Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      . Литконкурс "Тенета-98" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  -
Литконкурс "Тенета-98" Сборник Рассказы GDG. Капкан 10-mar-99() Miriam Kudlov. По законам жанра mar-99() Trojan Salomski. Страна вечной юности А. Туяр. Логос mar-99() Александр Кадинкин. Подарок снега mar-99() Александр Саверский. Демиург Александр Хаустов. Рассказ о "Свободном Человеке" 23-mar-99() Александр Хаустов. Рассказ о "Свободном Человеке" mar-99() Алексей Кравецкий. Три рассказа Алексей Сотский. Три рассказа Андрей Щупов. Два рассказа jan-99() Андрей Трушкин. Последняя осень бледи Гамильтон 11-jan-99() Антон Баргель. Диалоги с тенью Борис Толчинский. Прощание с Аммоном 20-jan-99() Вадим Артамонов. Три рассказа mar-99() Вадим Филиппов. Пять рассказов feb-99() Вадим Синицын. Два рассказа mar-99() Вадим Филиппов. Вор 8-feb-99() Вадим Синицын. Два рассказа Вадим Филиппов. Пять рассказов Вячеслав Егоров. Сборник стихов Данила Гамлет. Дедушка из Африки 18-mar-98() Денис Дыжин. Два рассказа и стихи 13-mar-99() Дмитрий Сафин. Я люблю тебя жизнь... mar-99() Дмитрий Могилевский. Морозостойкость Дмитрий Скафиди. 40 градусов по Михалычу Дмитрий Смагин. Иэрл. Познание собственной силы Дмитрию Ефименко. Праздник архитекторов Е.Бенилов,Ю.Беляева. Проделки купидона 1-apr-99() Екатерина Маслова. Последний шанс 24-feb-99() Елизавета Михайличенко. Иногда я стараюсь быть... Зоя Потемкина. Селедка в шоколаде Искандер Абдуллаев. Два этюда mar-99() Крамаренко Михаил. Дана - Всемогущая Девчонка Михаил Бару. Экклезиазмы Михаил Гурр Сон, который приходит к тебе Н.Цырлин. По поводу майского снега Оксана Замятина. Олле Олег Григорьев. Записки Падающего 10-mar-99() Олег Каледин. Четыре рассказа mar-99() Олег Каледин. Четыре рассказа Ольга Казанцева. Про Лариску jan-99() Павел Гребенюк. Можжевеловый посох Роман Маслов. Малмок apr-99() Саша Вишневская. Кончится дождь... Сергей Болгов. Логос mar-99() Сергей Буянов. Осень No 20 23-jan-99() Сергей Болгов. Логос Сергей Цветков. Стихи, тексты ненаписанных песен Тася Беренева. Соната для одинокого голоса Юрий Александров. Сборник стихов==- ------------------------------------------------------------------------------- http://www.lib.ru/ZHURNAL/tolchinskij.txt -==Борис Толчинский. Прощание с Аммоном==- ------------------------------------------------------------------------------- й Copyright Борис Толчинский Email: tolchin@overta.ru Date: 20 Jan 1999 Рассказ предложен на номинирование в литконкурс "Тенета-98" http://www.teneta.ru ------------------------------------------------------------------------------- ...Яркий свет на мгновение ослепил меня, а когда я снова обрела способность видеть, мне показалось, это другая Земля. Или не Земля. Другая планета. Я не чувствовала себя человеком... вернее, я была человеком, но не таким, как *они*. Внезапно и стремительно я осознала, кто такие *они*, и мне стало страшно, ибо *они* были людьми, такими же, как я, но я для них была богиней. Одной из многих богинь и богов, Вернувшихся со Знаниями. Нет, нет! Опять не то... Я, подобно моим далеким предкам, родилась уже здесь, на этой планете. Как отец и мать. Я вспомнила их имена и собственное имя. Информация об этом удивительном воплощении просыпалась во мне, я уже знала, кто я и кто та величественная женщина, которая стоит рядом и неотрывно взирает на солнце. Его, солнца, свет и ослепил меня вначале. Как я могла смотреть на солнце? И зачем мне это? -- Аммон дарит любовь, -- тихо молвила она, не отрывая взгляд от солнечного диска. -- Только любовь. И Аммону ничего не нужно от нас взамен. Ни от нас, ни от *них*. А *они* боятся любви Аммона. Я затворила глаза и тоже увидела солнце. И я не узнала его! Солнце показалось мне живым. Да, да, живым! Я знала, это просто звезда, желтый карлик, -- и оно было живое! "Аммон", -- поняла я. И нет никакого карлика. Я не могла знать о "желтом карлике". Потому что мне известно больше. Я -- Прикоснувшаяся к Истине. Поэтому *они* называют нас богами, хотя мы -- это *они* плюс Знания. -- Ты в сомнении, сестра, -- сказала Исис. Слова сами вырвались из моих уст: -- Сомнениям нет места во мне, сестра. Я на вашей стороне. -- Но Сет считает *их* недостойными любви Аммона, а ты -- жена Сета. -- Он знает, что я не оставлю тебя и Осириса. Исис обняла меня, и тепло ее прикосновения заполнило меня ощущением радости. Мне трудно это передать словами, но она словно светилась изнутри, но, самое удивительное, в этом я была с ней похожа... И все-таки это был Египет. Вернее, та страна, которую *они* назовут сначала Кеми, а затем Египтом. "Египет" -- значит "тайна". О, злосчастные, *они* так и не смогут разгадать ее, нашу тайну! *Они* будут заглядывать в пустые чаши, гадать по полетам птиц, копаться в их внутренностях, затем создадут бездушные машины, и уже машины будут копаться во внутренностях тех, кто их создал... -- а всего-то нужно было принять любовь Аммона! Вот и вся тайна -- какими словами мы должны были передать эту тайну -- *им* -- если даже Пирамид *им* оказалось мало?! Но довольно! Элисса Теменева, магистр парапсихилогии,[1] живущая в начале XXI века, уснула во мне. Я -- Нефтис, дочь Геба и Нут, сестра Осириса, Исис и моего мужа Сета. Я -- человеческая женщина и я -- богиня. ------------------------------------------------------------------------------- [1] Главная героиня цикла "Миссия Любви: пытки цивилизаторов". ------------------------------------------------------------------------------- -==1==- -- Я получил послание от Кецалькоатля, -- сказал Осирис. -- Он не сдается. Хотя... Я вопросительно посмотрела на Осириса -- и почувствовала токи его страдания. Вероятно, мое лицо показалась ему испуганным, и он поспешно прибавил: -- Миссия Кецалькоатля близка к неудаче. Ему хуже, чем нам, потому что он один. Ему не справиться со всеми одному. -- Постой, брат. Не хочешь ли ты сказать... -- Да, -- Осирис понурил голову. -- Великие Древние. Это опять они. Стон вырвался из моей груди, и невольный взгляд устремился к солнцу. -- О, Аммон, когда же этому придет конец?! -- Когда мы сами научимся не замечать Великих Древних и научим остальных, -- молвил Осирис. -- Как просто и как верно... Но даже Родители поддались чарам. Миллионы лет не замечали -- и вот поддались! И погубили все за какие-то мгновения... Родители! И Аммон не стал спасать их. -- Аммон не спасает тех, кто не хочет спасти себя сам. Родители возгордились. Это самое жуткое искушение, Нефтис, -- быть хотя бы в чем-то равным Богу. Создал пирамиду на миллионы лет -- все равно ты смертный, создал жизнь -- и ты Бог! Мы с братом стояли у подножия Великой Пирамиды. Шел дождь, небо было затянуто облаками, и тысячи работающих в поле у Великой Пирамиды не могли видеть солнце так, как видели его мы с Осирисом. Мысленным взором я пронеслась над этими несчастными и снова убедилась, что ни в одном из *них* работа не вызывает воспоминания о счастье, о любви, о Боге. Для *них* работа -- ритуал, не счастье. *Они* работают не ради себя, а потому, что так угодно нам, богам. Для *них* мы боги, равные Аммону. И это зачарованный круг. Я с содроганием думаю: а что если когда-нибудь среди нас появится такой (или такая), кто *на самом деле* возжелает сравняться с Богом?!! -- Этого никогда не случится, -- убежденно произнес Осирис. -- Родители учли свои ошибки, посылая нас Домой. -- Мы всегда будем для *них* богами, -- задумчиво вымолвила я, -- хотя бы только потому, что мы умеем понимать мысли и чувства, а они понимают только слова, и то не все, и так, как хотят понять сами. -- Они поймут любовь, -- пылко вымолвил Осирис, -- и тогда они поймут все остальное! -==2==- Осирис отбыл, чтобы помочь Кецалькоатлю, Виракоче, Оаннесу и другим, Вернувшимся Домой и терпящим неудачи в Миссии. Нашей сестре Исис приходилось править за двоих. Меня всегда восхищало ее терпение. Я бы так не смогла -- править теми, кто не понимает смысла собственного существования. Я боюсь, что Родители совершили роковую ошибку, бросив *их* здесь. -- Об этом поздно рассуждать, -- сказал мне как-то Сет. -- Мы должны принять как данность, что мы и *они* -- разные. Необратимо разные. Тех, кого сотворили Родители, уже нет. Нас изменили Знания, *их* изменила Дикость. Мы встретились там, где расстались, и не узнали друг друга. Потому что мы разные. *Их* счастье -- не в любви, а в служении. -- В служении тебе? -- уточнила я. Сет медленно кивнул и добавил: -- Мне. И тебе. Всем нам -- Исис, Осирису, Птаху, Хатор, Хнуму... всем, вернувшимся Домой. -- Твои слова ужасны, Сет. Чем тогда мы будем лучше Родителей? Сет пожал плечами. -- Мы не можем быть лучше Родителей. Разве ты забыла? Да, конечно... Нас учили: прогресса нет и быть не может, потому что все известно и даровано заранее, есть только дегенерация, когда дары Вселенной теряются во мраке суетной гордыни... Сет заглянул в мои мысли и проникновенно молвил: -- Пойми, дорогая, *их* уже не исправишь. Наше самопожертвование -- это как семя, упавшее среди камней. Оно не прорастет, и добро, в нем заключенное, угаснет напрасно. Мне снова стало горько. Так было всегда, когда сомнение пробуждалось во мне. -- Если *им* не будет позволено поклоняться нам, *они* найдут себе другие объекты для поклонения, -- продолжал мой муж. -- Каких-нибудь чудовищ, сотворенных безрассудными атлантами, Детьми Белиала, и выживших после Катаклизма. Например, сфинксов. Или стихийных духов. А может быть, пойдут на поклон к самим Великим Древним... -- Прекрати! -- воскликнула я, не сдержавшись. -- Этого никогда не случится. Аммон не допустит! -- Аммон не станет спасать тех, кто не хочет спасти себя сам, -- с улыбкой отозвался Сет. Как странно... Это слова Осириса. -- Да, разумеется, он понимает, -- согласился Сет. -- Но выводов не делает. Наш старший брат -- романтик, грезами живущий, идеалист у власти. А Исис слишком влюблена в него, чтобы указать мужу на ошибки. Вот почему я думаю, что эти двое править *ими* не должны. -==3==- -- Нефтис, сестра, я чувствую, что-то страшное приближается к нам, -- прошептала Исис. -- Сет уже не считает нужным скрывать наши разногласия. И я чувствую, что многие симпатизируют его взглядам. Не хватало и нам разделиться. Представь, что будет тогда! Я набрала в грудь воздуха, для смелости, и вымолвила: -- Исис, а если он прав? Сестра недоуменно посмотрела на меня, и на ее вечно свежей коже появился румянец. Мне некуда было отступать, и я решила сказать ей все, что думаю. Но она успела понять меня прежде... -- Я не отдам власть Сету, -- отрезала она, -- ибо он разрушит то немногое, что удалось посеять Осирису и мне! На этом мы расстались; я ушла из дворца грустная: в ряду "сеятелей" у Исис нашлось место только для двоих. А мы? Разве Сет, я или, к примеру, Птах -- не "сеятели"? Бедная Исис! Она боится, что мы разделимся, -- а тем временем она сама уже разделила нас... -==4==- -- Она не желает понимать меня, -- в сердцах сказал Сет. -- Пусть бы скорее вернулся Осирис. Я надеюсь, нам удастся уговорить его уйти и взять с собою Исис. -- Ты устал ждать? -- Дело не во мне, -- вздохнул Сет. -- Мы теряем время! А Великие Древние пользуются этим. Ты получила последние известия из Гипербореи? Великим Древним удалось поссорить меж собой титанов. Неужели мы хотим, чтобы подобное произошло у нас? Он опять пугает меня. Странно, почему у моего мужа это получается лучше, чем у других. Но ведь страх -- антитеза любви. А если права Исис? -- Мы должны отправить сообщение Ра и спросить его совета, -- сказала я. -- Что ты такое предлагаешь! -- возмутился Сет. -- Это будет означать: мы не справились! Гордыня... В нем говорила гордыня. Для меня это было самое горькое открытие. Он прав: мы ничем не лучше Родителей. -==5==- Осирис вернулся, но это ничего не изменило. Они с Исис продолжали обучать ремеслам и наукам, терпеливо объясняя основы Любви и Содружества. У меня даже создалось впечатление, что Осирис и Исис нарочно стараются не замечать Сета. Я пыталась воздействовать на них, но они, уверенные в своей правоте, и меня не слушали, правили, как прежде. Мужа я все чаще видела в печали. Вскоре он перестал убеждать меня в своей правоте, но я понимала, что какая-то внутренняя борьба происходит в нем самом. Обеспокоенная, я проникла в его мысли, и тут, к изумлению моему, он попросил меня уйти -- ласково, но настойчиво. Впрочем, тут же Сет сказал словами: -- Нефтис, родная, я берегу тебя от страданий. Скажи мне одно: как ты посмотришь, если мы с тобой заменим Осириса и Исис? -- Заменим? -- я обрадовалась в тот миг. -- Они готовы уйти? Сет на мгновение смутился. -- Пожалуйста, ответь на мой вопрос: а ты готова разделить со мной мирскую власть? Мне наш разговор совсем не нравился, но я ответила: -- Я не уверена, что смогу править *ими*. У меня нет терпения Исис. -- Ты должна! -- настаивал он. -- Запомни, Нефтис: если ты сейчас откажешься, ни одна женщина после тебя больше не сможет править наравне с мужчиной! Мне опять стало страшно. Его темные прорицания имеют надо мной какую-то непонятную силу. Он видит долг там, где у меня только сомнение. -- Я просто хочу знать, со мной ты или против меня, -- добавил он. -- Как я могу быть против тебя, -- сдерживая слезы, прошептала я, -- ты мой брат и мой муж! -- Очень хорошо, -- улыбнулся Сет. -- Именно это я и хотел услышать. Ты решила все мои сомнения. -==6==- -- Как рада я, что Сет наконец смирился! Давно я не видела Исис в таком радостном возбуждении. Она вела себя, как ребенок: то взмывала выше Бенбена Великой Пирамиды, то птицей устремлялась в Нил и купалась в искрящихся брызгах. Ее настроение передалось мне, и мы принялись веселиться прямо на глазах у *них*. Ветер, который мы подняли, и вода сорвали с нас золотые одежды, но Исис этого как будто не замечала. И я бы тоже не заметила нашей наготы, если бы не почувствовала десятки горящих глаз -- они смотрели из тростников. Эти взгляды словно обожгли меня. Разумеется, я не могла стесняться своего тела, особенно перед *ними* -- в их представлении оно, как и тело Исис, было совершенным. Меня обожгла *их* похоть. Я знала, конечно, что похоть движет *ими*, когда нет любви, но не представляла раньше, что эта похоть может обратиться на меня или на Исис, или на кого-нибудь из нам подобных. *Они* бросили свою работу и подглядывали за нами из тростников, тайно, возбуждаясь при этом и нарочно, потными руками, возбуждая свои детородные органы. Все это показалось мне настолько мерзким, грязным, словно и не в Живодарящем Ниле я была, а среди звериных испражнений... Гнев, какого я не знала прежде, овладел мной, я вылетела из оскверненной *ими* воды, вознеслась над *ними* и послала *им* страх. К изумлению моему, многие пали, как колосья, срубленные серпом, а другие бросились бежать, не разбирая дороги. И я услышала дрожащий голос Исис позади себя: -- Сестра, сестра, что же ты делаешь, и зачем?!! Она летела рядом и смотрела на меня, как будто видела в первый раз. -- Прости, Исис, прости меня, во имя Аммона... Не знаю, как это получилось, -- только и смогла прошептать я. Ее слова показались мне пощечинами, какими *они* усмиряют своих непослушных животных: -- Ты просишь у меня прощения, злосчастная, и прикрываешься священным именем Аммона?! Но мне ты сделала лишь только то, что вмиг разрушила творимое веками! Нет, ты у них прощения проси, у тех, кто убежал, тебя, могучей гневом, убоявшись. Иначе все они, и те, кому они расскажут, и дети их, и внуки, и отдаленные потомки -- все будут знать, что и на Звездах обитает Зло -- а как иначе объяснить несчастным, что мы, Пришедшие со Звезд, способны причинять страдания себе подобным?! Исис воздела руки к солнцу и произнесла: -- Благодарю тебя, Аммон. Сей миг я поняла: не можно отступать от Миссии, не можно даже в малом предаваться суетному гневу, не можно недостойным даровать мирскую власть! Это она обо мне говорила... -==7==- Я не хотела идти на праздник. Сет устраивал его в честь примирения с Осирисом и Исис. И именно поэтому я, запятнавшая себя гневом, не могла там находиться. Сет превзошел самого себя, уговаривая меня пойти, но на этот раз я была непреклонна. Отчаявшись справиться со мной, он привлек на помощь Птаха, старого друга нашей семьи. Но и Птаху, и жене его Сохмет я отказала. Пусть празднуют мир без меня, недостойной. Исис права: я недостойна править. И сверх того: я недостойна даже находиться здесь, ибо представляю опасность для Миссии. О, если б Ра забрал меня отсюда! Я едва успела подумать об этом, как на пороге появился Осирис. Он мягко улыбнулся в свою курчавую бородку и произнес негромко: -- Тысячу лет мы с Исис потратили на споры с Сетом. И вот, как видишь, нам удалось его переубедить. Но неужели нам придется мучиться еще одну тысячу лет, переубеждая тебя, Нефтис? Неужели ты не пожалеешь брата и сестру? И я пошла на праздник. -==8==- -- Друзья мои! -- начал Сет. -- Прошу внести чудесный саркофаг, который, по моей просьбе, создали добрые кудесники, Дети Единства, обитающие на далеком юге, где еще возвышаются среди просторов океана останки павшего материка атлантов... По огромному залу пронесся удивленный шепот. Хатор спросила у меня, знала ли я о контактах мужа с Детьми Единства. Я ответила в тот духе, что Сет, как видно, хочет сделать всем сюрприз. О! Сюрприз, без сомнения, удался. Я никогда еще, даже во дворце Ра, даже на планетах Родителей, не видела ничего подобного, ничего прекраснее. Это был не саркофаг для бренных тел, а словно бы корабль -- корабль для последнего путешествия. Он блистал всеми цветами, мыслимыми во Вселенной... Но откуда Сет мог взять богатства, чтобы оплатить творение Детей Единства, -- ведь последние из атлантов, как известно, добры, да доброта их себе на уме, -- так откуда он взял богатства? Думаю, Исис задала себе те же вопросы. Она выглядела смущенной, а Осирис заметил: -- Да, брат, такой саркофаг не стыдно послать в подарок самому Ра. Сет окинул взглядом собравшихся и произнес: -- Перед тем как вручить мне его, Дети Единства поставили условие. Этот саркофаг, как залог мира между Вернувшимися Домой, должен принадлежать самому достойному среди нас. Тот, кому саркофаг придется впору, и будет называться самым достойным; таково условие Детей Единства. -- Мне это не нравится, -- сказала Исис. -- Мы не выделяем достойных и недостойных! Я послала Исис мысленный сигнал: "А не ты ли недавно...". "Прости, Нефтис, я ошибалась

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования