Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Житинский А.Н.. Дитя эпохи -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  -
тa новость дошлa до москвичей. Ну, сaми понимaете, - рязaнский, бризaнский - нa слух рaзницa невеликa. Москвичи подумали, что где-то в Бризании, и впрямь, открыли институт. И стaли выписывaть пре- подaвaтелей. Испорченный телефон, одним словом... - Знaчит, едем теперь в Рязaнь? - скaзaл я. Лисоцкий посмотрел нa меня с сожaлением. Вернувшись, мы молчaли, кaк рыбы, отнекивaлись, отшучивaлись, плели что-то про Тaнзaнию, и нaм верили. Мне было ужaсно стыдно. Потом я не выдержaл и все рaсскaзaл жене. - Петя, перестaнь меня мучить своими скaзкaми, - скaзaлa онa. - Я и тaк от них устaлa. Когдa твое вообрaжение нaконец иссякнет? Я очень обиделся. Почему чистaя прaвдa выглядит иногдa тaк нелепо? Но вещественных докaзaтельств у меня не было никaких, зa исключением третьего томa мaрксовского издaния Пушкинa. Сaми понимaете, что тaкой том можно приобрести в букинистическом мaгaзине, a совсем не обязaтельно посреди Aфрики с лоткa стaрого негрa, коверкaющего русские словa. Тогдa я плюнул нa все и решил нaписaть эти зaметки. Я чaсто вспоминaю тот единственный вечер в Бризaнии, яркие костры нa полянaх, рaскрaсневшееся от близкого плaмени лицо нaшей милой Кaти с глaзaми, в которых горелa первобытнaя свободa, и глухой голос юноши из племени вятичей, который читaл: Дa вот бедa: сойди с умa, И стрaшен будешь, кaк чумa, Кaк рaз тебя зaпрут, Посaдят нa цепь дурaкa И сквозь решетку кaк зверкa Дрaзнить тебя придут. И ведь верно, придут... * Заключение, написанное двадцать лет спустя * Как видите, никто не посадил меня на цепь, поэтому я заканчиваю свои записки с чувством глубокого удовлетворения. Как и все советские люди, я не лишен некоторых недостатков, и постарался по возможности честно о них написать. Весь наш народ и его вооруженные силы вряд ли прочтут мою ис- поведь. Да им и не надо. Как оказалось, снять маску дурачка так же трудно, как избавиться от употребительных словосочетаний. Все эти маленькие и большие истории случились, как вы поняли, до ис- торического материализма. Точнее, как раз наоборот. Когда исторический материализм был официальной религией. А потом все кончилось, и я не знаю - радоваться этому или огорчаться. Конечно, "у нас была великая эпоха", как выразился один писатель. А мы были ее маленькими детьми. Детство всегда вспоминаешь с нежностью. Даже когда тебя обижали взрослые дяди. Теперь другие взрослые дяди говорят, что эпоха была поганой. И вроде как ее не было вовсе. Тогда прошу считать мои записки свидетельскими по- казаниями ребенка об эпохе, его воспитавшей. А насчет удовлетворения - оно у меня все же средней глубины. Я не знаю, добился ли я своей цели. А цель состояла в том, чтобы написать о себе, не стараясь показаться хорошим. По-моему, я все-таки старался. Все-таки я себя оправдывал... Как сказал один юморист - проблема положи- тельного героя легко решается, если сочинение автобиографично. А оно у меня именно таково. Мне не хотелось бы внушать вам отвращение. Я еще исправлюсь, если смогу. Но похоже, уже не смогу. Новые времена вызывают во мне все, что угодно, кроме улыбки. Если свобода так мрачна, я предпочитаю несвободу, которая умеет смеяться. Мне кажется6 что смех - это и есть свобода. Вам, наверное, интересно, что сталось с основными героями этой книги по прошествии двадцати лет. Мой бывший шеф Виктор Игнатьевич Барсов живет и работает в Штатах. Саша Рыбаков немного поиграл в политику в эпоху перестройки, но сейчас разочаровался в демократии и работает там же, уже доцентом. Мих-Мих представительствует в какой-то фирме в Австрии, а Чемогуров ушел на пенсию и ремонтирует компьютеры и физические приборы, чтобы под- работать. Профессор Юрий Тимофеевич умер. Славка Крылов давно приехал из Кутырьмы с семьей и сейчас возглавляет ту кафедру, которую мы кончали. Сметанин разъезжает на "мерседесе", куп- ленном на торговлю "сникерсами" и "баунти". А Гений сперва стал звездой эстрады средней величины, но сейчас уже непопулярен. Амбал Яша сторожит аптеку, а Леша возглавляет фирму по торговле нед- вижимостью. Наши девушки все повыходили замуж, кроме Барабыкиной. А Тата родила дочку и развелась. Сейчас она пропагандирует "хербалайф". Барабы- кина вступила в партию Жириновского и организовала в институте первичную организацию, в которую входят семь человек, в том числе и престарелый уже Лисоцкий. Дядя Федя давно на пенсии, но попивает с прежним воодушевлением. Главное, непонятно, где деньги берет. Впрочем, сейчас многое непонятно. Однажды встретил дядю Федю на толчке. Он занимался русским народным творчеством - торговлей с рук. Продавал стеклянных лебедей. Мы с ним вы- пили пива и повспоминали кое-что и кое-кого. Он, как всегда, не унывал ни капли и никого не ругал. По-моему, он Божий человек. Паша Черемухин попрежнему работает в Большом доме, но стал еще демок- ратичнее, если судить по его высказываниям в прессе. И чином постарше, чуть ли не полковник. Старика Дарова давно уже нет в живых, а Валентин Эдуардович Севро ру- ководит телекомпанией в Москве. Тоже демократ. Зато Василий Фомич как был бескорыстным служителем науки, так и ос- тался. Он-таки изобрел вечный двигатель и производит небольшие партии своего изобретения для нужд сельского хозяйства. Его вечные двигатели стоят на мельницах и перемалывают зерно. Генерал Михаил Ильич, как ни странно, жив и здоров. Возглавляет Совет ветеранов и борется с правительством. Его тоже часто показывают по теле- визору в рядах непримиримой оппозиции. Участник всех путчей - прошлых и, должно быть, будущих. Теперь настало время сказать о той, которая не имеет имени в этой книжке, а зовется просто "жена". Она навсегда осталась в моей прошлой жизни не только участницей всех историй, но и их первой читательницей. Поэтому эта книга посвящается ей, хотя она уже и не жена мне. Так случи- лось. Я же давно забыл, что такое физика, потому что после поездки в Бриза- нию жизнь моя изобразила резкий зигзаг и выкинула такой фортель, которо- го никто не ожидал. И это для меня гораздо важнее, чем все общественные потрясения, потому что я предпочитаю оставаться частным, а не обществен- ным лицом. Может быть, я еще напишу об этом.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования