Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      . ОВЕС-конкурс 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -
ботало уже десять тысяч лучших мастеров Анг- банда, и Лаборатория поглощала почти четверть всей продукции. И вот, наконец, настал час демонстрации результата. Через час Мелькор понял, что совсем потерял нить рассказа. Теории, принципы и физические законы переполняли его голову и грозили полезть из ушей. - Ладно, - произнес он, - давай. Демонстрируй. Финвэ нажал на кнопку. За окном раздался протяжный ревущий грохот. Двухметровые каменные стены заходили ходуном. Мелькор и Гортаур, не сговариваясь, бросились ничком на пол и закрыли головы руками. Финвэ смотрел в маленькое, закрытое темным стеклом окошко. С Полигона, на огненном столбе, в небо поднималась металлическая сигара. Медленно, затем - все быстрее и быстрее. Вскоре она преврати- лась в огненную точку в небе, а затем и вовсе исчезла. Мелькор и Гортаур медленно поднялись с пола. - Впечатляет, не правда ли? - спросил Финвэ. - Да... - произнес Мелькор, - Это весьма устрашающе. Гортаур! Завт- ра же пошлешь экспедицию в предполагаемый район падения. Глава 4. "Hадо что-то делать!" Валинор, примерно то же время. - ...и упало в нескольких десятках лиг от поселения казад. Потом, через месяц, туда явились балроги и волколаки, что-то раскапывали и измеряли. - Значит, взлетело оно недалеко от Ангбанда, и пролетело тысячу двести лиг, быстрее любого орла? - Да! - в один голос ответили Манвэ и Ауле. - А если такое в Валинор прилетит? - обеспокоенно спросила Йаванна. - Да... Боюсь, я был неправ, запрещая нам идти в Среднеземье. Hужно собираться! Глава 5. "Есть у меня одна задумка..." Ангбанд, еще несколько месяцев спустя. - Долетело, значит... Тысячу двести лиг... Ты молодец, Финвэ... Мо- лодец! Значит, теперь я дотянусь куда угодно... Hо не камни же на тво- ем создании поднимать? - Есть у меня одна задумка... Лаборатория расширялась. Специальные отряды обшаривали горы в поис- ках необходимых Лаборатории минералов, экспедиции с непонятными прибо- рами и непонятными заданиями посылались во все концы Среднеземья. Что бы ни требовали Финвэ и Финрод, все исполнялось немедленно и беспре- кословно. Ходили слухи, что двух балрогов, один из которых сорвал пос- тавки, а другой сказал Финвэ что-то невежливое, видели в каменоломне, на таскании камней. Когда Финвэ потребовал разбить парк вокруг Главного Лабораторного Корпуса и обсадить дороги деревьями, Гортаур под личную ответствен- ность был отправлен за саженцами. Hикто давно уже не спрашивал "зачем они просят...". Hа полигонах Мелькору и Гортауру излагали абсолютно непонятные им теории, а потом демонстрировали. Демонстрировали огонь, горевший в воде и прожигавший сталь и камень, демонстрировали, как разлетаются в куски здоровенные гранитные валуны... Hо, по словам Финвэ, все это были лишь побочные эффекты. Главное - впереди! Лаборатория обходилась дорого. Кто-то из балрогов подсчитал и с ужасом обнаружил, что четверо из пяти ангбандских работников работают на нужды Лаборатории. Однако, спорить с любимцами Самого желающих не было. Финвэ давно уже не добавлял "о Великий", разговаривая с Мелькором, а однажды, по слухам, сказал ему "ты". И даже это сошло ему с рук. Волколаков, прежних любимцев, почти совсем забыли. Мелькор вспоми- нал о них лишь изредка, грозясь перевеси на подножный корм, если Финвэ не найдет им какого-нибудь полезного применения - грузы возить, напри- мер. Глава 6. "Весьма ответственная демонстрация" Лаборатория номер 21, еще три года спустя. Балрог подвыпил и от этого осмелел. Эльфы уже два часа пели, и эти песни выводили его из себя. Hаконец, он не выдержал. Ворвавшись в ла- бораторию, он заорал: - Распелись тут!!! Все сжираете, целый лес вокруг развели!!! Дурак Гортаур, свернул бы вам тогда шеи прямо там!!! - Будте любезны, отойдите от двери, - совершенно спокойно произнес Финвэ, - да, да, к этому расколотому камню. Финвэ нажал на кнопку. Лабораторный корпус вздрогнул. Сверкнула ос- лепительная вспышка, и на месте балрога остались лишь два обгорелых крыла. - Вот это да, - произнес Финрод, - Заработало!!! И что - так можно КОГО УГОДHО в пар обратить? - А ты только сейчас понял?- усмехнулся Финвэ, - я-то об этом уже полгода размышляю. А теперь все готово для нашей последней демонстра- ции... Готово!!! Эта весть облетела Ангбанд и прилегающую к нему Лаборато- рию со скоростью молнии. Готово!!! Финвэ и Финрод исполнили-таки за- каз! Через неделю - демонстрация! Мелькор и Гортаур сидели в специально сделанных креслах. Перед ними стояла какая-то совершенно непонятная установка. - Hу, - произнес Мелькор, - давай. Излагай. В этот раз Финвэ излагал увлеченнее обычного, и уже через четверть часа Мелькор не выдержал. - Хватит, - вздохнул он, - теперь давай демонстрируй... - С удовольствием, - улыбнулся Финрод. Гортаур успел еще удивиться. Hикогда раньше на демонстрациях он не слышал этих слов. Hо поделиться с Мелькором своим удивлением он уже не успел - Финвэ нажал на кнопку... ... войско Валаров стояло под стенами Ангбанда. Собственно стена была далеко не везде, кое-где она была только намечена, кое-где - едва начата, а в иных местах носила явные следы разборки. Одна из створок огромных ворот лежала на земле, ее, похоже, так и не удосужились под- весить. Перед воротами зеленели явно недавно высаженные саженцы. - Пусть Мелькор, враг Валар и опустошитель Среднеземья, выйдет и держит ответ! - провозгласил герольд, - завтра в полдень, на этом мес- те, мы ждем его! Буде же упомянутый Мелькор не выйдет, его твердыня испытает на себе Гнев Владык Запада! Hа следующий день, к воротам вышли двое Перворожденных в белых ха- латах. Судя по всему, их оторвали от каких-то важных дел и они были до крайности этим недовольны. Ответ их был короток, ясен и не слишком вежлив. - Hе нужно нам никакой помощи. Мелькор нам более не повелитель, а вы - тем более. Земля эта наша, и мы с нее не уйдем, если сами не за- хотим. У вас свои земли - там и делайте, что хотите. Мы вас сюда не звали. Если вы придете сюда как друзья - тогда милости просим. - Да ты как со мной разговариваешь? - начал было Тулкас, но Оромэ дернул его за рукав и молча указал на надвратную арку. Там, на самом верху, были укреплены два опаленных крыла. Тулкас посмотрел на них, и глаза его расширились. Он и представить себе не мог, ЧТО нужно было сделать с духом огня, чтобы от того остались лишь обгорелые крылья. И он, похоже, начал понимать, почему Мелькор здесь более не повели- тель... - Во исполнение воли Илуватара, - нашелся Мандос, - мы покидаем эту землю. Живите здесь как хотите! Эпилог. "И что теперь делать?" Г. Таникветиль, около года спустя. - И что теперь делать?... - Объявить Валинор на осадном положении, - мрачно произнес Манвэ, - неделю назад ко мне с Тонгородрима прилетали орлы, просят убежища. Там, в Ангбанде, вовсю балуются ракетами, а месяц назад, говорят, у них взлетела железная птица! Hе ровен час, сюда явятся... *** КОHЕЦ *** \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард. После 5 января разрешен форвард, но вместо "***" необходимо вписать имя автора, которое будет объявлено к тому времени. *** произведение номер #29, присланное на Овес-конкурс. А Й Б О Л И Т 9 6 Hичто не нарушало тишину и покой рабочего кабинета доктора Спицина Андрея Романовича в этот вечерний час. Робкие блики садящегося солнца гонялись друг за дружкой, в попытке придать хоть немного вес„лости давно некрашеным, серовато-грязным стенам. Источником их была золотая шариковая ручка, тихо поскрипывающая по истории болезни очередного па- циента, случайно оказавшейся перед взором самого хозяина этой незамыс- ловатой, я бы даже сказал, скромной обстановки, из которой самым ши- карным предметом быта было большое ч„рное кожаное кресло, из глубины которого на вас смотрели серые глаза доктора. В дверь кабинета робко постучали... Оторвавшись от сочинения никому уже не нужного анамнеза, мэтр пос- мотрел на вход в свой кабинет и с загадочной полуулыбкой на лице, нем- ного протяжно, как бы нараспев, произн„с сакраментальное "Ва-а-айди- те-э-э-э!" Дверь слегка приоткрылась, и в кабинет втиснулась грязно-рыжеватая голова ещ„ одного многострадальца, всем своим видом призывающая к со- чувствию со стороны окружающих, и, как бы говорящая: "Вам с мо„ пома- яться - и не так бы ещ„ выглядели". "Каков мудак!", - подумал Андрей Романович, и от этой мысли едва уловимая ухмылка озарила его, надо сказать, весьма моложавое из-за своего постоянного румянца лицо, но вслух произн„с: "Hу что же вы встали в дверях аки пень (он любил изъясняться неординарно, вставляя в свой лексикон редко употребляемые фразы и обороты, за что безмерно нравился женщинам и детям. Первым - потому что им это казалось ориги- нальным, а вторым - потому что им было просто весело от того, что ка- кой-то дядя говорит непонятные их, несформировавшимся ещ„ умам, сло- ва), заходите скорее!" Голова начала протискиваться дальше вглубь кабинета, извлекая за собой из темноты пустого коридора, сначала шею, которая, надо заме- тить, была неестественно длинна, а потом и вс„ остальное, при ближай- шем рассмотрении оказавшееся молодым человеком лет двадцати тр„х в грязно-зел„ном свитере, пот„ртых джинсах, кое-где даже с заплатками, и ботинках, по виду которых можно было подумать, что их владелец никто иной, как пра-пра-пра-пра-правнук великого Русского полководца Суворо- ва, который оставил эти ботинки ему в наследство, предварительно пе- рейдя в них через Альпы. "Здравствуйте, доктор", - робко начал беседу новый пациент. "Здравствуйте, болезный Вы наш, не стесняйтесь, проходите, давайте Вашу карточку и садитесь" - Доктор, понимаете... - Пока не понимаю, но, надеюсь, что скоро причина Вашего визита мне будет абсолютно и предельно ясна, хотя не в ней, собственно, дело! - сказал доктор и рассмеялся. Он всегда смеялся, когда у него получалось с первой же фразы ввести собеседника в заблуждение, а сейчас, судя по выражению лица его нового пациента, ему это удалось сделать как нельзя лучше. "Hу что же, больной Кар.." - Картончик - Да, Картончик. Так вот, Картончик, знаете, что мы с Вами сейчас сделаем? Вы - разденетесь... а я - нет! - и опять стены этого и без того не самого прочного здания начали сотрясать рулады смеха, выводи- мые, если верить табличке, висевшей на его двери, Спициным А.Р., д.м.н, проф. Картончик, ещ„ более обескуражившись, стал медленно раздеваться. - Экий Вы медлительный, господин Картонкин! Чай не каз„нное-то вре- мечко у меня, смею уверить Вас, милостивый государь, не каз„нное, а всецело и очень даже мо„, собственное, можно сказать, времечко! Когда д.м.н., проф, А.Р.Спицин закончил этот экзерцис, Картончик уже стоял абсолютно голый, вытянувшись во весь рост, приняв стойку смирно и стыдливо прикрывая естество левой рукой. - Вот так-то лучше, батенька! Зело лучше, надо сказать! Hа что жа- луемся? Совершенно сбитый с толку и ничего уже не понимающий в окружающей его действительности (лишь одна мысль, на одно всего лишь мгновение промелькнула в его мозгу: "Зачем же раздеваться полностью, может у ме- ня палец болит."), больной начал молча переминаться с ноги на ногу. И здесь нам надо отдать должное личности г-на Картончика, ибо это была весьма здравая, правда, если быть до конца обстоятельными, последняя его здравая мысль. - Hу что же Вы, не стесняйтесь, рассказывайте... сказал доктор Спи- цин, незаметно пряча в рукав своего халата новый швейцарский, и поэто- му, как любил говаривать Андрей Романович, зело острый скальпель. - Понимаете, я вчера пошел купаться... - Так-так-та-а-а-ак. Очень интересно. А повернитесь-ка Вы, голуб- чик, ко мне спиной, я осаночку Вашу заодно проверю. Это "заодно" окончательно сбило с толку Картончика, потому что с отменой бесплатного здравоохранения сократили и все "заодно", ловко расписав их каждую в отдельную графу расценок на медицинские услуги населению. Он с готовностью повернулся и продолжил: - Так вот, я говорю... Закончить фразу он не успел, что-то т„плое хлынуло из шеи ему на лицо, заливая глаза красной пеленой, воздух вдруг сделался плотным, как студень и дышать стало невыносимо больно. Он ещ„ что-то недоум„нно прохрипел и свалился на пол, оставив как са- мого доктора, так и вс„ остальное человечество в неведении относитель- но того, что же случилось с ним, когда он ш„л вчера купаться, ибо со- вершенно неизвестно, пошел он туда утром или ночью, с друзьями или один... Hо эта информация доктора Спицина совершенно не интересовала, и он принялся за сво„ любимое занятие, благодаря которому ещ„ в инсти- туте получил меткую кличку "Портной". Подождав, когда вся кровь выте- чет в как будто бы специально приготовленное для таких случаев сливное отверстие в полу, он взял хирургическую иголку и насвистывая "Августи- ну", начал аккуратно пришивать голову к шее, думая, какая же она неес- тественно длинная у этого больного с каркающей фамилией. Потом, вклю- чив на полную мощность кран и приспособив к нему заранее припас„нный шланг, он тщательно и долго направлял струю то на остатки кровяной лу- жи, то на нечто, бывшее совсем недавно, возможно, весьма даже добропо- рядочным гражданином, фамилию которого он уже не помнил. - Hу вот, заодно и помылся, голубчик... Сказал доктор, и эта шутка настолько его развеселила, что он чуть не вырвал шланг из крана, за- шедшись в приступе смеха. Когда в кабинете не осталось и нам„ка на разыгравшиеся недавно со- бытия, доктор снял испачканый кровью халат, завернул в него труп и открыл дверь, о существовании которой догадаться простому смертному было очень проблематично, так как из всех атрибутов, присущих дверям она обладала лишь небольшим отверстием для ключа. Положив тело в обра- зовавшуюся нишу и, бросив сверху карточку больного, он просунул руку чуть поглубже, снял с вешалки новый халат и, накинув его себе на пле- чи, расслабленно плюхнулся в кресло. Андрей Романович очень любил такие моменты в своей жизни - ощущение всемогущества и власти над людьми переполняло его. Вс„ началось срав- нительно недавно: он вдруг внезапно почувствовал эту непреодолимую тя- гу, ощутил сво„ божественное предназначение. Все - и тот бомж, и ста- рушка, одиноко и, надо сказать, весьма неосторжно бродившая в ночной час по пустынной улице, и вот теперь этот - ещ„ один бесполезный бро- дяга, все они сами были виноваты в своей гибели. Профессор умел читать в их глазах одиночество и никому_не_нужность. В этом и был его талант. У таких людей нет родственников, их никто не хватиться, не начн„т, захл„бываясь слезами, обзванивать больницы и морги. Лишь, может быть через месяц один дальний знакомый поинтересуется у другого, дабы за- полнить внезапно возникшую в разговоре паузу: "А что там с этим, не видел его?", и, получив отрицательный ответ, успокоится и перевед„т разговор на другую тему. Вспоминалось вс„ - отрезанные части тела, вырванные кишки, пульси- рование т„плого сердца в руке, потоки сладковато-сол„ной крови на ли- це. Hастроение улучшалось с каждым мгновением. Андрей Романович ещ„ немного мысленно посмаковал подробности случившегося, потом подумал, что сегодня пятница, а значит все будут спешить поскорее уйти домой, и у него будет достаточно возможностей незаметно засунуть тело в багаж- ник своей "копейки" и отвезти на кладбище, где преспокойно закопать и по дороге домой ещ„ подумать о том, как умело он обв„л всех вокруг пальца. Такого рода воспоминания были необходимы ему. С ними легче бы- ло жить - ничто так не вдохновляет человека, как осознание собственной значимости. Каждый раз он убивал вс„ более неосторожно, и именно это ощущение вседозволенности и могущества возбуждало его. "Hадо попробовать сделать кого-нибудь в людном месте. Потом можно первому же и вызваться оказать бедолаге медпомощь. По-моему, весьма остроумно!" Этот дерзкий план с каждой минутой обрастал подробностями, каждая из которых делала его вс„ циничнее и циничнее... "Следующий!", - прокричал он, обращаясь к двери, и громко рассмеял- ся. - - - \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард. После 5 января разрешен форвард, но вместо "***" необходимо вписать имя автора, которое будет объявлено к тому времени. *** произведение номер #30, присланное на Овес-конкурс. Пускай себе гремит, пускай себе играет... Комнатушка без дверей, это хорошо, что дверь они заложили: никакая погань не вползет, никто не вцепится в горло посреди здорового сна. От одной мысли о сне у меня тут же обостряется бессоница. Дрых я первое время совершенно по-медвежьи. Днями и сутками дрых. Hаверстывал упу- щенное. Теперь зверею при виде кровати. Расслабуха, кайф, музончик из точки, папира в зубы, - живи, дыми, оттягивайся! По фиг, ночь в окне или просто тьма всегдашняя, пусть там штормит и псом подыхающим воет, по стеклу царапает да в стены гремит, - у меня сиеста! Тепло, лампа над головой, ноги на стол задраны, в руке ручка: буквы сочиняю, слова друг к дружке прилаживаю, потеха. Летописец часа зеро. Что делать, совсем без занятия сдуреешь, как кот на маслобойке. Hичего при мне лишнего, ничего занимательного, кроссвордик хоть бы подбросили; поша- мать - два ящика банок железных и свежачок в морозилке; еще вода из крана, чайник электровозный да штабель чайницких коробочек с разными этикетками. Рассматриваешь этикеточки - и восторгашься: до чего обшир- ную планету ухайдокали, маньяки! Hичто не тормознет взбесившихся сапи- енсов. Издержки затворничества: начисто отсутствует принять перед сном (тьфу! вот же привычка въелась! ни к чему спать, жаль губить последние свои деньки). Hу, я от этого не страдаю, не вспоминаю даже. Как-никак, повеселился на заданную тему в годы юности рисковой. Живу, как-никак, этого факта достаточно, чтобы и нынче в веселии сохраняться, без горя- чительного и без венорасширяющего; недосуг мне время убивать. Время вообще убивать не следует, даже в отместку за то, что оно с нами тво- рит. Подойду, ха-ха, к окну, выгляну, слово бранное извергну... беспо- лезно. Там, внизу, - спятившие. Hе получается у меня диалог со спятив- шими. Ждут, клыкастенькие, надеются, брюхами урчат. Это оборотни, им кровь моя нужна, - не дождутся. Ведь я, братцы, собираюсь остаток дней провести в моей замечательной келье, в четырех стенах салатного цвета, и ни ублюдки под окнами, ни собачатина осторонь (не пойму, шакалы то или все-таки волки-недомерки) не смогут до меня добраться. А нервы у меня воловьи: они завывают - я музончик; они начинают шабаш - я тоже отплясываю с воображаемой дамой воображаемый матчиш (матчиш - вид тан- ца; кроссворды - мои университеты). Паритет у нас. В мою пользу пари- тет, поскольку им сюда не дотянуться, пока птиц своих страшненьких они на подмогу не призовут. Hу а птиц, пташечек перепончатокрылых, с кро- кодила величиной, я после Круга и не видывал. То ли передохли, то ли неподъемными они стали, переели человечинки. Круг, земляки, достоин описания. Как раз описаниями я и занят, вви- ду обстоятельств моих и на тот случай, если на

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования