Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Карышев Валерий. Сильвестр: версия адвоката -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -
то внутри - не видать. Тормознули неподалеку от деревца, приоткрыли окошко, из него струйка дыма потянулась - видать, в салоне курили. Сижу, наблюдаю. Окошко приоткрылось еще больше. Тут я не выдержал, встал и подошел к голубой "девятке". Наклонился к окошку: там парни молодые сидят - все в черном, под Шварценеггера стриженные. Я струхнул чуток, но, думаю, раз уж пришел, так не отступать же. Ну я им и баю: - Слышь, ребята, потрекать надо. Стекло передней двери еще ниже поползло, и на меня глянул парень: рожа - просто отвратная... - Че надо? - рявкнул он. - Я друга ищу, может, знаете его? - Ты кто такой? - В голосе слышалась явная угроза. - Я - Саша, из Владика приехал. - Че ж ты, Саша, тут делаешь? - все тем же тоном спросил он. - Я ж говорю: друга ищу, - струхнув, пробормотал я. - Какого еще друга? - Вадика, с Дальнего Востока. Не знаешь? Он где-то с вами тусуется. - А с чего ты взял, что с нами? - криво ухмыльнулся парень. - Слышь? А может, ты мент? Или стукачок какой, а? "Вадик из Владика... ". Сидевший рядом с водителем парень отмахнулся: - Не похож он на мента, оставь пацана в покое!.. - Тоща мотай, покуда жив! - бросил первый. Понял я, ничего у меня не выйдет - придется ни с чем уходить. Только отвернулся, сделал пару шагов, как услышал вой сирен и вижу: несколько милицейских "газиков" с мигалками чешут к нам в охват. - Ах ты, сука! - заорал парень из машины. - Точно стукачок! Вася, хватай его! Тут же открылась задняя дверца, меня втащили вовнутрь и повалили на заднее сиденье. Не успел очухаться, как в бок мне уперлось лезвие ножа. - Сиди, падла, не рыпайся! - цыкнул здоровенный шкаф, сидевший рядом. - Ща проверим, мент или не мент. Поехали быстро! - Зачем он нам? - спросил второй, сидевший рядом, тех, что расположились на передних сиденьях. - Пригодится. Ты че, не въехал? - сказал тот, с мерзкой рожей. - Он же мент стопроцентный, его подсыпали! Он нам теперь как билет на волю! Если менты нас заметут, мы его просто поменяем, сдадим и - на волю. Тем временем погоня продолжалась. Из милицейских "газиков" доносился голос, усиленный громкоговорителем, требующий немедленно остановиться. Но в "девятках" никто не обращал на эта внимания, лишь еще больше "притопили" скорость. Неожиданно из второй "девятки" началась пальба. - О, братва запалила! Нервы не выдержали! - оживился все тот же со" звериной рожей, видать, старший. В ответ из милицейского "газика" тоже застрекотал автомат. - Ну вот, стрелка сорвалась! Кто-то нас сдал! Ща приедем, разберемся! - успокоил старший, взглянув на меня. Я почувствовал, что нож еще плотнее приник к моему боку. Вдруг зеленая "девятка" понеслась совершенно в противоположную сторону, как бы разбивая погоню на две части, - Молотки, - крякнул старший, - ништяк работа!. Милицейские "газоны" рванули за зеленой "девяткой". Я молчал. "Что они сделают? Наверное, убьют, - пришла в голову пугающая мысль. - Бавдиты ведь... На фиг я им нужен? Поди докажи, что не мент, не стукач! И, как назло, паспорта у меня нет, как я им докажу, что из Владивостока?" Вдруг парень, державший нож у моего бока, обратился к старшему: - Слышь, может, ему глаза завязать? - На кой? - поинтересовался тот. - Он же нашу хазу приметит! - А кто ж его живым выпустит? - фыркнул старший. У меня потемнело в глазах. Надо, ж так вляпаться! Прирежут в два счета, и искать никто не будет - кому я нужен"? Верка пару дней поплачет и забудет... Наконец машина, петляя по переулкам и то и дело меняя направление, подъехала к небольшому стеклянному павильончику, поверху которого вилась незатейливая надпись "Кафе". Она, правда, не светилась, и ощущение было, что кафе не работает. Когда машина поравнялась с павильоном, я, заметил на двери табличку с корявыми буквами "Ремонт". Все стекла кафе были завешены белыми шторами, отчего трудно было увидеть, что происходит внутри. Все вышли из машины, меня буквально вытолкнули, подгоняя ножом, и впихнули в помещение. Сначала было темно - вдоль стен стояли какие-то ящики из-под бутылок. Вдалеке тускло мерцал свет. Мои попутчики подошли к двери и несколько раз постучали. Дверь открылась Меня потащили вниз по лестнице, видать в подвал. Наконец мы оказались в большом, хорошо освещенном помещении с рядами каких-то упаковок, ящиков и коробок. Здесь сидели и стояли человек пятнадцать бритоголовых, как две капли воды похожих на моих захватчиков. Старший, с бульдожьей рожей, благодаря которому я пожаловал в этот притон, сказал: - Ну что, братва, стрелка не состоялась! Подольские не приехали. Зато менты на хвост сели. Вот, одного мента в плен захватили, - ткнул он пальцем в меня. Все с нескрываемой злобой вызверились в мою сторону. Я почувствовал, что тучи надо мной сгущаются. - Да не мент я! Шурик, с Дальнего Востока! Друга своего ищу! - пытался объяснить я, но договорить мне не дали: парень с бульдожьей рожей со всей дури врезал мне по лицу. Я отлетел в сторону и рухнул на груду ящиков, внутри которых что-то жалобно зазвенело. - Щас мы тебя, ментяра, по полной программе прогоним! Как братву тащить в отделение и измываться, так вы мастера! А зараз ты у нас. Мы тут тебя пощекочем! - грозно нахмурился бульдог. Видать, чем-то я ему сильно не пришелся. - Слышь, братан, - обратился я к нему. - Ну какой из меня мент! - - Да как ты, сука, можешь меня братаном называть! - Парень еще больше взбесился и опять врезал, теперь уже ногой по лицу. Пошла кровь, во рту закачались зубы... - Братва, может, подождем до приезда Сильвестра? Не будем мочалить? - подал голос один из сидевших рядом парней. - Ниче, ниче, - успокоил тот же, старший. - Сергей Иванович приедет, а мы этого мента уже расколем. Понял? Че время терять? Давай веревку! Кто-то подал веревку. Мне замотали руки и подвесили на крюк, торчавший из потолка. Получалось, что я стоял на полу на цыпочках. - Ну че, мент поганый, колоться будешь? Давай говори! - заорал старший. - Да я же говорю, я Шурик, с Дальнего Востока в Москву приехал, приятеля искать, Вадика... Может, слышали? Высокий такой, большой, с Дальнего Востока... - повторял я, как дрессированный попугай, одну и ту же фразу. - Сейчас мы разберемся, с Дальнего Востока ты или с Петровки, 38! - сказал старший и сплюнул сквозь зубы. Кто-то разорвал на мне рубашку и обнажил торс. Вернулся старший с раскаленным прутом в руках, ткнул им в меня. Я услышал шипение и почувствовал адскую боль, когда арматура прикоснулась к коже. Запахло паленым. Пытаясь вырваться, я чуть не вывихнул руки. Как сквозь туман доносились вопли старшего: - Говори, мент поганый! Из какого отделения? Кому служишь? Почему оказался на нашей территории? Я немного пришел в себя после первого шока. Боль была страшной. Но, думаю, кричать не буду. Не дождутся они от меня! Сжал я зубы... Араскаленлый металл уже впился в кожу, снова запахло паленым мясом. - Да не мент я! Шурик с Дальнего Востока! - заорал я что было мочи. Бандитам ответ явно не понравился. Старший начал поворачивать прут в разные стороны, как будто хотел проткнуть меня насквозь. Боль стала нестерпимой. - Ну че, горячо? - участливо спросил один из бандитов. - Сейчас мы тебя охладим. - И тут же меня ударили ковшом с холодной водой. Я понял: теперь точно сдохну, застонал, но кричать не стал. - Ну что, мент, говорить будешь? Все равно живым не выпущу. Лучше признайся! - бесновался старший с бульдожьей рожей. - Да не в чем мне признаваться, - проговорил я сквозь стиснутые зубы. - А кончить вы меня и так можете. Раскаленная арматура опять прикоснулась к моему телу, но в другом месте. Ожог получался в форме буквы "М". Наверное, бандиты решили увековечить на мне слово "мент"... Не знаю, сколько это продолжалось - пять минут, десять, но казалось, что прошла вечность. Только вдруг слышу: "Иваныч, Иваныч приехал!" Старший тотчас прут в сторонку отшвырнул. Я стал потихоньку в себя приходить. Смотрю - по ступенькам спускается мужчина: высокий - метр девяносто точно есть, одет во все черное. Волосы темные, коротко постриженные. Лицй обыкновенное, можно даже сказать, простецкое - как у деревенского парня. Вот только глаза на этом лице как будто бы жили своей собственной жизнью. Они были черными, живыми. Взгляд был настолько пронзительным, как будто буравил насквозь. Мужик довольно молодой - лет тридцать - тридцать пять. Сним еще какие-то амбалы. Вошел он в помещение, остановился, взглянул на меня, потом кивнул в мою сторону, мол, это что у вас тут? К нему сразу же подбежал мой мучитель-бульдог и начал что-то шептать на ухо, то и дело посматривая в мою сторону. Мужик его выслушал, потом подошел ко мне и сказал: - На мента ты не очень похож. Так что, ты с Дальнего Востока? Какого Вадима ищешь? Фамилию его знаешь? - Конечно, - поднял я голову. - Знаю. Это ж друг мой лучший - мы вместе с ним спортом занимались... - Так как фамилия-то его? - опять спрашивает. - Стрига, Вадик Стрита, - обрадовался я. - Как, как? - Казалось, мужик задумался о чем-то. - Стрига, - повторил я. - Малыш, что ли? - вдруг спросил мужик. - Какой же он малыш, - обалдел я, - росту под два метра. - Что ж ты, лох, раньше молчал! - как-то неуверенно произнес бандит с мерзким лицом. - Ну, ниче, щас мы тебя проверим! Знаем твоего кента. Доставим сюда в лучшем виде! Коли пургу гонишь - лично кончу тебя. - Ежик, - обратился к нему прибывший, - пошли своих пацанов на сервис, там Малыш мою машину ремонтирует. Пусть его срочно сюда привезут. Мы этому лоху очную ставку устроим. А пока не трогать его! Пойдем, о делах побазарим! - И он отвел Ежика в сторону. Люди Ежика поехали за Вадимом. Время ожидания тянулось нестерпимо медленно. Наконец я услышал, как снаружи к павильону подъехало несколько машин, потом раздались быстрые шаги, и в дверном проеме появился Вадим. Внешне он выглядел практически так же, как и прежде, только стрижка стала короче и одет он был в дорогой красивый костюм. Увидев меня, он, вопреки моим ожиданиям, не бросился мне на шею с радостными криками, а молча подошел и встал рядом. Затем обратился к мужику в черной водолазке, которого все называли Иванычем: - Сергей Иванович, я его знаю. Это Шурик из Владивостока. - Когда ты в последний раз его видел? - спросил его Иваныч. - Года полтора назад - еще во Владивостоке, - ответил Вадим. - Не может ментом быть? - задал Иваныч следующий вопрос. - Нет, ментом не может, подписаться готов. Меня дружок предупредил, что Санек в Москву приедет. - Значит, ты за него отвечаешь? - Отвечаю, Сергей Иванович, - твердо сказал Вадим. - Все, обвинение снято. - Сильвестр подошел ко мне вплотную и жестом приказал развязать. Как только я освободился от веревок, Вадим бросился ко мне. Мы обнялись. Увидев художества братвы - на моем теле, Вадим поморщился. Тем временем ко мне стали подходить другие парни. Некоторые хлопали по плечу: - Ну вот, братан, а мы тебя за мента приняли! Ошиблись... Но ты молоток! Слышь, Сергей Иванович, он, красавбц, стойко держался, ни звука не проронил! Партизан, одним словом! Я оторвал кусок от рубашки и стал вытирать кровавые потеки на коже. Во мне медленно поднималась злость на недоумка, который стал увечить меня, даже не попытавшись разобраться. Закончив свой тяжкий труд, я подошел вплотную к Ежику. - Ну что, видал, как все обернулось? А ты говорил - мент поганый! - Извини, ошибся, - гаденько ухмыльнулся тот. Но тут я со всей мочи врезал по его мерзкой физиономии. Ежик рухнул на пол, я добавил ему пару раз ногой по ребрам. Ежик застонал от боли. - Это тебе за мента и за шашлык, который ты хотел из меня сделать, - сказал я ему. - Ты че, парень? - двинулись ко мне ребята, видать, Ежикова охрана. - Стоп! - раздался вдруг голос Иваныча. - Ты что себе позволяешь? - А что он меня сразу, не разобравшись, под пытку поставил? Вот вы - приехали, фамилию спросили, послали человека, узнали. А он сразу - мент и все... - А что? - вдруг оживился Сильвестр. - Постановка темы правильная. Имеешь право... - Потом обратился к Ежику: - Ежик, а парень-то не робкого десятка! Наш человек! А ну пойдем, расскажешь мне свою историю! - повернулся он ко мне. Мы присели в углу на услужливо кем-то из братвы подставленные стулья. Рядом сел Вадик. Я стал рассказывать про все, что со мной случилось во Владивостоке, про то, как я работал у Верки и как попал на Борисовские пруды. Иваныч внимательно слушал. - Братишка, - мягко сказал он, - кента своего ты нашел. Я думаю, тебе надо бы у нас поработать. Не обидим. Работа не пыльная. Как, пойдешь к нам? - В бандиты, что ли? - спросил я. - Ты зря так говоришь. Мы не бандиты, - насмешливо протянул Иваныч. - А кто же вы? - наивно удивился я. - Мы? - улыбнулся Сильвестр. - Хочешь, зови нас мафией, но мы не бандиты. Вот подольские, нагатинские - они бандиты. А мы престо так никого не обижаем. Мы ведем свои дела с коммерсантами. Кого-то охраняем, кому-то помогаем долги взыскивать, отбиваем посягательства на нашу территорию... Но... не бандиты! Зря нас обижаешь! Ладно. Вадик, забирай своего кента" езжай с ним на квартиру, помой его, обуй, приодень - из наших денег, конечно, - и компенсируй моральный ущерб. А завтра приезжайте ко мне. Созвонимся, встретимся в ресторане, поговорим с тобой за жизнь. Понял меня, Сашок? - повернулся ко мне Иваныч. Как только мы сели в машину, Вадик сказал: - Ну ты даешь, Сашка, от тебя такого не ожидал! Ты знаешь, кого урыл-то? - Нет, - растерянно протянул я. - Ежика! Он же бригадир, старший! Ты ж его авторитет так понизил, что опыт был бы - сам бы вместо него авторитетом и бригадиром стал! Ты за двадцать минут, считай, себе карьеру сделал! - Какую еще карьеру? - удивился я. - Авторитет поставил! Теперь братва уважать тебя будет. Ладно, поехали ко мне мыться! - закончил Вадим и дал по газам. - Мне бы к Верке заехать... - начал было я. - Кто такая Верка? Ты что, уже и телку себе в Москве завести успел? Да ладно, плюнь на нее, - сказал Вадик. - Поехали ко мне! Я про Славку расскажу! Через несколько минут мы подъехали к дому, в котором Вадим снимал квартиру. Дом новый, только что построенный, квартира двухкомнатная, неплохо обставленная. В гостиной светил большой японский телевизор, стоял видик, мягкая мебель. На журнальном столике лежало несколько фотографий. Я взял их в руки, стал рассматривать. Со всех фоток на меня глядело довольное Вадькино лицо. Вот он в костюме с бабочкой, вот в спортивной форме... - Это мы на футбольном матче, со звездами играли". А это в ресторане. Вот тут, рядом со мной, видишь - Газманов! - комментировал фотографии Вадим. - Весело живешь, - сказал я. - Захочешь, и ты так же будешь, - ответил Вадим. - А теперь о Славке... Жив он. На днях звонил, просил разыскать тебя. Что касается вашего с ним приключения по перевозке денег, то это была простая "подстава". Доверили вам, дуракам, общак перевезти и решили: вас завалят, а общак прикарманят, - пояснил Вадик. - Но Славку голыми руками не возьмешь. Повезло парню, подфартило! Отсидится и к нам в Москву Прикатит. - Вот это да! А что же он мне весточку не прислал? - даже обиделся я. - А где ему тебя разыскивать? - усмехнулся Вадик. - Я сам давно тебя ищу, как маляву от Славки получил, что ты в Москву едешь. Но Москва - город большой... Где ты жил все это время? - Так я ж тебе говорю - у Верки, - пояснил я, - баба одна... Случайно встретил, познакомился... Работу дала. - Ничего, - сказал Вадик, - теперь жить у меня будешь. Иди мойся, я пойду куплю тебе одежду и что-нибудь пожрать. Выпьем с тобой, побазарим... Я пошел в душ, Вадик двинул по магазинам. Мылся я долго - минут тридцать-сорок, старался отмыть всю грязь подвала, Борисовских прудов. Моя одежда практически вся была порвана, и на теле остались ссадины и живописный след от арматуры. "Сволочь, - выругался я, вспомнив омерзительную рожу Ежика. - Ну, я тебя еще достану", - пообещал мысленно. Вскоре вернулся Вадим, привез несколько пакетов с едой. Там были фрукты, овощи, рыба и мясо в красивой упаковке, как он пояснил - из валютного магазина. Вадим стал не спеша вытаскивать продукты и раскладывать их на журнальном столике. Потом поставил на видак кассету с каким-то боевиком, и мы принялись за еду. - Ну что, девчонок звать будем? - пробубнил Вадим, прожевывая кусок дорогого импортного сервелата. - Какие девчонки! - ответил я. - Денек у меня сегодня веселый был. На девчонок сил никаких не осталось! - В общем, ты прав, девчонок отложим на другой раз. Но ты все равно молодец! - похвалил меня Вадим. - Наша школа, дальневосточная! Москвичи на такое не способны. - Слушай, расскажи мне лучше про ребят и про этого... - сказал я, намекая на загадочного Иваныча, к которому все относились с таким уважением. - Про кого? - не понял Вадим. - Ну про этого, высокого, черного... - Про Сильвестра, что ли? Ну-у, Сильвестр в авторитете! - А он что, ваш главарь? Всем районом управляет? - До района пока еще далеко Сергею Ивановичу, хотя все к тому вдет, - но определенный вес и авторитет у ребят он и сейчас имеет. Ты знаешь, что сегодня представляет собой Орехово? - спросил Вадим и сам ответил на свой вопрос: - Это разрозненные бригады, группировки. Он посмотрел на мое слегка ошалевшее лицо и решил Прояснить ситуацию: - Все началось, когда вышел закон о кооперации. Тогда все барыги, спекулянты, фарцовщики из своих норок вылезли с бабками и пооткрывали кто кооперативную кафешку, кто бар, кто видеосалон... Сам понимаешь, всем нужна "крыша", охрана то есть. А поскольку Орехово - район молодой, тут молодежи много, все спортсмены объединились, и каждый взял под опеку своих коммерсантов. Лавэ набежали у них быстро. Тачки понакупили себе, одежду, квартиры... Но особо под чье-либо руководство никто не стремился. Тут начались проблемы с соседними районами, с Подмосковьем. Да и между собой грызня пошла. - Почему? - вставил я вопрос; - Известное дело - за бабки. За торговые и коммерческие места - кто кого охраняет. Коммерсанты тоже оказались не лыком шиты. Один кинул другого, что-то кому-то недодал, обманул - вот "крыши" между собой и разбираются. В общем, год назад здесь было довольно жарко. Тогда Сергей Иванович на нарах в Бутырке сидел... - А за что он сидел? - спросил я. - Их с солнцевскими захомутали в 89-м, он под следствием свдел. Тогда такая вражда в Орехове началась - друг друга валили. Чикаго тридцатых годов! Ничего, - добавил Вадик, - скоро все будет нормально. Скоро все объединимся... Сергей Иванович сможет объединить всех. Так что у нас хорошие перспективы. - Вадим сделал паузу. - Ну что, давай будем отдыхать! С завтрашнего дня на работу... - А что мне делать-то? - спросил я. - Пока ничего особенного. Иваныч сказал, чтобы ты в курс дела входил. Будешь со мной ездить на разные точки, смотреть, запоминать работу. Вникать в курс дела. Пока для тебя особой работы нет. Зато оклад у тебя будет, премия... - А какой оклад? - Денежный вопрос меня живо интересовал, денег-то у меня не осталось ни копейки.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования