Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Записки "Бандитского адвоката" -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -
тью пропал интерес. Михаил не раз спрашивал, как ему можно узнать о дальнейшей судьбе своего дела. Но я говорил, что самим ничего предпринимать не надо, раз никто нас не спрашивает. ЕДУ ЗА ФИНАЛОМ Прошло почти три месяца. Казалось, все сроки для ведения уголовного дела вышли. Все-таки мне и самому хотелось узнать, отчего вышла такая заминка. Без Михаила, но с его ведома я поехал во Владимир. Когда я вошел в знакомый кабинет и поздоровался с капитаном, он ска- зал, что очень занят и у него нет совершенно времени со мной разговари- вать. Он то и дело куда-то звонил. - Хорошо, но могу я узнать, какова же судьба нашего дела? - все-таки спросил я. - Ваше дело прекращено, - ответил капитан. - Что же касается гене- рального директора, то его дело забрало Московское управление. Так что вам и карты в руки. Я был рад. Трудно теперь судить, что повлияло на благополучный исход нашего дела. Может быть, помогла и злополучная коробка из-под ксерокса, или же последовавшая за этим перестановка политических сил, или неперс- пективность этого уголовного дела, что поняли в ФСБ, а может, это было просто везением. Но главное - результат: дело в отношении Михаила было прекращено, и наша победа была очевидна. ДЕЛО ЯНИЧЕВА - ИЛЬЮШЕНКО В сентябре 1995 года мне неожиданно позвонил знакомый работник Гене- ральной прокуратуры, к которому не так давно я сам обращался по одному уголовному делу. Он попросил встретиться и проконсультироваться по одно- му вопросу. Встреча состоялась недалеко от Генеральной прокуратуры. Порасспросив о житье-бытье, он изложил свою просьбу. - Дело в том, что у нас в прокуратуре работал когда-то один человек, заместитель Генерального прокурора Эльдар Узбеков. Его зять, бизнесмен Петр Яничев, владеет крупной компанией "Балкан-трейдинг", которая распо- ложена в подмосковном городе Балашиха. Петр Яничев был в дружеских отно- шениях с и.о. Генерального прокурора Алексеем Ильюшенко. Но недавно нео- жиданно бухгалтера Петра Яничева вызвали в Московское управление ФСБ на допрос. Продержали его там два дня, а потом и арестовали. Сотрудник прокуратуры спросил у меня, какой возможен ход дела в отно- шении Петра Яничева. Я сказал, что может быть по-разному. Если взялитлавного бухгалтера предприятия, которое возглавляет Петр Яничев, то нельзя исключить воз- можность, что на допрос вызовут и самого хозяина предприятия, а потом и арестуют. Ведь обвинение, предъявленное главному бухгалтеру, не может не быть связано с подозрениями против генерального директора. Мой собеседник улыбнулся, как бы давая понять, что Петр Яничев все-таки зять бывшего заместителя Генерального прокурора и близко знаком с и.о. Генерального прокурора, то есть как бы обеспечен надежной "кры- шей". Я возразил, что многое значит и политическая ситуация в стране, а она у нас постоянно меняется. Мои предсказания, видимо, не очень его убедили, потому что он ко мне больше не обращался. Но спустя некоторое время я узнал из прессы, что Петр Яничев взят под стражу. В декабре 1995 года ко мне обратились родственники Петра Яничева с просьбой выступить его защитником. Дело к тому времени вело Управление ФСБ по Москве и Московской области, и Яничев обвинялся в хищении крупных сумм денег путем мошеннической операции. Получив, по версии следствия, льготы на закупку нефти, он создал так называемый нефтяной тендер, то есть фактически нефть покупал у самого себя, а затем по повышенным ценам продавал ее за границу. Позже Яничева и Ильюшенко стали обвинять в даче и получении взятки в виде закупки трех джипов по заниженной цене - около 20 миллионов рублей, - хотя на самом деле новые джипы стоят примерно 45 тысяч долларов. К тому времени у Яничева было уже три адвоката, причем двое из них высококвалифицированные юристы. А Давид Бурштейн - один из опытнейших адвокатов, член Президиума Московской городской коллегии адвокатов в не- далеком прошлом принимал у меня вступительные экзамены при поступлении в адвокатуру. Позиция адвокатов Яничева, возможно, и была верна, но доста- точно пассивна. Они не хотели переходить в наступление против следствия. Может быть, сказывался их большой жизненный опыт, и они, учитывая воз- можную реакцию со стороны ФСБ, не хотели ухудшать положение своего кли- ента, находившегося к тому времени в Лефортове. А может быть, просто считали, что ведение дела в наступательном характере бесперспективно. Как бы там ни было, а родственников Яничева больше устраивала наступа- тельная позиция адвоката, и они пригласили меня. Однако в скором времени арестовали и.о. Генерального прокурора Алек- сея Ильюшенко и поместили его в Лефортово. Дела сразу от ФСБ забрала Ге- неральная прокуратура. Однако впоследствии, окунувшись в это дело, я уз- нал, что ФСБ продолжала играть в нем одну из главных ролей. Я "НАЕЗЖАЮ" Для ведения наступательных действий в деле Яничева существовало большое препятствие. Дело в том, что адвокат может знакомиться со всеми материалами дела лишь после его окончания. А до этого в его распоряжении могут быть только документы, которые подписал непосредственно сам подза- щитный. Поэтому оперативная и следственная информация по этому делу была мне не доступна. Так что я решил выходить из глухой защиты. Наиболее приемлемым шагом в этом направлении была бы широко организованная инфор- мационная кампания, которая донесла бы версию защиты до сведения общест- венности. Оперативным поводом для выступления в СМИ послужил нашумевший арест Алексея Ильюшенко. Но перед тем как провести свою акцию, мне необ- ходимо было изучить существо дела. Я неоднократно бывал в компании "Бал- кан-трейдинг" в Балашихе. Изучил многие документы, контракты, беседовал с бывшими подчиненными, сослуживцами Яничева и пришел к выводу, что все его действия носили законный характер, а деятельность его была вполне легальной в соответствии со специальным постановлением правительства. Я связался со многими журналистами, телевизионными компаниями, выступил с рядом интервью, разжевывая нашу позицию, что дело это заказное, сфабри- кованное и не имеет никакого юридического основания. Мои интервью по делу Петра Яничева заинтересовали журналистов, и они стали часто посещать компанию "Балкан-трейдинг". Хотя отклики и коммен- тарии печати не всегда были в нашу пользу и поддерживали также позицию следствия. В новом тогда журнале "Профиль" началась публикация серии статей, ко- торые освещали дело Яничева и Ильюшенко по материалам подслушанных теле- фонных разговоров между ними. Согласно публикациям, Алексей Ильюшенко, в бытность и.о. Генерального прокурора, оказывал всяческое покровительство своему знакомому Петру Яничеву, помогал открывать двери в кремлевские кабинеты к высокопоставленным чиновникам. Но информация в статьях не но- сила уголовного характера, а скорее всего свидетельствовала о лоббирова- нии, покровительстве, которое уголовно не наказуемо. Наряду с нашей кампанией в защиту Петра Яничева следственные органы предприняли демарш. В офис в Балашихе стали неожиданно приезжать весьма представительные бригады от следственных органов. Однажды прибыла брига- да почти из двадцати человек, куда входили представители ФСБ, Гене- ральной прокуратуры, Балашихинской прокуратуры, сотрудники налоговой инспекции, налоговой полиции и другие. Они занимались комплексной про- веркой: изымали документы, знакомились с делами. Они наложили арест на все имущество и счета фирмы "Балкан-трейдинг". Более того, было предъяв- лено еще одно обвинение: в неуплате фирмой крупной суммы налогов в бюд- жет государства. Но и это не соответствовало действительности, так как счета "Балкан-трейдинг" были арестованы без согласия следственных орга- нов, и никто не мог снять с них никакую сумму, чтобы уплатить налоги. Компания "Балкан-трейдинг" фактически полностью вышла из рабочего ритма: была отключена электроэнергия, тепло, заморожены контракты. Мно- гие недобросовестные партнеры Яничева воспользовались арестом и, несмот- ря на то, что доля Яничева составляла 75 процентов акций банка "БАМ-кре- дит", вывели его из правления, но впоследствии ему все же удалось вер- нуть себе банк. Один из партнеров порвал с ним, создав собственное дело на капиталы "Балкантрейдинг". Дело Петра Яничева продолжало развиваться. Мои коллеги-адвокаты также стали выступать с интервью, активно писать различные жалобы в судебные и прокурорские инстанции по поводу незаконного содержания Яничева под стражей. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, максимальный срок содержания подозреваемого под стражей может быть не более полутора лет. Полтора года уже прошли, а Яничев продолжал сидеть, хотя уже полностью ознакомился с делом и все следственные действия против него были прекра- щены. Он сидел в ожидании суда. Поэтому адвокаты и подали жалобу в Мос- ковский городской суд о немедленном освобождении Яничева. Однако следствие выдвинуло контраргумент, что Петр Яничев содержится под стра- жей потому, что его подельник Алексей Ильюшенко еще не ознакомился с ма- териалами своего уголовного дела. Но, во-первых, Алексей Ильюшенко был арестован спустя полгода после задержания Петра Яничева, а во-вторых, его уголовное дело состояло примерно из двадцати томов, и наскоком с ним ознакомиться было невозможно. Следователи посещали Ильюшенко для озна- комления с материалами следствия не каждый день, и, кроме того, времени на это отводилось не много. Московский городской суд нам отказал. Мы обратились в Верховный суд. Опять пригласили журналистов, они взяли интервью у Давида Бурштейна, ад- воката Ильюшенко Александра Алксниса. МЕНЯ ПОДСТАВИЛИ?! Но последующее событие изменило наши планы. Как-то я приехал к себе в юридическую консультацию на дежурство. В комнату, где я принимал клиен- тов, неожиданно вошел высокий худощавый мужчина средних лет. Узнав, что я и есть тот адвокат, которого он ищет, посетитель сказал: - Я бывший сотрудник Управления ФСБ по Москве. Я занимался вплотную оперативной разработкой Яничева и Ильюшенко и мог бы предложить вам не- которые материалы, которые повлияли бы на ход ведения уголовного дела." Я оказался в сложной ситуации. Может быть, спецслужбы хотят заманить меня в ловушку? Меня не покидало тревожное предчувствие. Прежде всего я спросил, как он на меня вышел. - Это нетрудно было сделать, - сказал он. - Вы часто выступали по те- левидению, мы вас узнали, и особого труда не составляло на вас выйти. - А где гарантия, что вы бывший, а не действующий сотрудник ФСБ? Дело громкое, скандальное, и как мне поверить, что вы не собираетесь устраи- вать какую-либо провокацию? - Вот мои доказательства. Он показал два удостоверения. Одно было выдано на имя Павла Ч. как сотрудника Управления ФСБ по Москве, другое - тоже на его имя, но уже как сотрудника одной из охранных фирм. - Давайте сделаем так, - предложил Павел, - вы сейчас заручитесь под- держкой своих коллег, которые находятся в вашей консультации, пройдете в мой автомобиль, он стоит рядом, и я вам покажу фрагменты из видеоматери- алов и аудиозаписей и стенограммы телефонных разговоров. Если вас устро- ит тот объем и содержание, которые я могу предложить, тогда мы продолжим с вами разговор. Если же нет, то расстанемся. Соблазн получить информацию был настолько велик, что я решил риск- нуть. Я подошел к своему коллеге и попросил его наблюдать из окна, как я сажусь в автомобиль, и если через десять минут я не выйду из машины, то принять соответствующие меры. Мы вышли из консультации. На тротуаре стояла серебряная "Ауди-80" с тонированными стеклами. Мой собеседник открыл передо мной переднюю двер- цу. - Нет, я лучше сяду сзади, - сказал я. - Пожалуйста. - Он открыл заднюю дверцу машины. Впереди сидел водитель с внушительным грозным видом, больше похожий на бандита. Рядом с ним был какой-то прибор с небольшим экраном. Это был миниатюрный телевизор, подсоединенный еще к какому-то прибору, наверное к портативному видеомагнитофону или видеокамере. Павел тут же включил прибор. На экране мелькнуло изображение человека, действительно похожего на Алексея Ильюшенко, который выходил из подъезда здания, где он рабо- тал, садился в машину, она трогалась, и следом за ним ехала и другая ма- шина, видимо с сопровождавшими его людьми. - Вот такие у нас сюжеты, - сказал Павел. Неожиданно у него заработал пейджер. Он вытащил его из бокового кар- мана и посмотрел на экран. - Извините, мне нужно срочно позвонить, - сказал он. - Можно я вос- пользуюсь телефоном вашей консультации? - Конечно можно, без проблем. - Тогда я сейчас позвоню и вернусь. А вы пока почитайте досье. - Он вытащил пухлую папку, на которой фломастером было написано: "Прослушка". Здесь были собраны стенограммы телефонных разговоров. Я открыл первую попавшуюся страницу. На ней стояли дата, время Начала и конца разговора. Я пролистал папку: то и дело мелькали фамилии Яничев - Ильюшенко. В кон- це указывалось: "Запись произвел старший лейтенант такой-то и тогда-то". Рядом с "ауди" вдруг резко затормозила машина. На ней было написано: "Милиция. Патрульная группа". "Так, - подумал я, - началось! " Двое милиционеров не спеша вышли из машины. Третий остался за рулем. Один встал перед машиной, чтобы она не рванула с места, а другой подошел к водителю. Тот опустил стекло. - Проверка документов. - Да, пожалуйста, - сказал водитель и вышел из машины. Я тоже на всякий случай последовал его примеру. Тщательно просмотрев документы, он сказал: - Разрешите осмотреть вашу машину? "Так, - думаю я, - сейчас точно что-то подкинут! " Милиционер наклонился, и я заметил, как он быстрым движением извлек из-под переднего сиденья пистолет, и сразу же последовала команда: - Всем стоять! Руки на капот! Второй милиционер тут же передернул затвор автомата. Мы встали в нужную позу. "Все ясно, - подумал я, - меня подставили! " Я видел, как из консультации бежал мой коллега. Но милиционеры подали ему знак стоять на месте и не подходить к машине. "Как же дешево я попался! - проклинал я себя. - Зачем мне это было надо? Теперь меня точно привлекут! Может, я еще и сумею доказать, что пистолет мне не принадлежит, но как же я попался! " Из подъезда вышел Павел. Он не спеша, уверенной походкой подошел к машине и обратился к милиционерам: - Кто у вас старший? - Я, - сказал лейтенант, производивший обыск. - Спокойно, командир, - сказал Павел, - здесь все свои. Все нор- мально, - и тут же быстрым движением показал ему свою красную книжечку. Затем вытащил еще одну "корку" и сказал: - А вот и разрешение на ствол. Так что все по закону. Милиционер нехотя взял документы, стал изучать. - Так вы что, из Московского управления? - Так точно. А что, не похоже? - Да нет. Но все же, уважаемый, вы не имеете права таким образом во- зить оружие. - Все правильно, - сказал Павел. - Но дело в том, что мы, в отличие от вас, носим ствол не на кобуре, а в других местах, так как находимся в постоянной оперативной разработке. - Извините, ошиблись, - сказал лейтенант и дал знак своему напарнику. Они сели в машину и уехали. Я облегченно вздохнул. - Ну что? - обратился ко мне Павел. - Немножко поволновались? Бывает и так, поверьте, это не мы сделали, сами попались, как видите. А ты, размазня, - обратился Павел к водителю, - чего ты вышел из машины? Пока- зал бы "корку", и все было бы нормально. - Я как-то не сообразил, - ответил смущенно водитель. Павел повернулся ко мне: - Ну что, вы ознакомились с материалами? У нас есть еще большое коли- чество аудиокассет. Но самое главное, что у нас есть, - Павел сделал па- узу, - это информация о том, кто непосредственно принимал участие, кто собрал первоначальный материал, кто в какой мере настоял на возбуждении уголовного дела. - А что, такие люди есть? - Конечно есть. - Ас чьей стороны - Яничева или Ильюшенко? - поинтересовался я. - Собственно говоря, кто же был автором-инициатором этого уголовного дела? Павел улыбаясь ответил: - А это только после того, как вы оплатите собранный материал. - Минуточку, а какова цена этого материала? - Дело в том, что я не один. Я ведь работаю в охранной фирме. Многие сотрудники ФСБ после окончания своей службы охотно вступают в так называемые охранно-детективные фирмы. С некоторыми из фирм мне при- ходилось сталкиваться, и их возглавляли даже генералы действующего ре- зерва ФСБ. Основная функция этих фирм сводилась к проверке благонадеж- ности партнеров в сделке, к содействию в получении и возврате кредитов и долгов. Поскольку у них были хорошие связи с коллегами из правоохрани- тельных органов, то многие заказы они успешно выполняли. - Хорошо. Но какова все же цена? Павел назвал сумму в несколько тысяч долларов. - Да, - сказал я, - круто! - Понимаете, я ведь не решаю этот вопрос. Вы переговорите с родствен- никами Яничева, выйдите на Ильюшенко. Поговорите со своими коллегами. - И он назвал все фамилии адвокатов. Я понял, что мы под плотным "колпаком". - Я полагаю, - продолжил собеседник, - что весь этот материал сыграет решающую роль в деле. - Хорошо, я переговорю с ними. Как мы с вами встретимся? - Я позвоню вам через пару дней. Хватит вам столько времени? - Вполне. Запишите мой телефон. - Не нужно, мы все ваши телефоны знаем, - улыбнулся Павел, как бы подчеркивая свою компетентность. Вскоре я встретился с родственниками Яничева и переговорил с предста- вителями со стороны Ильюшенко. Информация в какой-то мере их заинтересо- вала, но так как до суда оставалось еще очень много времени, мы эту ин- формацию пока использовать не могли. Это можно было сделать только на суде. И мы решили принять предложение Павла чуть позже. Работа по делу Петра Яничева продолжалась. Благодаря стойкости самого Петра Яничева, а также работе его адвокатов он весной 1997 года был вы- пущен из-под стражи. Сейчас, все еще находясь под следствием, Петр Яни- чев активно занимается предпринимательской деятельностью. Но его дело пока еще не завершено, и хочется надеяться, что к выходу книги в свет все кончится благополучно. Глава девятая ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРЕМУДРОСТИ ПРОСЛУШКА Правоохранительные органы, преступники и мы, адвокаты, не пренебрега- ем дарами современного технического прогресса. Широкий спектр средств связи - мобильные телефоны, пейджеры, Интернет, всевозможные рации и прочее - взят на вооружение и создает много удобств. Но все три стороны используют технические преимущества, по-своему, я бы сказал, в силу спе- цифики рода их деятельности, то есть прибегая к профессиональным улов- кам. Использование обычных и сотовых телефонов создает быструю и оператив- ную связь. Но они довольно уязвимы с точки зрения прослушивания. Возбуж- дение уголовного дела является официальным поводом для санкционированно- го прослушивания телефонных разговоров. По ходатайству следственных органов прокурор дает санкцию до шести месяцев, в зависимости от поставленных целей и объема собранной по делу информации. Бывают и некоторые исключения. Например, по делу вора в за- коне Павла Захарова (Цируля) прослушка велась более шести месяцев, по делу бывшего и.о. Генерального прокурора Алексея Ильюшенко - более девя- ти месяцев, что отразилось в более чем десяти томах уголовного дела, ка- сающихся телефонных переговоров. Ведя одно из уголовных дел, возбужденных Следственным комитетом МВД России, я был поражен прослушкой телефонных разговоров Марка Мильготина

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования