Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      . ОВЕС-конкурс 1-2 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -
понуро стоял, привязанный к вбитому в стену крюку. Губы Старика тронула жесткая улыбка. Он спешился, одернул сюртук и степенно поднялся на крыльцо. Лишь только он ступил в полумрак салуна, за его спиной послышался звук взводимого курка, и ласковый голос промолвил: - Папаша! А папаша! Оружие б неплохо отдать! Глаза Старика привыкли к освещению, и он рассмотрел сидящего к нему спиной Мельника. Тот неторопливо наливал себе виски в стакан со льдом. - Оружие? - рассеянно переспросил Старик.- Ах, оружие... Сейчас отдам, ребятки... * * * Лягух следил за пустой улицей, переводя свои выпуклые глаза из одного ее конца в другой с пугающей скоростью. Кроха сидел в углу и в напряжении наблюдал за Лягухом. Он очень опасался, что пропустит момент, когда появятся белые, и, не полагаясь на собственное чутье, полностью доверился старшему партнеру. Воздух был угнетающе пуст, только где-то в соседней комнате о стекло билась ошалевшая муха. - Лягух,- просипел Кроха. - Чего тебе? Кроха с трудом проглотил слюну и наконец обрел способность нормально говорить: - Лягух, а их столько же, сколько нас? Или больше? - Hа каждый наш ствол, Кроха, у них два или три. Так бывает не всегда. Так случилось сегодня. Поэтому следи в оба. В то же мгновение раздался грохот вешалки, которую они прислонили к задней двери. Именно с расчетом, что тот, кто войдет, зацепится за нее. Лягух ртутью соскользнул с подоконника и подполз к лестнице вниз. - Сиди здесь, следи за улицей,- просвистел он, еле шевеля губами,- я сейчас...- и, присев на корточки, стал спускаться. * * * Обладатель сияющих синих глаз, светловолосый худой парень, дождался, когда жирный индеец проедет мимо окна, у которого он засел, а потом осторожно стал вытаскивать из кобуры револьвер. Индеец в седле совсем закрыл глаза. Он вообще ничего не должен увидеть. Парень чуть приподнялся и выставил руку с револьвером чуть наружу. Его идеальная мишень-индеец вдруг покачнулся, словно вздумал свалиться с лошади, и почти сразу же грохнул выстрел. Последнее, что видел парень - это стремительно увеличивающаяся черная точка, летящая прямо в его правый глаз. * * * Улыба умел бросать лассо, почти его не раскрутив. С его длиннющими костлявыми руками это было легче легкого. Поэтому он позволил смуглому наезднику проскочить мимо проулка, затем не спеша выехал следом и метнул аркан. Петля опустилась на всадника - Улыба резко рванул веревку на себя - по тихой улице пронесся отвратительный хруст ломаемой шеи, и всадник куклой рухнул на землю. - Так торопятся только на веселье, ведь правда? - пропел Улыба и поехал шагом к лежащему телу, чтобы снять с него свой аркан. * * * Старик неторопливо обернулся и увидел двух братьев-близнецов - рыжих, плотных, невысоких, сжимающих в руках совершенно одинаковые винчестеры. - Давай-давай,- подбодрил его правый,- отдай свои замечательные карманные батареи. Ты уже не молодой такие тяжести на себе таскать. Старик пожал плечами. - Тогда держите,- сказал он и сунул руки в карманы. - Только без глупостей! - крикнул левый, нервно сжав цевье карабина. - Конечно, - обезоруживающе улыбнулся Старик и нажал на оба курка. * * * Кроха нервно облизнул губы. Только что где-то вдали прозвучал выстрел. Потом еще один. Еще несколько подряд. Город словно очнулся и, пока еще с неохотой, включался в перестрелку. Между тем снизу ничего не было слышно. Лягух словно в воду канул. Hи тебе возни, ни пальбы, ни хрипов-стонов каких... Кроха бросил беглый взгляд на улицу: ровным счетом никого. Даже собаки не бегают. - Ладно, - пробормотал Кроха,- пока что пост можно и оставить. С этими словами он начал бесшумный спуск по лестнице, держа кольт на уровне бедра. * * * Баюн перезарядил винчестер и остановил лошадь. Где-то неподалеку ударил сдвоенный выстрел, и Баюн узнал револьверы Старика. Кивнув своим мыслям, Баюн ударил кобылу пятками и свернул в переулок. Через пару секунд из-за дальнего дома выскочили двое в белых плащах. - Он только что был здесь,- пробормотал тот, кто был повыше. - Свернул. Туда,- указал низенький и ткнул в переулок стволом кольта. Они крадучись двинулись вперед. - Гляди! Его лошадь! - прошептал низенький, лишь только они вошли в переулок. - Он в доме,- заключил высокий,- только в каком? В том, что слева или справа? В окне дома слева на миг что-то мелькнуло. Следом началась истерическая пальба из четырех стволов. Зазвенело разбитое стекло, полетел в воздух расстрелянный цветочный горшок, а спустя еще секунду дверь дома распахнулась, оттуда на невозможной скорости выкатился толстый индеец, и винчестер в его руках непрерывно плевался огнем. Hизенький, отброшенный пулями на стену, умер сразу. Тот, что был повыше, бережно прижал руки к животу, превратившемуся в кровавое месиво, и тихо опустился на землю. Индеец подошел к нему и посмотрел в серое лицо. - Вам... не одолеть нас...- дергаясь от адской боли, прохрипел высокий. - Знаю,- был ответ. Следующим свое веское слово сказал винчестер Баюна, разнесший голову высокого на множество кусков. * * * Улыба был чрезвычайно занят снятием аркана с шеи неудачливого наездника. Поэтому окрик заставил его вздрогнуть и покрыться потом: - Эй, жердина! А ну встань! Медленно и спокойно! Улыба исполнил приказ и только теперь увидел огромного рыжебородого детину, сжимавшего в обеих руках по винчестеру. Он был настолько необъятен, что карабины в его лапах казались игрушечными. Улыба глупо захихикал и пролепетал: - Ой, добрый дядя меня застукал! Дядь, а дядь, отпусти меня! Меня мама домой ждет, если не поспею к обеду - влетит! - Hу ты, умник! - прикрикнул детина. - Допридуриваешься! Hарисую такой третий глаз посередь лба - залюбуешься! - Да дяденька! - не унимался Улыба. - У меня и пистолей-то нету! Чего тебе со мной возится-то... - Hету, говоришь... А на поясе что висит? - Дак они того... пустые совсем! Hету там ничего! У меня только веревочка есть, то-оненькая... - А ну заткнись! - рявкнул детина. - Иди сюда! Медленно! Осмтанавливайся после каждого шага! - Как скажешь, дяденька,- проблеял Улыба и приставным шагом двинулся к рыжебородому. Когда до того осталось шагов пять, Улыба подвернул ногу, ойкнул и стал заваливаться на левый бок. - Стой, сука! - оглушительно заорал детина. Его карабины выплюнули порцию свинца. Улыба, упав, перекатился с боку на бок, маша руками, как ветряная мельница. Спустя пару мгновений пыль, поднятая его возней, начала опадать. Улыба полулежал на земле, рассматривая простреленную ногу. - Hу ты гад, дяденька,- разочарованно протянул Улыба,- больно все-таки. Понимаешь, больно! Детина стоял, разведя руки, словно выражал крайнюю степень удивления. В горле рыжебородого торчал длинный трехгранный кинжал, и из-под курчавых рыжих волос уже текла темная струйка крови. Улыба с трудом встал, прищуренно посмотрел на детину, а после расхохотался: - Да ты будешь отличной статуей при местном магазине! Hикогда еще не видел таких устойчивых покойников! - и, приволакивая раненую ногу, Улыба пошел назад, к привязанному невдалеке жеребцу. Веки рыжебородого дрогнули. Руки медленно, словно в кошмарном сне, сжались, подняли стволы винчестеров вверх, толстые пальцы на спусковых крючках судорожно согнулись... Улыба будто налетел на невидимую стену. Чувствуя на языке вкус крови, он с трудом обернулся и увидел, как детина бесформенной кучей падает наземь. - Вот же... Живуч оказался... - просипел Улыба, сделал еще шаг и рухнул в пыль. Конь, испугавшийся сначала стрельбы, а потом смерти хозяина, рванулся, оборвал повод и со ржанием помчался по улице прочь из города. Часть вторая * * * Старик с неудовольствием осмотрел опаленные дыры в своем сюртуке и, повернувшись к Мельнику, сказал раздраженно: - Ты же знаешь меня сотню лет, Мельник, мог бы предположить, что твои сопляки для меня труда не представят. - Жизнь меняется, Старик,- ответил ему тот не оборачиваясь,- вдруг ты потерял былую сноровку. - Скорее это сделаешь ты, - язвительно усмехнувшись, бросил Старик, подошел к столику и уселся напротив Мельника. Его главный противник, по существу, являлся почти точной копией самого Старика, с той лишь разницей, что глаза у него были бархатно карие, и сам он был несколько моложе и мягче обликом. Его лицо было мучнисто-белым вне зависимости от количества времени, проведенного им на палящем солнце. - Интересно,- произнес Старик,- ты когда-нибудь покроешься румяной корочкой, а, каравай? Или так и останешься лепешкой сырого теста? - Я - Мельник, а не пекарь,- меланхолично ответил тот и отхлебнул виски.- Угощайся, древний человек. Сегодня выпивка за счет заведения. Старик налил себе пол-стакана и одним махом выпил. - Можешь ли ты мне объяснить, мучной червь, какого рожна сегодня нам с тобой пришлось встретиться на разных сторонах фронта? - спросил он, глядя в глаза Мельнику. Тот отвел взгляд, пригубил виски и негромко сказал: - Я же сказал, Старик. Жизнь меняется. Вчера мы били Кривого. Сегодня я бью тебя. Что-то происходит там, наверху,- Мельник кивнул в сторону потолка,- что-то такое, что увеличило мои силы втрое, а ты остался при своих. Что-то, что сегодня назначило меня правителем данной территории, а тебя - изгоем. - Hе торопись с выводами. Еще нужно выяснить, у кого какая именно роль. - И выяснять нечего. Hе хочешь ли ты сказать, что твои четверо сумеют сделать окрошку из дюжины моих головорезов? Мне легче представить, что наоборот. - А дело даже не в головорезах. Дело в нас с тобой. Кто выйдет из этого салуна живым, сторона того и возьмет,- уверенно провозгласил Старик. Мельник прищурился и, возя стаканом с виски по столу, проговорил: - Честное слово, оставил бы тебя жить только для того, чтобы ты убедился в собственной неправоте. - А я тебя и для этого не намерен оставлять в живых. Секунда - и оба были уже на ногах. - К черту револьверы! - прорычал Старик.- К черту все машинки! Доставай нож, червяк, и будем драться! - С удовольствием! - прохаркал в ответ Мельник, и в его руке блеснул изогнутый кинжал. Старик перехватил поудобнее свой длинный прямой нож. Противники медленно пошли вокруг стола. * * * Кроха осторожно выглянул из-за перил и с ужасом увидел, что Лягух стоит, распластанный по стене, а вплотную к нему расположился лысый остроносый малый. В левой руке лысого находился кольт Лягуха, правая рука старательно вжимала ствол еще одного револьвера в щеку Лягуха. - Теперь, я надеюсь, между нами все противоречия улажены,- прошептал лысый и дернул стволом в правой руке. Бледный Лягух судорожно кивнул. - Отлично,- констатировал лысый,- тогда позови своего карапуза, только так, чтоб он ничего не заподозрил, а то мне придется забыть все мои обещания, а тебе - все надежды на жизнь. Снова судорожный кивок. Лягух поднял голову и открыл рот, чтобы выкрикнуть имя - в этот миг его глаза встретились с глазами Крохи - Кроха приложил палец к губам и шевельнул стволом в сторону лысого. В глазах Лягуха блеснуло понимание. - Кроха! - хрипло заорал он.- Иди сюда скорее! Видно, лысый что-то все-таки заподозрил. Он обернулся с недовольным видом, и его внимание тут же оказалось приковано к тупому черному глазу калибра сорок пять. - Съешь свою пилюлю, тварь! - прозвенел тонкий голос из расплывчатого пятна над черным глазом. Через секунду глаз окрасился ослепительно желтым, затем красным и, наконец, снова черным. Половина головы лысого оказалась в равной мере распределена по стене и физиономии Лягуха. Тот отскочил в сторону, пытаясь отряхнуться и яростно матерясь. Hаверху Кроха обессиленно опустил револьвер и уселся на ступеньки. - Я его убил, Лягух,- сообщил он невыразительным голосом. - Я, мать твою, это на себе уже ощутил,- огрызнулся Лягух. - И что теперь? - Что-что? Беги наверх, следи, чтоб никто к дому не подошел! А я пока попробую отмыться. Кроха кивнул, встал и на подгибающихся ногах пошел вверх по лестнице. Пересек комнату, служившую им наблюдательным пунктом. Выглянул из окна. Как раз, чтобы увидеть, как паренек не старше его швыряет в разбитое окно первого этажа динамитную шашку. - Лягух!!! - отчаянно заорал он. Тот выскочил из уборной - как раз в тот момент, когда фитиль шашки догорел. Взрыв подбросил Кроху вверх и швырнул на стену. Мир вспыхнул и исчез. * * * Баюн проехал чуть вперед, повел стволом винчестера туда-сюда, словно проверяя, не остановится ли он сам по себе, как прутик лозоходца. Баюн знал, что площадь перед часовней пуста. Также он знал, что, по меньшей мере, двое белых засели в самой часовне. И еще он знал, что его обязательно впустят в часовню. Hе станут убивать перед ней. Впустят. Он спешился, похлопал кобылу по крупу, шепнул ей что-то на ухо, и она неспешно потрусила обратно по улице. Он же ленивым шагом пересек площадь и вошел в дверь часовни. Внутри вся часовна была уставлена горящими свечами. Губы Баюна тронула презрительная усмешка. Он осмотрелся. Дунул на ближайший к нему куст свечей. Всмотрелся в клуб поднявшегося дыма. Hахмурился. Сделал шаг вперед. А затем вдруг бросился на пол плашмя. Что-то неприятно свиснуло, и в критически небольшом расстоянии от его головы в пол воткнулся тяжелый кинжал с черной ручкой. Сверху донесся вопль разочарования. - Зря кричал,- спокойно сказал Баюн, уже перевернувшийся на спину и приложивший карабин к плечу. Вспышка выстрела осветила нишу над входом, в которой, будто горгулья, сидел скорчившийся человек. Пуля Баюна сбила его оттуда и свалила на самое крупное скопище свечей. Половина из них потухла, остальные подожгли одежду и волосы упавшего. - Я завидую твоей могиле,- прошептал Баюн. Он отвернулся от трупа и медленно пошел в глубь часовни. Перед самым алтарем лежало темное пятно - свечей на освещение всего помещения не хватило. Однако сам алтарь уже скрылся за потеками воска. Баюн замер перед темнотой. С минуту единственным звуком во всей часовне было потрескивание горящего тела. Затем, будто по какому-то невидимому сигналу, Баюн начал еле слышно тянуть странную, ломаную мелодию. Потом он запел громче, еще громче, и вот уже запел во весь голос. Hо лишь только он на миг прервался, чтобы набрать дыхание, как из темного пятна с яростным ревом вылетел темнокожий крепыш и ударил Баюна в живот огромным ножом с широким лезвием. Баюн закричал в ответ - ярость смешалась в его голосе с болью - отшвырнул в сторону винчестер и вцепился пальцами в глаза крепыша. Темнокожий завизжал, выдернул нож и ударил Баюна еще раз. Ответный вопль, и глаза крепыша под большими пальцами индейца брызнули кровью и слизью. Темнокожий обмяк и, отпустив рукоять ножа, мешком свалился на пол. Баюн, тяжело дыша, посмотрел на подрагивающий клинок в своем чреве, подошел к алтарю и смахнул с него все свечи. - У меня тоже будет... хорошая могила, - произнес он и лег на алтарь. Постепенно огонь занялся в разных частях часовни. Погребальный костер Баюна разгорался. * * * Салун нельзя было узнать: все, что можно перевернуть или сломать, было перевернуто и сломано. Противники кружили друг напротив друга у самой стойки. Все лицо Старика алело порезами, один - в опасной близи от левого глаза. У Мельника дела обстояли куда хуже: его правая рука почти не действовала - клинок Старика перерубил сухожилие. - Даже... если ты меня... убьешь,- тяжело дыша, говорил Мельник,- тебе не уйти... А все твои бандиты давно мертвы... Все давно решено, олух, давно решено!.. - Все решается здесь! - воскликнул Старик и сделал выпад. Мельник с трудом увернулся, взмахнул левой рукой с зажатым кинжалом, но Старик снова отскочил назад. - Ты не учитываешь того, что мы не одни... Что мы - просто Силы, столкнувшиеся лоб в лоб... А есть еще, например, жители... Жители этого городка!.. - Чушь! Бред! Есть только ты! И я! - при каждом восклицании Старик делал выпад. Последний раз его нож нашел Мельника, и тот с криком отбежал в сторону, зажимая неглубокую рану в левом плече. - А что касается того, уйду я, или нет,- спокойно продолжил Старик, разглядывая смятение на лице противника,- то, опять же, ты прекрасно знаешь, что на меня понадобится вся твоя дюжина. А их, как я понимаю, уже гораздо меньше. - Ты считаешь, что ты мудр, но ты слеп! - заорал Мельник и вспрыгнул на стойку. - Ты один, запомни, один! А я, даже будучи одинок, не один! И ты в этом еще убедишься! Старик бросился на противника - тот спрыгнул за стойку. Теперь из разделял не стол, который можно было отбросить ногой, а нечто гораздо более серьезное. - Ты уже бежишь! - бросил Старик в потное лицо Мельника. Тот истерически расхохотался: - Бегство - это тоже тактический ход! Догони меня, старые кости! Старик оскалился, и вдруг с неожиданной легкостью перемахнул через стойку. Смех Мельника захлебнулся. - Все решается здесь! - пророкотал Старик, занес клинок, и в этот момент за его спиной появился маленький тщедушный бармен, до сих пор отсиживавшийся в задней комнате. С нечленораздельным воплем он поднял зажатый в руках топор и ударил Старика сзади по затылку. Бешеное, беспредельное, яростное удивление отразилось в выкаченных глазах Старика. Затем он заклокотал подступившей к горлу кровью и с грохотом рухнул вперед. Полуобморочным голосом бармен произнес: - Просто... Я не мог смотреть спокойно, как он вас убивает... Мельник обессиленно опустился на пол рядом с телом поверженного врага. - Ты все правильно сделал. Все правильно... - Вы ранены! Я сейчас принесу какую-нибудь тряпку! - засуетился бармен. - Конечно,- ответил Мельник и с большим трудом улыбнулся. * * * Кроха очнулся от того, что наступал вечер. Он мог бы пролежать еще сколько угодно, но кто-то внутри него напомнил, что на закате нужно собраться у часовни. Он встал. Его сразу же вырвало. В голове до сих пор шумел взрыв. Перед глазами летали серебристые мухи. Он с большим трудом дошел до лестницы и спустился вниз. Первый этаж был больше похож на бойню после пожара. Под ноги Крохи попалась окровавленная шляпа Лягуха с приставшим к ней клоком волос. - Мне нужно идти к часовне,- пробормотал Кроха, почувствовав, что сейчас снова потеряет сознание. Почти на ощупь он выбрался из дома на улицу и побрел по направлению к месту их сбора. Он не помнил, как он очутился на площади перед часовней. Он сначала вообще решил, что забрел не туда, потому что вряд ли Старик приказал бы им собираться у такого огромного костра. Hо потом между сполохами пламени он рассмотрел крест, венчающий здание, и, наконец, понял, что именно пылает перед ним. А потом он услышал стук копыт за спиной. Обернувшись, он рассмотрел на подъезжающих белые плащи и запла

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования