Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Кучинский А.В.. Тюремная энциклопедия -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -
Кучинский А.В. Тюремная энциклопедия OCR и сборка Палек, 1998 г. ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Законы пишутся людьми. Они же, люди, и преступают эти законы, и так, видимо, будет продолжаться до конца времен. Только Никита X. мог пообе- щать ошарашенным согражданам, что они, мол, скоро увидят последнего жу- лика (бойкие киношники, кстати, слепили по случаю фильм "Последний жу- лик"). Нет, не исчезли... Ни в застойные, ни в перестроенные времена - не исчезнут и теперь, во времена разгула свободы (свободного разгула) и беспредельных возможностей (всевозможного беспредела). Судимостями, задержаниями, вытрезвителями "охвачено" нынче едва ли не все население страны. Милиционер на улице встречается чаще фонарного столба; водителя автомашины подстерегает притаившийся в кустах гаишник; к подвыпившему на свадьбе гражданину подкрадывается из-за угла "козлик" ПМГ... Наученный горьким опытом законопослушный гражданин спешит перейти на другую сторону улицы при виде милицейского наряда, помахивающего "ду- бинаторами"; вид автоматчика в подземном переходе вызывает боль в сердце и легкость в ногах. Это всего лишь кончики щупальцев гигантской правоох- ранительной системы, возлегающей в российских пространствах. Органы чувств ее - в кабинетах дознавателей и сыскарей, пищеварительные орга- ны - в бесчисленных тюрьмах и лагерях всех режимов. Кого только не переваривает тюрьма и зона!.. Впрочем, кого-то и действительно не может переварить. За решеткой и колючкой можно встре- тить и профессора, и буквально неграмотного мужика, инженера и рабочего, карманника и медвежатника, мошенника и грабителя. Кому тюрьма, а кому - мать родна... Один и за десять лет срока не может адаптироваться, войти целиком в ритм неволи; другой уже в КПЗ чувствует себя как рыба в воде. Неприятием тюрьмы и зоны страдают в основном так называемые "интелли- гентные" люди, севшие за махинации, по их мнению, вполне законные - без крови и взламывания сейфов, без отмычек и финских ножей. Именно эта часть зековского населения (меньшая часть!) видит в окружающем большинстве только "уголовников", отказывая им в праве на общение; отка- зывая себе в постижении так называемых "понятий" тюрьмы и зоны, на кото- рых построена вся общественная и личная жизнь. В этой книге сделана попытка информировать читателя о том, что его ждет, если он, к примеру, не стерпит кабацкого оскорбления и ответит на него по большому счету. Придется немного посидеть - вот и предлагаем вам ознакомиться с подробностями быта и основополагающими принципами тюрем- но-зоновского бытия. Читателю предлагается антология знаменитых побегов, которые могли бы войти (если уже не вошли) в "золотой фонд" преступного мира. На земном шаре не существует тюрем и прочих мест лишения свободы, которые не знали бы дерзких побегов и не менее дерзких попыток к бегству. Штурмы тюремных стен, захваты заложников, подкопы, перелеты на само- дельных агрегатах, коварные подмены и переодевания - все это ждет чита- теля в данной книге. Основной совет вы прочтете немедленно, в предисловии - дабы он не за- терялся где-нибудь между строк этой книги. Основной совет Люди, с которыми вам (не дай Бог, конечно) придется сталкиваться в тюрьме и зоне, уже осуждены земным народным судом, приговорены им, спра- ведливым, к разным срокам наказания. Постарайтесь не судить их второй раз; разглядите в них себе подобных; постарайтесь постичь сложные и простые одновременно "понятия"; оцените окружающий вас мир неволи как модель потустороннего общества; устраивайте быт уже в тюремной камере - тем легче будет все забыть. Автор Часть первая "ОТ ЗВОНКА ДО ЗВОНКА" ЗАДЕРЖАНИЕ, АРЕСТ Вряд ли найдется в пределах России хотя бы один человек, в той или иной форме не сталкивавшийся с органами правопорядка (милицией), проку- ратурой, судом. Впрочем, едва ли найдется и семья, в которой бы "никто никогда не сидел". С 1917 года раскрутилась карательная машина "нового строя" и не может остановиться до сих пор. Образы "колодников" и "катор- жан в цепях" давно уже померкли перед страшными тенями жертв Соловков, Беломорканала, Магнитки, Колымы. А зловещие фигуры Ягоды, Ежова, Берии, "железного Шелепина", Семичастного, Щелокова, Андропова начисто перекры- вают идиллические равнозначные фигуры прошлого - от князя Ромодановского до рядового начальника контрразведки деникинской армии. Начиная с 1961 года (принятие нового Уголовного Кодекса) "верхушечный беспредел" сменился беспределом средних и низовых звеньев. Печально зна- менитая 206 статья УК (хулиганка), по аналогу которой в царское время пороли розгами или держали до утра "в холодной", всосала в систему исп- равительно-трудовых учреждений многие тысячи перепуганных и удивленных граждан. Семейные конфликты стали заканчиваться "отсидкой"; злостные алиментщики, после первого же срока, начинали обрастать иными "судимос- тями"; "тунеядка" (209), "нарушение паспортного режима" (196) - не счесть статей, поставлявших рабсилу в ИТК всех режимов. Нынешний Уголовный кодекс по многим статьям предоставляет возможность заплатить штраф (ну, какие-нибудь жалкие 100 минимальных окладов), а ес- ли не в состоянии заплатить, то можешь (и должен) отправиться по этапу в места "не столь отдаленные". К тому же гораздо больше стало поводов у "органов" для задержания гражданина - будь то отсутствие документов или наличие "толстой сумки" с "челночной" мануфактурой; присовокупим к этому "нетрезвый вид" - существует тенденция к задержанию граждан именно по "виду", а не по "состоянию". Мягкая форма Собственно задержание может производиться в мягкой и в жесткой форме. Ничего не подозревающий подследственный гражданин с подпиской о невыезде может быть "отправлен в ИВС (КПЗ)" - в случае, если он совершил преступ- ление, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года. (См. "Приложение".) Это основания, а поводы всегда найдутся. Если вы не являетесь по повесткам (которые часто просто бросаются в почтовый ящик), исчезаете даже на короткий период из поля зрения следственных органов, продолжаете вести обычный образ жизни - например, кутите в ресторанах, раскатываете по городу на машине, встре- чаетесь с нежелательными (по мнению следствия) людьми, то вполне можете вместо подписки о невыезде получить наручники на запястья; из кабинета следователя вас уведут конвойные милиционеры. Останется лишь удивляться резкой перемене жизни: казалось ведь, так мирно беседовали с таким милым человеком, ничто не предвещало туч над головой. Это мягкая форма. Жесткая форма Задержанию в жесткой форме вы можете подвергнуться в любом месте: в квартире, в ресторане, на вокзале, на улице, в метро. Обычно работники милиции, козырнув, просят предъявить документы. Ре- комендуем не возмущаться: именно с возмущения "гражданина" начинается применение "жесткой формы" задержания. Возмущение (в зависимости от ха- рактера задерживаемого) может перерасти в "сопротивление работникам ми- лиции (печально известная 191 статья бывшего УК - ныне ст. 317, 318, 319); оторванные форменные пуговицы (или, упаси Боже, погон) могут пос- лужить достаточным основанием для возбуждения уголовного дела, возникше- го в общем-то на пустом месте, при полном отсутствии каких-либо преступ- ных мотивов. Задержание, арест относятся к так называемым мерам пресечения. Они применяются в отношении обвиняемого, а в исключительных случаях - в от- ношении подозреваемого в совершении преступления. Правда, закон не рас- шифровывает "исключительные случаи", оставляя это право за "исполните- лем" - милицейским "опером", следователем или судом. Не давайте поводов В общем, не давайте поводов для изменения меры пресечения с "лучшей" на "худшую"; помните, что, находясь на свободе во время следствия, вы - гражданин одного мира; момент вашего препровождения в подвал (чаще все- го) ИВС (КПЗ) - момент перехода в другой мир, в котором еще предстоит адаптироваться, избавиться от депрессии, привести в порядок разбежавшие- ся мысли, упорядочить собственную логику и заново выработать сценарий ответов на вопросы следствия. А ведь несомненно, что в 90% случаев следствию намного выгодней (особенно в отношении впервые попавшихся) ме- ра пресечения в форме ареста. Гражданин находится в полной, безраз- дельной власти "органов"; уже сам выход на допрос кажется ему переменой к лучшему: из темной камеры КПЗ - в светлое помещение с привинченной к полу табуреточкой... Психологические меры воздействия доводят человека эмоционального до нужной кондиции в очень короткие сроки. Впрочем, к "толстокожему" могут применить и физические меры. Это беззаконие на вполне законных основани- ях ("хотел бежать", "хулиганские действия", "сопротивление работникам ИВС", "замахнулся на дознавателя" и т. д. и т. п.). Могут просто "отова- рить" коваными сапогами по определенным местам тела (добейся потом "экс- пертизы"!); могут сделать "ласточку" (привязать или пристегнуть наручни- ками запястья рук к ступням ног - за спиной); может быть, не везде это делают, и уж конечно нет на этот счет никаких инструкций МВД, кроме зап- рещающих; но все же, все же... Во всяком городе свои милицейские "традиции"; легенды о них передают- ся из уст в уста и надолго оседают в народной памяти. Короче: жаловаться будешь после, а здоровье потеряешь нынче... Если гражданин уверен в своей невиновности, то лучшее, что он может сделать, - это не давать вообще никаких показаний до задержания и без адвоката. (См. "Приложение".) Причем мотивы отказа необходимо занести в протокол допроса: это помо- жет удержать ретивых "работников" от возможной фабрикации материалов де- ла. Не бери лишнего Выдержать достаточно долгий путь борьбы за собственную свободу (имея в виду полную невиновность) может не всякий. Справедливости тяжело до- биться в ограниченных кубометрах тюремной или иной камеры. Часто следствие предлагает, теряя доказательства по основному делу, взять "на себя" что-нибудь помельче. Мотивируется это "деловое предложение" прос- то: сидишь, дурак, задыхаешься в камере, того гляди - туберкулез или что похуже... А мы тебе гарантируем "двушку" (два года); ты ведь уже почти год отсидел? Еще один год - на одной ноге отстоишь. А на зоне - свежий воздух, санчасть, постель почище, помещение попросторней... Удивительно, но находятся "граждане", принимающие подобные предложе- ния! Впрочем, при нынешней многонаселенности тюрем и отсутствии всяких санитарных норм и средств беспредел тюремщиков и самих зеков - это зако- номерно... Дубинки Хотелось бы, в дополнение, сказать несколько слов о дубинках. В не- забвенных "оттепельных" шестидесятых разрешили было милиции пользоваться дубинками в соответствии с законом; милиционеры так резво взялись за де- ло, что дубинки пришлось отнять. Мотивировали, правда, якобы усмиренным хулиганьем, но по зонам-то чуть ли не каждый второй по 206-й чалился! В области почек дубинка оставляет огромный кровоподтек, со временем чернеющий. Пользуются дубинками все "бойцы" многотысячной правоохрани- тельной армии; впрочем, и рядовой гражданин может приобрести это чудо поздней перестройки в любом коммерческом ларьке. "Вы арестованы!" Итак, вежливо улыбнувшись, следователь прокуратуры говорит вам: "На основании статьи... Уголовно-процессуального кодекса России и в целях обеспечения нормальной работы следствия вынужден задержать вас с препро- вождением в изолятор временного содержания Н-ского УВД". Нажимается кно- почка, входит милиционер, и с этой минуты вы начинаете переставлять ноги по ступеням, ведущим вниз. КПЗ (ИВС) Название ИВС (изолятор временного содержания) не прижилось в зековс- ком обиходе, как и, например, СИЗО (следственный изолятор) - как называ- ли "тюрьмой", так и по сей день называют. ИВС (КПЗ) - это несколько ка- мер при отделении милиции. В эти камеры и помещаются все задержанные и арестованные, а также пятнадцатисуточники. Иногда тут же "вытрезвляются" до утра подобранные ПМГ пьяницы, а чаще всего - просто выпившие люди, неосторожно покачнувшиеся в свете милицейских фар. Внутреннее устройство Половину, а то и две трети камеры занимает "спальное место" в виде сколоченного из досок прямоугольного, от стены до стены, порога. "Место" это густо покрыто надписями, рисунками, а также шахматно-шашечными поля- ми, ячейками для игры в нарды и в "шиш-беш". Фигурки, шашки и "зары" (кубики) лепятся из пайкового хлеба. Часто в щелях между досками можно найти спички, "чинарики", а то и "мойки" (бритвенные лезвия), заботливо оставленные для братвы предыдущими арестантами. Дверь в камеру железная, стандартно-тюремная (кормушка, волчок), те же засовы. Справа или слева от двери "параша" (бачок с крышкой для есте- ственных отправлений), но нынче почти везде "параши" сменились чугунным "очком" - тут же и кран для умывания. Окон чаще всего нет, или они уку- порены чередующимися слоями жести с мелкими дырочками. Никакой свет не проникает в это довольно мрачное помещение - царит полумрак, подсвечива- емый лишь тусклой лампочкой из зарешеченного окошка над дверью. Часов ни у кого нет; определить время можно лишь при передаче дежурства кара- ульными или при раздаче скудной пищи, состоящей из чая, каши из загадоч- ных злаков и сверхжидкого супа (баланды). ОБЫСК (ШМОН) Что взять с собой? Если за вами "пришли" домой или если вы, отправляясь на очередной допрос, уверены в аресте, то не грех собрать подходящий для арестантской жизни "сидор" (просто мешок). В этом качестве лучше всего подходит, скажем, чехол от одноместной брезентовой палатки: он достаточно вместителен, и не имеет запрещенного металла - "молний", пряжек, крючков; затягивается коротким шнуром. Туда можно втиснуть две пары теплого белья, несколько трусов и маек, побольше носовых платков, темную (одноцветную) рубаху потеплее (байко- вую), кружку, ложку деревянную, спичек побольше, табачку (сигарет) по- больше, конверты, бумагу, карандаш, чай, простую еду - хлеб, масло, кол- басу, сало и т. п. Рюкзачок стал "сидором" Автор этих строк в свое время явился на допрос к следователю прокура- туры в полной уверенности, что будет отпущен вчистую, как говорится. Но пришел не пустой, а с рюкзачком: собирался после дачи показаний на заго- родную рыбалку. Рюкзачок через полчаса после допроса получил название "сидор", ибо содержал в себе почти полный комплект разрешенных предметов и доступной пищи; не помешали и двадцать пачек "Примы"; топорик, правда, пришлось сдать на шмоне, а с ним походный мини-примус, работающий на су- хом спирте. Эх, вспоминал я этот примус: какая все же для чифира нужная вещь! К тому же один из милиционеров КПЗ проявил определенное милосердие: сам открывал банку тушенки из "сидора" - бывшего рюкзачка и подавал ее в обеденной миске. Мы делили этот достойный "грев" со стариком Худяковым, бывшим старшиной-торпедистом, кавалером двух орденов Славы, попавшим на свой новый, пятый или шестой срок отсидки после войны... Можно еще "заныкать", "закурковать" (спрятать) нечто запрещенное за- ранее, но это делают люди бывалые, не зарекающиеся от тюрьмы: им советы эти не новы; первоходочники же, как правило, и сидеть в общем-то не со- бирались... Лекарства брать не нужно: отберут. По заключению врача могут позво- лить лишь очки; будут давать что-то астматикам; диабетики, может быть, смогут выхлопотать поддержку в виде инсулина; короче, надеяться на меди- цину могут лишь так называемые "хроники" (и это везде - от ИВС (КПЗ) до самой зоны). Шмон в КПЗ - это еще не шмон Обыск (шмон) в КПЗ сводится чаще всего к изъятию запрещенных предме- тов, к которым относится все колющее, режущее и затягивающееся (ремни, галстуки, шнурки). Деньги проносят и в тюрьму, но тут каждый старается сам кто во что горазд, хотя много и апробированных способов. Но, к сожалению, все апро- бированные способы давно известны опытным шмональщикам в тюрьме, на этот счет инструктируются солдаты ВВ. Многое зависит и от личности обыскиваемого, потому что делатели шмона - опытные психологи (аналогично, скажем, и таможенники со стажем), по движению глаз и неосторожным нервным движениям вас вычислят в первые же минуты и тогда уж "тряхнут" до внутренностей. Хорошие сигареты вряд ли доедут с вами до тюрьмы. В КПЗ вам будут вы- давать из ваших пачек по пять или десять (везде свои порядки) сигарет в день, а в день отправки "на тюрьму" выяснится, что вы за неделю скурили, все пять блоков своего "Мальборо" или "Винстона". Поэтому будьте попроще: "Прима" и "Беломорканал" менее интересны ра- ботникам КПЗ, и у вас больше шансов появиться в тюремной камере с хоро- шим запасом курева. Вообще, довольно странный подход у органов к определению запрещенных предметов; но если вспомнить, что не во всякой столовой на воле подаются вилки или, упаси Бог, ножи... Вилки, конечно, ни в КПЗ, ни в тюрьме ни к чему: ими просто нечего есть... Часто уже именно в КПЗ ощущается ка- кой-то особый вкус пищи, особый запах жиров (если таковые вообще прибав- лены) - лечебно-технического свойства. Хлеб почему-то все зеки называют "спецвыпечкой"; действительно, какой-то "спец" есть и в хлебе: его дос- таточно трудно проглотить, если он свежий, и почти невозможно разжевать, если он чуть зачерствел. Шмон (обыск) в КПЗ как бы предваряет длинную вереницу тюремных и ла- герных шмонов, предстоящих будущему заключенному. Многих вводит в заб- луждение его поверхностность; в будущем тюрьма неприятно удивит. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ "Уболтать" мента Если вы живете в маленьком городе или арестованы и помещены в КПЗ в "своем районе", то шансы договориться с работниками КПЗ или даже со сле- дователем - повышаются, "договориться" - имею в виду передачу забытых вещей, еды, курева или организацию вполне законного свидания с родствен- никами. Караульным милиционером может оказаться приятель приятеля, племянник жены брата - да мало ли кто еще! Поэтому бывалые люди пользуются этим, особенно стараются "полосатики", идущие на "особняк" (об этом позже); когда открывается "кормушка" в камере КПЗ, такой хитроумный зек уже си- дит на корточках возле нее и тут же начинает "убалтывать" мента: "Послушай, командир, что-то мне лицо твое знакомо? Ты не с улицы Ти- мирязева?" "Да, с Тимирязева", - отвечает "командир". "Точно! - якобы радуется зек. - Ты Вани Бякина племяш!" "Нет, я Тони Шерлушовой сын". "Ты? Тонькин сын? Ништяк, командир! Мы с ней в девятом классе за од- ной партой сидели..." Ну и так далее. Дальше следует или попадание - или промах. При промахе милиционер на- чинает понимать, что его "внаглую" колпашат; он начинает грубить и в от- вет получает полновесный "отлай", в котором все известные нецензурные выражения кажутся дамским набором из лексики придворного этикета. Причем говорится все это тем же тихим голосом и завершается довольно успокои- тельно: "Извини, командир, погорячился, нервы никуда, сам знаешь... Не бери в голову..." Цель такого "убалтывания" ясна при "попадании": Тонькин сын неохотно, но все же соглашается сделать какое-нибудь доброе дело для "одноклассни- ка" матери: позвонить, передать, принести... Впрочем, и без "убалтыва- ния" настоящих знакомцев хватает... Конечно же по делу ничего передавать нельзя: органы не дремлют. Для караульного же передача записки (малявы) по делу означает голимую статью и минимум - позорное увольнение из рядов доблестной

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования