Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Записки "Бандитского адвоката" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -
прочитав статью, вероятно, поняли, что я засвечен, и полностью прекратили со мной контакты. На их судьбу повли- яло еще одно событие. 23 января 1997 года около 17.30, буквально в ста пятидесяти метрах от Петровки, 38 автоматной очередью был расстрелян на- ходящийся в своем "БМВ-750" Василий Наумов (Наум), генеральный директор ТОО "Миранда", один из крупнейших авторитетов коптевской группировки. Каким-то образом и сыщики, и коптевские узнали, что это дело рук кур- ганских. После этого их судьба была предрешена. Мощный взрыв на улице Твардовского и убийство Наумова около Петровки, 38 переполнили чашу тер- пения правоохранительных органов. Курганская группировка вышла, если можно так сказать, из лимита своей деятельности. Ее обвиняли в убийстве сорока воров в законе, авторитетов и боевиков. В срочном порядке по указанию Виктора Черномырдина в МВД, точнее, в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью под личным контролем министра внутренних дел Анатолия Куликова и прокурора Москвы Герасимова был создан штаб по ликвидации курганской группировки. В него вошел большой отряд сыщиков, оперативников. В задержании принимали учас- тие ОМОН, МУР, ФСБ, спецотряд "Альфа". С января 1997 года развернулась широкомасштабная операция против курганской группировки. В ее ликвидации участвовали не только спецслужбы, но и братва других группировок. Причем не только их враги, но и недавние союзники: ореховские, солнцевские, коптевские, которые по итогам собственных расследований имели твердые доказательства расправы курганских со своими авторитетами. Так, коптевс- кая бригада установила слежку за машиной Олега Нелюбина и, прослушав с помощью сканирующего устройства телефонный разговор, выявила его при- частность к убийству Наума. За полтора-два месяца было арестовано около двадцати активных боеви- ков курганской группировки. У всех были найдены либо оружие, либо нарко- тики. Впоследствии я через своих знакомых стал интересоваться, как же все-таки удалось отследить одну из самых неуловимых группировок в Моск- ве. Оказалось, что очень банально и без особых усилий. Осенью 1996 года, еще до убийства Наума, в Москву прибыла любовница одного из боевиков. Вскоре милиция ее задержала и после личного обыска обнаружила у нее за- писную книжку с номерами всех мобильных телефонов курганской бригады. Сыщики получили в свои руки важный козырь. С помощью спецслужбы было ус- тановлено прослушивание всех телефонных разговоров курганской бригады, а специальные установки-локаторы выявили места их нахождения. Брали практически каждые два - три дня, причем брали после проведения наблюдения. Одних боевиков взяли, следя за их машиной. Они ехали, ничего не подозревая, когда за ними пристроилась машина ГАИ и последовал приказ остановиться. Подрулив к обочине, ребята вышли из машины и стали объяс- няться с гаишниками, как вдруг рядом притормозила другая машина, из ко- торой выскочили оперативники и бойцы СОБРа в камуфляжной форме. Боевиков моментально схватили, положили на землю. В машине у них нашли оружие. Еще двух бойцов задержали в кафе, в районе "Сокола", когда те зашли поужинать. Ворвавшиеся в кафе бойцы СОБРа скрутили их. Все боевики курганской группировки были арестованы, а лидеры поспеши- ли выехать за границу. Их объявили в федеральном розыске, а впоследствии и в розыске по линии Интерпола. Вскоре в Голландии арестовали одного из курганских лидеров Олега Не- любина. Через некоторое время был задержан и депортирован в Россию и Ви- тя Курганский. Всех их поместили в следственные изоляторы. Некоторых отправили в спецблок, где ранее сидел Солоник. В сентябре, спустя месяца четыре после депортации Олега Нелюбина в Россию, я случайно встретил его в "Матросской тишине", когда выходил в коридор, чтобы позвонить от дежурного СИЗО. Его вели к адвокату. Олега защищали два адвоката-женщины, причем одна из них была известна своей работой с крупным измайловским авторитетом. Олег сразу меня узнал и при- ветливо кивнул, как бы намекая зайти в кабинет поговорить. Воспользовав- шись знакомством с его адвокатом, я заглянул к ним. После ареста Олег Нелюбин выглядел слишком затравленным и поникшим, но старался держаться бодро. Он был задержан вместе с его товарищем Тер- нопольским в амстердамской гостинице, которую они не успели покинуть. Их обвиняли в причастности к убийству рижского уголовного авторитета Викто- ра Баулиса (Энимала), но не сумели этого доказать. Тогда голландцы сооб- щили о них в Россию, и около месяца обе стороны обсуждали процедуру его выдачи. Поскольку у Тернопольского был паспорт греческого гражданина, то его выдворили в Грецию. Нелюбина же в аэропорту Шереметьево встречал спецотряд, который под усиленной охраной доставил его на Петровку. Ему предъявили обвинение в руководстве бандитским формированием и участии в качестве заказчика в нескольких громких убийствах. Во время нашей короткой беседы я понял, что Олег надеялся скоро вый- ти, рассчитывая на высокое покровительство. Я понимал, что он имел в ви- ду: тогда по Москве ходили слухи, что курганскую группировку курируют и опекают два бывших генерала КГБ, связанные с легендарной "Белой стре- лой", секретной организацией, уничтожающей уголовных авторитетов. Олег предложил участвовать в его защите, но я сразу отказался, сославшись на большую занятость, но пообещав ему свое участие ближе к судебному про- цессу. Защищать курганских было тогда слишком опасно. Еще летом из автомата застрелили адвоката Дмитрия Малышевского, который подозревался в убийстве крупного авторитета. Меня настоятельно отговаривали от участия в защите курганских не только в правоохранительных органах, но и автори- тетная клиентура. Олега Нелюбина неожиданно из спецблока СИЗО-4 перевели в общую камеру "Матросской тишины". Недалеко от его камеры сидел Павел Зелянин. Спустя несколько месяцев после нашей встречи я узнал, что утром 16 января 1998 года Олега Нелюбина нашли в камере лежащим мертвым на полу. Судмедэкс- пертиза установила, что смерть наступила от нескольких черепно-мозговых травм. Говорят, что его забили ногами сокамерники. Причины ссоры неиз- вестны, но смерть его сразу взял на себя В. Лесцов, ожидающий приговора за несколько убийств. Но одному человеку не так-то легко было бы распра- виться с Олегом, мастером спорта по борьбе. А незадолго до гибели на не- го пытались совершить покушение в бане следственного изолятора. На следующий день, в воскресенье, в своей камере скончался Павел Зе- лянин. Хотя в последнее время он жаловался на сердце и хотя смертные случаи и убийства в стенах СИЗО не редкость, но все же это было странное совпадение и невольно наводило на мысль и о мести "кровников", и о лик- видации ненужного свидетеля... По просьбе вдов покойных, я вместе с ними поехал в СИЗО, чтобы полу- чить тела. Я увидел жуткую картину: иссиня-черное лицо Олега было неуз- наваемо. На лице Зелянина следы насильственного воздействия отсутствова- ли. На следующий день женщины перевезли тела в родные города Курган и Архангельск. Оставшихся в живых курганских бойцов осудили по различным статьям. Основную часть обвиняют в участии в бандитизме. Самая нашумевшая и кровавая группировка, действовавшая в Москве в 1993-1997 годах, уходит в небытие. СЛЕД СНАЙПЕРОВ ВЫЧИСЛЕН Еще одну информацию о курганских я узнал, когда в июле 1997 года про- читал об убийстве предпринимателя Анатолия Гусева. Впервые мы познакомились с ним, когда оказались в здании прокуратуры, сразу после обысков в наших квартирах и допроса. После допроса я попрощался со следователем и собрался уходить, когда вспомнил, что должен получить у них свой мобильный телефон. Следователь предложил подождать в коридоре, потому что мобильный телефон должны при- везти оперативники. В коридоре на стуле у кабинета следователя сидел среднего роста моло- дой человек, лет тридцати пяти. Я молча присел на соседний стул. Он, видимо, дожидался своей очереди на допрос. Поняв, что я только что с допроса, он поинтересовался, о чем меня спрашивали и был ли у меня обыск. Мы разговорились. Он представился Анатолием Гусевым, владельцем "Арлекино" и Торгового центра "Садко-Аркада". Мы оба заочно знали друг о друге. - Как же так, - удивился Гусев, - мы не имеем никакого отношения к этому взрыву, никогда не были на той улице, не знали того человека, а нас искусственно притянули к делу как свидетелей! Я объяснил ему, что это лишь повод, чтобы нас допросить. Гусев не унимался: - Выходит, любого человека могут привлечь по любому уголовному делу, совершенно без основания вызвать на допрос, провести у него обыск? - Выходит, да. Существует такое понятие, как разработка, которое рег- ламентируется законом об оперативно-розыскной деятельности, при которой в принципе можно действительно у любого человека и обыск устроить, и на допрос вызвать, как свидетеля разумеется. - И изъять какие-то предметы? - продолжал допытываться Гусев. - Да, могут изъять. Вот у меня, в частности, изъяли мобильный теле- фон, как бы в залог, что я явлюсь на допрос. - А у меня - оружие. - Зарегистрированное? - сразу поинтересовался я. - Зарегистрированное. А что, они могут както ликвидировать мою ре- гистрацию? - Нет, этого не может быть, потому что регистрация ведется в специ- альных книгах, и если даже вы потеряли удостоверение, выданное вам мили- цией, то все равно зафиксированная в книгах регистрация остается действительной. Так что опасаться нечего. - А вдруг они скажут, что из моего ружья когото убивали? - Да нет, это они вряд ли смогут сделать. Но я чувствовал, что не очень его убедил, и он заметно нервничал. Гусев то и дело поглядывал на часы, видимо, кого-то ждал. - Что-то адвокат мой не едет, - сказал он. - А кто ваш адвокат? - Александр Гофштейн. - А, я его хорошо знаю. Очень хороший адвокат. Я часто видел Александра Гофштейна в следственных изоляторах. Обычно здесь проходят "тусовки" адвокатов, и сразу можно определить, кто из них много работает: у кого много клиентуры, тот чаще и бывает в следственных изоляторах. Приехали оперативники, вернули мне телефон, и я попрощался с Гусевым. Примерно через полгода я услышал о его трагической гибели. Гусев был убит вечером 21 июля 1997 года у кафе "Арлекино". Хотя я и не очень хорошо его знал и виделся-то полгода назад, но все же на душе стало неуютно и уныло от печального известия. Через некоторое время мне позвонили с телевидения и предложили сняться в передаче "Человек и закон", как раз по эпизоду убийства Анато- лия Гусева у "Арлекино". Ведущий передачи, журналист Олег Вакуловский, много рассказывал об уличном беспределе в нашей столице, о заказных убийствах, сообщил под- робности убийства Гусева. В тот вечер он вышел из "мерседеса" с двумя вооруженными охранниками, бывшими сотрудниками КГБ, и из автомата при- цельно было выпущено двадцать пуль. Четыре из них попали в цель: были убиты Гусев, его телохранитель Быков и тяжело ранен водитель, также быв- ший офицер КГБ. Мне задавали вопросы о знакомстве Гусева с Солоником, пытались как-то связать это убийство с ним. А уже дня через два-три после передачи мне позвонил в юридическую консультацию сыщик, ведущий дело по убийству Ана- толия Гусева, - во всяком случае, он так представился, - и попросил встретиться и поговорить. - Это что, официальный вызов? - поинтересовался я. - Нет-нет, что вы! Все зависит только от вас. Если вы не дадите сог- ласие, то мы настаивать не будем. Мы просто очень просим вам приехать, потому что нам необходимо получить от вас коекакие сведения, касающиеся гибели Гусева. - Ноя не был с ним близко знаком... - Мы это знаем. Но у нас есть вопросы, на которые можете ответить только вы. - Хорошо, я приеду. Мы договорились встретиться у Пресненской прокуратуры. Я специально выбрал это место, потому что убийство Гусева произошло на Красной Прес- не, а значит, вести дело должна Пресненская прокуратура. Кто мне звонит, я не знал, никаких документов по телефону мне, естественно, представить не могли. Поэтому я как-то хотел подстраховаться. В шесть часов вечера я подъехал к Пресненской прокуратуре и, подняв- шись на второй этаж, оказался у кабинета, где мы должны были увидеться. Минут через пять ко мне подошел мужчина лет сорока, с проседью. Он наз- вался Виктором, показал документы. Это был оперативник криминальной ми- лиции Пресненского района. Он предложил выйти на улицу. Мы вошли в близлежащее кафе, сели за столик. - Какова ваша роль в деле? - спросил я. - Ведь следствие ведет следо- ватель прокуратуры, а не оперативник из криминальной милиции, то есть из уголовного розыска. - Все это так, - сказал он. - Но вы же профессионал и прекрасно знае- те, что мы выполняем определенные поручения и тоже участвуем в следствии, просто у нас разные задачи. Это я прекрасно знал. - И что же вы хотите от меня? - спросил я. - Прежде всего я хочу спросить вас о следующем. Вы ездили в Грецию на похороны Солоника? - Да, но не на похороны, а в связи с его гибелью. - Да. И вы его прекрасно знали? - Конечно. - Пусть вас не удивит вопрос, который я вам задам. - Он помолчал, всматриваясь мне в лицо. - У вас есть твердая уверенность, что погиб и похоронен именно Солоник? Я тоже выдержал небольшую паузу, раздумывая над его вопросом, и ска- зал: - Да, конечно, у меня есть твердая уверенность. Я видел его тело, и оперативные работники опознали его... - Все это я знаю. - Тогда почему спрашиваете? Он опять умолк, раздумывая, говорить ли мне все, как есть, и, видимо проникшись ко мне доверием, сказал: - А вы знаете, что почерк убийства Гусева похож на почерк Александра Солоника? - Откуда же я знаю? Мне неизвестны подробности его убийства, - отве- тил я. - Подробности убийства следующие. Гусев приехал вечером на пятисотом "мерседесе" с двумя охранниками, один из них был за рулем, другой - ря- дом с ним. У охранников были пистолеты "макаров", с разрешением, как у бывших работников ФСБ. Когда потом он выходил из кафе бок о бок с телох- ранителем и до автомобиля оставалось несколько метров, из подъезда про- тивоположного дома раздались выстрелы. Огонь велся из автомата Калашни- кова с глушителем. Телохранитель не смог защитить Гусева от профессио- нального снайпера. Расстреляв в течение нескольких секунд Гусева, киллер убил и его охранника, а потом начал вести огонь по машине. Кабина "мер- седеса" была изрешечена. Водитель пытался выехать из-под огня, но пули повредили двигатель, а его самого тяжело ранило. Время было не позднее, лишь шесть-семь часов вечера, и очевидцами расстрела оказались десятки прохожих и посетителей кафе "Синема", сидевшие за столиками на улице. Некоторые из них в ужасе попадали на асфальт, остальные, перевернув сто- лики, бросились внутрь кафе, под защиту бетонных стен. Приехала милиция, раненого водителя отправили в больницу, оперативники обыскали весь дом, откуда велась стрельба. В подъезде обнаружили автомат "АК47", аккуратно прислоненный к стене, и два десятка стреляных гильз. Как мы потом узнали от опрошенных свидетелей, возле дома номер 10 в большом Пречистенском переулке убийцу поджидал автомобиль. Убийца выбросил из машины перчатки и пистолет-пулемет "люгер", от которого на асфальте осталась глубокая вмятина. А когда мы обследовали близлежащую местность, то на улице Замо- ренова нашли набитую тряпками картонную коробку из-под куриных окороч- ков, и, видимо, в ней убийца и принес на место засады оружие. Кроме то- го, наша экспертиза показала, что все оружие было заранее пристреляно. Но у киллера возникли проблемы с "люгером": видимо, заклинило патрон, и он воспользовался "АК". Стрелял идеально, как настоящий снайпер, из двадцати выпущенных пуль мимо прошли только шесть. Поэтому мы и сделали сенсационный вывод, правда, на первый взгляд он кажется неправдоподоб- ным: а что, если это дело рук Александра Солоника? - Я не могу это утверждать, - сказал я, выслушав оперативника, - да и вы прекрасно знаете, что Солоник убит! Что касается их знакомства, то меня уже об этом спрашивали журналисты... - Солоник говорил, что он знал Гусева? - С Гусевым я никогда не говорил о Солонике. А Солоник, я знаю, бывал в "Арлекино". - Мы потом провели обыск на квартире Гусева на Остоженке, - продолжил оперативник, - и нашли очень много контрактов с коммерческими структура- ми, а также неподписанный протокол, по которому было видно, что Гусев собирался осуществить широкие коммерческие планы. - Может быть, это и явилось причиной его убийства? - предположил я. - Но мы нашли еще и фотографии с очень известными людьми: с Лужковым, с Рушайло, с Коржаковым... Изъяли двустволку с дарственной надписью быв- шего министра обороны России Павла Грачева. - Да. Я слышал эту историю. Мы замолчали. - У вас есть какая-нибудь версия? - спросил я. - Версий несколько. Сейчас мы отрабатываем их, - сказал оперативник. Я знал, что криминальные разборки вокруг ночного клуба "Арлекино" на- чались еще в 1993 году. Он тогда открылся в Москве одним из первых, пользовался большой популярностью и, естественно, привлекал многие структуры. Говорили, что в то время из-за "Арлекино" враждовали ореховс- кая и бауманская группировки, чтобы взять под свою "крышу". Договориться они так и не смогли. Но поскольку в то время ореховские враждовали с че- ченской группировкой, то, как писали в прессе, ореховские, а конкретно Сильвестр, привлекли на свою сторону курганскую группировку. А она уже с помощью моего подзащитного Солоника смогла убрать лидеров бауманской группировки Валерия Длугача (Глобус), Владислава Ваннера (Бобон). - Ведь после того, как "крышей" "Арлекино" стала курганская группи- ровка, - сказал я, - жизнь в ночном клубе более-менее стабилизировалась, и серьезных разборок не было. - Это не так, - сказал оперативник. - Вы должны знать, что в феврале 1996 года на Верхней Радищевской улице, в районе Таганки, был застрелен учредитель детского клуба "Арлекино" Виктор Борисов. Он был компаньоном Анатолия Гусева и его главного партнера. - Я слышал об этом, - сказал я. - А вы знаете, что у нас на Красной Пресне происходит достаточно мно- го убийств именно снайперами? Я удивленно посмотрел на него. Оперативник продолжил: - Например, 17 октября 1993 года из карабина "СКС" возле издательства "Московская-правда" был застрелен президент "Прогмабанка" Илья Митков. 5 апреля следующего года снайпер-профессионал в районе Краснопресненского бара с чердака застрелил Отари Квантришвили. Кстати говоря, - оператив- ник внимательно посмотрел на меня, - говорят, что это сделал ваш подо- печный. Я промолчал. - А вот 19 августа того же года в палате 19-й горбольницы снайпер из винчестера убил авторитета Исаака Саркисяна. 20 апреля 1997 года на ули- це Красная Пресня выстрелом в голову из мелкокалиберной винтовки был убит владелец стриптиз-клуба "Доллс" Илья Глотцер. Как видите, Красная Пресня стала излюбленным районом для киллеров-снайперов, - заключил опе- ративник. - И что же, все преступления раскрыты? - поинтересовался я. - Не все. По некоторым до сих пор работаем. - Значит, убийство Анатолия Гусева может остаться нераскрытым? - ос- торожно спросил я. - Это зависит от различных факторов и людей, которые могут помочь нам. Сейчас мы очень активно работаем по баллистической экспертизе. Ведь оставленные автоматы и самодельные глушители к ним - это знакомый для нас почерк одной из групп

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования