Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Сильвестр: версия адвоката -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -
у по полной программе. Выпроводив девицу из комнаты, я рухнул на диван и тотчас забылся тяжелым сном. Глава 16 БАНДИТСКАЯ ВОЙНА Осенью 1993 года Сильвестр практически полностью был готов к войне с чеченцами. К этому времени он сумел объединить вечно враждующие ореховские бригады в единую мощную" структуру. Я присутствовал при всех его бесконечных переговорах и видел, как Сильвестр подбивал лидеров славянских группировок начать войну против чеченских бригад. Я мотался с Иванычем по всей столице - то в Балашиху, то на Юго-Запад, тй 6 подмосковные городки. Продолжалась активная подготовка, однако политические события в столице также сказывались и на подготовке войны с чеченскими группировками. Прежде всего политическое противостояние между тогдашним Верховным Советом, возглавляемым главным чеченцем страны Русланом Хасбулатовым, и Президентом России. Конфликт, возникший между ними, зашел настолько далеко, что каждый уже практически понимал, что мирного решения не будет. Каждый стоял на принципиальных позициях. Сильвестр внимательно наблюдал за этим конфликтом. Он прекрасно понимал, что в зависимости от расклада политических сил в той или иной мере может укрепиться или пошатнуться его положение. Наконец начались знаменитые события кровавой осени 1993 года. В Москве началась перестрелка. Правительственные войска предприняли штурм "Белого дома". Три или четыре дня в столице беспрерывно стреляли. Сильвестр приказал нам всем не высовываться и не вмешиваться ни в какие конфликты ни на чьей стороне, хотя очень многие хотели выступить за ту или иную сторону, в зависимости от своих политических убеждений. Наконец наступила развязка этого противостояния. "Белый дом" был расстрелян из танковых орудий, заговорщики из Верховного Совета арестованы и препровождены в Лефортово. Вот тогда Сильвестр и посчитал, что в связи с уходом главного чеченца страны позиция чеченцев будет резко поколеблена. Через несколько дней он собрал крупную сходку, на которой изложил план своего наступления и борьбы. Я тоже присутствовал на этой сходке как телохранитель Сильвестра. Туда приехали гости из различных группировок столицы и Подмосковья, все бригадиры с наиболее авторитетными бойцами из ореховской структуры также были в полном составе. Хотя на сходке присутствовало и несколько воров в законе, председательствующим был Сильвестр, по праву того, что сходка происходила на его земле и он был ее инициатором. Сильвестр вспомнил 1988 году когда в Дагомысе на воровской сходке произошел раздел столицы между славянскими кланами и группировками. Однако чеченцы наотрез отказались участвовать в таком разделе, ссылаясь на то, что они и так завоюют столицу. Тем самым Сильвестр подводил присутствующих к мысли, что чеченцы первыми бросили вызов, отказавшись от мирного сосуществования. Затем Сильвестр привел несколько кровавых примеров расправы чеченцев со славянскими братьями, поведал об их хитрости и коварстве, когда на стрелку вместо "чехов" приезжали менты. Подобных примеров было море. Наконец Сильвестр, выказав самокритичность, сказал, что, пытаясь развязать вторую бандитскую войну в мае 1991 года, он и его люди, к сожалению, допустили ряд ошибок. Я был в курсе того, что в 1991 году, перед Пасхой, Сильвестр находился под следствием в Бутырском СИЗО. Тогда он с помощью телефонов, а также личных встреч с бригадирами своих ореховских структур разработал план, внешне похожий на гитлеровский "блиц-крнг". Суть плана Сильвестра была такова - установить точные адреса чеченских лидеров, созвать в Москву славянских друзей со всей России и дать им возможность убить чеченцев, то есть сработать молниеносно и чужими руками, чтобы не подставляться в случае провала. В ближайшее время ореховским удалось установить точные адреса, где тусовались чеченцы, их квартиры, рестораны, казино, однако каким-то образом произошла утечка информации, в результате чего чеченцы поменяли адреса, а их враги - дату начала войны. Формальным поводом для второй бандитской войны было нападение чеченцев на солнцевского авторитета Антона, которому так треснули молотком по голове, что вылетел глаз. Но прошло еще несколько месяцев, и в столице начали твориться вещи, которые ранее казались невозможными. Например, солнцевские подружились с чеченцами и отдали им на коммерческой основе часть своей территории, лобненские поделились с Чечней шереметьевской таможней. Долгопрудненские закрыли глаза на массированное внедрение в столицу азербайджанцев, которое, по бандитским данным, произошло с разрешения чеченцев. Все эти славянские группировки объясняли такое отступление деловыми интересами, говоря: "Бизнес есть бизнес, и если речь идет о солидных деньгах, тут не до принципов". Но, пока Сильвестр находился в Бутырском СИЗО, ситуация в отношении к чеченцам снова стала меняться. На сей раз бескомпромиссную войну против них пытался организовать сам Япончик, находившийся в то время в США. Еще до своего приезда Япончик через Фрола (Фролова), лидера балашихинской группировки, предложил коллегам собраться и обсудить план новой войны с чеченцами. По све-, дениям из бандитских кругов, для начала войны нужно было два условия. Первое - необходимо было, чтобы милиция и МГБ - название тогдашнего КГБ - развязали бандитам руки, и тогда бы они очистили город за одну ночь. Второе - нужен был авторитет, способный взять на себя командование боевыми действиями. Роль главнокомандующего Япончик взвалил на свои плечи. На состоявшемся летом 1992 года бандитском сходе Япончик был удостоен такой должности не только за проявленную инициативу, но и за то, что призвал к расширению зоны боевых действий - "вышибать врагов из всей России". В отличие от Сильвестра, чтобы избежать утечки информации, Япончик предложил такую тактику - убивать чеченских лидеров медленно, но верно. В результате в 92-м году недалеко от Шереметьево-2 милиции с завидным постоянством находила мертвых кавказцев. Трупы шли как по конвейеру. Одного из кавказцев задушили "ласточкой". Его тело опознать не удалось, но на руке трупа была наколка "Зураб". В ходе экспертизы выяснилось, что его сначала ранили в спину выстрелом из пистолета, после чего вывезли в Шереметьево. Там ему связали руки, на шее затянули удавку, конец которой привязали к согнутой ноге, положили на живот и оставили умирать медленной смертью. У бандитов такой способ устранения конкурентов называется "ласточка". Самое интересное то, что ни одно из пяти убийств около Шереметьева раскрыто так и не было. Милиционеры тогда предполагали, что шеремваевские трупы - дело рук Лобненской группировки, выступившей в качестве авангарда. Первую разведку боем провели балашихинских, убив четырех чеченцев в конце августа того же 1992 года за то, что те покусились на землю Фрола. Однако вопреки плану Япончика в войне гибли бандиты среднего звена. Другие славянские группировки пока маневрировали в третьем эшелоне. Например, останкинская бригада слилась с долгопрудненскими, и они старались не светиться в разборках. Руководство раменской команды выразило готовность поставлять боевиков. Домодедовские попросили чеченцев держаться подальше и не появляться на их территории - в аэропорту Домодедово, в Варшавском и Нагатинском техцентрах. Солнцево вообще молчало, Миди" ция тоже затаилась, наблюдая за происходящим, и тем самым, можно сказать, выполняла первое бандитское условие начала войны. Однако, как ни странно, часто вспыхивающие активные перестрелки в столице велись с явным перевесом чеченской стороны. Все это я знал из рассказов братвы и из газет, которые часто освещали подобные события. Я внимательно следил за Сильвестром, понимая, что для него настал звездный час. Если акция, которую пытается развернуть Сильвестр, будет успешной - быть ему первым в Москве авторитетом... Первоочередной задачей Сильвестра было вычистить чеченцев из родного района Орехова. Иваныч не случайно решил начать с Орехова - ему было наиболее выгодно выбить чеченцев оттуда, тем самым выполнив свое обещание, данное независимым ореховским бригадам. Тем более с первым успехом он надеялся укрепить свои позиции. Основными противоборствующими чеченскими группировками, которые действовали в Орехове, были кланы Султана по кличке Сулик и группировка Рустама. По структуре они практически ничем не отличались от славянских. Единственное отличие состояло в том, что у "чехов" была сильно развита кпановая, родовая система. Во главе группировки стоял определенный авторитет, назначаемый с Кавказа. Обычно это был представитель какого-либо известного клана. Он осуществлял все руководство бандой. Практически все заработанные деньги уходили на Кавказ. К тому времени на Кавказе начались движения дудаевского и антидудаевского толка, то есть развернулась настоящая гражданская война. Часть чеченцев поддерживала Дудаева, часть выступала против. В связи с этим произошел отток чеченцев из столицы. Естественно, Сильвестру такой ловорот событий был на руку, и он это прекрасно понимал. - А теперь, - неожиданно сказал Сильвестр, обращаясь к присутствующим, - начнем с главного. Вот плацдарм, вот место, куда мы будем вытаскивать всех "чехов", на разборку, - с этими словами он развернул большой кусок ватмана, на котором были начерчены какие-то фигуры. Это был план Царицынских прудов, который не так давно по заказу Йваныча выполнили за деньги нанятые им топографы. Причем с этими топографами пришлось повозиться. Их нашел Вадим, которому, в свою очередь, Сильвестр поставил задачу - сделать хорошую масштабную карту. Вадим, ничего не понимая в этих делах, сначала нанял каких-то геодезистов, которые проводили замеры водопроводной сети. Те усердно трудились, но кончилось все безрезультатно. Когда Вадим понял, что зря, мучает геодезиетев, он покрыл всю затею трехэтажным матом и где-то на стройке нашел архитекторов, которые пытались сделать чертеж будущего строительного объекта. Они и стали топографами. Вадик быстро пригнал их на Царицынские пруды, где несчастные, перепуганные архитекторы за два часа начертили такую карту, к которой не смог бы придраться даже самый дотошный критик. Ее-то в данный момент и демонстрировал собравшимся Сильвестр. - Вот место, куда удобнее всего их заманивать, - вдохновенно водил пальцем по карте Сильвестр. - Вот здесь их можно спокойно валить, так как дома, - с этими словами он показал на маленькие квадратики, - находятся далеко. Какой-то бригадир, с усмешкой посмотрев на Сильвестра, сказал: - Сильвестр, ты прямо как Кутузов или этот... как его. Наполеон! Все дружно рассмеялись. Но лицо Сильвестра оставалось серьезным, всем своим видом он показывал, что сейчас не до шуток. Сразу же все примолкли и вновь стали внимательно слушать. - Так вот, - продолжил Ираныч, - схема будет следующей. Мы заманиваем "чехов" сюда. Одна машина; стоит здесь у другая - здесь, - Сильвестр Показал на небольшой склон, - появляется на полном ходу. И тут начинается мочиловка. Трупики можно сложить вот тут, а можно и утопить, в зависимости от обстановки. Место для этих целей здесь самое удобное. - А если они не поедут на эти пруды, что делать будем? - раздался голос. - Тогда, - сказал Сильвестр, - стрелка назначается у стройки, - и он показал другой лист ватмана. Все опять заулыбались, но никто ухе не посмел шутить вслух. - Вот стройка, очень удобное место. Тут начинается стрелка. Если что - трупы бетонируются и все отправляются под землю. А если трупов нет, то и дела нет. Все засмеялись. - Ну, у нас прямо как сицилийская мафия! Под асфальт всех закатываем! - Нет, - добавил Сильвестр, - мы будем покруче всей их мафии! Все засмеялись еще громче. Сходка продолжалась еще некоторое время. Выдвигались различные предложения, часть из них Сильвестр принимал, часть отклонял. Первую акцию решено было назначить на завтра. Уже сидя в машине, Сильвестр сказал мне: - Шурик, на первую акцию тебе обязательно надо поехать. - Иваныч, я не понял. Конечно, я поеду, - как ты скажешь, так и будет, - но кто же тебя охранять будет? Время-то какое опасное! - забеспокоился я. - Саша, понимаешь, какое дело... Мой настоящий телохранитель, каким ты являешься, должен постоянно поддерживать свою боевую и политическую подготовку. Политическую ты только что прошел под моим руководством, а боевую тебе надо пройти вновь, чтобы ты не робел при выстрелах и крови. Понимаешь? Я уже давно понял: Сильвестр время от времени практикует боевое крещение своих телохранителей. Устраивало меня или нет, выбора в сущности не было. "Что ж, - подумал я, - значит, мне предстоит новое испытание". На следующий день к обеду, как и договорились, за мной заехала машина. В ней сидели ореховские. Из дальневосточной братвы не было никого, Вероятно, Вадим выполнял какое-то другое поручение, Славка же вообще редко работал вместе с нами. Я молча сел в машину, через несколько кварталов мы остановились у небольшого магазинчика. Там в машину подсел еще один ореховский с двумя большими сумками, в которых должны были лежать автоматы и гранаты. - Ну что, Шурик, может, двинем в лесок, постреляем? - предложил один из братанов. - Время у нас еще есть. Мы поехали на выезд из города. На пересечении с кольцевой дорогой машину неожиданно тормознул гаишник. Я, насторожился. Ведь если ментам придет в голову обыскать нас, то улов у них будет будь здоров. А нам тогда крышка - срок стопроцентный! Да и операцию провалим. Гаишник лениво подошел, поинтересовался документами на-машину. Документы были в полном порядке. Обленившийся легавый приказал: - Покажите багажник! Один из наших ребят неожиданно прошептал: - Братва, по-моему, я сумку не закрыл! Там стволы будут видны, Парень, который был сегодня за старшего, достал бумажник и, вытащив оттуда сторублевку, молча сунул ее в карман гаишнику: - Командир, извини, торопимся. Телки ждут. Времени нет. Если ты, конечно, не возражаешь... - Я? - улыбнулся гаишник, понимая, что ему дают взятку не из-за того, что люди спешат к проституткам, а по каким-то другим причинам. - Я не возражаю. Езжайте! Машина рванула с места. Вскоре они остановились возле небольшого парка Место для пристрелки было очень удачным - и трасса недалеко, и местность хорошо проглядывается. Достав автоматы, ребята начали их пристреливать. Я занимался этим наравне со всеми Мы не торопились - до стрелки оставалось еще два часа. Ровно в назначенное время, в семь вечера, наша машина медленно подъехала к Царицынским прудам. Мне припомнилось, как однажды, еще летом, я отдыхал тут с девчонками на чистом песочке. Теперь же была глубокая осень, темнело рано. В это время милиция вряд ли будет патрулировать данный район - после наступления темноты доблестные блюстители правопорядка избегали подобных мест. Братва, выйдя из машины, сразу же достала из багажника оружие и уселась обратно. Все прекрасно понимали, что чеченцы тоже не дураки и могут догадаться, что стрелка не будет носить мирный характер. Поэтому мы были настороже. Молча курили и ждали появления чеченцев. "Чехи" приехали на темной "девятке" с тонированными стеклами. Машина была без номеров. Наш водила мигнул фарами. Чеченцы ответили тем же. Машины стояли друг против друга и выжидали. Никто не высовывал дула автоматов и не выходил. Неожиданно я услышал какой-то рев. С правой стороны выскочила пара мотоциклов, на каждом из которых сидело по два человека. У мотоциклистов были короткоствольные автоматы "узи". Тут же началась стрельба по нашей машине. Братва моментально сориентировалась, и, выскочив из машины, ребята стали отстреливаться. Одновременно пошла стрельба и со стороны чеченцев. Таким образом, мы оказались зажатыми в кольцо. Но нас это не сильно напугало, так как с минуты на минуту должна была подойти подмога. Действительно, буквально через несколько секунд с двух сторон выскочили джипы с ореховскими Перестрелка возобновилась с новой силой. Потом рванули гранаты. Тонированная "девятка" загорелась. Оттуда раздались истошные крики - видимо, кто-то был ранен и горел заживо. Через несколько минут все было кончено. В результате этой перестрелки все "чехи" были перебиты, за исключением одного из мотоциклистов, который успел скрыться. Таким образом, первое сражение с чеченцами было полностью нами выиграно. Наша братва подтащила трупы к заранее заготовленной яме. "Чехов" побросали в братскую могилу и быстро закидали землей. "Девятку" оставили догорать. Инсценировать пожар в машине не было смысла, так как везде валялось множество стреляных гильз. Собрать их было невозможно. Оставалось надеяться лишь на то, что вскоре пойдет снег и скроет все следы. После этого братва уселась в машину, и мы с чувством выполненного долга вернулись в Москву. Сильвестр был очень доволен нашей победой. В тот же вечер на радостях он поехал в казино. Я вернулся к своим обязанностям охранника, и поэтому, несмотря на усталость, мне пришлось его сопровождать. Сильвестр был азартным человеком. Я не раз замечал, что, приезжая на бега, наблюдая за скачками и делая ставки на того или иного жокея, он "заводился" - размахивал руками, кричал, подбадривал жокея и его лошадь, словно тот непременно должен был его услышать и выиграть. Со стороны на это было смешно смотреть. Теперь мне предстояло наблюдать своего шефа за игрой в казино. Вскоре мы подъехали к одному из первых в Москве казино. Оно находилось недалеко от Комсомольской площади, в высотном здании гостиницы "Ленинградская". Казино представляло собой достаточно просторное помещение со сквозными перегородками. В комнатах стояли столы, предназначенные для различных игр. Здесь же была и рулетка. Все столы были покрыты добротным зеленым сукном. По всему было видно, что оборудование привезено из-за границы. Было двенадцать ночи. Практически все столы оказались занятыми, в казино было многолюдно. Среди посетителей легко можно было отличить служащих казино - крупье. Они были одеты в традиционную униформу: белые рубашки, красивые цветные жилеты-безрукавки, у женщин темные юбки, у мужчин такого же цвета брюки. Крупье сменялись через определенное время. Сильвестр двинулся мимо столов, здороваясь с теми, кого знал. Около одного из столов он остановился и осведомился у крайнего игрока: - Во что играете? - "Блэк Джек", - ответил тот, вопросительно взглянув на Иваныча. "Блэк Джек" в сущности было не что иное, как игра в "очко", с нехитрыми правилами. Любой игрок должен набрать не более 21 очка. Тот, кто наберет меньше, считается выигравшим и получает соответствующую долю, на которую он ставил. Банк составляет определенную сумму, которую держит банкир и банкует. Любой играющий ставит на определенный процент банка. Если он проигрывает, то он эту долю добавляет, если же выигрывает - снимает эту сумму. Но поскольку в любом казино на наличные деньги играть было запрещено, то все посетители обменивали наличные деньги - а тогда ходили доллары - в специальных кассах на разноцветные

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования