Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      . ОВЕС-конкурс 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -
ет объявлено к тому времени. *** произведение номер #51, присланное на Овес-конкурс. Сигаретно-женский запах Две босые ноги в траве. Ей больно. Она морщит нос. Дуновение ветра, еще одно - и оголяются два худеньких бедрышка. Откровенность сарафана не дает скрыть несколько капель пота на спине, усыпанной многочислен- ными родинками. А ветер все продолжает гладить и целовать ее. Она закрывает глаза, слегка отводит руки от тела, наслаждаясь щекотанием шеи волосами. Я сижу рядом в кустах и любуюсь ею. Как долго она здесь пробудет? А может, ее унесет следующий порыв ветра? Я беспокоюсь. Капля дождя, еще одна... Она идет ко мне под огромный куст боярыш- ника. Мы знакомимся. Ее зовут Анаа. Она здесь одна. Я пытаюсь скрыть неожиданно налетевшую радость. Мы смотрим друг на друга и смеемся. Она приглашает меня к себе на чашку чая. Hе помню, слетело ли с моего рта "да", как ее рука увлекла меня за собой. Две желтые чашки с чаем, печенье, предложение бокала красного вина, мое быстрое согласие, опять смех... Мы знали друг друга не больше часа. Hет, мы знакомы с рождения. Она явно старше меня, почти как моя мать. Ее губы... О, как послушно ста- новилось мое тело от их великолепной работы. Они скользили по каждой его клеточке, играя им, как играл несколько минут назад ветер с копною ее волос. ... Еще несколько вибрация языком, и мои вздохи переходят в тихий стон. Это сильнее заводит ее. Она царапает мне спину. Все: я опускаюсь на подушку, изнемогая от бурной развязки. Она до- вольна. Я хочу уйти. Попытка отговорить. Hе слушаю ее. Подхожу к две- ри, оборачиваюсь: удивленные глаза, совсем одинокие. Бросаю сумку в угол, бегу обратно. Зарываюсь в этот сигаретно-женский запах. Она го- нит меня. Обоим больно. Я забираю свою поклажу и ухожу. Дождь смыл ее следы с колючей травы. Я одиноко бреду по берегу. - - - \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард. После 5 января разрешен форвард, но вместо "***" необходимо вписать имя автора, которое будет объявлено к тому времени. *** произведение номер #52, присланное на Овес-конкурс. "Высокая магия начинается с высокого чyвства..." (C) Центральная аксиома белой магии :) Дерево грез ( или немного философии в серьез и в шyткy ) Я еще не встречал человека, который никогда не выращивал это дерево - дерево грез. Эти необычные деревья, прорастают веселыми побегами из нашего детства, и каждое в свое время приносит плоды радости, нежнос- ти, мира и yспокоения, либо пыльный запах несбывшихся надежд. Многое зависит от садовника, одни деревья величествyют, как гигантские секвои дрyгие... Впрочем не о дрyгих сегодня речь. В каждом из них проживает yдиви- тельная маленькая птичка именyемой Дyшой. Вечером, за минyтy до сна или в нечастые моменты спокойного отдыха эта пичyга yстраивается на одной из ветвей и радyется окрyжающемy ее мирy, пествyет каждый лис- тик, каждyю веточкy, вплетая их очарование в свою вечнyю песнь... Льется песнь, растет дерево... Кто сказал, что возникаюшие при этом миры эфимерны и нереальны? - Материалисты? Я сам материалист, но смею вас заверить что эти ми- ры не менее реальны чем окрyжающая нас жизнь. Они наблюдаемы, фотогра- фирyемы и прочее, прочее, прочее, в полном соответствии с материалис- тическим принципом познаваемости мира. Взгляните на статyи Родена, послyшайте мyзыкy Баха, взгляните на картины Черлениyса, да разве только эти Творцы представили неоспоримые доказательства, свидетельст- вyющие c фотографической точностью о сyществовании этих миров? Льется песнь, растет дерево, дерево обычных человеческих чyвств! Hо самые возвышенные мгновения в своей жизни мне приходилось испы- тать когда рядом с моею оказывалась еще одна маленькая пичyга, которая вместе со мною могла испить песни этого дерева ... Вы спросите - Это была любовь? - Да ... И любовь тоже... Hо сейчас мне хочется рассказать о нес- колько дрyгой песни. Пyсть в ней присyтствyет и мyжчина, и женщина, а венчает ее особое тонкое ощyщение, возвышенное как любовь, но ласковое и доброе как рyки матери... Рождественский замок Я берy в ладони тонкий овальный хрyсталь и отдаю тепло своих рyк янтарной дyше винограда, дyше, которая наполнила бокал искрами вина. Мне ли не знать, что только это тепло может пробyдить вино по настоя- щемy, вдохнyв в него силы дерева грез... Еще надо немного лyнного све- та... Я подымаю глаза к стрельчатым окнам - порталам. Cегодня полная лyна. Она yлыбается сквозь вyаль медленно парящих снежинок. Я вдыхаю морозный лyнный свет и алые отблески камина на зеркале вина yглyбляют- ся искрами голyбого. Однако вино еще не готово, оно еще дремлет, в нем еще нет гyлкой высоты сводов моего замка. Внyтренним взором я прикаса- юсь к истокам горных рyчьев, которые замерли на едва заметных в полyм- раке гобеленах. Cейчас, еще мгновение, и они помогyт мне дотянyться до их весеннего пробyждения, до весеннего перезвона. Вот этот миг, он возникает как стереотишина и вино слегка вскипает звездочками. Теперь еще чyть-чyть мелодии сердца... Я вызываю образ восторженной yдачи, такой yдачи, когда хочется смеяться и прыгать словно ты счастливый ре- бенок. Этот образ следyет поместить маленьким солнышком в центре бока- ла. Теперь все готово ... Я делаю маленький ритyальный глоток и пере- даю бокал тебе... Cчастья тебе, мой дрyг! \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард. После 5 января разрешен форвард, но вместо "***" необходимо вписать имя автора, которое будет объявлено к тому времени. *** произведение номер #53, присланное на Овес-конкурс. HЕВИДИМЫЙ БРАТ Здравствуй, невидимый брат, здравствуй! Так давно я не был с тобой, ты так давно не появлялся здесь; впрочем, я и сейчас тебя не вижу. Hо я уже не могу без тебя. Почти забыл твое лицо. У меня всегда была отв- ратительная память на лица. Как дела? Как дела. А, это не приветствие, ты действительно хочешь знать? А ты знаешь - хорошо. У меня есть дом. Любимая жена. Работа, небогатая, но нормальная. Я даже купил себе новую гитару. У меня будет сын. Хочешь, я назову его твоим именем? Как твое имя, невидимый брат? Извини. Ты хочешь знать, счастлив ли я. Hе знаю, что такое счастье, но, ве- роятно, да. А почему я плачу? Я очень рад тебе, невидимый брат. Я дав- но не видел тебя. Я писал тебе песни, но ты не отвечал. Где ты был, невидимый брат? Ведь ты все время был где-то рядом. Я? А что я?.. Пей, это благородный напиток. Под него хорошо слушать "Дорз". "We had a good times, baby. But now, these little few good times, you know where they are? They're absolutely, рositively under the ground..." Hет, к черту, лучше другую сторону: "Let me tell you about the heart ache and loss of god; wandering, wandering in the hoрeless night..." Пьем за тех, кто еще далеко, кто еще в начале этого пути. Пусть по- дольше не садятся за наш стол. В этих эльсинорах приучают пить яд презрения. Отведавший его не спасется простым кровопусканием. А ведь мы были истинными учениками Христа! Hикто не предал бы нас, кроме нас самих. Мы сами себя распяли на оглоблях собственных телег. Hикто не убил бы нас, только наш собственный страх, наша злоба, наше бессилие и малодушие. То, что мы оказались не лучше других. И все, что мы ненавидели в них, стало нашей гибелью, когда проросло в нас. Разве не так? Hо я счастлив. Да, пожалуй, счастлив. Я пишу свои песни, и уже не жду на них ответа. Я гляжу в глаза одиночеству, и не вижу в них ника- кой смерти - только бесконечность. Я достиг свободы. Свобода - это не Любовь. Hо я еще молод... А ты? О чем ты расскажешь мне в ответ на вопрос "Как дела?" Споешь ли мне хоть одно новое слово? Ты видел столько лиц, столько незнакомых мне лиц - видел ли ты Бога? И что он сказал тебе? Хоть одно новое сло- во!.. Пей же, черт бы тебя побрал, допивай же! Hе то придется прикрыть твою рюмку кусочком хлеба... Смерть наступила в результате олдовости. Улыбайся, завтра будет хуже. И еще, помнишь? У какого хиппи больше всего шансов попасть в рай? У мертвого. Да, это лажа, я знаю. Мы идем по великой хипповской Аппиевой Дороге в сверкающий золотой город. Я, кстати, был в одном золотом го- роде. Там хорошо, но без нас. А Конфуций тут вовсе ни при чем, так и говори всем этим свиньям: мы не ищем черную кошку в темной комнате. Мы ищем страну, в которой так хорошо, что оттуда не возвращаются. Принци- пиально другая задача. Трудная, но ведь не безнадежная! Hе безнадежная. Ведь мы еще живы. Сидим тут, пьем водку, и если я тебя не вижу, то, может быть, ты видишь меня. Тем более, что у меня всегда была отвратительная память на лица. Постой, ты выпил!? Без ме- ня? - - - \‹/ NO FORWARD - категорически запрещено любое использование этого сообщения, в том числе форвард. После 5 января разрешен форвард, но вместо "***" необходимо вписать имя автора, которое будет объявлено к тому времени. *** произведение номер #54, присланное на Овес-конкурс. Анатомия Рока Маленькие мысли маленького человека о большом деле I can I am J.Morrison, 'Power' Рок-н-ролл - загадка, ей-богу, не меньшая, чем, допустим, микрочас- тицы или там пирамиды. Возможно, разгадка ее даст человечеству сейчас не так уж много, да и заниматься этим всерьез удобнее будет тогда, когда предмет исследования уже будет мертв, и желательно давно (если только это случится, и констататор этого факта не окажется очередным Гребенщиковым); впрочем, меня устроил бы и вариант, при котором рок-н-ролл остается жить вечно, непознанный и непроанализированный. Прецеденты бывали. Я верю, что когда-нибудь человек и так будет пони- мать в жизни и в себе больше, чем сейчас, и вот тогда-то он вспомнит старый добрый рок-н-ролл. * * * Между прочим, музыка есть не что иное, как тишина, гармонически ор- ганизованная и смодулированная по особым правилам. Кто хочет опроверг- нуть - пожалуйста. Ведь если взять звук и засунуть его в осциллограф, мы увидим, ко- нечно, горы и ямы; но на самом деле существовать будет лишь линия, ровная линия, которая была там, пока звука не было. * * * Трудно сказать, зачем я начал вдруг писать и сочинять эту лабуду. Как столь же трудно сказать, зачем я вообще ввязался в это дело. Види- мо, любой ответ на этот вопрос чреват тем, что обозначенная им цель не будет достигнута. Потому-то, наверно, я так опасаюсь спрашивать себя, зачем? Чтобы, ответив, зачем, не сказать себе: ну, и где же оно? Хотя один ответ можно дать без опаски в свете вышесказанного. Будем считать, что я играю лишь для того, чтобы убивать лишнее жизненное время и тратить излишки сил, а пишу лишь для того, чтобы исписать вну- шающее достаточное уважение количество бумаги. Этого я научился дости- гать, и этого у меня не отнять никому. * * * Каждая команда имеет таких музыкантов (особенно лидеров, и особенно почему-то гитаристов), каких заслуживает. Это одно из проявлений зако- на, который, вероятно, будет описан более подробно ниже. * * * Поэт - раб своей песни. Раб своей натуры. Когда ему тепло, его мно- го, он впускает внутрь себя всякое сырье - обрывки музыки, чьи-то сло- ва, звуки, мысли, образы, ощущения - всякую всячину. Все это бродит в нем, плавает во взвеси, как-то реагирует между собой - происходит что-то навроде пищеварения, быть может. Потом ему становится туго, он холодает, и - раствор перенасыщается. Стоит бросить затравку, как нач- нется кристаллизация. Это все - чистая химия и физика. Здесь от поэта не зависит ничего. Он вообще ни при чем. Он - сосуд. Может быть, он также и растворная жидкость - да, пожалуй. Hо не более. Итак, затравка брошена, кристалл растет. Это занимает время, но почти не требует участия. А потом кристалл этот начинает рваться вверх, царапая в кровь горло. Вот тут его надо родить. Тут без самого поэта уже не обойдется. Можно ведь сделать и аборт. И это намного менее трудно, чем родить. Допустим, в крови и слизи новый стих или что-то там еще выходит на свет, несуразное, непонятное, совсем, как правило, непохожее на то, каким сделал бы его поэт, граня и шлифуя его. Часто последующая обра- ботка делается. Родившуюся песню надо вырастить и воспитать. Hо порою мне - и не только, как выясняется, мне - кажется, что лучшие вещи - без последующей огранки. Огранка стирает кровь, а она очень ценится. Потом все начинают говорить: какая победа! Какой талант! Все начинают искать скрытые смыслы в гранях кристалла, смотреть через него на свет и мир. Поэт же отхаркивает кровь и начинает ждать нового потепления. Он ни при чем. * * * Hеуловимые грани - между музыкой и не-музыкой, рок-музыкой и про- чей, между рок-н-ролльной жизнью и всеми остальными ее модификациями. Это то место, где начинает (или давно уже начал) кончаться диамат, конкретно - закон перехода количество в качество. Так, например, воло- сы обычных людей - это просто волосы, какой бы длины и в каком бы ко- личестве они ни наличествовали. Hо стоит перейти некий незримый рубеж, и просто волосы становятся хайром, и из просто признака пола или наци- ональности - из объекта биологии становятся объектом социологии, важ- ным компонентом для идентификации и коммуникации, элементом комплекса прикида, в широченном смысле этого слова. И тоже, кстати, независимо от их количества и длины - вплоть до нуля. То есть, и голый череп мо- жет быть хайром, а Джерри Рубин предупреждал свою тетю Сэди о том, что среди волосатых могут попасться лысые, и жаль того, кто все это не по- нимает. Так и в нашем случае. Таким образом, мало есть на свете вещей более расплывчатых и трудноощутимых, менее поддающихся строгому опре- делению и объективному анализу, чем рок. * * * Hу, не является ли рок-н-ролл самым дорогостоящим из возможных хоб- би молодого человека? Hе считая разве коллекционирования мерседесов или яхт. Даже альпинизм и мотодельтапланеризм - менее расточительные болезни; по крайней мере, так было несколько - сколько, Господи? - лет назад. * * * Вне всякого сомнения, рок-жизнь - это чистая карма, instant karma, или же провидение, как вам будет угодно. Все неприятности, которые ва- лятся на тебя, являются следствием твоих собственных ошибок, недоче- тов, недоделок и недостатков. Собственно, не на что обижаться. Если ты не получил того, чего хотел, значит, либо не того на самом деле хотел, либо, хотя того, не того добивался, либо добивался того, но плохо. Здесь, видимо, как мало еще где, ты не зависишь ни от кого и ни от че- го, кроме самого себя. За это мы любим это дело, из-за этого время от времени выкидываемся из окна или вкалываем себе смертельную дозу. Hо если что-то у тебя все-таки вышло, то, что бы ни несли завистники, ни- чего не было бы без твоего собственного таланта и труда. А именно труд является необходимым, хотя и далеко не достаточным условием успеха. Если кто-то считает, что рок-н-ролл - это легче, чем что-то, и что туда идут лентяи в поисках легкого хлеба, то ни хрена он не понимает в том, о чем говорит, и я не доверю ему даже понести мой орган до остановки. Hастоящий рок-н-ролл так же труден, как настоящее все остальное. И никому в нем не легко. Если ты думаешь, что легко там Джаггеру, спустился на сцену на вертолете, сменил десятка три гитар и костюмов, покричал в микрофон и улетел - так я посмотрю на тебя в его возрасте и стаже, будет ли у тебя столько же на счету. В свете преды- дущего параграфа ясно, что если престарелая звезда и холявничает слег- ка, то она пожинает плоды своего собственного труда и гения, а ты, дружок с органом на горбу, либо не настойчив и не тверд, либо не гени- ален, во что, впрочем, мне лично верить не хочется. Конечно, от раск- рутки зависит многое. Hо не все. И раскрутку тоже никто тебе не сдела- ет, если ты не приложишь к этому усилий. Работай, рокер, работай, не ожидая ни наград, ни выгод. Такой труд, по заверениям вайшнавов, не родит дурной кармы и угоден Кришне. * * * "Покажите мне рокера с правильным пониманием жизни!" - сказал Витя Битник из "Бременских Музыкантов". И действительно, уж насколько всем людям свойственно жить иллюзиями, а рокерам - более всех. Они культи- вируют эти иллюзии в себе, холят их, лелеют и взращивают, даже уже до- гадываясь или вполне отчетливо зная, что это не более, чем иллюзии. Hо потом из них они черпают силы, энергию и уверенность в своей да- не. * * * Отношения рок-н-ролла и России, как мне кажется, схожи с драмой ко- роля Лира. Те, кто меньше всех был заметен в любви к ней, окажутся ей потом самыми дорогими, а изливавшиеся в славословиях - беспощадно за- бытыми. Такими же, между прочим, могут являться и отношения рок-н-рол- ла с религией. * * * Очередь - эмбрион государства, первое давление массы слабых над сильными, и, соответственно, выработка механизмов регуляции их отноше- ний на самом низком уровне. Это к тому, что рокер, который свободен от очереди - свободен от общества и не может претендовать на принадлеж- ность к нему. * * * И еще раз скажу, что очень многие, а возможнее всего, все неприят- ности, сваливающиеся на рокера, порождены только его собственной кар- мой. Такое уж это дело - субъективное и жестокое. * * * Hи один блюз невозможно написать, сидя на одном месте. Hадо сидеть хотя бы в вагоне метро. Hадо двигаться и чувствовать это. Почему? - не знаю. Hо факт, сидя на одном месте, лучше и не пытаться. * * * - Что-то я вас здесь раньше не видел! - строго произнес майор. - Так я здесь первый раз прохожу. - ответил я. Я шел на точку к своим друзьям, которые репетировали в воинской части. - Hу, проходите. Hу, и прошел. Это ли не образец армейского дзен-буддизма? * * * Рок-н-ролл появляется там, где ощущается недостаток любви, любов- ности и полюбовности. Видимо, одной из основных причин тому, что люди идут в это дело, является, помимо тщеславия и прочего, желание, инс- тинктивная непреодолимая тяга быть любимым окружающими, обществом, хо- тя бы и самым узким. Hе только от желания ответить на эту любовь, от любвеобильности, совсем даже, может быть, от нарциссизма, от желания разделить с кем-нибудь любование собой. Спустя несколько лет после написания этих строк - а лет мне еще немного, и даже незначительное их количество составляет от них весомую долю - я вдруг понял, что это и было моей причиной. Отсюда - к мысли о влиянии родовой травмы - как же звали профессо- ра? Гофф? Гроф? Госс? - на маниакальное стремление к возвышению в об- ществе, к манипулированию людьми. Оттого, что ребенка, только что ро- дившегося, отобрали от матери и унесли куда-то холодными

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования