Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Записки "Бандитского адвоката" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -
Через пару дней я вновь договорился о встрече с Анжелой. Так мы виделись еще несколько раз. Но я узнал, что ее вызывал к себе и авторитет из соседней камеры. Тогда я прекратил с ней всякие контакты. Потом узнал, что Анжелу перевели в зону, дали ей шесть лет. Любовные услуги мне оказывала потом другая зечка, Жанна. Она была цы- ганочкой лет двадцати и сидела за распространение наркотиков. Деньги лю- бовью она зарабатывала на "колеса" (колеса - наркотики, жарг.). В общем, свою спортивную форму я поддерживал вплоть до своего суда... Конечно, можно согласиться, что подобная практика женских услуг по- рочна и преступна. Но ведь молодые люди месяцами и годами томятся в не- воле... И другая проблема - СПИД как результат однополых сексуальных связей... Как-то я узнал, что в США существуют даже специальные колонии, в ко- торых заключенным разрешают добровольно жить друг с другом в гражданском браке. По данным американских экспертов, в колониях резко снизился про- цент насилия, а среди лиц, выходящих на свободу, никто потом не был ули- чен в изнасиловании. ПРЕСС-ХАТЫ В пресс-хатах заключенных подвергают физическому воздействию. Они мо- гут существовать в каждом СИЗО и ИВС. По словам очевидцев, пресс-хаты - это испытание, которое может выдержать далеко не каждый. Нужно быть справедливым, что просто так в пресс-хату заключенного не отправляют. Мне довелось видеть и с трудом узнать клиентов, которые проходили через страшную процедуру. Один из уголовных авторитетов, обвиненный в бандитизме и вымога- тельстве, прошел через пресс-хату в одном из ИВС, когда был задержан по президентскому указу. Вот что он рассказал: - Сейчас трудно сказать, почему именно меня направили в пресс-хату. Может, потому, что я оказал (вернее, попытался оказать) сопротивление при аресте и при обыске на моей квартире. Может, из-за общего негативно- го отношения ко мне оперов и следаков. Во всяком случае, когда меня при- везли на первый допрос, который проводили сначала опера, то наши отноше- ния сразу не сложились. Допрос они вели без протокола, и их интересова- ло, где я прятал оружие и где скрываются остальные мои люди на свободе. Но я не ответил ни на один их вопрос, и это просто привело их в ярость. Затем пришел следак, начал вести протокол, но на вопросы отвечать я отказался, сославшись на то, что показания буду давать на суде. Следователь только зло прошипел, мол, не таких крутых обламывали. Сразу после окончания допросов меня перевели в ИВС и поместили в от- дельную камеру. Я вначале даже обрадовался, что буду коротать время один. Но потом, когда внимательно огляделся и заметил, что в хате пол- ностью отсутствуют постельные принадлежности, а на потолке расположен достаточно массивный крюк, то понял, что угодил в пресс-хату, ведь по- добные крюки запрещены в обычных камерах. Вообще-то на физическую силу я не жалуюсь, борьбой раньше занимался, но почувствовал я себя хреново: все, думаю, сейчас подвергнусь прессу. Вечером дверь в камеру открылась, вошли четверо или пятеро ментов. У двоих были резиновые дубинки, а один держал наручники. Не успел я даже встать, как получил сильный удар по голове, от которого сразу упал. За- тем посыпались удары другого мента, я только успевал закрывать лицо ру- ками, так как били меня одновременно двумя дубинками. Мне сразу разбили лицо, и сильно потекла кровь. Тогда они прекратили бить по голове, зас- тегнули наручники и стали поднимать меня по крюку к потолку. Зацепив ме- ня руками вверх, стали бить дубинками по пяткам. Боль была сильная, и закрыться чем-либо у меня теперь не было возможности. Такая экзекуция продолжалась минут двадцать - тридцать. Меня еле живого опустили вниз, облили ведром холодной воды и перенесли в другую камеру. Примерно три дня я приходил в себя. А когда появился следователь, я стал ему жало- ваться, написал даже заявление о факте моего избиения. Он ответил, что избили меня в камере другие заключенные. Многие сокамерники когда узнали о прессхате, то говорили, что, мол, мне еще повезло: иногда менты практикуют вызов заключенных по разным от- делениям милиции, где имеются свои ИВС, а там либо сами избивают, либо поручают это сделать сокамерникам. Что касается официальных заявлений об избиении сотрудниками милиции задержанных или подследственных, то, как показывает практика, такие дела просто не возбуждаются, за редким исключением. Может, сейчас, когда следственные изоляторы перейдут в ведение Министерства юстиции, картина изменится. Время покажет. А пока испытаний на долю заключенных выпадает более чем достаточно. Жизнь подследственного в СИЗО целиком зависит от его администрации, от следователя, который ведет дело. Если, скажем, необходимо какое-то воз- действие на заключенного, то следователь может направить его не только в пресс-хату, но и в хату, где сидят "петухи", в хату, где "синие" - отъявленные представители уголовного мира, особенно если подследственный относится к новой волне братков. Если к подследственному имеется предвзятый и пристрастный интерес, то в СИЗО практикуется смена камер и режимов. Только человек начинает бо- лее-менее привыкать к "жильцам" камеры и заявлять свой авторитет, как его тут же переправляют в другую камеру. И там все начинается г 5 новой, с нуля: опять испытания, притирки, конфликты - и так продолжается беско- нечно. Иногда следователь специально, чтобы отсечь подследственного от его адвоката, переводит его якобы для выполнения следственных действий в ка- кой-либо ИВС отделения милиции. Были случаи, когда таких подследственных прятали по отделениям милиции. Только приедешь в одно отделение, а его уже перевели в Другое. Когда я поступал в Московскую городскую коллегию адвокатов, один мас- титый адвокат прекрасно сказал: "Вы знаете, адвокат - единственный чело- век, который способен противостоять всей системе, которая направлена против вашего клиента". На самом деле не секрет, что оперативники, ра- ботники милиции, следователи, тюрьма, суды, которые иногда просто зашто- пывают прорехи в Уголовном кодексе, а впоследствии и зона настроены про- тив заключенного. И сила, на которую он может опереться, - только адво- кат. Но адвокат - один, а против него - вся система. "БАНКЕТ В БУТЫРКЕ" Тюремный быт не обходится и без сенсаций. Один из крупных скандалов произошел в мае 1994 года в Бутырке. В ее стенах была организована во- ровская сходка, и в связи с ней проведена операция под кодовым названием "Банкет". Провели ее спецслужбы России. В ходе операции было задержано 34 человека, семерых из которых оставили в Бутырке и возбудили против них уголовные дела. Поэтому мне пришлось принимать участие в уголовном деле, называемом "Банкет в Бутырке". Мне хотелось бы изложить свою вер- сию этого нашумевшего события на основе материалов уголовного дела и бе- сед с моими клиентами. В середине мая в РУОП поступило сообщение от агента, внедренного в банду, о том, что 20 мая в 23.00 группа преступных авторитетов соберется у здания СИЗО-2 ГУВД Москвы и попытается незаконно проникнуть в тюрьму. Цель визита - навестить некоторых авторитетов и передать им продукты, спиртные напитки и наркотики. Возглавит эту группу авторитет по кличке Сибиряк, который уже предварительно договорился с администрацией СИЗО. Предполагаемое количество участников встречи 30-40 человек. Сразу нужно сказать об утечке информации. Почему спецслужбы все же узнали о готовящемся несанкционированном проходе в Бутырку? В свое время в утечке информации Леонид Завадский обвинил Сергея Мансура, дескать, якобы он сообщил милиции о предстоящей акции. Ходили слухи, что на самом деле сходняк сдал человек, поставлявший наркотики. Можно было также предположить, что Сибиряк, он же Сергей Липчанский, организовывая встре- чу, особо это не скрывал и многим ворам в законе и авторитетам предлагал в ней поучаствовать. Поэтому не исключено, что утечка информации прошла именно по этому каналу. А возможно, что и через телефонные разговоры. Вначале правоохранительные органы не стали верить сообщению, нас- только оно было диким и совершенно нереальным. Однако руоповцы решили проверить информацию, и вскоре она подтвердилась. Поскольку операция по ликвидации имела колоссальное значение, то в ней участвовали ФСК, РУОП и Следственный комитет МВД России, и она держалась в строжайшей тайне. Бы- ло категорически запрещено информировать не только руководство СИЗО, но также спецотряд "Альфа" и спецотряд СОБРа, которые должны были проник- нуть на объект. О плане штурма они узнали только в самый последний мо- мент. Наружное наблюдение за следственным изолятором установили 20 мая во второй половине дня, а штаб боевой операции размещался в приемной на- чальника Следственного управления ГУВД Москвы, окна которого выходят на Бутырку. Операция требовала совершенно нетипичной подготовки и разработки спе- циальной тактики, что заняло несколько дней. Дело в том, что открытая атака бойцов спецназа моментально вызвала бы огонь охранников, располо- женных на вышках, так как им предписывалось применять оружие при любом несанкционированном вторжении на территорию СИЗО. Переговоры же с адми- нистрацией СИЗО совершенно исключались, так как не было гарантии, что она не привлечена к организации сходки преступных авторитетов. Поэтому правоохранительные органы решили разработать особую операцию и ворваться со стороны "коридора", используя при этом архитектурные особенности Бу- тырки и слабые места в режиме и охране. Первой проникнуть в СИЗО должна была "игла", состоящая из ударной ко- манды оперативно-боевого подразделения "Альфа". Сразу было оговорено, что оружие применять "Альфа" не имеет права. Поэтому, чтобы нейтрализо- вать штатный персонал следственного изолятора, были применены секретные спецсредства. Они представляли собой шумовые и световые раздражители, нервно-паралитический газ, электрические разрядники. Из рассказа свидетелей, проходивших по этому делу: - Мы подъехали к главному входу в Бутырку примерно в 22.40 на "БМВ", "мерседесе", "гранд-чероки", "форде", "мазде". Позже подъехал "лин- кольн". Вышли мы на улицу, примерно 20-30 человек. Никто никуда не спе- шил, спокойно вели себя, курили, стояли небольшой группой недалеко от "линкольна" и наблюдали за обстановкой. Мимо несколько раз проезжала патрульная машина милиции, но никакого внимания на нас не обращали. При- мерно в полночь, через полтора часа, двенадцать человек из нас направи- лись к воротам тюрьмы. Дежурные сотрудники тюрьмы открыли дверь и пропу- стили нас в "коридор". Для страховки некоторые из нас имели портативные японские рации, настроенные на машину, где сидели наши ребята. У них бы- ли специальные приборы, которые "ловили" милицейскую волну, и в случае какойлибо опасности могли бы моментально сообщить об этом. Кроме того, один из нас имел два мобильных телефона. Мы захватили с собой продукты, медикаменты, дезинфицирующие средства, спиртное и немножко наркоты, что- бы поддержать своих друзей. Особого банкета там не планировалось. Хотели навестить очень известного вора в законе Шакро-старшего - он же Шакро Какачия - и нескольких ребят из солнцевской группировки. В основном пла- нировалось все достаточно скромно: выпить, закусить, сообщить некоторые новости. А потом они должны были отправиться по камерам, а мы - выйти на волю и сесть в автомобиль. Вот какая была программа. Мы вошли в помещение, специально приготовленное для нас. Помимо Сиби- ряка, пришли Геннадий Шаповалов, Геннадий Авилов, Михаил Леднев. Позже, когда было возбуждено уголовное дело по этому факту, всех их отнесли к солнцевской группировке, "и у каждого нашли либо пистолет, либо наркоти- ки, либо патроны. К нам привели Шакро-старшего. Он был приятно удивлен, увидев перед собой Сибиряка и других братков. Они тепло поздоровались, обнялись, по- целовались. Сели, стали распаковывать угощение: коньяк, фрукты, стали кушать и разговаривать. Подвели и других ребят - Мельникова и Цинцадзе. Во многих газетах писали, что якобы пришли женщины обслуживать братков. На самом деле ничего такого не было. Просто одному из арестованных, Вя- чеславу Мельникову, разрешили встретиться с его беременной женой, с ко- торой он уединился. Остальные тем временем спокойно беседовали, не по- дозревая, что уже начался штурм спецназом Бутырки. Версия оперативника, принимавшего участие в ту ночь в штурме Бутырки: - После того как уголовные авторитеты прошли в следственный изолятор, наши старшие руководители собрали нас и известили об особенностях этой операции. Вначале, когда не знали подробностей, мы думали, что нас приг- ласили для предотвращения либо бунта, который возник в стенах Бутырки, либо готовящегося побега, для захвата его участников. Когда нам открыли весь план, мы были практически в шоке. Руководство, которое находилось в приемной ГУВД, в здании рядом с Бутыркой, приняло решение, чтобы всем, кто прибыл, дали б минут сорок, но не больше, потому что боялись, как бы непрошеные гости не совершили что-нибудь. Получив приказ, мы моментально окружили всех оставшихся на воле и на- ходящихся у машин братков и тут же положили всех на землю, предвари- тельно обыскав. Тем временем шесть офицеров из "Альфы" ворвались на КПП. Потом мы узнали, что первым контролером оказалась женщина, дежурившая у главных ворот. Ее мгновенно прижали к стене, а вооруженный прапорщик, который вышел нам навстречу, не успел расстегнуть кобуру и моментально оказался на грязном полу - его уложили специальным приемом. Затем "игла" проникла в здание тюрьмы, блокировала кабинет дежурного помощника на- чальника СИЗО и ворвалась в помещение. Дежурный и его заместитель были ошарашены при виде людей в камуфляжной форме да еще в черных масках. Ко- манда была резкой и жесткой: на пол оба! Тут же штурмовики вручную уло- жили и ночное начальство Бутырки. Затем мы ворвались в комнату, где проходила сходка, и также уложили всех на пол, заковали их в наручники. Всех стали снимать на видеопленку, в частности того же Сибиряка и захваченных дежурных СИЗО. Одновременно под стражу были взяты и сотрудники Бутырки: дежурный помощник начальника тюрьмы Николай Заболоцкий и его заместитель Роман Бондарский, а также контролеры, которые открыли двери преступным авторитетам: Игорь Савкин и Николай Ерохин. Никто из задержанных сопротивления не оказал. Когда уже прибыло еще одно подразделение на подмогу, у проникших в Бутырку были обнаружены: у Геннадия Шаповалова самодельный револьвер и три патрона, у Авилова - браунинг, у Леднева - наркотики. Пока составляли протокол, проводили дознание задержанных, время шло быстро. Примерно в четыре утра все бойцы спецназа покинули следственный изолятор. Здесь нас ожидал сюрприз - у входа в тюрьму вдруг затормозил джип, и из него выпрыгнули четверо дюжих ребят с квадратными челюстями и совершенно спокойно, ничего не боясь, подошли к контрольно-пропускному пункту и как ни в чем не бывало обратились к нам: - В чем проблемы, начальник?.. Когда их задержали, выяснилось, что боевики просто прибыли решить ка- кие-то непонятки в СИЗО. Интересно отметить, что уголовное дело было возбуждено по факту инцидента в Бутырке, потому что эти люди никакого криминала не совершили, хотя и участвовали в несанкционированном проник- новении в Бутырку, то есть не было ни штурма, ни публичного подкупа кон- воиров. Поэтому им и подложили эти незаконные предметы. Сибиряка сразу же отправили в следственный изолятор "Матросская тиши- на", но и там, как говорят, он пробыл не долго, потому что выявили по- пытку подкупа одного из сотрудников "Матросской тишины", и Сибиряка пе- ревели в Лефортово. В это время в Лефортове сидели очень известные авторитеты Паша Ци- руль, Марик Мильготин. До этого Марик - а я защищал одного из его по- дельников, Леонида Сагамонова - никогда не слышал о Сибиряке, поэтому, когда тот прибыл в Лефортово, ему нужно было установить, что это за Си- биряк, кого знает, с кем работает, на чем авторитет сделал. Это очень сильно волновало обитателей Лефортова, потому что не понятен был статус Сибиряка: то ли он вор, то ли - нет. В те дни в Лефортове было какое-то замешательство. Уголовный мир тепло принял Сибиряка, и авторитет у него был велик. Следствие по факту незаконного проникновения в Бутырку стал вести Следственный комитет МВД РФ, находящийся в Лефортове. За два года следствия планировалось осуществить образцово-показательный процесс над его участниками. Однако, несмотря на жесткие допросы и на различные фор- мы нестандартной деятельности следователей, процесс в итоге провалился. Тверской суд Москвы вынес достаточно мягкий приговор. В итоге незаконно- го проникновения в Бутырку Авилов и Шаповалов за хранение оружия получи- ли по два года условно, с испытательным сроком на три года; Леднев за хранение наркотиков отделался годом исправительных работ и сразу же был амнистирован. Возможно, конечно, суд и догадался, что оружие и наркотики были подброшены. Что касается администрации Бутырки, то дежурный помощ- ник начальника Бутырки Заболоцкий за халатность был приговорен к году исправительных работ, одновременно амнистирован. Его заместитель Бон- дарский был оправдан, так как в ту ночь трудился на сборном отделении в СИЗО и не был обязан следить за действиями контролеров. Контролеры Сав- кин и Ерохин, обвиненные в превышении власти и признавшие свою вину, бы- ли приговорены к реальным срокам наказания: каждый получил по году лише- ния свободы. Они отсидели этот срок, находясь под следствием, поэтому их сразу же освободили из-под стражи. Что касается Сибиряка, то его еще ра- нее Тверской суд освободил под подписку о невыезде. Он куда-то исчез, долго находился в федеральном розыске и, как говорят в криминальном ми- ре, пропал. Может быть, его и убили. Так закончилась история с "банкетом в Бутырке". НАРКОТИКИ Не так давно в Бутырке произошел еще один сенсационный случай, на сей раз с адвокатом и вором в законе. Общеизвестно, что многие воры в зако- не, особенно пиковые, то есть воры кавказского происхождения, употребля- ют наркотики. В следственном изоляторе стало известно, что у авторитет- ного вора Дато Ташкентского обнаружили наркотики. Началась оперативная разработка, и вскоре выяснилось, что наркотики Ташкентский получает с воли через своего адвоката. В следственном кабинете N 50 было установле- но видеонаблюдение, там ожидали гостя. Им оказался московский адвокат Андрей Чувилев, который действительно принес наркотики. Видеокамера все это зафиксировала, и в момент передачи наркотиков были задержаны и Таш- кентский и Чувилев. Против него было возбуждено уголовное дело, и он по- лучил срок. Однако известны и случаи, когда наркотики просто могут подбросить в кабинет к адвокату. В подобной ситуации оказался и я. После случая с Чу- вилевым я пришел в следственный изолятор навестить своих клиентов. Выз- вал одного, другого, третьего, проработал. Очередь дошла до законника. Ожидая, когда его приведут, я вышел в коридор пообщаться со своими кол- легами. Вдруг вижу, что проходят два человека? камуфляжной форме, с ов- чаркой. У меня сразу мелькнула мысль, что если они с собакой, значит, у кого-то, возможно, будут искать наркотики. А почему - бы и не у меня? Спускаюсь вниз, на второй этаж, пытаюсь позвонить в консультацию и предупредить, что, возможно, меня попытаются задержать. После телефонно- го разговора поднимаюсь на второй этаж. И что вижу? У моего кабинета, где я должен принимать законника, вдруг появля

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования