Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Записки "Бандитского адвоката" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -
а Отари Квантришвили неудачно намекнул, что, дескать, генералу не помешало бы подумать о безопасности своих детей. Это немедленно стало обнародовано во всех СМИ, и разразился скандал. В те дни я еще не занимался защитой по уголовным делам, а специализи- ровался по правовому обслуживанию бизнесменов. Один из них, Герман К., обратился ко мне с просьбой сопровождать его на встречу с Отари Квант- ришвили. Основная цель визита заключалась в том, чтобы получить протек- цию на организацию вещевого рынка на одном из объектов спорткомплекса "Олимпийский". Крытые вещевые рынки тогда были очень выгодно открывать, а предприниматель знал, что Квантришвили близко знаком с генеральным ди- ректором спорткомплекса Дробинским. Однако меня весьма удивило, что, не будучи близко знакомым с Квант- ришвили, предприниматель надеется на встречу с ним. Но Герман мне разъяснил, что все "схвачено", его "крыша" контактирует с Отари и уже договорилась с ним о встрече, которая к тому же состоится в его загород- ном доме в поселке Успенское. А это, по его словам, говорило о довери- тельных отношениях людей Германа с Отари. Однако все произошло по-другому. В назначенный день и час мы были у Центрального телеграфа на улице Горького и ждали людей Германа, которые должны были сопровождать нас. Герман держал тонкую папочку с бумагами бизнес-плана и другими коммерческими расчетами. - Но почему ты не взял с собой свой импортный портфель? - удивленно спросил я. - Ты же его специально покупал для этой встречи. - Мне порекомендовали не брать с собой ни "дипломатов", ни портфелей, - ответил Герман, - а только вот такие папочки. Ровно в назначенное время к нам подошли люди Германа, представители его "крыши", и мы пошли в сторону центра. Однако никто не собирался вез- ти нас за город, и по дороге люди Германа сказали, что встреча состоится в одном из офисов Квантришвили. Я знал, что у Квантришвили, как одного из руководителей "Ассоциации XXI век", был офис в спорткомплексе "Олим- пийский", в гостинице "Космос". Но тут мы вдруг оказались в здании гос- тиницы "Интурист". Наши спутники кивнули двум людям в холле и сказали нам, чтобы дальше мы шли одни и поднялись бы на лифте на двадцатый этаж. А сами сразу же исчезли. У лифта на двадцатом этаже нас уже ждали три охранника. У одного в руках была рация, у другого - небольшой металлоискатель, которым он лов- ким движением провел по нашим карманам. Одобрительно кивнув, третий ох- ранник пошел провожать нас до офиса, а его напарник по рации передал о нашем прибытии. Признаться, я даже как-то невольно заволновался, ведь мне впервые предстояла встреча с человеком, из которого в последнее время делали "крестного отца" мафии. Да еще казалось, что Квантришвили примет нас вы- сокомерно и холодно, ведь мой знакомый бизнесмен не входил в элитный круг известных предпринимателей. Вскоре мы вошли в гостиничный номер, нас встретила секретарша и предложила нам подождать немного в большой комнате, пока Отари Квантришвили придет. Офис Квантришвили представлял собой двухэтажный номер люкс, обстав- ленный дорогой массивной кожаной мебелью. Около большого окна стоял письменный стол с шикарной и не менее дорогой инкрустацией. Вскоре появился сам Квантришвили, он медленно спускался по лестнице со второго этажа своего номера. Это был высокий, крупный, солидный муж- чина. Ворот его светлой рубашки без галстука был расстегнут и обнажал мощную и толстую шею. Он подошел к нам, приветливо поздоровался, присел напротив нас и стал слушать Германа. Ничего похожего на "крестного отца" или вообще на мафи- ози я в нем не заметил. Его вежливые и спокойные манеры поведения и раз- говора были под стать и к лицу солидному бизнесмену, меценату. Нашу беседу постоянно прерывали телефонные звонки, Отари Витальевич вежливо отвечал на них, иногда делал какие-то пометки в своей деловой книжке. Наконец, почувствовав, что не в силах вести с нами переговоры, попросил секретаршу: - Минут десять меня ни для кого нет. - Ни для кого? - неуверенно переспросила секретарша. - Да, кроме... сама знаешь кого. Мне почему-то сразу захотелось представить, кто входит в этот узкий круг избранных: Япончик или генерал МВД, Кобзон или какой-нибудь ми- нистр? Наконец Герман объяснил суть своего проекта, но мне показалось, что Квантришвили совершенно не заинтересовался им, хотя и не показал виду, а только сказал, что обязательно переговорит со спортивным и городским на- чальством. Провожая нас до двери, он вдруг обратился к Герману: - Я обязательно вам помогу. Вот только улажу одну проблему и займусь вами. Я подумал, что наверняка проблема была связана с Рушайло. Когда мы спустились на первый этаж гостиницы, то не обнаружили никого из нашихпровожатых, а на улице не оказалось и наших спутников. Мы прошли несколько шагов и хотели было свернуть к машинам, как вдруг кто-то нас тихо окликнул: - Молодые люди! Одну минуточку! Перед нами стояли двое в штатском. Нетрудно было понять, конечно, что оперативники. Один из них показал нам удостоверение. На "корочке" я про- чел: "ГУВД, РУОП". - Давайте пройдем с нами и поговорим, - сказал один из них. Встреча с оперативниками не показалась мне уж очень неожиданной. Ког- да мы сели в машину, я осторожно спросил: - А что, на Шаболовку поедем? - Нет, почему же сразу на Шаболовку? - А вы что, бывали у нас? - поинтересовался другой. Я отрицательно покачал головой. - Есть тут укромное местечко для разговора. Через несколько минут мы подъехали к соседнему отделению милиции. Оперативники уверенно прошли мимо дежурного, только кивнув ему. Открыв своим ключом один из кабинетов, они предложили нам войти. Они сразу ста- ли интересоваться, кто мы такие, взяв на проверку наши документы. Мы робко поинтересовались, а в чем причина такого внимания. - Просто проверка документов, ищем людей, которые находятся в розыс- ке. Вот вас сейчас проверим и отпустим, - сказал один из оперативников. "Пробив" по ЦАБу наши документы и не получив никаких компроматов, они их вернули нам. И тогда начался разговор, который я, признаться, уже Ожидал. - Молодые люди, не посвятите ли нас в причину вашего визита к одной приметной личности? - спросил оперативник. - Кого вы имеете в виду? - спросил я. - Отари Квантришвили конечно! - А это что, допрос? - вступил в разговор Герман. - Нет, просто беседа, не более того, - ответили они. Поняв, что ссориться с ними не стоит да и особой тайны в его коммер- ческих планах нет, Герман коротко рассказал, что встреча имела отношение к бизнесу. Оперативники лишь поинтересовались, не брал ли он денег с нас за со- вет или участие. А затем нас выпустили, даже не извинившись. С бизнесом у Германа ничего не получилось, так как городские власти стали категорически возражать против идеи рынка. Спустя некоторое время, 5 апреля 1994 года, Квантришвили был убит от руки снайпера в Столярном переулке. Убийство тогда приписывали Солонику. Став адвокатом Солоника, я старался не спрашивать его об обстоя- тельствах ликвидации Отари. Но однажды он сам обмолвился о какой-то де- тали в гибели Квантришвили. Но я не стал настаивать на расшифровке под- робностей, полагая, что он услышал об этом тоже от кого-то. После пышных похорон Квантришвили на Ваганьковском кладбище многие представители криминального мира сходились во мнении, что к его гибели причастны спецслужбы. СИЛЬВЕСТР Моя единственная встреча с Сергеем Тимофеевым, по кличке Сильвестр, лидером ореховской группировки, состоялась в 1994 году, за несколько ме- сяцев до его гибели. К тому времени из России уехал Михась, погиб Отари, и Сильвестр, по существу, являлся одним из самых влиятельных лидеров. Хотя, конечно, нельзя сбрасывать со счетов значения и таких лидеров, как Захар, Цируль, Шакро. С одним из курганских авторитетов мы сидели в баре гостиницы "Сла- вянская" и обсуждали его коммерческий проект. Неожиданно в зале появился мужчина средних лет в сопровождении охраны. - О, - сказал Витя, - Сильвестр прибыл! Я стал разглядывать эту легендарную личность. Передо мной был высокий брюнет, Одетый в добротное кашемировое черное пальто, из-под которого виднелись черный двубортный костюм из дорогой ткани и черная водолазка. Его сопровождали шестеро охранников, которые были с Дальнего Востока, потому что, как ходили слухи, Сильвестр никому не доверял из своего со- общества. Сильвестр молча подошел к столику, поприветствовал Витю, они обня- лись. Сильвестр сел за наш столик, а охрана - за соседние столики. Сильвестр медленно вытащил из кармана пальто миниатюрную рацию японс- кой фирмы "Sony", мобильный телефон "Эриксон" и с пристальным вниманием осмотрел присутствующих в зале. Из-за многих столиков его приветствова- ли, подходили к нему, целовались, обнимались, протягивали руку, пригла- шали пересесть к ним, но никому Сильвестр не предлагал присоединиться к нашей компании. Между Витей и Сильвестром началась беседа, связанная с какими-то коммерческими вопросами. Я почувствовал, что становлюсь лишним в этой беседе, и, извинившись, пересел за соседний столик, к охранникам Сильвестра. Я познакомился с ними, Александром Циборовским и Вадиком Ро- манюком, которые в будущем стали моими клиентами. Сильвестр просидел в баре не долго, время от времени разговаривал по мобильному телефону. Попрощавшись, он вышел. Охранники последовали за ним. В день своей гибели Сильвестр приехал на встречу в акционерный ком- мерческий банк "Барн", расположенный на 3-й Тверской-Ямской улице, на шестисотом "мерседесе". С ним было всего два телохранителя. Однако маши- на постоянно находилась под наблюдением - таково было одно из условий работы с Сильвестром. Как вспоминал Александр Циборовский, вероятно, бомба могла быть заложена в машину, когда она находилась в мойке. По оценкам специалистов ФСБ, масса тротилового заряда, прикрепленного маг- нитом к днищу автомобиля, равнялась 400 граммам. Взрыв произошел, как только Сильвестр сел в машину и начал разговаривать по телефону. Видимо, сработала радиоуправляемая установка. Корпус сотового телефона отбросило взрывной волной на 11 метров. Циборовский категорически отвергал версию, что Сильвестр, как писали многие, сам инсценировал свою смерть и погиб его двойник. За полчаса до его гибели с Сильвестром общалось как минимум человек двадцать, которые сразу бы распознали двойника. Так что скончался он сам, один из влия- тельнейших авторитетов. Причины смерти могли быть самые разнообразные, и сейчас, наверное, уже трудно их установить. Владивостокская охрана Сильвестра перешла в другие группировки, и че- рез год, в июне, я защищал Циборовского и Романюка, которые проходили по уголовному делу, связанному с перестрелкой на пляже в Строгине. Тогда мне удалось их вытащить из-под ареста и прекратить дело за недоказан- ностью убийства одного владимирского авторитета. Позже я узнал, что Александр Циборовский погиб при невыясненных обстоятельствах, а Вадик Романюк вернулся на Дальний Восток и, наверное, находится там и сейчас, если остался жив. НАУМ Знаменитый скандальный случай с Василием Наумовым (Наум), лидером коптевской группировки, и его охраной из милицейского спецподразделения "Сатурн" имел достаточно большой резонанс. С Наумом приходилось общаться чаще. В первый раз мы познакомились го- да три-четыре назад, когда задержали одного из лидеров коптевской груп- пировки по кличке Алима. Он в этот момент выходил из спортзала в сопро- вождении своих охранников. Руоповцы нашли в его одежде оружие. Наум про- сил меня взять защиту Алимы. Но я отказался, так как был страшно загру- жен работой, участвуя в непрерывном судебном процессе в Мосгорсуде, и практически весь рабочий день находился в здании суда. К защите Алимы я порекомендовал одного из своих коллег. Дальнейшие наши встречи с Василием Наумовым были связаны с консульта- циями по вопросам бизнеса. Как обычно, он приезжал либо с личной охра- ной, либо в сопровождении когонибудь из своих людей. Но в последнее вре- мя я обратил внимание, что у него появились необычные спутники. Я даже спросил у него: - Это ваши люди? Он сказал: - Да нет, это менты. Мы наняли их для выполнения одного ответственно- го задания. Охранники были с виду грузные, молчаливые, отличались от своих пред- шественников и одеждой, и манерой держаться. Но они имели важное преиму- щество для охраны авторитета: владели штатным оружием. Незадолго до своей гибели Наум был на тренировке в спортзале в Ту- шинском районе. Когда он поехал с охранниками в сторону центра, его на- чали "вести" предполагаемые убийцы. Четверо охранников сопровождали его в белой "семерке". Наум ехал в район Петровки, 38 на встречу со своим знакомым из ГУВД. Метрах в ста пятидесяти от Петровки, 38 он свернул свой "БМВ-750" в Успенский переулок и остановился. Недалеко от него при- тормозила машина охраны. Наум стал разговаривать по телефону. В этот мо- мент подъехала - вишневая "девятка", стекла ее опустились, и из двух ав- томатов начался шквальный огонь. Наум погиб рядом с вооруженной охраной из сотрудников милиции. МАРИК Марк Мильготин, известный в криминальных кругах под кличкой Марик или Марчелло, в 1995 году сидел в Лефортове и проходил тогда по делу с одним из моих клиентов. У Марка Мильготина все закончилось успешнее, его осво- бодили под подписку о невыезде, и он добросовестно являлся на вызовы следователя, чтобы отметиться. Марк Мильготин произвел на меня впечатление умного и интересного со- беседника, который не любил пижонства и "понтов". В криминальном мире он занимает особое положение. Формально он не является вором в законе, но пользуется большим авторитетом. Не случайно многие оперативники ФСБ включают его в первую десятку криминальных лидеров России. Хорошо из- вестно, что он поддерживал тесные связи с такими известными личностями, как, скажем, Отари Квантришвили. По словам Мильготина, они вместе ходили в детский сад, а потом и в одну школу. Он прекрасно знал Япончика, асси- рийца Вячеслава Сливу, известного под кличкой Слива. Поговаривали, что коронация Андрея Исаева, по кличке Роспись, была проведена именно по ре- комендации Марика. Он принципиально никогда не принимал методов насилия, всегда старался избегать крупных конфликтов и умел ладить с равными се- бе. Известно, что в 1994 году Марик сидел в Бутырке в одной камере с во- ром в законе Валерием Длугачем (Глобус), с которым они ни разу не пору- гались и поддерживали дружеские отношения. В Лефортове сокамерником Ма- рика был Сергей Липчанский (Сибиряк), о котором он тоже хорошо отзывал- ся. Потом Сибиряка выпустили под подписку, а Мильготина перевели в "Мат- росскую тишину", где он за нарушение режима угодил на десять суток в карцер. После перевода Марка Мильготина из Лефортова в "Матросскую тишину" его место, по иронии судьбы, занял бывший оперативник ФСК Виктор Попов. Он вел оперативную разработку именно по Марку Мильготину, которая приве- ла к громкому скандалу. Подробности о нем мне рассказал один из моих коллег. На службу в КГБ СССР Виктор Попов был принят в 1980 году как бывший прапорщик военного оркестра, после окончания заочного юридического инс- титута. Марик к тому времени только что вышел из тюрьмы, отсидев очеред- ной срок за мошенничество и кражу. У Марка Мильготина уже был серьезный авторитет в преступном сообщест- ве. А лейтенант КГБ Попов только начинал свою карьеру. В 1982 году он служил в Термезе, когда ему впервые повезло по службе. Группа Попова накрыла широкую сеть торговцев оружием и наркотиками, которая состояла из моряков загранплавания. Был арестован 51 человек, но дело до суда так и не дошло. В 1983-1988 годах Попов служил в Ташкенте и дослужился до начальника отдела контрразведки облуправления КГБ. В 1989 году он перешел в Термез, разыскивал советских военнопленных в Афганистане. Одновременно занимался борьбой с контрабандой наркотиков и достиг на этом поприще немалых успе- хов. В 1991 году Виктора Попова перевели в Москву, в Управление по борьбе с контрабандой и коррупцией. Вот тогда-то пути авторитета и оперативника пересеклись. Марик попал в разработку Попова. Интерес оперативников к нему объяснялся очень просто. Еще в 1990 году ассирийская группировка с помощью Япончика (его первая жена была ассирийкой) подмяла под себя всех азербайджанцев, торгующих в Москве наркотиками. Марик к этому времени перебрался к своему другу Отари Квантришвили и снял офис в гостинице "Космос", где этажом выше располагался офис Квантришвили. С этого момен- та на "хвост" Марику сели сотрудники госбезопасности и Следственного ко- митета МВД. Они стали прослушивать офис Квантришвили, и им не составило труда установить подслушивающие устройства и к Марику. Но арестовывать его не спешили. К ноябрю 1993 года у группы Виктора Попова скопилось достаточно мате- риала на Мильготина. Они узнали, что последний регулярно пользуется ме- тадоном, хотя предпочтение отдает опиумному раствору, который изготавли- вал из маковой соломки один из наркоманов, Леня С. Брать обоих решили 16 ноября дома у Лени С., накануне дня рождения Мильготина. Незадолго до ареста оперативник вышел на Марика через одного из его друзей. Вечером 5 ноября они встретились у Павелецкого вокзала. Разговор был недолгим. Попов сел в машину к Мильготину и сказал, что обязательно его посадит, даже стал рассказывать, как он это сделает. Но взять Мильготина с поличным тогда не удалось. Говорят, что к тому времени Попов не ладил со своим начальником Иго- рем Ермаковым, а тот был в приятельских отношениях со следователем Следственного комитета МВД Сергеем Новоселой, который и возглавлял следственную бригаду по делу Мильготина. Попова обвинили в том, что он информировал Марика о ведущихся против него оперативных мероприятиях, а после его ареста за две тысячи долларов рассказывал его жене Ольге, как ведется следствие. В августе 1994 года во время встречи с Ольгой Мильготиной Попова и арестовали. В кармане у него нашли 500 долларов, которые, по его словам, ему сунула Мильготина. Однако этот эпизод в обвинение не вошел, так как Попов полгода был на пенсии, и этот факт не мог расцениваться как взятка должностному лицу. Но майору вменили получение от Мильготиной двух тысяч долларов в период службы. Она и ее подруга, которая присутствовала во время их свидания, дали необходимые показания. Как потом вспоминала Мильготина, на них на- давили, поэтому они так поступили. Кроме того, при обыске в доме Попова нашли незарегистрированный охот- ничий карабин и 47 граммов гашиша, которые он хранил уже пять лет как "наглядное пособие". Попова сразу обвинили по двум статьям: незаконное хранение оружия и наркотиков. Его делом сначала занялся Следственный ко- митет МВД. Однако Попову удалось добиться, чтобы его дело передали в Главную военную прокуратуру. Постепенно обвинение стало рассыпаться. А в январе 1995 года, накануне дня рождения Попова, следователь освободил его под подписку о невыезде. Через месяц Преображенский суд выпустил под подписку и Марика Мильготина. Дело Попова перешло в ФСК. Чекист заявлял, что его подставили, и признавал себя виновным лишь в хранении наркотика. Мильготин, в свою очередь, признавал только факт одной-единственной встречи с Поповым, на которой последний пытался его запугать. Удалось узнать, что Одинцовский гарнизонный суд признал Попова виновным во всех предъявляемых ему обви- нениях и пригов

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования