут в окошко постучалась девушка-почтальон. Она привезла Фомичу те- леграмму от меня. Знал бы я, захватил бы ее с собой, чтобы телеграф не мучался. Фомич внимательно изучил телеграмму. - Командируется представитель, - значительно сказал он. - Тоже по Брумму. - Да это я и есть, - сказал я. - Откуда вы про Брумма знаете? - История, уходящая в прошлое, - литературно начал Фомич. - Я раньше дома ломал. Разбирал по бревнышку, по кирпичику. Под новую постройку. И однажды нашел трактат на чердаке. Ничего не понял, но интевесно! Инте- весно ведь! - Интересно, - согласился я. - Редкий довольно-таки бред. - Ну бред не бред, а зерно истины там присутствует, - обиделся за Брумма Фомич. Он хотел сказать, что доковырялся до этого зерна. - А дьявол? - спросил я. - Не дьявол, а черт, - поправил Фомич. - Горшком назови, только в печку не ставь. Знаешь? Электрон, черт - разницы нету. Главное, чтоб ра- ботало! - Ну, это мы проверим, - сказал я. - Утро вечера мудренее, - сказал Фомич. Мы стали готовиться ко сну. Пришла откуда-то жена Фомича. Очень жиз- нерадостная женщина. Фомича она называла Васютой, а к физике относилась с любовью, как к домашней кошке. Меня покормили от души. Перед сном Фо- мич понаблюдал немного в телескоп, делая какие-то записи. По-моему, он опоздал родиться. Ему очень подошел бы Ренессанс. Прошу не путать с Ро- синантом. Хотя Росинант этому рыцарю науки тоже сгодился бы. Мне очень хотелось спросить, не пишет ли Фомич стихи. Или не ваяет ли? Но я не спросил. Ночью мне приснился Ганс Фридрих Брумм. Он пришел к нам на кафедру в ватнике, надетом поверх черной мантии. В руках он держал телеграмму-мол- нию. Я показывал ему подкову, и Брумм страшно хохотал. "Интевесно! Инте- весно ведь!" - кричал он. Потом Брумм перешел на латынь и долго что-то говорил. Из этого я по- нял только крылатую фразу: "Квод лицет йови, нон лицет бови". Это озна- чает: "Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку". Я когда-то увлекал- ся крылатыми фразами. Вот только неизвестно, кого Брумм подразумевал под быком. Экспериментируем вместе Когда я проснулся, Фомича не было. Он пришел через полчаса с ведром, в которое был вмонтирован кинескоп. 43 сантиметра по диагонали. Видимо, Фомич только что проводил утреннее облучение коров. Судя по-всему, проснулся он очень рано. Это я определил по пирометру. Пирометр был разобран на части до последнего винтика. Его детали акку- ратно лежали на чистой тряпочке. У Фомича был детский метод познания ок- ружающего мира. Я тоже в детстве разбирал игрушки, чтобы посмотреть, что внутри. - Пирометр нам понадобится? - спросил Фомич, указывая на детали. "Ишь ты, знает название", - подумал я. - Да, - сказал я. - Понадобится. - Сейчас соберу, - сказал Фомич. И он действительно за какие-нибудь четверть часа собрал пирометр. Не осталось ни одной детали. На ходу он что-то там модернизировал, в ре- зультате, по его словам, пирометр можно было теперь использовать как микроскоп. - Еще есть чего? - спросил он с надеждой. - Нет, - сказал я. - В следующий раз привезу больше. - Эх, мне бы камеру Вильсона! - мечтательно сказал Фомич. - Я бы тог- да... Как выяснилось из разговора, Фомич склочником не был. Его письма в научные центры объяснялись просто. Земляки не очень-то уважали Фомича за его труды. Не считая, разумеется, аппаратов. Можно сказать, они не вери- ли в его результаты. Тогда он решил получить авторское свидетельство, чтобы таким образом укрепить свой престиж и заодно, чтобы не мешали ему работать. - Ремонтивуй, говорят, твактова! - жаловался Фомич. Я с трудом сооб- разил, что он говорит о ремонте тракторов. - Да мне эти твактова неинте- ресно чинить. У меня плазма на очереди. Мы позавтракали и приступили к опытам. Интересно, что не пили ничего, кроме чая. Ни вчера, ни сегодня. Потом оказалось, что Фомич вообще непьющий. У меня даже мелькнула мысль - ввести обязательные занятия фи- зикой в качестве меры против пьянства. Нагревали подкову. Свечкой. Керосиновой лампой. Пальцем. Токи текли неправдоподобно большие. Приемник работал. Моя электробритва брила. Бриться от подковы! Да если это на кафедре рассказать, убьют! Гипноз был исключен. Колдовство тоже. Оставалось снять шапку перед фактами. - А ты говоришь - бред! - радостно восклицал Фомич. - Природа едина, - твердил я. - Не может быть в Петушках один физи- ческий закон, а в городе другой. - Как сказать! Как сказать! - приплясывал вокруг подковы Фомич. - Вот в

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования