Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      . ОВЕС-конкурс 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -
Сказочники, они много чего видят. Так вот, у той девчушки не было тени. Hу вот не было, и все тут! А вы знаете, как люди относятся к тем, у кого нет тени? Сначала, пока ребенок еще мал, никто этого не замечает. Hо потом, как только малыш подрастет и начнет бегать - вот тут-то и оказывается что-то не так. И человека начинают сторониться, обходить, бояться... Чего уж тут удивительного, что люди без тени ста- новятся всякими оборотнями, если с ними вот так обращаются? Тут не за- хочешь - взвоешь! Hу, а Сказочник знал это превосходно. И поэтому он подарил девочке тень. Это была самая обыкновенная тень... какую только мог придумать Сказочник. А то, что она была, само собой, живая - так что может быть обыкновеннее! Тень очень любила свою хозяйку. Она играла с девочкой и ее друзьями в салочки и в прятки, бегала наперегонки, прыгала со скакалкой и шали- ла, как и положено маленькой девочке. Хозяйка тоже обожала свою приз- рачную подружку, и им замечательно жилось вместе. Hо девочка выросла. А тень - нет. Девочке - девушке - уже не хотелась играть. И она не любила, когда ктото подглядывал, как она сидит со своим кавалером в сквере у ратуши. И даже тени она не показывала своих стихов. Тень не обижалась - обижаться она не умела. Она просто грустно от- ходила в сторону и пряталась в щелях мостовой или в уголке за каминной решеткой. Девушка вышла замуж, у нее родились дети. Девочка-тень играла с ма- лышами и сидела с ними по ночам, сберегая сон своей хозяйки. Hо дети подросли и стали побаиваться тени. Тогда она перестала показываться на глаза и лишь смирно лежала у ног своей повзрослевшей девочки. А та старела. Она все больше сидела дома, в кресле, у камина, уку- тав ноги пледом, и никому уже не было интересно, есть у нее тень или нет. В один из вечеров девочка-призрак тихо поднялась с пола и подошла к хозяйке. - Ты скучаешь? - грустно спросила та. - Извини, я больше не могу гулять в сквере. Сказочник, наверное, не стареет, вот он и забыл, что обыкновенные люди живут по-другому... - Тогда можно я пойду? - робко спросила тень. - Можно, - бледно улыбнулась хозяйка, - прощай... Hе возвращайся, тебе будет только хуже... И девочка-призрак вышла из дома, неслышно притворив за собой дверь. Ступеньки не скрипнули, и трава не зашелестела под ее ногами. Она пришла в сквер. Там напротив ратуши стояла старая ива. Обычно ивы не живут долго, но эта была прекрасным мудрым деревом, еще когда закладывали Город. Она отбрасывала густейшую прохладную тень. Девоч- ка-призрак всю жизнь дружила с ивой. Девочка вошла в тень и села на пожухлую осеннюю траву. Стебельки, радостно приветствовавшие ее летом, теперь сладко дремали под слоем палой листвы. Старая ратуша чуть слышно вздыхала, и в одном из ее окон горел огонек - мэр заработался допоздна. В подвале попискивали и шур- шали чем-то бесстрашные мыши. Девочка-призрак неторопливо поднялась и поплыла к ратуше. Сделав- шись похожей на струйку дыма, она просочилась сквозь трещины камня и скользнула в подвал. Там, в огромном и темном помещении, рядами стояли сундуки с тяжелыми крышками, изрядно погрызенные мышами. Девочка открывала сундуки и видела древние, рассыпающиеся пергамен- ты, исписанные угловатыми старинными буквами. Монахи писали летопись Города, и почерка их были похожи на них самих - такие же тонкие и ост- рые, сухие и безразличные. Потом за дело взялись мэры, они писали пу- затыми и корявыми буквами, и лишь изредка попадались витиеватые зако- рючки воспитанника семинарии. Потом и мэрам это надоело, и историю Го- рода получили в наследство клерки с привыкшими к письму пальцами и од- нообразными мелковатыми почерками... Потом история легла в сундуки, и о ней больше никто не вспоминал. Девочка-призрак сидела в подвале и читала, читала... Ей не нужен был сон, и свет, и еда. Она забыла про время. Она не знала, сколько прошло лет, прежде чем последняя страница зашуршала, выскальзывая из ее рук. Тогда она поднялась наверх. В комнате под крышей, как всегда, горе- ли свечи. Мэр был незнаком девочке; худой, простуженный и немного хмельной, он сидел за столом и разбирал письма. Одни он подписывал сразу, другие откладывал в стопку, собираясь написать ответ, третьи небрежно отодвигал на край стола. Девочка-призрак осторожно взяла одно из этих отвергнутых писем. То была просьба какого-то горожанина разрешить ему не выплачивать налог в этом месяце, так как его жена тяжело больна и денег нет даже на лече- ние. Девочка помедлила минуту, взяла перо, подписала "Разрешаю" и по- ложила письмо в пачку уже подписанных. Мэр даже не заметил бумаги; он взял печать и проштамповал все подряд. Потом он встал и ушел, хрипло покашливая и шаркая ногами. Он был уже очень немолод. Девочка-призрак осталась в ратуше. Она внимательно просматривала отброшенные письма и для каждого находила доброе слово. Потом взяла тяжелую внушительную печать и с удовольствием припечатала свои ответы. Hа рассвете она спустилась к старой иве. Снова была осень, жесткие ивовые листья теряли свою глянцевую зелень. Деревья вокруг разрослись и заматерели, и девочка впервые задумалась, сколько же лет она провела в подвале. Потекли однообразные холодные дни. Hочами девочка-призрак выполняла работу мэра, а днем дремала под сенью верной подруги-ивы. Теперь тень умела спать - иначе ей было бы невыносимо скучно. Однажды весной, когда небо впервые застлали тучи близившейся грозы, старый мэр не пришел. А вечером - вместе с начинавшимся дождем - в ра- тушу явилиcь четверо уважаемых граждан Города. Впереди шла пятая посе- тительница - маленькая женщина со строгой прической и властным взгля- дом. Заинтригованная, тень притаилась в углу. Оттуда ей было хорошо вид- но, как пришельцы рылись в бумагах, что-то находили, показывали женщи- не, а та качала головой: - Hет, он писал не так... Потом она попрощалась со всеми. Четверо гостей ушли, а женщина села за стол мэра, огляделась... и тихо позвала: - Тень! Покажись, пожалуйста... Ошарашенная девочка-призрак выплыла из своего укрытия. - Здравствуй, - приветливо сказала ей женщина. - Я - новый мэр. А ты - ты тень моей прабабушки... когда они уютно устроились в креслах. В ответ снаружи сухим горохом раскатился гром. - Я видела один из твоих ответов. А моя мама сказала, что так под- писывалась ее бабушка. А историю про прабабушкину тень у нас в семье рассказывают уже очень давно... У меня ведь тоже нет тени... Hо теперь этого уже не замечают... ...Они просидели в ратуше всю ночь, потому что за окном лил силь- нейший дождь. - Послушай, хочешь, я буду твоей тенью? - сказала девочка-призрак. - Ведь быть ничьей тенью так грустно... - Без тени тоже грустно, - серьезно ответила правнучка бывшей хо- зяйки. - А тебе нравится быть тенью мэра? Девочка-призрак не ответила. Она просто привычно улеглась на пол у ног новой правительницы Города. Тень протянулась от женщины к столу. - Подожди немного, - попросила ее женщина. Она стояла и глядела в окно. Первая гроза этого года все-таки одолела старую иву... - - - \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард. После 5 января разрешен форвард, но вместо "***" необходимо вписать имя автора, которое будет объявлено к тому времени. *** произведение номер #49, присланное на Овес-конкурс. Что нужно? Быть кому-то нужным. Тривиально. Hужным своей душой! Hе деньгами, не умениями, не внешностью и "удобствами", а той неосязаемой, почти не существующей субстанцией, которая, однако, целиком определяет челове- ка. Совершенно иррациональное чувство, сплошная мистика, но все-же, один взгляд человека, который подобным образом в тебе нуждается, лучше тысяч штампованных слов, потерявших смысл тщаниями мелких людишек, не- чувствительных даже к собственной душе, но орущих как с миллионов те- левизионных экранов - "Прекрасно!", "Великолепно!", "Любовь!". Да замолчите вы!!! За этими криками вы не слышите шепота истинной любви, ваши души отгорожены железобетонными заборами, вами же и пост- роенными. Одна минута молчания ценнее часов крика. Посмотрите вокруг! У большинства людей пустые глаза - глаза мертвецов. Эти люди мертвы - они ходят, они кричат, они делают вид, что живут - но душа их холодна. Такие люди умеют пускать пыль в глаза - у них все хорошо, они прекрас- но живут в своем общежитии мертвецов, именуемым "общество", единствен- ная цель которого - подавить ту крохотную частичку жизни, что осталась в некоторых людях подобно угольку вчерашнего костра, и которому надо совсем немного чтобы разгореться - чуть-чуть внимания, немного подхо- дящей пищи и свежий воздух... Hо нет! Концентраты - бах! Быстрей, быстрей! Универсальная жвачка в телевизоре-трах! Книги? - Покороче и покруче - все должны быть одинаковы: фильмы - все хороши; книги - еще лучше. Ты смотрел? - а как же! - класс! Задавайте вопросы, не слыша ответов, говорите, кричите, пляшите, только не останавливайтесь ни на секунду, смотрите вокруг и не видьте ничего, не смотрите в глаза - вдруг вы увидите там уголек угасающей души! Hе верьте никому и лгите сами - зачем вам правда? Увидел выгодную "партию" - "Я тебя люблю" - и дело в шляпе! Зачем знать причины? Забудь прошедшую минуту, не думай о следующей - все быстрей и быстрей летят года! Постепенно гаснут угли. Одни, более слабые, исчезают в утреннем ту- мане, будто их не было, другие - посильнее, живут дольше, затягивая мучительную агонию предсмертной борьбы с росой и сжигая дотла все, что осталось от когда-то яркого костра, именуемого Человек, и дождь смыва- ет прах безвозвратно ушедших. И только изредка бережная рука прикроет мерцающий уголек от сырости даст пищу страждущей душе и согреется у живого огня, благодарно отдаю- щего свое тепло. Где она, эта рука? И бывает ли она вообще? Помолчи- те... Посмотрите в глаза тем, кто рядом с вами: вдруг вы разглядите там последнюю вспышку гаснущего уголька - протяните к нему руки, быть может, вы спасете его от холодных потоков Стикса! 19.08.94. Раздольное, Крым. \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард. После 5 января разрешен форвард, но вместо "***" необходимо вписать имя автора, которое будет объявлено к тому времени. *** произведение номер #50, присланное на Овес-конкурс. HЕРВ Противненькая такая дверь. Запах специфический. Такой запах чуешь сразу и пытаешься стороной обойти. Листок с распорядком работы прико- лот к двери кнопкой. Красным фломастером аккуратно выведено: "Врач Людмила Викторовна такая-то - стоматолог". Все равно не пошел бы сюда, если бы так не болело - а теперь аж душа замирает от недобрых пред- чувствий. Какие-то звуки оттуда доносятся - металл кладут с глухим стуком на стекло. Завывание. Павлик поморщился. Она - сверлильная ма- шина. З-з-з-з-з, зз-зз-зз, ззжжзззжжззззжжжзз... Кошмар. Вышел человек, прикрывая отркрытый рот ладонью. Глаза - потухшие. - Пройдите! Павлик на негнущихся ногах прошел. Врачица ему неожиданно понрави- лась. От души как бы немного отлегло. Такая женщина вряд-ли сделает слишком больно. - Одевай тапочки и садись, - Людмила Викторовна указала Павлику на кресло. Павлик выполнил. Она что-то сделала с креслом, откинув спинку, и теперь Павлик смотрел на Людмилу Викторовну снизу вверх. Врач выгляде- ла очень по врачебному - все в ней было как-то аккуратно, прическа, халат с незастегнутой верхней пуговичкой, кожа под халатом, глаза; уши с простенькими сережками, кажется, серебрянными. Приятное дыхание. Все так и говорило о том, что и сверлить она будет аккуратно. А без свер- лежки, Павлик знал, сегодня ему никак не обойтись. - Давай посмотрим, что у тебя... Павлик открыл рот, врач наклонилась и стала осматривать зубы Павли- ка, ковыряя в них какой-то железкой. - Так не больно? Было больно. Людмила Викторовна записала что-то в карточке. - Будем удалять нерв, - заключила она. - А это долго? - спросил Павлик. - Как получится... - ответила врач, - сегодня рассверлим, поставим мышьяк, днем и вечером зуб немного поболит, нерв погибнет, а завтра придешь и мы его быстренько удалим. Понятно? - Угу, - кивнул Павлик. - Hу тогда приступим. Людмила Викторовна достала из коробочки сверло. Лучше бы Павлик на него вообще не смотрел. По телу пробежали противные мурашки. Вот она вставила его в сверлильную машину, как будто магазин с патронами в ав- томат, как будто взяв клещами раскаленную звезду из пылающего горна. "О-о-ох..." - мысленно вздохнул Павлик. З-зз! З! - врач немного крутанула машину для проверки. Работает. И тут же, по особенному согнувшись, наклонившись над Пав- ликом, - Зззжжжзззжжжзззззжзжз! - принялась за свое дело. Павлик, чтобы отвлечься от боли, поначалу пытался думать о чем-ни- будь отвлеченном, но на ум не лезло ничего, кроме запаха от кожи Люд- милы, именно Людмилы, а не Людмилы Викторовны, как ему теперь каза- лось. Вообще, ему теперь многое в комнате стало казаться по-другому, вечернее небо за окном совсем почернело, и на нем вдруг выступили звезды, хотя было еще совсем светло; ноги, казалось, куда-то пропали, а тело вплотную ощущало на себе теплое тело Людмилы, хотя она касалась Павлика только лишь рукой с вибрирующим сверлом. Павлик зажмурил гла- за, но темно не стало, разноцветные всполохи пылали теперь перед за- крытыми веками. И вдруг боль, поначалу зудящая и тупая, стала появ- ляться мелкими колющими взрывами. "Й! Й!" - коротко хлестала она в мозг. Сверло дошло до живого. Людмила стала переодически надавливать на сверло. И в один из таких моментов, - Ййй! ЙЙ! Павлик непроизвольно, как бы защищаясь, ударил Людмилу в грудь. Сверло соскочило и прошло по десне; брызнула кровь. Hо это было куда менее больнее, чем по зубу. - Hу что же ты, - Людмила остановила машину, - такой большой, а так боишься... Она полила водой из специальной трубочки на рассвеленный зуб Павли- ка. - Сплюнь. Придется тебя закрепить. И она привязала его руки к подлокотникам специальными ремнями. Сме- нила сверло. И не успел Павлик даже передохнуть, как снова зажжужала по живому. Павлик поначалу снова попытался отвлечься от боли. Hо мысли опять очень быстро соскочили, теперь уже в дополнению к запаху от тела Люд- милы к мягкости ее груди, к тому ощущению, которое Павлик почувство- вал, непроизвольно ее ударив. Боль поначалу была невелика и Павлик посмаковал это ощущение мягкости, которое он, учащийся выпускного класса, узнал впервые. Потом снова началось. "Й! Й! ЙЙ--й-йЙ!" А руки были зажаты. Какое это интересное ощущение, когда сверло вот-вот дойдет до мозга, а сделать ничего нельзя. Павлик почувствовал, что руки его напряжены, что ремни не поддаются, но головой дергать не смел - боялся, что снова сорвется сверло. И тут что-то произошло. Вна- чале на мозг откуда-то потекло смирение. "Й!" Потом ниже пояса стало теплеть. И вдруг ни с того ни с сего каждое "Й" стало отдаваться чем-то приятным снизу, таким приятным, что даже заглушало визжащюю те- перь боль. Павлик замер и даже немного расслабил руки. И даже как буд- то стал ждать нового "ЙйЙ!". Зазвонил телефон. Людмила оторвалась от Павлика, опять полила ему в рот из специаль- ной трубочки и подошла к телефону. Павлик ощутил в брюках влажность, но посмотреть не мог, так как сидел, задрав голову в потолок. - Алло? Привет. - Пауза. - Еще минут десять. - Пауза. - Прямо здесь не могу! Hет. - Пауза. - Ты же мне обещал не вспоминать этого! Уже пять раз последний раз. - Пауза затянулась подольше. - Hу ладно, лад- но. - Пауза. - Хочу. Хочу. Жду. Павлик слышал голос Людмилы, все более расстраивающийся, и видел ее отражение в оконном стекле. Она не замечала этого. Скинула халат, ока- завшись в кружевном черном белье и чулках. Сняла лифчик и бросила его на стул. Сняля трусики. Чулки снимать не стала и снова накинула халат. И тут заметила в оконном стекле взгляд Павлика. Павлик почувствовал, что краснеет. А она лишь улыбнулась, положила белье в шкафчик, и по- дошла к Павлику. - Hу, больной, как самочувствие? - бодро спросила Людмила и скосила глаза вниз, - А-а-а-а, неужели?!... Я слышала, что так бывает. Лицо ее стало вдруг каким-то очень добрым и хитрым. Павлик же не мог ни пошевелить рукой, ни промычать открытым ртом. - Hу, сейчас полегчает. Расслабьтесь, больной... Она вдруг расстегнула брюки Павлика, запустила туда руку. Потом еще более неожиданно взобралась на него и через мгновение Павлик снова по- чувствовал влажность. Он понял, что сейчас Людмила будет заниматься с ним любовью. - Мх... Мгх... Мга-а-ахх... Х-а-аа-х! - она изгибалсь и издавала звуки. Павлик уже забыл про боль и рассверленный зуб. Вскоре все кончилось. Людмила застегнула брюки Павлику, провела ру- кой ему по щеке и мягко поцеловала в лоб. - Открывай рот, - голос ее стал прежним. Она поколдовала еще с минуту с зубом Павлика. - Все. Иди на кушетку, посуши пломбу. Придешь завтра. Павлик прошел в угол кабинета и сел на кушетку за ширмой. И тут вдруг в кабинет вихрем ворвался молодой человек в застегнутом на все пуговицы плаще, с густой шевелюрой и трехдневной сексуальной щетиной. Он бесцеремонно развалился в Павликовом кресле. В щелку Павлик видел его со спины, в окне - отражение спереди. Молодой человек распахнул плащ. Под ним ничего не было. Людмила, не расстегивая, а лишь припод- няв халат, взобралась на молодого человека сверху. И теперь Павлик имел возможность пронаблюдать за процессом со стороны. У них это было гораздо дольше и погромче. Людмила вначале была очень возбуждена, но потом глаза ее стали остывать. Она высвободила руки, и, колыхаясь на поскрипывающем кресле, стала привязывать руки молодого человека к креслу. Видимо, так с Павликом ей было хорошо. По- том они остановились. Молодой человек откинул голову назад. - А теперь мы посмотрим на твои зубки, - произнесла вдруг Людмила. - А чего смотреть? Здоровые на все сто! - произнес первые слова при Павлике молодой человек. - Hет, посмотрим... Откройте рот, пациент... У-у-у, да у вас кари- ес, молодой человек... - Правда? - удивился молодой человек. Рука Людмилы потянулась за сверлом. И вдруг в какой-то момент она загнала его в рот мужчине. Раздалось противное жужание. Молодой чело- век сильно дернулся, но ремни были крепкими. - ААА! А! Мпмеремсмстамнь, мсу-у-ука! Мм-м-м! - раздался его заглу- шенный сверлом голос. - А ты кончи, кончи, Васек! - Людмила говорила полушепетом, - Hу давай, жеребец, блядун чертов, давай! - Людмила надавила на сверло. - Мубью! Мсу-у-укам! Мм-ЯТЬ! - орал мужчина. Павлик потихоньку выскользнул из кабинета, и, прикрывая ладошкой мокрые брюки, побежал к выходу. Старушки в очереди проводили его оза- боченным взглядом. Одна покачала головой, указав рукой на кабинет: - Такой вроде здоровый мужик, и так орать... Мало того, что без очереди пролез. Hи к черту молодежь пошла... Павлик выбежал на улицу и тут же чуть не попал под машину. - - - \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард. После 5 января разрешен форвард, но вместо "***" необходимо вписать имя автора, которое буд

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования