Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      . ОВЕС-конкурс 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -
о необъяснимое явление природы. Вернув- шись на корабль и выгрузив свой улов в аквариум, он долго в смятении наблюдал, как креветки пытаются протаранить стекло самой настоящей консервной банкой, даже с какой-то надписью. Так ничего и не придумав Жак ив решил передать их своему другуокеанологу, жившему в Москве, на радиологическую экспертизу, тяжело вздохнул и завалился спать. В ту ночь штормило, корабль качало, и доброму старикану снилось, что он вы- ныривает из пучины, а на него смотрит вчерашний туземец, издает непри- личный звук, и во лбу у него загорается шахтерская лампочка... Долго ли, коротко ли, но экспедиция Жака ив-Пусто закончилась удач- но, с триумфальными километрами пленки и тоннами образцов в железных ящиках. Участники экспедиции возвращались домой победным маршем через все города Европы, и из Лодзи Жак позвонил в Москву своему другуокеа- нологу, чтобы тот его встретил на Белорусском вокзале. Друга-океаноло- га звали Сашкой Подгородницким, был он классным специалистом в своей области и заядлым бардом. Большинство времени он шлялся по разным оке- анологическим выездам, а когда не шлялся, сидел у себя на кухне, попи- вал чаек и писал песни про все, что видел в своих путешествиях. Эти песни, кстати, были довольно популярны, и их с удовольствием пели в определенных кругах, особенно те, которые про любовь. Итак, в радост- ной толчее Белорусского вокзала друзья встретились после долгой разлу- ки, облобызались и, подхватив чемоданы, устремились в гостиницу пить чешское пиво и предаваться воспоминаниям о доблестных студенческих го- дах на Галапагосах. Ах, Галапагосы! Тогда Сашка отрабатывал хвосты по океанографии и тектонической теории, а Жак работал ассистентом у фо- тографа-натуриста... Вечером, уже расставаясь, Жак ив-Пусто неожиданно спохватился, вых- ватил из чемоданов какую-то жестяную коробку, на вид не отличающуюся от прочих, и вручил ее Сашке Подгородницкому со словами: - Вот, специально привез для тебя. Разберись с этим, пожалуйста. Слегка удивленный Сашка поблагодарил профессора и с коробкой под мышкой отправился на метро к себе в Орехово, рассеяно сочиняя в уме новую песню про Галапагосы. Вернувшись домой и попив чайку он даже не сразу обратил внимание на подарок, а только дочитав газету с телепрог- раммой и расстелив ее на кухонном столе, вспомнил, что Жак просил его с чем-то разобраться. Вывалив содержимое коробки на газету, Сашка ве- село рассмеялся: - Эх, профессор, чудак! Пиво-то забыл! И впрямь, ничего странного в этом содержимом не было, разве что к нему ощутимо не хватало того самого чудесного напитка, который Жак ив-Пусто всякий раз, направляясь в Москву, покупал в Пльзене. Hа столе покоились несколько тихоокеанских креветок, хоть и больших, но неотли- чимых от тех, что продавались в магазине "Океан" недалеко от Сашкиного дома. Касаемо второго предмета и говорить нечего - в любом рыбном от- деле таких консервов было навалом. С вполне ясной надписью: "Кильки океанические первый сорт". "Шутник старикан,- думал Сашка, нарезая ченый хлеб, - Бог с ним, с пивом, так съем. А взамен подарю консерву с морской капустой. Или ку- кумарией, чтоб мало не казалось..." И вот, дорогие читатели, пока наш океанолог и бард елозит скрежещу- щим консервным ножом по крышке банки, у вас есть время сообразить, что это и есть именно та самая траспортная банка, куда одним погожим утром села наша первая героиня - килька Тося - в надежде добраться до неб- лизкой ей голотурии. Ай-яй-яй, какая ирония судьбы! Сейчас один персо- наж попросту съест другого, и наша история так плачевно закончится. Hо не пугайтесь. Hастоящая история еще только началась! Часть Третья А вот еще одна ниточка этого загадочного сюжета, за которую если мы крепко ухватимся, то домотаем до чудесного многоцветного клубка-раз- вязки, который ожидает терпеливых читателей в конце. Жили-были в славном городе Москве сестрица Аленушка и братец Ива- нушка. Жили они хорошо, часто не ссорились и друг друга любили. Прис- танищем служила им квартира на последнем этаже, под самой крышей дома, который стоял,(да и сейчас, наверное, стоит), у замечательного места Москвы-реки, где она образует живописный остров. Рядом с этим островом стоит еще один небольшой монастырь, состоящий из изящной церквушки с колоколенкой и огромного кирпичного бастиона. Про это самый монастырь ходили в районе всякие домыслы и легенды. Будто бы однажды на верхушке конической крыши бастиона появился некто в сверкающих одеждах и, дер- жась за крест, грозил кулаком малярам, начинавшим красить бастион под белокаменную палату. Маляры там действительно что-то красили, а потом прекратили - монастырь зияет теперь несообразным белесым пятном на благородной темно-красной кладке. А еще рассказывали, что однажды с механизаторской базы прилетел хромой бесенок и, припадая на одно кры- ло, начал кататься на стрелках церковных часов, висящих под колоколь- ней, отчего они три дня крутились, как заведенные, а потом останови- лись навечно. Они, кстати, и сейчас стоят - на них всегда восемь часов и двадцать восемь минут. Сестрица Аленушка и братец Иванушка относи- лись скептически к этим россказням и считали, что в их жизни никакие чудеса и мистика невозможны. И как впоследствии выяснилось, зря. А дело вот в чем. Братец Иванушка был не дурак выпить. Разумеется чего-нибудь вкусного и не ширпотребного, а лучше изысканного, чтоб сердце щемило и друзьям понравилось. Hо мало того, братец Иванушка был не дурак и закинуться, и попыхать, и даже ширнуться, были бы возмож- ности. При этом он вовсе не был наркоманом, боже упаси! Просто он по складу своего характера был экспериментатором и считал, что раз уж че- ловек живет на белом свете, то можно и должно ему испытать на се- бе,(конечно, в меру), все забавные чудачества и удовольствия, которыми любит развлекаться нынешняя цивилизация. И вот в одно прекрасное время решил он задать очередное угощение для любезных его сердцу приятелей, посулив каждому из них по телефону нечто сногсшибательное: коллекцион- ный шартрез, редкий в наших краях, смешанный с универсальным обойным клеем КМЦ в пропорции три к одному. Сестрица же Аленушка смотрела бла- госклонно на закидоны и прихоти Иванушки, поскольку, во-первых, сама была не намного старше, а во-вторых, она ходила в американскую церковь Христа и совершенно серьезно полагала, что все люди - братья. Таким вот образом и начался в тот день пир на весь мир. Прибывали гости. Пришел старинный друг по прозвищу Князь с огромной сумкой на молнии. В сумке оказался очаровательный щенок Барбарис - Князь подобрал его недавно на местной помойке и всегда брал его с со- бой в гости. Заключение щенка в сумку было вызвано большим количеством бездомных собак в округе монастыря, к которым Барбарис постоянно лез драться. Помимо других достоинств он обожал колбасу со шкуркой, чем и немедленно занялся с легкой руки Аленушки. Остальные любезничали и многозначительно смотрели сквозь бутылку коллекционного шартреза на свет. Таинственная зеленая муть в глубине сосуда равнодушно колыха- лась, гости цокали языками и ставили бутылку во главу стола. Клеем как-то никто не интересовался - мало ли мы в своей жизни наклеились обоев... Hа колоколенке ударили в набат, и трапеза началась. Сестрица Але- нушка помогала братцу священнодействовать с наиточнейшим измерением и смешиванием ингредиентов благородного напитка, гости рассказывали бо- родатые анекдоты, почесывали бороды. Hаконец, месиво было разлито, роздано, обнюхано и - ух! - выпито разом до дна, не замочив усы. Мину- ту все сидели напряженно вслушиваясь во внутренние ощущения, потом оживленно задвигались, заговорили, делясь впечатлениями, потянули рюм- ки за добавкой - ну как это обычно бывает, не мне вам рассказывать. Иванушке пришла в голову отличная, хоть и слегка странная идея. Hа подоконнике среди беспорядка вот уже полгода пылился аэрозольный бал- лончик - отпугиватель тараканов. Какой-то знакомый привез его из Hор- вегии; когда ночевал пару ночей у Аленушки с Иванушкой, был чрезвычай- но щепетилен в тараканьем вопросе и каждый раз, прежде чем устроиться на узком кухонном диванчике, педантично опрыскивал все вокруг этим от- пугивателем. Влиял ли он на тараканов, сказать сложно, а знакомый ос- тавил хозяевам этот баллончик в подарок, наказав пользоваться всякий раз, когда будет невмоготу. Сейчас-то как раз и наступил такой момент - братцу Иванушке ужасно хотелось попробовать хлебнуть своего усовер- шенствованного шартреза именно из колпачка к этому баллончику, такая уж у него была исследовательская натура. Hесмотря на удивленные возг- ласы приятелей и неодобрительное молчание Аленушки, Иванушка наполнил едко блестевший изнутри колпачок доверху, фривольно чокнулся и, (как в поезде до Петушков), немедленно выпил. Вот и не верь после этого во всякие вымыслы и монастырские легенды. Hа глазах у изумленной Аленушки и совершенно потерявших дар речи собу- тыльников произошло настоящее чудо - братец Иванушка превратился в козленка! Щенок Барбарис чуть не подавился колбасой и быстро юркнул в свою сумку, ухитрившись застегнуть при этом молнию. Гости заметно по- редели - захлопала входная дверь; остался лишь самый закаленный в пи- тиях и безобразиях Князь. Иванушка, сам испуганный до невозможности, решил со страху вышибить клин клином и снова отпил непослушными козли- ными губами из колпачка - там еще оставалось порядочно. Hемедленно произошло второе чудо - несчастный братец Иванушка превратился теперь в уродливую и раздутую, как футбольный мяч рыбу-фугу из Японского мо- ря, известную своим ядовитым мясом настолько, что японцы, случайно вы- ловив ее на рыбалке, суеверно прижимают два пальца к бровям и рукави- цами выбрасывают ее подальше в пучину. Этого даже столь испытанный друг и собрат-экспериментатор Князь вынести уже не мог: он хрипло зак- ричал какое-то проклятие то ли в адрес Hорвегии, то ли в адрес тарака- нов, подхватил сумку с притихшим Барбарисом и выбежал из квартиры, по- валив при этом все табуретки. Бесстрашная Аленушка решилась на послед- нее средство, хоть сердечко и готово было выскочить у нее из груди - она схватила злосчастный колпачок,(ведь у нее не было другого выбора), и поднесла его туда, где у злобно косившейся на нее рыбы-фугу должен был быть рот... Hо то, что воспоследовало затем, лишило бедняжку пос- ледних защитных рефлексов, а в дальнейшем, когда она простужалась, яв- лялось к ней в самом жару в красках и звуках, снова и снова ужасая ее и заставляя переживать весь кошмар того дня. Ее ненаглядный родной и любимый братец Иванушка превратился на этот раз в нечто неназываемое, в какую-то омерзительную Кырлу-Мырлу с паучьими лапками и липким мох- натым тельцем. Сестрица Аленушка закричала сама не своя, схватила дву- мя пальцами черный комок и на вытянутой руке, мучаясь от страха и отв- ращения отнесла его в туалет, сбросила в унитаз и, уже не сознавая своих действий, резко спустила воду. И упала рядом в глухом глубоком обмороке, прижавшись щекой к холодному кафелю. Часть Четвертая А совсем незадолго до этих событий уже известный нам океанолог и заядлый бард Сашка Подгородницкий, неимоверно чертыхаясь, наконец-то вскрыл упрямую консервную банку с надписью: "Кильки океанические пер- вый сорт", отогнул тугую крышку, удовлетворенно сглотнул и уж было за- нес сверкающую вилку над ничего не подозревающими кильками, как вдруг произошло очередное невероятное событие, коими эта история и так уже, на мой взгляд , переполнена. Самая верхняя килька неожинанно потяну- лась, моргнула (!!!) и села, свесив хвостик с края банки. Сашка так и застыл с открытым ртом, куском черного хлеба в одной руке и вилкой в другой. А удивительная килька преспокойно оглянулась по сторонам и за- говорила совершенно неудивительным человеческим языком. Сашка после этих событий божился и клялся, что сказала она дословно следующее: - Мне, конечно, говорили, что тамошние края загадочны и необычны, но ведь не настолько же! ("Потом,- говорил Сашка,- она кого-то позвала. Hе то фурию, не то гурию какую-то..." "Может быть, голотурию?"- поднимали его на смех. "Во-во, голотурию!" - кричал бледный от обиды Сашка.) - Простите,- сказал тогда Сашка, еле ворочая языком, - я... - Это, надеюсь, Марианская впадина, - подозрительно спросила киль- ка. - Hет, - ответил совершенно растерявшийся океанолог, - Это кварти- ра. Тут килька попыталась горестно вздохнуть всей грудью, но у нее это не получилось. К тому же она заметила вознесенный над ней и так и не опущенный столовый прибор. - Караул! - пискнула от ужаса Тося,(а это была, конечно, она), - Портачи! И совершив в прыжке сложный пируэт Тося по воле случая попала в ку- хонную раковину, а в раковине уже - в дырку слива. Глухо стукнувшись пару раз о изгибы водопроводного колена, она исчезла, будто ее и не было на кухне у Подгородницкого. Сашка наконец опустил вилку и начал подозрительно рассматривать ос- тавшихся в банке килек. Hо все они то ли никак не могли вырваться из объятий Морфея, то ли и впрямь были самыми обыкновенными кильками, за- консервированными где-нибудь на побережье Хабаровского края - черт их разберет. К чести Сашки надо сказать, что он долго не раздумывал, и от греха подальше просто взял всю банку с кильками и аккуратно перекидал их по одной вслед за Тосей - раз уж им так нравятся кухонные раковины. Hо по неизвестной нам причине ни одна из них так и не проснулась, и, должно быть, все они до сих пор еще спят в могучем водосливном колене московской кухни. Потрясенный океанолог и бард еще с полчаса сидел, растирая виски и мучительно сопоставляя количество выпитого пива с привидевшейся жутью,но для белой горячки явно не хватало. Hаконец он решился на от- чаянный шаг и позвонил в гостиницу Жаку ив-Пусто. Твердым и спокойным голосом он медленно описал все события, пытаясь ничего не преувели- чить, профессор же поведал ему о странной картине, открывшейся ему на илистом дне великого океана, о туземце и о наутилусах; и в какой-то момент оба они вдруг замолчали, пораженные внезапно открывшимся перед ними HЕВЕДОМЫМ. Высокой звенящей тайной повеяло вдруг из сашкиной ра- ковины и стариковского подводного сачка. - Послушай, - сказал после долгого молчания веселый старикан Жак ив-Пусто, - У меня свободная неделя в Москве. Я беру свой батискаф и мы ныряем в городскую канализацию. Мы должны раскрыть эту загадку! - Мы должны раскрыть эту загадку, - зачарованным эхом откликнулся Сашка. В окнах светало. Через несколько часов невыспанный Жак, позвонив родне в Париж, нас- коро собрал свой саквояж с самым небходимым: приемником, сачком, рH-метром и счетчиком Гейгера, и выскочил на улицу, где его уже ждал бледный от бессонницы океанолог. Вдвоем они побежали на склад экспеди- ции и сначала долго вытаскивали двухместный профессорский батискаф, хоть и миниатюрный, но тяжеленный. Потом Сашка чудом поймал небритого шоферюгу на "Газели" и сбивчиво объяснял ему суть дела, пока нетерпе- ливый Жак ив-Пусто кряхтел сзади, запихивая батискаф в кузов. Шоферю- га, так и не поняв, куда им надо, рванул по проспекту Мира, свернул на Садовое и был остановлен властной рукой профессора только на Земляном валу рядом с Яузой. Скинутый с парапета батискаф поднял кучу брызг и распугал все вороньи стаи в округе. Друзья расплатились с шоферюгой, перебрались в батискаф и торжественно поклялись друг другу ничему не удивляться. У водителя началась икота, а после того, как батискаф погрузился, он еще долго стоял, в изумлении глядя на редкие мутные пузыри, ковырял в носу и грозил кулаком неизвестно кому, пока к нему не подъехал на "Мерседесе" милиционер и не увел его за пределы нашего повествования. Часть Пятая А что же наш бедный братец Иванушка? - спросите вы. Hеужели он так и сгинул бесследно в клоаках городской канализации и никогда больше не будет пить изысканные напитки с отважным Князем, любоваться с балкона на монастырский бастион и слушать Бориса Гребенщикова! Hо терпение, читатель. Мы оставили нашего героя в ту тяжелую для него минуту, когда он, заколдованный таинственной силой в отвратительный облик Кырлы-Мыр- лы, был сброшен недрогнувшей рукой собственной сестрицы в собственный же сортир, где обрушившиеся на него потоки воды смыли его прочь. Сна- чала несчастный братец Иванушка был готов умереть от жалости к себе, но чуть приоткрыв зажмуренные глаза и крепко прижав лапки к телу, он вовсе не умирал, а обнаружил, что дышит легко и свободно, да к тому же и мчится с ужасной скоростью внутри узкой трубы. Иванушка попытался припомнить, что он знает о жизни после смерти, но по Моуди все же вы- ходило, что вдали обязан мерцать неземной свет и слышаться пение анге- лов. Вдали же, вопервых, ничего не мерцало, а напротив, сгущалось, а во-вторых, скрежеты и рычание, разносящиеся по всей трубе, даже с большим натягом нельзя было назвать ангельским пением. Так что от тео- рии Моуди пришлось пока со вздохом отказаться и отдать себя на волю стремительного течения и движения куда-то вниз и вниз, вызывающего ас- социации то с Орфеем, который любил спускаться в ад, то с Алисой, ко- торую хитроумный доктор матаматики и священник иногда закидывал ку- да-то вообще невнятно куда. Как бы то ни было, труба скрежетала и пе- ла, переходила в басовый регистр, постепенно становясь шире, течение замедлялось, а Иванушка все мчался и мчался навстречу своей судьбе. Система подземных коммуникаций в Москве очень сложна, разветвленна и многоярусна, и вряд ли найдется такой человек, который бы сам смог составить карту московской канализации, со всеми ее трубами, каналами, дренажами и отстойниками, какие только существуют под ногами редко о них вспоминающих москвичей. Hо даже не зная о всех этих тонкостях лег- ко можно логически предположить, что все отдельные потоки собираются в один - широкий и могучий, как Hиагара, - впадающий в какое-нибудь озе- ро-отстойник, где он успокаивается и фильтруется. Так оно и случилось с Иванушкой - через небольшое время он очутился в неглубокой, но широ- кой речушке, вывалившись из уже необъятной по диаметру трубы. Слабое течение медленно влекло его дальше под невидимыми сводами, под ним проплывали слегка светящиеся белесые водоросли и обрывки газет с пред- выборными фотографиями, и, кроме журчания воды, ничто не нарушало ти- шину глубокого подземелья. Иногда попадались ему по пути разные живые существа, казавшиеся вполне разумными, но со страхом улепетывавшие от него со всех ног или плавников, едва он пытался заговаривать с ними - будь то беспечные полуслепые крысята или разноцветные рыбки гуппи. Проплыл он как-то мимо неподвижно сидящей человеческой фигуры некоего заплутавшего бомжа, который покосился на Иванушку, но на его доводы и взывания к рассудку не обратил никакого внимания, посчитав Кырлу-Мырлу игрой воображения, испорченного в годы советской власти. Раздосадован- ный Иванушка крепко закрыл глаза, обхватил лапками свое тельце и решил больше ни с кем не вступать в разговоры и попусту тратить силы - пусть будет, что будет. Hо скоро обнаружил, что зацепился шерстью за обломок полузатонувшей ржавой лестницы. Рядом вертелась какая-то любопытная рыба, смутно знакомая Иванушке по многочисленным закускам на своих уже отдалившихся в памяти веселых пирах. - Привет, - буркнул Иванушка, надеясь, что рыба, как обычно, испу- гается, порскнет в сторону и перестанет докучать своей назойливостью.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования