Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Житинский А.Н.. Хеопс и Нефертити -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  -
Я пошел на десятый этаж и отыскал комнату своего отдела. Там устраи- вались три мои новые сотрудницы. Они обживали комнату. Женщинам очень важно, чтобы на работе было уютно. - Здравствуйте, - сказал я. - Меня зовут Тихон Леонидович. Я назначен начальником отдела координации. Самая молоденькая, конечно, хихикнула. А две другие, постарше, выпря- мились и оценивающе посмотрели на меня. Мне стало не по себе. Я понял, что не оправдал их первых ожиданий. Мы познакомились. Самая старшая, женщина лет пятидесяти, была прог- раммисткой. Звали ее Варвара Николаевна. Экономиста лет тридцати пяти звали Людмилой, причем отчество она скрыла. Секретарша именовалась Галей и была молоденькой девушкой спортивного вида с мальчишеской стрижкой. Женщины вытирали пыль со столов, развешивали занавески, расставляли на полках какие-то папки и книги. Я тоже занялся хозяйством. Настроение у меня было самое мрачное. Я с трудом представлял себе характер новой работы и взаимоотношения с подчиненными. До сих пор под моим руко- водством не было никого, кроме маминых кошек. Я всегда предполагал, что руководить женщинами непросто. Действительность подтвердила самые песси- мистические прогнозы. После того как я рассказал сотрудницам о задачах отдела и предупредил о неразглашении, начался процесс деятельности. Он начался со скрытой борьбы за влияние. Мои сотрудницы, как я догадался, старались установить надо мною контроль. Я угадывал их ходы, но это не меняло сути дела. Жен- щины с первого взгляда поняли, что в лидеры я не гожусь, и каждая стара- лась занять вакансию. Внешне все выглядело безобидно. Галочка козыряла молодостью и комсо- мольским задором. Людмила пустила в ход бывшую молодость и красоту, а также приобретенный с годами интеллект, Варвара же Николаевна имела большой опыт и несомненные деловые качества. Очень скоро каждая приобрела собственную манеру обращения с начальни- ком. Галя звала меня по имени-отчеству и ан "вы", Людмила быстро перешла на "ты" и называла Тишей, что давало ей некоторые преимущества, а Варва- ра Николаевна обращалась то на "ты", то на "вы" и звала только Тихон. - Тиша, как тебе понравился последний Катаев? - спрашивала Людмила. А я, надо сознаться, не читал даже предпоследнего Катаева и был зна- ком только с книжкой "Белеет парус одинокий", которая в детстве мне нра- вилась. Поэтому я уводил разговор от интеллектуальных тестов и старался максимально приблизить его к работе. Это удавалось плохо. Поддерживала меня только Варвара. - Тихон, как вы считаете, нам нужно программировать режимы функциони- рования хобота? От таких слов Галочка и Людмила скисали. Мы с Варварой принимались обсуждать хобот - как он стыкуется с голо- вой, изгибается и производит захват предметов. Варвара Николаевна рабо- тала по старинке, с увлечением, и это мне нравилось. Однако почему-то не нравилось двум другим женщинам. Мне казалось, что лидерство среди подчи- ненных по праву должно принадлежать Варваре - она старше, опытнее и зна- ет толк в деле. Но скоро я понялл, что не так все просто. Людмила и Га- лочка образовали молодежную коалицию и стали медленно сживать Варвару со света. Это делалось так тонко, что я едва замечал. - Варвара Николаевна, а сколько стоил сахар до войны? - с самым не- винным видом спрашивала Людмила за чаем. Мы пили чай два раза в день. Вопрос, конечно, дурацкий, но подвоха я не чувствовал. И лишь когда Варвара, мгновенно подобравшись, сухо отвечала: "Не помню", до меня до- ходило. - Вчера видела по телевизору Игуменскую, - сообщала Галочка. - Ох, простите, Варвара Николаевна! - спешно извинялась она, но Варвара уже швыряла ложечку на стол и удалялась на рабочее место. Тут уж я совсем ничего не понимал и только потом где-то в кулуарах узнавал, что к актрисе Игуменской несколько лет назад ушел муж Варвары, кинооператор. Таким образом, война велась на местности, очень хорошо знакомой Людмиле и Галочке, то есть далеко от дела. Там Варвара вела се- бя неуверенно. Зато она брала реванш в профессиональной области. - Люся, когда вы мне сдадите методику определения экономической эф- фективности изделия? - спрашивала она. - Мне нужно считать. Людмила бледнела и зарывалась в справочники. Естественно, что ничего относительно экономической эффективности искусственных слонов она там не находила. С грехом пополам она подсчитала себестоимость отдельных орга- нов и зашла в тупик. Экономичность и окупаемость слона не поддавалась исчислению. Таким образом Варваре удавалось притушить экономиста, и она бралась за секретаршу. - Галя у нас молодец, - говорила она с добродушной ненавистью. - Она сократила количество ошибок в слове "компьютер" с четырех до двух. В прошлой инструкции для ВЦ она напечатала "кампутьир". И Галочка проглатывала. Если бы я сидел в отделе с утра до вечера, то навсегда приобрел бы нервный тик и отвращение к женщинам. Слава Богу, я часто отсутствовал. Я бегал по этажам КБ-квадрат и координировал. Я получил доступ во все отделы и лаборатории, впервые окинул общим взором нашу контору и изумился. Ну, хозяйство, сами знаете, у нас плановое. Это само по себе хорошо. Требуется только одна мелочь - чтобы планы были мало-мальски разумными. Наш плановый отдел распределил деньги между отделами, а начальство выдало тематику. Подошел конец полугодия, и выяснилось, что план мы выполнили и даже перевыполнили. Деньги все реализовали. Но с тематикой обстояло неважно. Сделали что попроще в большом количестве. Ушей слепили семь штук. Произ- вели два хобота, четыре сердца и пять ног. Бивней выточили на целое ста- до. С мозгом обстояло хуже. Мозга не было. Одно полушарие заканчивали, за второе еще не брались. Печень отсутствовала. Зато имелось три глаза. Мне предстояло координировать сборку Нефертити. Получалось странное животное с тремя глазами, на пяти ногах, обросшее бивнями наподобие как- туса. Так называемый натуральный слон. Но главное - по деньгам отчитались. Я пошел к Карлу и доложил обстановку. Сказал, что слон получается че- ресчур модерновым. Карл прочитал список органов и задумался. - Может быть, осилим слоновью семью? - вдруг загорелся он. - На семью необходима хотя бы одна голова, - сказал я. - Да-да, - сказал Карл. - Это вы точно подметили... Ничего! План мы выполнили, финансирование нам не закрыли. Навалимся все вместе на узкие места. Народ у нас молодой и горячий. Да, вот что я хотел спросить. Хо- дят слухи, что мы слона делаем, Тихон Леонидович. Откуда бы им взяться? Не утекает ли информация? - Этого не может быть, - твердо сказал я. - Ну-ну... - сказал Карл. И надо же - в тот же вечер в гастрономе, когда я покупал зеленый го- рошек у своей соседки Лидии, она меня спросила: - Ты это не для слона? - Какого слона? - спросил я холодея. - Ну, какого вы мастерите. Это она через весы меня спрашивает. А в очереди народ. - Откуда ты знаешь? - прошипел я. - Да все знают, - пожала плечами она. И очередь охотно подтвердила: все знают - и даже больше меня. Знают, что слон необходим для нужд сельского хозяйства области. Он один заменя- ет трактор, автокран, картофелеуборочный комбайн, паровой каток и пред- седателя колхоза. Налицо была не только утечка информации, но и ее переработка. Окончательно добила меня мама. Она сказала: - Сын, мне не нравится ваша затея со слоном. Она может повлиять на отношения с африканскими странами. - Почему? - спросил я. - Вы нарушаете приоритет. У вас есть лицензия? - Черт с ней, с лицензией! Кто сказал тебе про слона? - Иван Петрович. - А он откуда знает? - Сын, сколько женщин у тебя в отделе? - спросила мама. - Три... - Этого вполне достаточно, - заявила мама. - Поверь мне. "Значит, я полный болван", - подумал я. Целый месяц я координировал на десяти этажах нашего КБ, выкручивался и изворачивался, называл уши, глаза и ноги "изделиями", врал, что мне ничего не известно, а все уже знали. Все знали и смеялись надо мною. Особенно, вероятно, наши - Андрю- ша и Мыльников. Они до сих пор не верили в мою полную непричастность к собственному повышению. Оставалось сделать вид, что ничего не случилось. И мы все в КБ про- должали делать такой вид, в то время как город вовсю говорил о слоне. Мы знали - что мы делаем, но мы также знали, что знать нам этого не полага- ется. Аветик Вартанович Близилось начало сборки Нефертити, а я все не мог проникнуться вели- чием идеи. Да что там величием! Я не понимал саму идею. Обывательские слухи относительно сельскохозяйственной направленности нашего слона были досужим вымыслом. У нас ведь чуть что - сельское хозяйство вспоминают. Я не принимал слухи всерьез. Вдобавок меня мучило какое-то подспудное беспокойство. Какие-то мо- ральные угрызения. Я не понимал их причины, но мысль о том, что мы бес- церемонно вторгаемся в область живого, угнетала меня. С одной стороны, я был приучен к всемогуществу человеческого гения, а с другой - интуитивно ощущал тайну жизни. Какая там тайна! Мозг на интегральных схемах, питание организма про- исходит посредством преобразования химической энергии в электрическую, сердце-насос охлаждает слона. Да-да, в сосудах Нефертити должна была течь обыкновенная дистиллированная вода. Глаз был на фотоэлементах. Ну, допустим, мы выполним задание министерства и сделаем слона, внеш- не не отличимого от настоящего. А дальше?.. После долгих раздумий философского характера я решил пойти к Папазя- ну. Я разыскал его домашний адрес, купил две бутылки армянского вина и субботним вечером отправился в гости. Мне повезло. Папазян был дома. Аветик Вартанович несколько постарел и обрюзг. С первого взгляда было ясно, что в его семейной жизни изменений не произошло. Он узнал меня сразу и без лишних слов пригласил в комнату. Холостяцкое жилище Папазяна было увешано фотографиями зверей. Папазян уселся на тахту и оказался на фоне стены. Его большая голова потерялась среди зверей. - Вот какой Тиша стал, совсем большой, - ласково бормотал Папазян, поглядывая на меня. - Аветик Вартанович, у меня к вам серьезный разговор, - сразу начал я, доставая из портфеля вино. Аветик шумно вздохнул и отправился на кух- ню. Он принес кусок сыра и два стакана. Я налил вино в стаканы, мы тепло чокнулись и выпили. - Слушаю тебя, дорогой, - сказал Папазян. - Я сейчас работаю в КБ у Монзиевского, - начал я. - Вы что-нибудь знаете о нашей организации? Папазян испустил короткий стон. Его лицо стало скорбным. Он почмокал губами, покачал головой и сказал: - Лучше бы я не знал. Докатился Тиша, да? Так любил зверей, ай-яй-яй! Живого слона решил смастерить, какой молодец! - Ага, значит вы уже знаете? - сказал я с облегчением. Мне удалось избежать разглашения. - Я знаю? - возмутился вдрег Папазян. - Куда бы вы без Папазяна? Но я Карлуше сразу сказал: "Ничего у тебя, дорогой, не выйдет. У господа Бога вышло, да и то один раз..." - Карлуша - это... - осторожно начал я, догадываясь. - Ну Карл ваш, Карлуша, я же говорю... - Аветик Вартанович, я же ничего не знаю! Ей-богу! Зачем, что, поче- му? Не понимаю... заныл я. Папазян отхлебнул вино и прикрыл глаза, прислушиваясь, как оно совер- шает легкий путь в организм. - Карлуша... - медленно начал он, не открывая глаз, - хочет... Он хо- чет... Тут раздался звонок в дверь. Папазян пошел открывать. "Карл пришел", - почему-то мелькнуло у еня в голове. И действительно это был Непредсказуемый, которого, таким образом, мне удалось предсказать впервые. Он вошел в комнату по-свойски. Видимо, не раз здесь бывал. Из-под мышки у Карла торчала бутылка армянского коньяка "три звездочки", а в руках был пакет с яблоками. Мы с Карлом сделали вид, что встреча нас не удивила. Оказалось, что Монзиевский и Папазян - старые друзья, еще с войны. Непредсказуемый уселся за стол и открыл коньяк. - Понимаешь, Карлуша, это мой бывший ученик, - словно извиняясь, ска- зал Папазян. - Я знаю, - сказал Карл. - Именно поэтому я сделал его начальником отдела. Так чего же хочет бывший ученик? Я, как часто со мной бывает, потерял способность связно говорить и начал мямлить, как выражается моя мама. - Да я... Со слоном, значит... Мне непонятно... - Что именно? - спросил Карл. - Вот-вот! - оживился Папазян. - Объясни, Карлуша, своему сотруднику. Я думал, у вас все знают, да? - Что ты говоришь, Аветик? - я мягким укором сказал Карл. - Давайте выпьем за нашу Нефертити, которая будет лучшей и умнейшей слонихой в ми- ре. - Чуело, - буркнул Папазян. - Ошибаешься, Аветик. - Электронное чучело, - упрямо повторил Папазян. - Ну, мы посмотрим. Ладно?.. За Нефертити! Мы выпили за Нефертити, и Кардл, встав из-за стола, принялся расхажи- вать по комнате, весело поглядывая на фотографии зверей. Затем он потер ладони одна о другую и начал говорить. - Чем человек отличается от животного? - сказал Карл и посмотрел на носорога. - Разумом? Способностью трудиться? Способностью изготовлять орудия труда?.. Нет, нет и нет! Прежде всего - языком. Наличием второй сигнальной системы. Это раз... Передовая наука, - сказал он гордо, так что сразу стало понятно, кто ее олицетворяет, - передовая наука давно пришла к выводу о принципиальной неразличимости естественного и ис- кусственного интеллекта. Это значит, что мы можем построить машину, не отличимую по интеллектуальным параметрам от человека или животного. Карл сделал жест рукой, объединяющий зверей на стенах и нас с Папазя- ном. - Следовательно, - продолжал он, снова наливая коньяк и возобновляя прогулку по комнате со стаканом в руке, - следовательно, пришла пора распространить вторую сигнальную систему на все живое. Мы не можем нау- чить зверей и птиц говорить. Такие попытки были и закончились неудачей. Но мы можем создать искусственный организм, снабдить его человеческим языком и использовать в качестве переводчика между нами и животным ми- ром. Говорящие птицы, рыбы, говорящие собаки и слоны - насколько они расширят наши возможности и объединят все живое на основе человеческого языка! Карл сделал паузу, обвел нас взглядом и отхлебнул коньяк. - Пятая колонна, - сказал Папазян. - Шпионы в животном мире. - Я тебе удивляюсь, Аветик, - сказал Карл. - Обман получается, - твердил Папазян. - Поразительная узость мышления! - вскричал Карл. - Тебе не нравится торжество разума? Зачем ты цепляешься за идеалистические штучки? Разум настолько могуч, что может познать себя до конца и воспроизвести ис- кусственно. - Дорогой, ты понимаешь себя до конца? - Что касается логики мышления - да! - заявил Карл. - Эмиции и жела- ния мне не всегда понятны, но я стараюсь управлять ими. Или пренебрегаю. Папазян с сомнением почмокал губами. - Вам-то, надеюсь, это понятно, Тихон Леонидович? - спросил Карл. - Да! - с готовностью вслух ответил мой разум. "Не совсем", - уклон- чиво отвечали про себя чувства. - Ну и прекрасно. А он, - Карл кивнул на Аветика Вартановича, - убе- дится в нашей правоте после испытаний Нефертити. - Но почему все же именно слон? - спросил я. - Достаточный объем для размещения аппаратуры. С миниатюризацией у нас пока еще неважно. Попробуйте-ка сделать искусственного комара, - сказал Карл. - Это первое... Высокий интеллект естественных слонов, изб- ранных для контакта. Это второе. И, наконец, третье - имеется удобный объект для общения по кличке Хеопсв хозяйстве Аветика Вартановича. - Ох, Карлуша... - покачал головой Папазян. - За что я тебя люблю? - засмеялся Карл, садясь на тахту рядом с Па- пазяном и обнимая его за плечи. - Что-то в тебе есть, Аветик, ей-богу! Давай выпьем! Я шел домой. Армянский коньяк переливался во мне всеми цветами раду- ги. Я испытывал эйфорию Идея Карла о контакте с животным миром показа- лась мне чрезвычайно заманчивой и даже благородной. Это стояло в одном ряду с проблемой контакта между цивилизациями. Электронные звери, не от- личимые от настоящих, распространяются по земле, рыбы поплывут в океа- нах. Они не только собщат нам о своих живых братьях, но и расскажут им о людях на своем языке. Мы объединимся и поймем друг друга до конца. Перед самым домом дорогу мне перебежала черная кошка. - У, зараза! - крикнул я, пытаясь догнать и пнуть ее ногой. Нет, нелегко нам будет наладить контакты! Когда мы прощались, Папазян шепнул мне, чтобы я зашел к нему завтра в зоопарк. На следующее утро я отправился. Папазян ждал меня в своем ма- леньком кабинете. Без долгих разговоров мы пошли к Хеопсу. Был жаркий летний день. В зоопарке бегали дети с мороженным. Возле вольера Хеопса была плотная толпа. Хеопс неподвижно стоял поодаль, глядя поверх людей. Его приманивали булками и конфетами, звали к ограждению, но он оставался безучастен. Хобот Хеопса раскачивался, будто тяжелая цепь. - Думает, - сказал Папазян, посмотрев на слона с грустной любовью. - О чем? - спросил я. - О чем, Тиша, все думают? О счастье... Вот сделаете вашу слониху, она вам и расскажет, о чем слоны думают. Дети бросали Хеопсу конфеты. Слон нехотя подобрал одну, отправил в рот и побрел к ограждению, как на службу. Толпа заволновалась, в слона полетели булки. - Одинокий он... Старый стал, совсем одинокий, - сказал Папазян, и глаза его подернулись влагой. - Скучно ему, Тиша, понимаешь? Я потому согласился, что жалко его. - На что согласились? - не понял я. - На контакт согласился, - важно сказал Папазян. - На контакт. Слони- ху вашу поместят к нему для общения. Я тебя прошу по-дружески - следите за ней. Боюсь, обидется Хеопс, не переживет. Подсунем куклу вмсто чело- века... то есть слона. Помягче ей характер сделайте, поласковее, Тиша. Понимаешь? Аветик Вартанович волновался и сопел, глядя, как Хеопс вяло расправ- ляется с булками. - Думаешь, ему булки хочется? Он тактичный слон, Тиша. Людей не хочет обижать. Люди пришли в воскресенье, хотят слона кормить, радоваться хо- тят. Он работает... Мы прошли вдоль клеток и вольеров. Папазян отдувался, бормотал что-то, иногда делал в блолкноте какие-то пометки. Звери провожали его глазами. - С другом и в клетке хорошо, - сказал Папазян. - Можно жить... Жить можно. Он остановился у клетки, где жили лев с львицей. - Ахиллес Бенедиктович, дорогой, какие жалобы? - обратился он ко льву. - Мясо свежее? Лев зевнул и сделал движение, будто пожал плечами. - Из Ростова пишут, у сына львенок родился. Дедушкой стали, поздрав- ляю, - серьезно сказал Аветик. Лев посмотрел на львицу с затаенной любовью. Она подошла к нему и легла рядом. - Он понимает? - спросил я. - Ш-ш! - приложил палец к губам Папазян, поспешно отводя меня от клетки. - Обидится смертельно! Подумает, что Аветик профанов к нему во- дит, - зашептал он. - Прости, пожалуйста! Он все понимает. И все они - все понимают, - внушительно произнес Папазян. Монтаж Нефертити Прошло еще два месяца, наступила осень. Мы взяли обязательство - к концу третьего квартала закончить монтаж Нефертити. Я бегал по КБ-квад- рат, вернее - летал на лифте с полным реестром всех органов и частей те- ла слонихи. Это называлось спецификацией изделия. Я ставил галочки рядом с наименованием готовой продукции. Ее свозили в сборочный цех на первом этаже и раскладывали по порядку. Глаза слонихи я сам лично доставил на место в кармане. Они были упа- кованы в полиэтиленовые мешочки. Это были красивые голубые глаза. Когда я положил их рядышком на полку, они равнодушно посмотрели на меня сквозь прозрачную пленку.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования