Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Криминал
      Разинкин В.. Цветная масть: элита преступного мира -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -
Вячеслав РАЗИНКИН Алексей ТАРАБРИН ЦВЕТНАЯ МАСТЬ: ЭЛИТА ПРЕСТУПНОГО МИРА Изд. "ВЕЧЕ", МОСКВА, 1998 г. OCR Alligator & Палек, 1998 г. Цветная масть - так на воровском жаргоне называют представителей са- мого верхнего этажа криминальной пирамиды - элиту преступного мира. Цветная масть - прослойка блатного мира, признающая "воровской закон", презирающая других лиц, в том числе и отдельную часть уголовников. ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ. "ВОРЫ В ЗАКОНЕ" - ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ "... Запомните, кроме вора никому не дано право решать судьбу челове- ка..." Выдержка из "воровской ксивы" Приметные реалии сегодняшнего времени: пренебрежение к закону, мута- ция нравов, обнищание народа - образовали широкую социальную основу для дальнейшего развития организованной преступности в России. Она, по мне- нию криминологов, по своей сути представляет результат сплочения многих лиц на основе незаконной деятельности. И чем сложнее, масштабнее эта де- ятельность, тем больших организационных усилий она требует, тем сложнее обеспечивающая ее организационная структура, тем активнее преступники используют или стремятся использовать в своих интересах органы госу- дарственной власти. Организованная преступность, в отличие от неоргани- зованной, наступает на общество, используя созданное ею подобие госу- дарственных структур. Руководящее ядро в иерархии уголовного мира России занимают "воры в законе". Их социально-психологические характеристики говорят о том, что эти преступники не имеют аналогов в мировой криминальной практике. Они достаточно аргументировано, с их точки зрения, оправдывают свое противо- законное, антисоциальное поведение и образ жизни. При становлении уго- ловного авторитета "вором в законе", он наряду с криминальным профессио- нализмом приобретает опыт противодействия государственным органам влас- ти. Отрицание государства и его законов "воровскими" нормами возведено в ранг преступного обычая. Кандидат в "законники" должен подобные правила не только соблюдать, но и внедрять в повседневную жизнь. Обобщение прак- тики борьбы с особо опасными лидерами преступной среды позволяет опреде- лить "вора в законе" профессиональным преступником, признанным лидером уголовного мира, активным идеологом криминального образа жизни и морали. Он имеет опыт противодействия государственным властным структурам. Ему присущи разносторонние криминальные навыки. В воровском сообществе представлены различные типы главарей и лидеров преступных структур. Например, "вор" по кличке Бибик (здесь и далее от- дельные клички и фамилии изменены - Авт.) возглавлял организованную преступную группу в Краснодарском крае. "Вор" по кличке Гурген руководил преступной организацией в г. Тольятти Самарской области, в которую вхо- дили бандитские группировки и структуры, осуществлявшие криминально-ком- мерческую деятельность. "Вор" по кличке Джем стоит во главе сообщества, объединяющего многоцелевые преступные организации, действующие в Дальне- восточном регионе. О Джеме, достаточно колоритной фигуре уголовного мира, стоит сказать подробнее. Васин Евгений Петрович (Джем), 1951 года рождения, уроженец г. Борзя, Читинской области, русский, образование среднее, проживает в г. Комсомольске-на-Амуре, ранее судимый: 26 ноября 1966 года по статье 206 части 2 УК РСФСР; 12 февраля 1969 года по статье 206 части 2 УК РСФСР; 2 ноября 1973 года по статье 206 части 2 и статье 191-1 части 2 УК РСФСР; 9 марта 1981 года по статьям: 206 части 2,191-1 части 1,89 части 1 УК РСФСР; 18 апреля 1983 года по статьям 206 части 3 и 108 части 1 УК РСФСР. Преступный авторитет Васина складывался достаточно неординарно. В мо- лодости он был организатором и капитаном футбольной команды города и планировал вывести ее в чемпионы края. Однако этот амбициозный план не сбылся. Тогда Васин, используя сплоченность команды, переориентировал ее на криминальное направление. В это время город как раз делился различны- ми преступными группировками на сферы влияния. Главной статьей дохода был рэкет. Васин и его сплоченная команда одержали верх в этой борьбе. Первоначально все собранные деньги пропивались и проигрывались в карты. Постепенно все члены команды, а также и сам Васин оказались в местах ли- шения свободы. В исправительных учреждениях Васин вел крайне резкую "по- литику" в отношении актива зоны. Постепенно он склонился к мысли и пы- тался в начале 80-х годов создать в местах лишения свободы преступную организацию под названием союза истинных арестантов. Безусловно, такая деятельность Васина не осталась не замеченной "во- рами в законе". Отбывая наказание в Тобольской тюрьме, бывший футболист сблизился с грузинскими "законниками" Дато Ташкентским и Кокой. По их поручительству Васина "короновали" "вором в законе". Воровское сообщество не свалилось к нам, словно снег на голову. Оно имеет определенные исторические корни. В преступном мире царской России всегда существовал криминальный слой профессиональных преступников, наи- более организованную часть которых представляли воры различных мастей и другие, подобные им, "специалисты". Большинство профессиональных прес- тупников того времени не скрывали своей принадлежности к криминальному образу жизни. Октябрь 1917 года и последовавшие за ним социальные потрясения изме- нили многое не только в жизни общества, но и в различных его слоях, в том числе и в преступном мире. Профессиональные преступники либо открыто продолжали криминальную деятельность, либо, маскируясь под добропорядоч- ных граждан, становились нелегалами, либо переходили на сторону Советс- кой власти. Некоторые эмигрировали за границу, где успешно приспособи- лись к местным условиям. Суровые объективные обстоятельства заставили оставшихся в России про- фессиональных преступников объединиться в жесткую, нелегальную крими- нальную корпорацию и выработать изощренную систему преступной дея- тельности на основе приемлемых для них правил и традиций преступного ми- ра. В конце 20х - начале 30-х годов в результате острой межклановой борьбы профессиональные преступники, наиболее организованная их часть в лице воров-карманников и некоторых других из этой категории, например, занимавшихся не только карманными кражами, но и при удобном случае дру- гими видами хищений, разбойными и бандитскими нападениями, возглавили уголовный мир и стали именоваться "ворами в законе". Однако в уголовном мире бытует и иное мнение: якобы термин "вор в за- коне" был пущен в ход сотрудниками НКВД. Например, в одном из писем нэп- манского "вора в законе", лично полученным одним из авторов этой книги в качестве ответа на его выступление в средствах массовой информации о "воровском" сообществе России, говорится: "... Да и само понятие "вор в законе" придумано ЧК. В воровском жаргоне есть "вор честняга", то есть профессионал, гастролирующий по стране..." Изучение литературных и других источников, беседы с "ворами в зако- не", а также встречи и беседы с так называемыми "честными арестантами" позволяют сделать еще несколько выводов. Так, нередко сами "воры", чтобы оправдаться перед администрацией исправительного учреждения или сыщиками уголовного розыска и чтобы убедительно отстоять свое мнение перед брат- вой, подчеркивали: "Я "в законе", поэтому поступил так, а не иначе - на основании законов и обычаев преступного мира". "Воры в законе", их ближайшее окружение, как показывают наблюдения, всегда превозносили себя, бравировали своими "подвигами", поэтому, по их мнению, вор, соблюдающий правила и традиции преступного мира, конечно, должен быть "честнягой", самым справедливым в мире человеком. Такая точ- ка зрения, в частности, отражена в повествовании Г. Беркальцева "Ночь жизни Леньки Гурова". В 1946-1948 годах, когда в Советский Союз стали возвращаться "воры в законе" - фронтовики из штрафбатов и просто из войск, а за ними потяну- лись в родные края преступники-профессионалы, эмигрировавшие в Западную Европу, в основном Польшу и Германию, еще во времена гражданской войны, "воры честняги" не признали их за своих. Первые взяли оружие от властей, что по "воровскому" закону категорически запрещается и в настоящее вре- мя. Потому они были объявлены "суками". Вторые, проживая в Западной и Восточной Европе, занимались коммерческой деятельностью, а это тоже яв- ляется нарушением "воровского" закона. Их стали именовать "польскими во- рами". Позже они тоже попали в категорию "ссучившихся воров". Следует отметить, что до середины 40-х годов термином "вор в законе" обозначался более широкий круг преступников, в том числе и те из них, которые придерживались "воровских понятий" и "правил", но не всегда их соблюдали. С началом "воровской" войны (1947-1951 гг.) в местах лишения свободы роль "воровского" закона среди элитарного слоя преступников воз- росла. Криминальное звание "вора честняги" как бы приняло в себя основ- ное - "вор в законе", остальные были объявлены "ворами" "ссучившимися". Таким образом, в конце 40-х - начале 50-х годов в результате внутренних процессов, проходивших в преступном мире, осуществилось жесткое расслое- ние "воровской" среды, и криминальное звание "вор в законе" стали носить только те преступники, которые не только признавали, но и бескомпромисс- но соблюдали "воровские правила" и традиции, так называемый кодекс чести "вора" В 30-е - 40-е и в начале 50-х годов должностные лица ГУЛАГа, учитывая широкое влияние лидеров криминальной среды, бывших "в законе", на большие группы и слои осужденных, активно использовали их в подавлении идеологических противников большевизма в Советском Союзе. Матерые прес- тупники не преминули воспользоваться этим. Они стали досрочно выходить на свободу и там продолжать криминальную деятельность. Такая "госу- дарственная поддержка" значительно усилила "воровское" движение, что не- замедлительно проявилось в уголовном терроре, развязанном против населе- ния. Послевоенные и пятидесятые годы, как указывает Г.А. Беркальцев, "были ярким расцветом воровского мира". Активизация уголовных лидеров в 40-50-е годы, массовые бандитские проявления, а также резкое противоборство "воровских" группировок в мес- тах лишения свободы, потребовали применения к недавним союзникам актив- ных карательных мер со стороны государства. В результате к началу 60-х годов большинство "воров" и их сообщников отреклось от преступных обыча- ев, оказавшись в колониях и тюрьмах, изолированных от основной массы осужденных. Остававшаяся на воле часть особо опасных преступников не от- казалась от "воровских" убеждений и образа жизни. По экспертным оценкам, в тот период "воров в законе" было около 3-5 процентов от численности преступников. После активной чистки их стало еще меньше. Однако последствия уголовно-правовых и социально-профилакти- ческих мероприятий закреплены не были. Кроме того, их полностью пере- черкнули дальнейшие общественно-политические события. Например, внедре- ние в деятельность правоохранительных органов в 60-80 годах политико-во- люнтаристского лозунга "о возможности полного искоренения преступности в СССР" и якобы достижении ликвидации профессиональной и организованной преступности в стране принизили роль правоохранительных органов в борьбе с правонарушениями. Все сводилось к блистательным бумажным отчетам, к планированию падения преступности. На самом деле набирало силу падение нравов. Служебную деятельность оперативных аппаратов МВД низвели до простейших форм и методов работы. Из ведомственных документов были исключены такие понятия, как "вор в за- коне", "уголовно-бандитствующий элемент", "бандформирование" и т.п. Исключение из нормативных документов вышеназванных и других подобных терминов и понятий, а также проведение реформы уголовного законода- тельства предопределили аморфность служебной деятельности правоохрани- тельной системы в отношении "воров в законе" и других лидеров преступной среды. Авторы Уголовного кодекса 1960 года термины и определения старого УК РСФСР, относившиеся к отдельным формам организованной преступности, свели в основном к понятиям "банда" и "преступная группировка осужден- ных". Пропали на бумаге, хотя в жизни продолжали существовать, такие формы организованной преступности, как "шайка", "преступная организация" и др. Отныне они подразумевались в "универсальном" понятии "по предвари- тельному сговору группой лиц". В Уголовном кодексе содержался термин "организованная преступная группа", но он в законе никак не раскрывался. Поэтому его использование практически было затруднено. В основном, опе- ративные работники, следователи и судьи отождествляли его с названным уже понятием "по предварительному сговору группой лиц". Это не требовало процессуально доказывать признаки организованной преступной группы или преступной организации, что, естественно, облегчало проведение судебных процессов по такой категории уголовных дел. Таким образом, механизм борьбы с организованной преступностью был не- определенным и неясным, разработчики УК РСФСР "вместе с водой выплеснули и ребенка". В свою очередь правоохранительные органы крайне редко приме- няли статьи 77 и 77-1 УК РСФСР, которые предусматривали уголовную ответ- ственность за бандитизм и организацию преступных группировок осужденных с целью терроризирования осужденных и представителей администрации мест лишения свободы (так называемый лагерный бандитизм). При любых вариантах возбуждения уголовных дел по этим статьям требовалось информировать центральные правоохранительные органы специальными сообщениями. В каждом случае МВД или Генеральная Прокуратура проводили служебные расследования и по их результатам привлекали руководителей органов внутренних дел, "допустивших подобное", к дисциплинарной ответственности, вплоть до сня- тия с должностей или увольнения со службы. Чтобы избежать таких рассле- дований, работники милиции возбуждали уголовные дела по статьям уголов- ного кодекса, предусматривавшим ответственность за менее тяжкие преступ- ления, например, грабеж, разбой и другие. В местах лишения свободы прес- тупников наказывали в дисциплинарном порядке, в основном помещали в штрафной изолятор, а наиболее злостных; нарушителей водворяли в помеще- ние камерного типа. Конечно, такая борьба с преступностью способствовала возрождению "во- ровского" движения. Можно задаться вопросом, почему авторы на первое место поставили неудовлетворительную уголовно-правовую борьбу с органи- зованными формами преступности, а не неблагоприятные социально-экономи- ческие, социально-политические условия, в так называемый застойный пери- од, который сложился в СССР в 70-80-е годы? Отвечая на этот вопрос сле- дует отметить стойкую антиобщественную установку и высокую приспособляе- мость к внешним условиям как "воров в законе", так и других лидеров преступной среды. Поэтому даже при благополучной экономической и полити- ческой ситуации криминальные силы будут настойчиво продолжать преступную деятельность, которую можно пресечь только целенаправленными уголов- но-правовыми и уголовно-исполнительными методами. Недобросовестная оценка особо опасных лидеров преступной среды, неб- лагоприятная социально-экономическая и социально-политическая ситуация в стране в 70-80-х годах и, как следствие, отсутствие наступательности в борьбе с "ворами в законе" со стороны государства оказались для них сво- еобразной социальной передышкой, которая привела к реанимации и самому широкому распространению "криминальнонегативной" идеологии и стимулиро- вала рост "воровского" движения. Часть 1 ИСТОКИ. МОНГОЛ И ЕГО НАСЛЕДНИКИ "КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ" В преклонном возрасте он умер в одной из престижных столичных клиник. На похороны собрался весь цвет не только московской, но и российской преступности. Еще бы, ведь в последний путь провожали "крестного отца" бандитской мафии - Монгола, а в миру - Геннадия Александровича Карькова, 1930 года рождения. В Москве Карьков появился в 1969 году после отсидки трех лет в зоне. Свой первый срок он получил за кражу. Произошло это в Калужской области, в городке Боровск. Здесь, в межколхозной строительной организации, Карьков зарабатывал себе на жизнь. По его меркам получал мало, только на хлеб. Очень хотелось иметь еще и на масло. Но законными способами это не получалось. Вот и осенило: зачем гнуть спину там, где можно просто взять. Страна жила большим колхозом, где все вокруг было наше и мое. Не- большую часть моего, общего Карьков решил сделать своим, личным, а по сегодняшним меркам - частным. За это и поплатился. Частная собственность тогда еще не вошла в моду. Уже в то время, в самом начале воровской карьеры, Карьков выделялся природной сообразительностью, смекалкой, самостоятельностью, а также резкостью суждений и поступков. Он все предпочитал делать сам. Какое бы дело не поручалось ему лично, или в составе бригады, он неизменно играл роль неформального лидера потому, что тянул на себе главную ношу. И сло- жись его судьба иначе, возможно, выбился бы в лидеры формальные. Хотя, вряд ли. Для этого в те времена необходимо было обязательно пройти через членство в партии, стать в единую шеренгу строителей светлого будущего. Карьков относился к категории людей иного склада... ВОРОВСКОЙ СЦЕНАРИСТ Грузовик долго петлял по московским закоулкам пока не оказался на МКАД, на одном из лесных участков. Этот маршрут водитель и его попутчик выбрали не случайно. Им скорее всего очень не хотелось повстречаться со стражами порядка. В кузове находился не вполне подходящий для этого груз: в простеньком дощатом гробу вместо покойника находился живой, но напуганный до смерти человек. Тем не менее странной похоронной команде не повезло. Словно из-под земли на обочине появился милиционер. Его полосатый жезл настойчиво при- казал остановиться. - Проверка документов. - Старший лейтенант говорил громко, как чело- век привыкший командовать. - У нас все в порядке, - водитель подал ему какие-то бумаги. - Вот путевой лист и свидетельство о смерти. Безродного покойничка из морга везем на захоронение... - Проверим, - блюститель порядка ловко перемахнул через борт. Сквозь щели наспех сколоченного гроба, а точнее - ящика, жертва явно могла разглядеть форму. Тут бы голос подать и, глядишь, внезапный спаси- тель вызволит из столь страшного заточения. Но рот раскрывался лишь в беззвучных конвульсиях. В самый, казалось, критический момент у жертвы пропал дар речи. - Открывай! - скомандовал милиционер. - Не гоже покойничка тревожить, заколочен уже. - Расколачивай. Проверим, что за покойник? - Недоверчивый старлей, видимо, заподозрил что-то неладное и сам взялся за валявшийся в кузове топор. Доски импровизированного гроба заскрипели. Щель увеличилась. Но тут прогремел выстрел. Милиционер рухнул на гроб и сполз на дно кузова. - Зачем мента замочил? Охренел совсем? - раздался чей-то истошный вопль. - Другого выхода не было. - Мента грохнул. Теперь и этого кончать надо. - Заводи и гони к реке. Обоих - в ящик. Камней побольше - и концы в воду... - Не надо - в воду, - у жертвы наконец-то прорезался голос. - Отдам все! Только не убивайте. - А не врешь? Доски снова заскрипели. Крышка открылась. На свет появился пухленький мужчина. В его трясущейся руке был ключ: - Вот - от тайника... - и он тут же выложил, где и что лежит. - Молодец, корейка! - "Убитый" мент сел на полу кузова, а потом под- нялся. Это был переодетый Вячеслав Иваньков, впоследствии знаменитый Япончик, а еще

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования